Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Сей город, бесспорно, первый в России после Москвы, а Тверь – лучший после Петербурга; во всем видно, что Казань столица большого царства. По всей дороге прием мне был весьма ласковый и одинаковый, только здесь еще кажется градусом выше, по причине редкости для них видеть. Однако же с Ярославом, Нижним и Казанью да сбудется французская пословица, что от господского взгляду лошади разжиреют: вы уже узнаете в сенате, что я для сих городов сделала распоряжение

Письмо А. В. Олсуфьеву
ЕКАТЕРИНА II И КАЗАНЬ

Хронограф

<< < Апрель 2024 > >>
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30          
  • 1920 – В Казани впервые состоялось представление трагедии Шекспира «Отелло» на татарском языке

    Подробнее...

Новости от Издательского дома Маковского

Finversia-TV

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Крутое пике авиаконструктора Владимира Петлякова

12 января на Арском кладбище прошла торжественная церемония открытия памятной таблички на мемориальном комплексе знаменитого советского авиаконструктора Владимира Петлякова. На ней, кроме его имени, указаны Федор Овечкин, Василий Скребнев и Михаил Гундоров.

Это экипаж самолета, который потерпел катастрофу 81 год назад, 12 января 1942 года. Владимир Михайлович летел на боевом Пе-2 из Казани на военный подмосковный аэродром в Монино.

О том, как проходила церемония, рассказывает Любовь Агеева, имеющая самое непосредственное отношение к этому событию.

 ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

Обычно в своих комментариях к каким-то важным событиям я обхожусь без оперативных подробностей. Их сообщают много других СМИ, с большими журналистскими коллективами – у них возможностей работать, как в нашем кругу говорят, в номер, больше.

На этот раз по каким-то неведомым мне причинам многие коллеги просто не заметили того, что случилось 12 января на Арском кладбище. Хотя, как сообщили мне в офисе общественной молодежной организации «Объединение «Отечество» Республики Татарстан, пресс-релиз для рассылки в СМИ в Республиканское агентство по печати и массовым коммуникациям «Татмедиа» был послан. На церемонию пришли только те, кого я приглашала лично – группа телеканала «Эфир», корреспондент газеты «Республика Татарстан» Элеонора Рылова…  Может, мороз испугал…

Интервью телекомпании "Эфир" дает правнук В.М. Петлякова Михаил Лысаченко

Впрочем, я уже не в первый раз вижу, что исторические темы моих коллег интересуют мало. Это для «Казанских историй» они главные.

В силу вовлеченности в проект восстановления памяти о лётном экипаже, погибшем вместе с Владимиром Петляковым, могу сообщить не только о траурной церемонии на Арском кладбище, но и новую информацию, которую узнала за это время. Об идее памятной надписи об экипаже на мемориале знаменитого конструктора я узнала в 2015 году. По разным причинам на ее реализацию понадобилось время: поисковики «Отечества» уточняли исторические факты, Ильдар Валеев, автор идеи, искал родственников, которые должны были сообщить ритуальщикам, что не возражают против этого. Летом 2022 года всё, наконец, было готово, но по предложению Совета Объединения «Отечество» церемонию перенесли на 12 января, день гибели экипажа и его важного пассажира.

Кого мороз не испугал

Два бойца отряда «Легион» военно-патриотического клуба реконструкторов «Казанский рубеж», который работает при Музее-мемориале Великой Отечественной войны в Кремле, одетые в красноармейскую форму, встали  у мемориального комплекса знаменитого авиаконструктора в почетном карауле. 

Остальных бойцов мы не столько увидели, сколько услышали, когда раздались три оружейных залпа из нескольких винтовок.

Мемориальный митинг получился очень эмоциональным. Особенно торжественной была минута, когда Александр Коноплев, председатель Совета «Отечества» и Радик Мустафин, директор похоронного дома «Ритаул» г. Зеленодольска, сняли покрывало с гранитной стелы, закрывающее памятную надпись, и зазвучал Государственный гимн.

Несмотря на мороз, который, к счастью, 12 января в значительной мере поубавился, на Центральной аллее Арского кладбища собралось довольно много народа. Представительная делегация во главе с Еленой Родионовой, руководителем аппарата директора, приехала из Казанского авиационного завода имени С.П. Горбунова.  В нее входили летчики-испытатели, штурманы и бортинженеры Летно-испытательной станции, члены Совета ветеранов КАЗа, заводского Совета молодежи, отдела по связям с общественностью, журналисты заводских газет «Вперед» и «Алга».

