Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Я угрожала вам письмом из какого-нибудь азиатского селения, теперь исполняю свое слово, теперь я в Азии. В здешнем городе находится двадцать различных народов, которые совершенно несходны между собою.

Письмо Вольтеру Екатерина II,
г. Казань

Хронограф

<< < Февраль 2024 > >>
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29      
  • 1999 – В Казани на улице Щапова открылся музей выдающегося скульптора и художника Баки Урманче, народного художника Татарстана и России, лауреата Государственной премии РТ имени Г. Тукая

    Подробнее...

Новости от Издательского дома Маковского

Finversia-TV

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Выжить самим и помочь выжить другим

В 90-х годах Россия «вошла» не в рыночную, а в спекулятивно-мошенническую экономику. О том, как в трудное положение попадали тогда даже успешные предприятия, мы расскажем на примере ПЭО (ОАО) «Татэнерго».  

Зиннур Латыпов предложил «Казанским историям» несколько исторических очерков о первых шагах по созданию системы государственного регулирования института несостоятельности в Республике Татарстан.  

Он был не просто очевидцем приватизации в постсоветском Татарстане, но и имел к ним самое непосредственное отношение, поскольку в 1994-1999 годах руководил Республиканским агентством по делам о несостоятельности (банкротстве) при Государственном комитете РТ по управлению государственным имуществом.

Это пятая публикация Зиннура Латыпова о том, как депутат группы «Народовластие» в Верховном Совете ТАССР (с 30 августа – РТ) ходил во власть. Сегодня он рассказывает о том, как спасали ПЭО (ОАО) «Татэнерго».   

    Острейшая проблема, которая в девяностые годы буквально подкосила экономику России и Татарстана - это тотальные неплатежи, бартерные и зачётные сделки, расчёты различными «ценными» бумагами - и как результат отсутствие у предприятий «живых» денег. Россия «вошла» не в рыночную, а в спекулятивно-мошенническую экономику.

  В рамках исполнения обязанностей по работе с неплательщиками в бюджеты различных уровней Республиканское агентство по делам о несостоятельности (банкротстве) и территориальное агентство ФСДН РФ в РТ (далее Агентство и терагентство РФ) занимались и обеспечением погашения долгов в бюджеты. Для нас было важно не только решить вопрос по одноразовому их погашению, но и обеспечить своевременные платежи. Работа по должникам велась по нашей стандартной схеме – системный анализ, выявление ключевых проблем и выработка рекомендаций по восстановлению платёжеспособности.

  Естественно, особое внимание уделялось крупнейшим плательщикам – бюджетообразующим предприятиям, среди которых особое место занимало ПЭО (ОАО) «Татэнерго».   Агентство по материалам собственного анализа финансово-экономического состояния предприятия и с учётов выводов Межведомственной балансовой комиссии (МБК) РФ по результатам рассмотрения деятельности «Татэнерго» как крупнейшего неплательщика в бюджеты всех уровней направило письмо Президенту РТ М.Ш. Шаймиеву (исх.№72 от 03.03.1998). В письме не только отмечалась кризисная ситуация, которая уже оказывала сильное негативное влияние на состояние экономики республики и могла привести в дальнейшем к более печальным последствиям, но и приводились конкретные предложения, как коренным образом изменить ситуацию и для самого предприятия, и для ключевых предприятий республики.

Этого требовала и позиция МБК РФ, которая охарактеризовала сложившуюся ситуацию, дословно, как «полную атрофию товарно-денежных расчётов за продукцию предприятия, в результате чего возникает дефицит денежных средств как источника оплаты труда и расчётов с бюджетами и государственными внебюджетными фондами».

   В письме были приведены следующие факты. При анализе структуры себестоимости продукции ПЭО «Татэнерго» было установлено, что имеет место завышенный удельный вес статьи «Прочие затраты» - 42 процента, сопоставимой с основной статьёй структуры себестоимости «Материальные затраты» - 45 процентов. Это стало одной из основных причин неадекватно завышенных тарифов, по сути, неподъёмных для потребителей. Понятно, что те вынуждены были тоже повышать цены на свою продукцию…. А бартерные сделки и зачётные схемы ещё сильнее сказывались на себестоимости продукции объединения.

   Ещё одна из существенных проблем - это несоответствие себестоимости (затрат) и объёмов производства на предприятиях, входящих в состав ПЭО «Татэнерго». Так, в сводной структуре себестоимости объединения доля по себестоимости Нижнекамской ТЭЦ-1 составляла 14,6 процента, а объём производства электроэнергии - 18,3 процента, теплоэнергии – 31,4 процента от общего объёма продукции объединения. В то же время у Уруссинской ГРЭС при доле себестоимости в размере 16,3 процента показатели производства электроэнергии составляли лишь 2,4 процента теплоэнергии - 0,7 процента соответственно. В результате на Нижнекамской ТЭЦ-1 себестоимость 1 квт.ч. электроэнергии была 111,6 руб. и 1 Гкал. теплоэнергии - 39406 руб., а на Уруссинской ГРЭС – соответственно 173,0 и 59127 руб. (неденоминированных). Аналогичная картина была и на других станциях объединения, что в целом привело к завышенным тарифам для потребителей.

 Этот факт был отражён и в решениях МБК РФ, а именно: речь шла «о необходимости установления тарифов на реальном уровне – 150 руб. за квт.ч. (тариф на 1.10.1997 по ПЭО «Татэнерго» составлял 210 руб. за квт.ч.).

    Поскольку энергетика является базовой отраслью, от которой зависит вся экономика РТ, необходимо было принимать кардинальные решения. Понятно, что, в первую очередь речь шла о наиболее энергоёмких отраслях, таких, как нефтехимическая. Так, АО «Нижнекамскнефтехим» (НКХН), одно из крупнейших потребителей, приобретало у ПЭО «Татэнерго» около 12 процентов электроэнергии и 35 процентов теплоэнергии.

   В письме в качестве участников одного из возможных вариантов реструктуризации «Татэнерго» рассматривались ОАО «Нижнекамскнефтехим» (НКНХ), ОАО «Нижнекамскшина» и ОАО «Нижнекамский завод технического углерода».  Во-первых, это были основные потребители энергоресурсов не только ТЭЦ-1 и ТЭЦ-2  г.Нижнекамска, но и всего объединения «Татэнерго», во-вторых, это были взаимосвязанные производственные комплексы единой технологической цепи – каучук, технический углерод, шины. Основной потребитель шин в республике – ОАО «КАМАЗ».

  Ещё будучи членом комиссии по приватизации «Нижнекамскнефтехима»,  я обратил внимание на существенное обстоятельство. Во время ознакомления с производством специалисты предприятия показали членам комиссии с особой гордостью, как они решают извечную проблему с теплоносителем, поступающим от энергетиков. Дело в том, что согласно технологическим регламентам температура теплоносителя (технологического пара) должна строго соответствовать установленным параметрам. Так как часто температура теплоносителя была ниже требуемой, нефтехимики были вынуждены переоборудовать одну из установок пиролиза для его дополнительного подогрева. Получалось так, что потребитель нёс дополнительные, и немалые, расходы, что приводило к значительному удорожанию продукции комбината.

   На очередном выездном заседании рабочей комиссии мною было предложено дополнительно внести в Уставный капитал (далее УК АО) плана приватизации НКНХ имущественный комплекс одного из основных поставщиков энергоресурсов – Нижнекамскую ТЭЦ-1. После окончания заседания мы с гендиректором НКНХ Гаязом Зямиковичем Сахаповым достаточно подробно обсудили этот вопрос, чтобы выйти с этим предложением на уровень принятия решений. Однако предложение не получило поддержки - ПЭО «Татэнерго» выступило категорически против него.

  Так как проблема с ПЭО «Татэнерго» не была локальной, а имела системный характер и оказывала негативное влияние на состояние всей экономики республики, Агентство продолжило работу по данному направлению. Были собраны и подробно проанализированы материалы по всему энергетическому комплексу РТ, подготовлено обоснование предложений по реорганизации энергетической отрасли, точнее, её реструктуризации.

 Ключевым положением в концепции реструктуризации было то, что все крупнейшие потребители энергоресурсов должны иметь собственные генерирующие производства.

Материалы были направлены в Кабинет министров РТ. Первый вице-премьер Р.Ф. Муратов поручил Центру экономических и социальных исследований (ЦЭСИ) дать   заключение по нашим предложениям. На основании произведённых расчётов ЦЭСИ дал положительное заключение, и эти данные в дальнейшем использовались Агентством при обосновании программы реструктуризации ПЭО «Татэнерго».

   В письме Агентства к М.Ш. Шаймиеву предлагалось начать реструктуризацию ПЭО «Татэнерго» путём вывода из его состава нижнекамских ТЭЦ-1 и ТЭЦ-2, расположенных на территориях, примыкающих к НКНХ, и включения их в состав АО «НКНХ»  в качестве структурных подразделений. Это, в первую очередь, позволяло комбинату использовать генерируемые энергоресурсы по себестоимости, был исключен ряд налоговых платежей, дублирующих накладные расходы. Соответственно, появлялась возможность снижения цен и объёмов реализации готовой продукции.

При снижении себестоимости и выходе на безубыточный уровень производства, прежде всего, экспортной продукции, значительно увеличивались денежные средства, что позволяло бы покупать природный газ и иное сырьё за «живые деньги», до 40 процентов дешевле, чем по бартерным схемам. Это должно было привести к следующему этапу снижения себестоимости и роста производства. Так, по расчетам Центра экономических и социальных исследований, включение в состав АО «НКНХ» только ТЭЦ-1 обеспечило бы рост производства на 47,8 процента.

   Кроме того, в письме было отмечено, что вышеуказанные мероприятия позволят вывести из кризиса и основного потребителя продукции НКНХ –АО «Нижнекамскшина». Отпускные цены на шины на тот момент превышали рыночные на 30-50 процентов.

Агентство считало целесообразным объединить АО «НКНХ», АО «Нижнекамскшина» и АО «Нижнекамский завод технического углерода», то есть создать единую производственную структуру с высоким экономическим и конкурентным потенциалом.  

  Тогда мы ещё надеялись, что предлагаемая Агентством схема будет учтена при приватизации крупнейших потребителей энергоресурсов и самого ПЭО «Татэнерго». Однако наши предложения остались без внимания.

   В середине 2000 года после ознакомления с основными положениями Концепции реструктуризации РАО «ЕЭС России» (версия от 29.05.2000) я решил вернуться к данному вопросу  и направил письмо М.Ш. Шаймиеву с изложением альтернативной концепции реструктуризации при приватизации ПЭО «Татэнерго». Так как порядок приватизации, утверждённый указом Президента РТ от 18 июня 1998 года (№УП-524), был «заморожен» и план приватизации ещё не утверждён, появился дополнительный шанс реализовать наши предложения.

    В основе предлагаемой концепции была разработанная в начале 1999 года Агентством альтернативная схема приватизации объединения, изложенная ранее в письмах Кабинет министров и Президенту РТ.  В данном письме предлагалось создать межотраслевую холдинговую энергетическую компанию, которая объединяла бы интересы, как производителей энергоресурсов, так и их основных потребителей. Сутью концепции приватизации объединения была передача части генерирующих предприятий крупнейшим потребителям, таким, как ТЭЦ-1 и ТЭЦ-2 - в состав НКНХ, Казанской ТЭЦ-3 - в ОАО «Оргсинтез» и Заинскую ГРЭС - в состав ОАО «Татнефть». Взамен холдинговая компания должна была получить пакеты акций этих компаний, стоимостью, равной цене передаваемых им имущественных комплексов.

Передача крупнейших производителей энергоресурсов в единые производственные, технологические комплексы основных потребителей, являющихся в то же время и бюджетообразующими, и основными экспортёрами, позволила бы резко снизить себестоимость продукции, повысить конкурентоспособность, увеличить своевременное поступление и величину бюджетных платежей.

