Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

<...> Казань по странной фантазии ее строителей – не на Волге, а в 7 верстах от нее. Может быть разливы великой реки и низменность волжского берега заставили былую столицу татарского ханства уйти так далеко от Волги. Впрочем, все большие города татарской Азии, как убедились мы во время своих поездок по Туркестану, – Бухара, Самарканд, Ташкент, – выстроены в нескольких верстах от берега своих рек, по-видимому, из той же осторожности.

Е.Марков. Столица казанского царства. 1902 год

Хронограф

<< < Апрель 2024 > >>
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30          
  • 1920 – В Казани впервые состоялось представление трагедии Шекспира «Отелло» на татарском языке

    Подробнее...

Новости от Издательского дома Маковского

Finversia-TV

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Зиннур Латыпов: мое хождение во власть. Публикация четвертая

Зиннур Латыпов рассказывает о том, как удалось спасти ОАО «НЭФИС» - старейшее химическое предприятие Казани.

Он предложил «Казанским историям» несколько исторических очерков о первых шагах по созданию системы государственного регулирования института несостоятельности в Республике Татарстан.

Зиннур Ямгеевич был не просто очевидцем приватизации в постсоветском Татарстане, но и имел к ней самое непосредственное отношение, поскольку в 1994-1999 годах руководил Республиканским агентством по делам о несостоятельности (банкротстве) при Государственном комитете РТ по управлению государственным имуществом.

Напомним, что Зиннур Латыпов был народным депутатом Верховного Совета Татарской АССР (с 30 августа 1990 года – ТССР) последнего, 12-го созыва, входил в депутатскую группу «Народовластие». Его участие в разработке республиканских законопроектов, которые предлагала группа «Народовластие», было замечено, и он, единственный из оппозиционных депутатов, получил приглашение на важную государственную должность.

Зиннур Латыпов уже рассказал о работе Агентства, а также о судьбе КамАЗА и Пестречинской птицефабрики. Сегодня речь пойдет об ОАО «Нэфис», старейшем химическом предприятии Казани - комбинате имени Мулланура Вахитова. Открытие завода Крестовниковых состоялось 28 декабря 1855 года.

История предприятия, ставшего в ходе приватизации акционерным обществом, которое сумело выбраться из глубокого кризиса, показательна во всех отношениях и к тому же весьма поучительна. Здесь проявились неготовность многих, ранее успешных, руководителей работать в новых для них кризисных условиях и безмерная жадность, вплоть до – «воровать с убытков».

Актуальный анекдот тех времён: «Муж возвращается с работы как всегда обвешанный коробками, пакетами и т.д. Жена, открывая двери, возмущённо говорит мужу: когда же это прекратится? Все комнаты забиты твоими «трофеями». Скоро переберёмся жить на кухню?!». Муж в ответ: «Всю жизнь носил, и ты была довольна. А теперь что?». Жена: «Да пойми же ты, наконец, магазин-то теперь наш. Уже два года будет, как мы его приватизировали!!!».

Среди многих предприятий, по которым Республиканским агентством по делам о несостоятельности (банкротстве) проводился мониторинг финансового состояния, ОАО «Нэфис» выделялся стремительной деградацией в финансово-хозяйственной деятельности, начиная с 1996 года. По состоянию на 1 октября 1997 года, показатели всех нормативных критериев, характеризующих платёжеспособность, были ниже нижнего, а финансово-экономические показатели – просто катастрофическими. Только за 9 месяцев 1997 года сумма убытков составила 12331 млн. рублей (здесь и далее неденоминированных). Выручка от реализации сократилась с 266395 млн. руб. за аналогичный период 1996 года до 229927 млн. руб. в 1997-м. Кредиторская задолженность составила 117357 млн., а просроченная задолженность по оплате труда, по данным Госкомтруда, – 9536 млн. рублей (т.е. за 4,5 месяца).

Столь печальное состояние дел в 80-е годы весьма процветающего предприятия со своим подсобным хозяйством, культурно-досуговым центром, строящего для работников жильё и т.д., выпускающего столь востребованную продукцию, казалось невозможным, но это стало реальностью. Этот случай ещё раз подтвердил, что многие руководители оказались не готовы к новым жёстким условиям управления.

Так, получилось, что в 1992-1993 годах я в составе рабочей группы депутатов Верховного Совета РТ по проверке жалобы работников химкомбината имени М. Вахитова побывал на предприятии и познакомился с состоянием дел. Уже тогда было заметно, что кроме нарушений администрацией трудового законодательства, необеспечения условий по технике безопасности при производстве работ,  обозначенных в жалобе работников, имелись серьёзные проблемы по соблюдению технологической дисциплины, с техническим  состоянием оборудования и санитарным состоянием на комбинате в целом.