Среди участников церемонии выделялись ребята из поискового отряда «Звездный» - учащиеся кадетского класса лицея №35 (образовательный центр «Галактика» Приволжского района) под руководством подполковника запаса А. Павлова. 

Траурную церемонию организовало Объединение «Отечество». Оно занималось и приглашением гостей, среди которых был Михаил Лысаченко, правнук Владимира Петлякова, который приехал из Москвы. Пытались найти родственников экипажа. Надеялись, что поможет публикация об экипаже Пе-2   на сайте «Отечества».

Но пока благодаря Службе розыска «Информбюро» (г.Москва) удалось найти только внуков бортстрелка Василия Дмитриевича Скребнева. Они обещались приехать на могилу деда летом. Возможно, к этому времени удастся найти кого-то еще. По данным Ильи Прокофьева, автора книги «Всех назовем поименно», двое: Овечкин и Скребнев – были женаты.

Как удалось выяснить, их семьи знали о трагической катастрофе, были на похоронах. Потом связи с ними оборвались. Экипаж ведь был не казанский. Все трое служили во 2-м авиационном полку дальней разведки Главного командования РККА и 9 января 1942 года приехали в Казань за новым самолетом. И никто не заметил, когда исчезли с общего надгробия таблички с именами членов экипажа. О том, что они были, видно на фото, который нашел Ильдар Валеев, автор книги о казанских летчиках. На снимке, сделанном зимой 1943 года, - памятный комплекс, объединивший все четыре могилы.

Он был установлен на кладбище по инициативе жены Петлякова. Она тогда получила от государства 25 тысяч рублей. Как выяснилось, неясная фигура в кадре – это Мария Владимировна.

Поисковики «Отечества» и Всероссийского информационно-поискового центра нашли в музее Казанского авиационного института рисунок, сделанный карандашом 5 марта 1942 года (подписан инициалами Г.С.), на котором видны могилы погибших летчиков, в изголовьях - таблички с их именами.

Благодаря знакомству с документами Национального архива республики и ЗАГСа удалось установить, что все погибшие были захоронены рядом в один день, 24 января.

Запись в Книге регистрации умерших Треста похоронного обслуживания Управления благоустройства г.Казани за 22.01.1942. НА РТ, Ф. Р-766. Оп. 1. Д. 40. Л. 52об

Так получилось, что на церемонии говорили больше о Петлякове. Например, его правнук рассказал о том, что известно мало – о его семье, двух братьях и трех сестрах.  Михаил уточнил, что в 1942 году рядом с Владимиром Михайловичем на Центральной аллее Арского кладбища (раньше она называлась Главной) была похоронена мама - Мария Евсеевна. Она тогда болела и ушла из жизни так и не узнав, что сына уже нет в живых. Ее имя тоже есть на граните мемориального комплекса, который, по сведениям Ильдара Валеева, был открыт 18 августа 1979 года.

Правнук вспомнил, что частью мемориала был бронзовый бюст Петлякова работы известного скульптора-портретиста, народного художника СССР Зиновия Виленского. У Зиновия Моисеевича перед глазами была, можно сказать, точная копия Владимира Михайловича – он лепил с его сына Михаила. Зимой 2007 года (по другим данным, в августе 2006 года) бюст исчез. Руки вандалов буквально с корнем вырвали бронзовые буквы надписи на гранитной стеле  (Вот такая у нас вечная память).Удивительно, бюст не тронули в 90-е годы, во время массовой охоты на цветной металл, когда с кладбища уносили не только металлические детали надгробий, но и целые памятники. В то время были разорены захоронения многих авиаторов авиационного и вертолетного заводов.

Родственники Владимира Петлякова вышли с предложением заменить гипсовый бюст, мало похожий на работу Виленского, на новый. Они писали об этом 13 февраля 2019 года руководителю Управления по организации ритуальных услуг Мэрии Казани, извещали, что знают скульптора, который готов помочь в этом - Владимиру Иванову принадлежит скульптурный портрет Петлякова, в 2017 году установленный в городе Жуковском на Аллее создателей авиации России.

Михаил поблагодарил всех, кто работал и работает в сфере увековечения памяти лётчиков, погибших в годы Великой Отечественной войны, вспомнил с благодарностью сестер Ахметзяновых - Раису и Флюру, благодаря которым на доме №28 по улице академика Королева (раньше улица называлась 13-я Союзная), где в двухкомнатной квартире в 1942 году жила большая семья Петляковых, в 2015 году, в канун 70-летия Победы,  24 апреля, при активном участии 22-го авиазавода,  была установлена мемориальная доска в память о Петлякове На церемонию ее открытия приезжали из Москвы внучка Владимира Михайловича – Маргарита Владимировна Лысаченко, правнуки Михаил и Мария, его племянница Раиса Александровна Киреева, единственная видевшая дядю живым.