  Существенным фактором на тот момент являлось и то, что предлагаемая схема реструктуризации позволяла решить острейшую проблему – вывести основных потребителей природного газа напрямую на Газпром, освободиться от бартерных схем и посредников – нахлебников. Предприятия получили бы возможность напрямую договариваться с газовиками, как о порядке расчётов, так и по тарифам за газ. Соответственно, это позволило бы и ОАО ХК «Татэнерго» решить в значительной мере проблему долгов перед Газпромом.

  В письме были предложены структура и принципы формирования Уставного капитала (УК) ОАО ХК «Татэнерго» (генерирующей компании) с приложением соответствующих схем (1-3). Предлагался и принцип распределения акций холдинга, а именно: закрепление за государством (РТ и РФ) не менее 51 процента акций, что позволяло бы проводить единую и согласованную политику: энергетическую, техническую, тарифную и т.д.

  В предложенной мной концепции есть два момента, которые необходимо пояснить. Так, по Уруссинской ГРЭС, как я уже указывал, катастрофически убыточной, в качестве основного варианта изначально предлагалось закрытие, поскольку без основательной модернизации выйти даже на среднеотраслевой уровень рентабельности было невозможно. Единственное, на что можно было надеяться, - заинтересовать на самых льготных условиях ОАО «Татнефть» в данном предприятии в рамках стратегии развития акционерного общества. В конце концов, убыточная Уруссинская ГРЭС была закрыта.

  Второй момент касался актуальной проблемы для жителей г.Казани, которые, как потребители тепла, были разделены на две группы – централизованного, с ТЭЦ, и автономного (квартальных котелен). В результате вторая группа потребителей вынуждена была платить намного больше, чем первая. При создании единой, как это предлагалось в концепции, теплоснабжающей организации в Казани, с равными тарифами на тепло, для всех жителей проблема решалась бы.

    Письмо с предлагаемой концепцией приватизации из Аппарата Президента РТ отправили в ПЭО «Татэнерго». Через некоторое время на мой адрес пришёл ответ (от 09.10.00 №119-16/437/5374) за подписью директора по экономике - заместителя генерального директора ПЭО «Татэнерго» Ф.Г. Нафикова.  Содержание ответа было вполне конструктивным, В нем указывалось:

«Ваши предложения по приватизации ПЭО «Татэнерго», поступившие через Аппарат Президента Республики Татарстан, нами внимательно и с интересом рассмотрены. Указанные предложения будут приняты во внимание при разработке схемы приватизации ПЭО «Татэнерго»… При выработке государственными органами согласованной концепции приватизации ПЭО «Татэнерго» мы надеемся, что Ваше мнение о её целесообразности и выгоды как для энергосистемы, так и для экономики республики будет учтено».

   Несмотря на то, что даже энергетики признали целесообразность и выгоды предлагаемых мер, на уровне принимающих решения наши предложения тогда проигнорировали.

   Время показало, для предприятий с высоким потреблением энергоресурсов, независимо от их размеров, наличие собственных генерирующих производств является экономически выгодным. Это основа для устойчивого роста. Доказательством тому является то, что в составе ПАО «Нижнекамскнефтехим» сегодня, как нами и предлагалось, находится Нижнекамская ТЭЦ-1, а в составе ПАО «Татнефть» - Нижнекамская ТЭЦ-2. Кроме того, нефтехимики дополнительно построили новую энергогенерирующую установку.

Мы имеет ещё один пример - это многолетняя практика развития собственных генерирующих энергоресурсы, мощностей на тепличном комбинате «Майский».

 

Читайте в «Казанских историях»:

Зиннур Латыпов: мое хождение во власть. Публикация первая

Зиннур Латыпов: мое хождение во власть. Публикация вторая – как спасали птицефабрику «Пестречинская»

Зиннур Латыпов: мое хождение во власть. Публикация третья – как спасали «КамАЗ»

 

Зиннур Латыпов: мое хождение во власть. Публикация четвертая – как спасали ОАО «НЭФИС»