Так как предприятие было важным для экономики республики, а также социально-значимым, Агентство ещё в 1996 году включило его в реестр предприятий постоянного мониторинга и подготовки вариантов по выводу из кризисной ситуации. К сожалению, те подходы, которые использовались для других предприятий-должников (птицефабрика «Пестречинская», Казанская текстильно-галантерейная фабрика и т.д.), здесь не годились. Дело в том, что в отношении ОАО «Нэфис» Агентство не могло выступать как представитель собственника, обладающего пакетом акций не менее 25%, то есть у нас не было права признать его неплатёжеспособным, чтобы применить внесудебные процедуры санации по нормативам о несостоятельности (УП РФ от 2.06.94, №1114 и др.). Применение процедуры внешнего управления по нормам федерального закона «О несостоятельности (банкротстве) предприятий» 1992 года с практической точки зрения тоже не могло помочь выйти «Нефису» из кризиса. Оставалось ждать, когда принятый в 1997 году федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» будет введён в действие.

Содержание и нормы нового закона были известны уже в начале 1997 года, поскольку Агентство активно участвовало в работе над ним на стадии рассмотрения законопроекта. Из более 90 поправок и дополнений к нему, подготовленных и внесённых в Государственную Думу РФ Агентством через Государственный Совет РТ, 29 поправок были внесены в окончательный текст закона.

В отличие от других кризисных предприятий, которые попадали под особый контроль Агентства и в список первоочередных по принятию решений, руководство ОАО «Нэфис» избегало контактов с нами и само не предпринимало реальных действий по исправлению ситуации. Всё сводилось к очередному выбиванию льгот и денег у правительства, кредиторов-банков, которые уже были вынуждены просить за должника, надеясь таким образом спасти свои деньги.

В моем архиве есть письмо Банковской ассоциации Председателю правительства Ф.Х. Мухаметшину с просьбой выделить бюджетный кредит предприятию на пополнение оборотных средств, предоставить ему льготы по налогам. Естественно, из этих денег оно могло бы рассчитаться с коммерческими банками по кредитам.

В начале 1997 года в наше Агентство обратились представители ООО «Сорти-Групп» с предложением участия в восстановлении производственной деятельности и платёжеспособности ОАО «Нэфис». Договорились, что Агентство проработает приемлемую юридическую сторону проекта, а ООО «Сорти-Групп» – бизнес-план с конкретными предложениями. Уже к концу второго квартала 1997 года бизнес-план инвестиционного проекта, по сути антикризисный, был готов. После его тщательного рассмотрения специалистами Агентства было принято решение сделать его основой плана внешнего управления (судебной санации) по новому закону, чтобы ввести его в действие 1 марта 1998 года. Оставшееся время максимально эффективно использовать для подготовки и согласования предлагаемого варианта с заинтересованными сторонами.

А руководство химкомбината продолжало ходить по различным кабинетам, проблемы нарастали, долги увеличивались, и к концу года предприятие вообще остановилось…

Процесс согласования оказался непростым. Окончательное решение было принято на совещании у Премьер-министра Ф.Х. Мухаметшина. После детального обсуждения предложенного плана спасения ОАО «Нэфис» с участием ООО «Сорти-Групп» как третьей стороны арбитражного процесса в рамках процедуры внешнего управления пришли к выводу, что другого варианта нет. Фарид Хайруллович поддержал позицию Р.Ф. Муратова и Агентства по варианту судебной санации (внешнего управления). Против этого варианта был И.Б. Фаттахов, который считал, что предприятию надо в очередной раз дать деньги из бюджета.

Реализация плана по санации предприятия началась после введения в действие нового закона о несостоятельности (1.03.98). Два агентства: наше и территориальное ведомство ФСДН в РТ, обратились в Высший арбитражный суд РТ с заявлением о возбуждении дела о несостоятельности (банкротстве) ОАО «Нэфис» в связи с неисполнением обязательств по обязательным платежам и денежным обязательствам в бюджеты всех уровней. В заявлении предлагалась кандидатура арбитражного управляющего Д.А. Харитонова.

Определением суда от 24 марта 1998 года на ОАО «Нэфис» была введена процедура наблюдения. Д.А. Харитонов, который прошел обучение на спецкурсах по федеральной программе и был аттестован как специалист по антикризисному управлению, был назначен по предложению кредиторов внешним управляющим.

А накануне введения внешнего управления в газете «Вечерняя Казань» появилась статья, точнее интервью, Рустема Фаляхова с А.М. Рахматуллиным с заголовком «Вице-премьер предлагал дружбу, а «крутые» - 1 000 000 долларов». Это была последняя попытка сохранить лицо, сыграть ва-банк и оказать давление. Детально разбирать этот материал нет смысла, но на нескольких позициям нужно остановиться, чтобы прояснить ситуацию на фактическом материале.

Журналист обвинил Р.Ф. Муратова в сговоре с некими «молодыми людьми». Справедливости ради надо сказать, что заместитель Председателя Правительства сыграл большую роль в спасении химкомбината. Из этого интервью и других материалов, появившихся в прессе, было очевидно, что А.М. Рахматуллин не занимался реальными делами по предотвращению кризиса, а продолжал писать письма в правительственные инстанции с просьбами о льготах, финансовых вливаниях и т.д. Кризисная ситуация на ОАО «Нэфис» была известна не только Агентству, но и руководству республики, прежде всего, Р.Ф. Муратову.

Причина такой позиции – дайте это, дайте то, дальше сами разберёмся – прояснилась только после начала арбитражного процесса. А.М. Рахматуллин утверждал, что Агентство трижды пыталось обанкротить предприятие. Действительно, «похоронить» его можно было на вполне законных основаниях. Однако задача Агентства изначально заключалась в его спасении, в преодолении кризиса.

Нас обвинили в нарушениях законодательства о несостоятельности. Например, не согласились с определением кворума при голосовании по признанию «Нэфиса» банкротом. Но мы всё сделали по закону – кворум собрания кредиторов и легитимность его решений определяется не количеством кредиторов, участвовавших и голосовавших при принятии решений, а суммой их требований к должнику (статья 14).

К утверждению гендиректора о «положительной» роли фонда «Образование» в судьбе предприятия вернёмся чуть позже. И ещё о миллионе долларов, которые якобы предлагались А.М. Рахматуллину для погашения долгов. Реально рыночная цена всего бизнеса на тот момент была близка к нулю, для условности - не более нескольких долларов. Только долги предприятия, реальная величина которых значительно превышала официальные, были выше суммы всех активов предприятия. Кроме того, необходимо учитывать финансовые вложения для восстановления производства, в том числе и на капитальный ремонт изношенного оборудования и его частичную замену.

Даже после вынесения Высшим арбитражным  судом РТ определения о введении на ОАО «Нэфис» временного управления руководство предприятия не изменило свою позицию. Временный управляющий вынужден был на основании статьи 60 закона обратиться в Высший арбитражный суд РТ с ходатайством об отстранении гендиректора от занимаемой должности.

Из всех приведенных в ходатайстве Д.А. Харитонова фактов подробно остановимся на нескольких. Первое - это попытка не допустить арбитражного управляющего на территорию предприятия и прямой саботаж со стороны работников аппарата управления по указанию гендиректора.

Предварительный анализ позволил выявить поразительные факты. Сделка по поставке пальмового масла с компанией «BARLEY DEVELOPMENT SDN BHD» обернулась для ОАО «Нэфис» убытком в 370000 долларов США, а сделка с ЗАО «Дальснаб» от 18 декабря 1996 года на поставку готовой продукции на общую сумму более чем на 1 млрд. рублей осталась неоплаченной. И ещё один пример - А.М. Рахматуллину в 1997 году были выплачены дивиденды за 1995 год в размере 489862500 рублей за счёт кредитов от Татфондбанка, т.е. уже, по существу, уже в состоянии банкротства предприятия.

Ситуация была столь очевидна, что было понятно, почему временному управляющему оказывалось столь жесткое сопротивление. Уже в ходе полной ревизии и анализа финансово-хозяйственной деятельности предприятия выявились факты, которые можно было рассматривать как действия, ведущие к преднамеренному банкротству. Поэтому материалы по выявленным фактам были направлены в правоохранительные органы.  

Приведу несколько примеров из заявления арбитражного управляющего начальнику УОП МВД РТ Хабибуллину Р.В.:                                                                                                                                         

   1. Практика отпуска готовой продукции со скидками до 30%, т.е. ниже себестоимости. Только по договору №57 между фирмой «Сигма» и ОАО «Нэфис» прямой ущерб составил более 1 млрд. 400млн. рублей.

   2. Серьёзные нарушения в сфере обращения собственных простых векселей предприятия только за 1997 год привели к убыткам на общую сумму в 2,6 млрд.рублей.

  3.Реализация продукции через мелкооптовый магазин при ОАО «Нэфис» и выездную торговлю без кассового аппарата позволила использовать схему двойной бухгалтерии, т.е. по факту деньги поступали в «чёрную кассу». Так, только за 1997 год и 1-й квартал 1998 года разница от общей суммы реализации по выездной торговле и выручки, сданной в кассу предприятия, составила 3,82 млрд. рублей.

Теперь вернёмся к утверждению А.М.Рахматуллина о «положительной роли» фонда «Образование».

В феврале1997 года ОАО «Нэфис» купил свои акции у Торгового дома «Образование» 3108 штук по цене 950265,50 рублей за одну акцию на общую сумму в 2,953 млрд. рублей. Мало того, оплата за эти акции производилась продукцией комбината со скидкой 20%, т.е. предприятию дважды был нанесён материальный ущерб, поскольку фактическая цена акций была равна нулю.

За счет серьезной подготовительной работы, именно: подготовки плана мероприятий по восстановлению производственной деятельности, после предварительных переговоров с основными кредиторами, поставщиками и промышленными потребителями, антикризисная команда сразу же, еще до начала арбитражного процесса по делу о несостоятельности, приступила к реализации плана внешнего управления – плана санации.

Самым существенным результатом подготовительной работы по выводу ОАО «Нэфис» из плачевного состояния стала договоренность руководства республики с РАО «Газпром». Его руководство согласилось принять участие в восстановлении производства на «Нэфисе».

На совещании руководства РТ и РАО «Газпром», на котором присутствовали М.Ш. Шаймиев, Р.Ф. Муратов, В.А. Швецов, А.Р. Бахтияров, Р.И. Вяхирев, В.И. Никишин,  Р.Н. Байгузин, специально рассматривался вопрос о ОАО «Нэфис». Так, в протокол от 17 июня 1998 года, подписанный М.Ш. Шаймиевым и Р.И.Вяхиревым, был внесён 9-й пункт следующего содержания: «Правительству Республики Татарстан (Муратов Р.Ф.), ООО «Межрегионгаз» (Никишин В.И.) и Внешнему управляющему ОАО «Нэфис» (Харитонов Д.А.) в 2-месячный срок разработать программу восстановления производства ОАО «Нэфис» через вовлечение в оборот долгов за поставленный газ и последующую реализацию продукции этого предприятия».

Понятно, что речь не могла идти о вливании «живых» денег, но присутствие предприятия  в зачетных схемах газовиков позволяло заново выстроить отношения ОАО «Нэфис»  с поставщиками. К тому же предприятию было выгодно иметь такого крупнейшего промышленного потребителя, как РАО «Газпром». В третьем квартале 1998 года после проведения восстановительных и пуско-наладочных работ «Нэфис» возобновил производственную деятельность и восстановил связи с поставщиками.

Пример санации ОАО «Нэфис» с применением судебной процедуры в тяжелейших условиях переходного периода экономики страны доказал, что при соответствующей подготовке, проработанности мероприятий, заинтересованности и политической воли представителей государственных органов власти возможно было спасти предприятие, оказавшееся в кризисе.

За пять работы по инициативе и при непосредственном участии Агентства по делам о несостоятельности (банкротстве)были успешно реализованы различные варианты по выводу из кризиса многих предприятий, в том числе и в рамках внешнего управления.

 

Читайте в «Казанских историях»:

Зиннур Латыпов: мое хождение во власть. Публикация первая

Зиннур Латыпов: мое хождение во власть. Публикация вторая

Зиннур Латыпов: мое хождение во власть. Публикация третья

 

Наша справка

Латыпов Зиннур Ямгеевич закончил Казанский химико-технологический институт им. С.М.Кирова в 1970 г. Работал в Институте органической и физической химии им. А.Е.Арбузова АН СССР РАН в 1970-1994 гг., в 1994-1996 гг. – по совместительству.

Кандидат химических наук, автор около 50 научных работ, имеет 15 авторских свидетельств. Награжден знаком «Изобретатель СССР».

В 1990-1995 гг. – депутат Верховного Совета (ТАССР) РТ 12-го созыва. Автор и соавтор более 10 законопроектов и постановлений, в том числе закона «О государственных внебюджетных фондах», «Об иностранных инвестициях в Республике Татарстан», альтернативного законопроекта «О приватизации жилищного фонда». Разработал концепцию законопроекта «О защите прав потребителей в сфере (области) финансовых услуг и обязательственных отношениях».

С 1992 г. – член Коллегии Госкомимущества РТ. В 1994-1999 гг. – директор Республиканского агентства по делам о несостоятельности (РАДН) при Госкомимуществе РТ – заместитель председателя Госкомимущества РТ.

В 1995-1999 гг. – директор территориального агентства Федерального управления по делам о несостоятельности при Госкомимуществе РФ по РТ (с 1977 г. – ФСДН). В 1999-2002 гг. работал в консалтинговых фирмах консультантом-экспертом.

В 2002-2005 гг. – заместитель руководителя (зам. гендиректора) ГУП ПРСО «Татавтодор» (ОАО ПРСО « Татавтодор») по экономике, с 2006 по 2008 год – советник гендиректора по экономике.

В 1997-2006 гг. – доцент кафедры экономики производств КФЭИ по совместительству, с 2008 по 2017 год – доцент кафедры менеджмента и предпринимательской деятельности КНИТУ (КХТИ).