Открыл траурную церемонию Илья Прокофьев, управляющий делами «Отечества», который кратко рассказал о том, что случилось 12 января 1942 года, о судьбе экипажа, который погиб вместе с главным конструктором Казанского авиационного завода №22, о том, что поисковикам удалось узнать.

Выступает Илья Прокофьев

О роли Петлякова в истории их предприятия и Великой Отечественной войны в целом говорили председатель первичной профсоюзной организации Казанского авиазавода имени С.П. Горбунова Ильшат Ганиев и заместитель начальника Летно-испытательной станции - летчик-испытатель первого класса Рафаэль Зарипов.  

Выступает Ильшат Ганиев

Ильдар Валеев в своем выступлении поблагодарил тех, кто оказывал ему содействие при сборе фактического материала о Петлякове и экипаже самолета, а также об авиакатастрофе:  подполковника ФСБ в отставке Ровеля Кашапова, руководившего  Центром общественных связей КГБ РТ, и профессора Вячеслава Груздева, с которым они начинали этот поиск. Он присутствовал на церемонии. Его отец воевал на петляковской «пешке», а после войны работал на Казанском авиационном заводе. Вячеславу Борисовичу принадлежит скрупулезное исследование событий, которые предшествовали гибели Петлякова, очень мало похожее на традиционную биографию знаменитого авиаконструктора. Но об этом я расскажу в другой раз.

Предоставили слово и мне, как руководителю акции «Казанские некрополи» ТРО ВООПИиК и одной из исследовательских групп Института истории имени Ш. Марджани Академии наук РТ. С 2016 года я с единомышленниками изучаю памятные захоронения Арского кладбища и пишу об этом в своей газете.

В «Казанских историях» несколько публикаций о Владимире Петлякове, о самолетах его конструкции, а также о том, как он ушел из жизни, почему  так случилось, что имена трех членов экипажа, погибших вместе с ним, оказались забыты. Рассказывала я и о том, как несколько лет назад возникла идея восстановить историческую несправедливость, называла тех, кто способствовал тому, что она наконец была реализована: прежде всего историка казанской авиации Ильдара Валеева, как автора этой идеи. Нас поддержало руководство республиканского объединения «Отечество» (Вспомним тех, кого на долгие годы забыли), под заботой которого находятся все могилы участников войны на территории Татарстана, а также начальник Управления по организации ритуальных услуг Мэрии Казани Марат Ишкин,

Выступает Ильдар Валеев

Мне оставалось только объединить их усилия. На последнем этапе к команде нашего проекта присоединился Радик Мустафин, глава Похоронного дома «Ритуал» города Зеленодольска. Памятная надпись изготовлена в Зеленодольске на средства этой фирмы. У могилы Петлякова мы встретились как добрые знакомые.

Не могу не сказать особо о Радике Рамиловиче. В 2007-2015 годах он работал заместителем генерального директора по развитию производства муниципального унитарного предприятия «Ритуал» и до сих пор его интересуют дела казанские. Когда в 2017 году возникла идея специального номера «Казанских историй», посвященного памятным захоронениям Казани, он  был участником моей встречи с Маратом Ишкиным, на которой мы говорили о задачах акции «Казанские некрополи» («Если мы этот пласт поднимем – значит, жизнь свою прожили не зря»). Я узнала, что планы по созданию городского мартиролога захоронений известных казанцев есть не только у краеведов, но и у казанских ритуальщиков. «Это – наша история, и мы ее забывать не должны», - сказал тогда Мустафин.

Сам он, кстати, интересуется воинскими захоронениями, работает вместе с объединением «Отечество» и даже ездит с поисковиками в экспедиции. При встрече на кладбище  сказал мне, что мечтает, уйдя на пенсию, наконец-то вволю посидеть в архивах.

Радик Мустафин крайний справа

Когда я поблагодарила его за спонсорскую помощь по изготовлению памятной надписи, Радик Рамилович  вроде смутился. Уже дома, пытаясь найти в сети информацию о зеленодольском «Ритуале», я поняла почему. На фоне благотворительных пожертвований, которые Мустафин делает, небольшая сумма за эту работу, конечно, выглядит каплей в море. Недавно он, например, купил для добровольцев батальона «Алга», который воюет на Донбассе, бронированный санитарный «УАЗ» и сам перегнал его в зону боевых действий («Архангел» для Апостола: как владелец похоронного бизнеса помогает бойцам выжить»).

 Экскурс в историю

Надо сказать, что за последние 5 лет я узнала много новых подробностей об авиаконструкторе Петлякове. Впервые изучала его биографию в 2008 году, когда вместе со студентами Казанского государственного технического университета выпускала номер факультетской газеты «Семерочка», посвященный 120-летию А.Н. Туполева. Почти все материалы этого номера сегодня размещены на сайте «Казанских историй», в том числе публикации о В.М. Петлякове (Петляков Владимир Михайлович, авиаконструктор; Погиб в самолете собственной конструкции).

Владимир Михайлович Петляков в январе 1942 года работал главным конструктором объединенного авиационного завода. Два завода – казанский и московский -  в декабре 1941 года получили один номер. По сведениям некоторых источников, именно он руководил эвакуацией завода №22 имени С.П. Горбунова в Казань, на территорию завода №124, где еще до войны было налажено производство петляковского самолета ТБ-7.

Это был хорошо известный авиаторам страны конструктор, один  из создателей отечественной цельнометаллической авиации, руководивший созданием и внедрением в серийное производство первых тяжелых самолетов ТБ-1 (АНТ-4) и ТБ-3 (АНТ-6), ведущий конструктор самолетов АНТ-14 «Правда» и АНТ-20 «Максим Горький». В 1934 году он возглавил разработку тяжелого дальнего четырехмоторного бомбардировщика АНТ-42, который в декабре 1936-го впервые поднял в воздух знаменитый летчик, Герой Советского Союза Михаил Громов (Самолет ТБ-7: задание – бомбить Берлин). Этот самолет после смерти Петлякова стали называть Пе-8.

В кратчайшие сроки, за сорок дней (по другим источникам – за 45), Владимиру Михайловичу пришлось переделать свой    двухмоторный высотный истребитель-перехватчик «СТО» в пикирующий бомбардировщик с названием Пе-2. Первые самолеты были построены на Московском заводе №22, где Петляков с февраля 1941 года работал главным конструктором. Они даже участвовали в последнем предвоенном параде на Красной площади. Производство Пе-2 было решено организовать на нескольких авиазаводах страны, в том числе и в Казани. Начало войны ускорило эти события.

В 1941 году в Казани обосновалось и ОКБ Петлякова, работавшее над модернизацией серийных Пе-2 и созданием новых модификаций. В 1941-1945 годах в СССР было выпущено 12322 машины (по другим данным – 11427), из них более 90 процентов были сделаны в нашем городе. Пе-2 был одним из самых серийных самолетов Великой Отечественной войны.

Ильдар Валеев рассказал мне, что нашел подтверждение версии о том, что причина катастрофы была чисто технологической. Точнее сказать, в полете выявился брак, который привел к возгоранию одного из двигателей, и машина тут же вошла в крутое пике. При расследовании причин авиакатастрофы выяснилось, что на заводе наблюдались случаи небрежной сборки всасывающих патрубков, отсутствия необходимых хомутов и даже гаек. Это приводило к попаданию горючего на клапаны и возгоранию двигателя, что выявлялось во время испытания моторов.

Ситуацию 12 января усугубило, что в спешке перед полетом тщательно осмотрен был только один самолет. На осмотр машины 12-11, на которой в Москву летел заместитель Петлякова Александр Михайлович Изаксон, у воентехника Орехова ушло около двух часов. На самолет 14-11 времени уже не было. Правда, его утром проверял один из работников испытательной станции, но осмотр был поверхностным - двигатели не запускались.

Петляков выбирал машину сам. Он выбрал самолет под номером 14-11. И тем самым подписал себе смертный приговор.

Причины авиакатастрофы, случившейся 12 января 1942 года, еще до конца не известны. Валентина Коняхина, заведовавшая музеем КАИ, сообщила Вячеславу  Груздеву,  что многие документы о гибели Петлякова до сих пор засекречены, работники Национального архива РТ говорили ему то же самое.

Так что у нас еще будет не один повод вспомнить знаменитого авиаконструктора Владимира Михайловича Петлякова.

Фото на память

 Слева направо: Марат Ишкин, Александр Коноплев, Любовь Агеева, Радик Мустафин

 

Фото Азата Ягудина (КАЗ), Ильдара Валеева, с сайта газеты "Республика Татарстан"

 

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить