Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
22.10.2018

Цитата

Я угрожала вам письмом из какого-нибудь азиатского селения, теперь исполняю свое слово, теперь я в Азии. В здешнем городе находится двадцать различных народов, которые совершенно несходны между собою.

Письмо Вольтеру Екатерина II,
г. Казань

Погода в Казани
+3° / +9°
Ночь / День
.
<< < Октябрь 2018 > >>
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        
  • 1904В Казани состоялось торжественное открытие речного училища (ныне речной техникум). Начальником назначен М.В. Черепанов.

    Подробнее...

Симфонический оркестр Республики Татарстан известил о начале 50-го юбилейного концертного сезона. Сезон 2015/2016 года – последний перед 50-летием оркестра, который в 1966 году возглавил легендарный Натан Рахлин.

В 1992 году  музыкальная общественность отмечала 25-летие, в 2007-м – 40-летие филармонического оркестра. Получается, что до юбилея оркестра еще далеко, а о 50-летии говорить уже можно.

В принципе для хорошей пиар-кампании любой повод сгодится. Ведь праздновал же свое  25-летие  два сезона камерный оркестр «La Primavera», изящно упаковав свое желание подольше быть в центре внимания в приемлемую форму.

А тут вообще красиво: художественный руководитель и главный дирижер Александр Сладковский отмечает 50 лет  в 50-й сезон симфонического оркестра.

С оркестром выступает Дмитрий Хворостовский. Фото Владимира Зотова

Вообще вопрос даты юбилеев – дело серьезное. В 2003 году в «Казанских историях» состоялся обмен мнениями на этот счет.

Был ли у пятого лицея юбилей? Задала вопрос журналист Галина Зайнуллина и сделала вывод: 130-летний юбилей лицея №5 не имеет отношения к истории трех казанских гимназий XIX века, как это кому-то хочется. Она писала, что есть основания в этой связи вспомнить Петровское женское училище, что сделали в самом лицее, изучая прошлое учебного заведения, однако, по мнению Г.Зайнуллиной, здесь тоже нет оснований говорить о прямом преемстве.

Тему продолжил заведующий музеем Качаловского театра Юрий Благов. Театр – это не здание: к вопросу о театральных юбилеях – так назывались его размышления.

Когда Качаловский театр объявил, что собирается праздновать свое 200-летие, в казанской прессе разгорелась жаркая дискуссия по поводу неправомочности такого юбилея. Выдвигались два основных аргумента:

1) Качаловский театр к тому театру, который был основан князем С.М. Баратаевым в 1791 году, не имеет никакого отношения;

2) Поскольку в истории казанского театра были годы, когда театр на несколько лет прекращал свое существование, двухсот лет не наберется.

 «Театральные юбилеи имеют некоторые особенности, и если исходить из указанных аргументов, то и 70-летие театра юного зрителя, отмеченное осенью прошлого года, и 70-летие Тинчуринского театра, которое будет отмечаться нынешней осенью, и 100-летие Камаловского театра, которое грядет в 2006 году, можно тоже поставить под сомнение», – писал Юрий Алексеевич.

В этой связи никто не усомнился в правомерности решения, когда руководство Татарского академического театра оперы и балета имени М. Джалиля начало отсчет истории казанской оперы не с 1939 года, когда открылся Татарский государственный оперный театр, а с 1874 года, когда стали проходить регулярные оперные представления. Если быть точным, то стоит привести мнение известного казанского музыковеда Георгия Кантора. Он относил перовую оперную постановку к 1876 году.

Порой дату юбилея определить невозможно. Так, 30 августа 2005 года мы праздновали тысячелетие Казани, и заместитель директора Института истории Академии наук РТ Рамиль Хайрутдинов в своем интервью «Казанским историям» сказал, что дата выбрана случайно. Если не считать того, что день рождения города мы теперь празднуем в День республики, а его дата определена республиканским законом.

Довольно сложно было определиться с датой юбилея Казанского университета. Какое событие взять за основу? 5 ноября 1804 года – это день Высочайшего подписания Александром I Учредительной грамоты. Первое собрание педагогов состоялось 14 февраля 1805 года, студентов, точнее учащихся первой мужской гимназии – 22 февраля.

А полное открытие университета, которое стало большим праздником для всего города, совершилось только 5 июля 1814 года, когда у нового учебного заведения появилось свое здание.

Определена одна дата – 5 ноября 1804 года.

Кстати, довольно часто за основу берется именно официальное решение о создании или открытии. То есть история симфонического оркестра начинается в сентябре 1966 года.

Под солидные юбилеи бывают постановления Правительства республики и порой дополнительное финансирование. И возражать против длинного юбилея язык не повернется, если симфонический оркестр в этом смысле будет отмечен два сезона.

Но слушатели могут запутаться в такой истории. А потому есть смысл напомнить некоторые исторические события, связанные с оркестром. Тем более что это удобный повод исправить одну несправедливость в летописи культуры Татарстана.

Современный симфонический оркестр РТ ведет свою историю с двух дат.

Коллектив в структуре Татарской государственной филармонии имени Г. Тукая начинается с приказа по филармонии №201 от 28 сентября 1966 года, появившегося во исполнение приказа Министерства культуры РСФСР за №702 от 14 сентября 1966 года. Приказом по филармонии была утверждена численность художественно-руководящего и артистического персонала, согласно штатного расписания, утвержденного в Москве.

Приказом №225 по филармонии от 31 октября 1966 года с 1 сентября 1966 года главным дирижером был назначен народный артист СССРНатан Рахлин. Основание: приказ №188 от 26.10.1966 г. по Министерству культуры ТАССР.

Осенью 1966 года шел набор музыкантов, первый концерт состоялся 10 апреля 1967 года в Татарском театре оперы и балета имени М. Джалиля.

О подробностях читайте в «Казанских историях»: Оркестр дал бы возможность подняться на новую ступень

В коллектив оркестра вошли как опытные музыканты: концертмейстер оркестра Е. Пустовалов, Л. Райгородецкий, Г. Крушельницкий, Н. Гельфанд, Н. Кутилин, Р. Сабитовский, В. Райхлин, В. Серебряков, Вс. Грекулов, В. Филлиппов, С.Райгородецкая, Л.Гершковская, Э.Гершковский, С.Шерман, Л.Сабун, Р. Утэй, Ф. Хисамова, Г. Савельев, В. Праченко, Г. Астапов, Г.Ройтфарб, Ю. Самарский, В. Казанцев, Ф. Хисамова, Ю. Орлов, Н. Андреев, Е. Жирков, Р. Гайсин и многие другие.

В 70-е годы в оркестре  появились А. Митюков, А. Гильфанов, А. Пауткин, А. Виноградов, Р. Асадуллина, Н. Минндубаев, Д. Шапиро, В. Легащев, И. Сабирьянов и другие.

Формирование коллектива шло несколько лет, оркестр обновлялся и, это было естественно. Костяк его составляли замечательные музыканты. Большинство учились мастерству симфонического ансамбля у Рахлина. Сегодня в оркестре много молодежи, а число ветеранов значительно поубавилось.

Натан Рахлин. Фото Владимира Зотова

Читайте об оркестре и Натане Рахлине в книгах Георгия Кантора. Его по праву называли летописцем симфонического оркестра. В его архиве, который он незадолго до кончины привез в Казань и подарил Казанской консерватории, одна из папок посвящена симфоническому оркестру. Георгий Михайлович скрупулезно записывал даты концертов, собирал программки и афиши… Жаль, что эта папка попала в ведомственный архив, в государственном архиве с ней могли бы работать все желающие.

Ближе к юбилею оркестра мы поставим несколько фрагментов его книг на свой сайт.

На концерте в честь 25-летия в апреле 1992 года симфонический оркестр от имени редакции "Вечерней Казани" поздравляет заведующая отделом культуры Любовь Агеева. Фото Владимира Зотова

Если уж мы углубились в историю создания симфонического оркестра в Казани, стоит вспомнить, что в 1966 году была уже вторая попытка создать такой оркестр. Процитирую исторический очерк Кадрии Мерсиаповой на сайте филармонии, написанный ею по архивным документам:

1937 год – дата рождения Государственной филармонии им. Г. Тукая, и тогда же её первый директор Л. Галеев подписал приказ о создании симфонического оркестра, главным дирижёром был назначен М. Шеппер.

Академику Б. Асафьеву принадлежит мысль о том, что по уровню развития симфонической музыки можно судить об уровне музыкальной культуры вообще. Возможно, правительство молодой республики и не знало этого высказывания, но понимало важность и необходимость поднятия уровня музыкальной культуры.

 Приказ №4 по Татарской государственной филармонии от 27 августа 1937 года

Постановление Совета Народных Комиссаров Татарской АССР №1383 от 21 августа 1937 года

Параграф 2

Из средств, отпущенных в 1937 г. Управлению по делам Искусств при СНК ТАССР на мероприятия по музыке, 108.500 рублей передать ТГФ на организационные мероприятия, связанные с созданием Государственного симфонического оркестра и Государственной хоровой капеллы и остаток средств по кабинету фольклора.

 

Приказ №33 по Татарской государственной филармонии от 25 октября 1937 года

Параграф 3

Зачисляется: Шеппер М. З. с октября с/г в штат ТГФ в качестве главного дирижёра симфонического оркестра ТГФ с окладом две тысячи (2000) рублей.

Параграф 4

Зачисляется: дирижёром симфонического оркестра ТГФ Грейфенгаген К.К. с 19 октября с/г с окладом одна тысяча двести (1200) рублей. (Архив ТГФ).

 

Приказ №13 по Татарской государственной филармонии от 13 января 1938 года

Параграф 1

По решению Правительства ТГФ создан Государственный симфонический оркестр, открывший сезон 3 января с/г.

Параграф 2

Присвоить оркестру наименование «Татарский Государственный симфонический оркестр».

Архив ТГФ

Тогда, в далёком 1937-м, оркестр был небольшой, со штатом в 35 человек, остальные музыканты приглашались на разовые выступления. Концерты были редки, от случая к случаю, были трудности с нотами. Проходили концерты в Доме офицеров (бывший Колонный зал Дворянского собрания, ныне Ратуша).

О М.Э. Шеппере мало что известно, он быстро исчез с казанского музыкального горизонта. В 1938 году его сменил Ильяс Вакасович Аухадеев. При нем оркестр стал называться Татарским государственным симфоническим оркестром, но уже через несколько месяцев (к июню 1939 года) небольшой коллектив вместе с руководителем вливается в штат открывшегося Татарского оперного театра (таким было его название в 1939 году – Л.А.) и становится театральным оркестром.

В военные годы многие артисты оркестра были призваны на службу, и коллектив распался.

Осенью 1945 года в Казани открывается консерватория, и в ней появляется студенческий симфонический оркестр, которым руководил Джаляль Садрижиганов, дирижер оперного класса (родной брат ректора Назиба Жиганова). Конечно, возможности этого оркестра были скромнее профессионального коллектива, тем не менее коллектив часто выступал в Казани, гастролировал по республике.

В послевоенные годы симфонический оркестр вновь стал возрождаться как профессиональный коллектив. В 1949 году, проучившись экстерном в Ленинградской консерватории и получив диплом дирижёра, И. Аухадеев вновь берётся за организацию оркестра и создаёт профессиональный коллектив.

Художественным руководителем и главным дирижёром назначается Ильяс Аухадеев, вторым дирижёром становится Исай Шерман.

В 1951 году состоялся первый концерт вновь созданного симфонического оркестра. В первом отделении И. Аухадеев дирижировал Пятой симфонией Чайковского, во втором отделении под руководством И. Шермана прозвучала Шестая симфония Чайковского.

Появление профессионального оркестра, выступающего с концертами, оживило музыкальную жизнь Казани. Оба дирижёра по очереди исполняли программы, состоящие из произведений композиторов-классиков, а также звучала музыка С. Сайдашева, М. Музаффарова, Н. Жиганова, Р. Яхина, А. Лемана.

С оркестром играли известные музыканты: скрипач Ю. Ситковецкий, пианисты Э. Монасзон, А. Гинзбург и другие. На один из таких концертов в 1952 году в качестве гастролёра был приглашён дирижёр Натан Рахлин.

Известный скрипач, профессор Казанской консерватории Ш. Монасыпов так говорил об И.В. Аухадееве:

«Как дирижёр И.Аухадеев привлекал особой одухотворённостью выражения. Чутко проникая в художественно-образный строй музыки, он стремился, прежде всего, выявить в ней живое эмоциональное начало... Благодаря этому любое сочинение, за которое он брался, обретало яркую выразительность, полнокровность и большой эмоциональный диапазон, простиравшийся от тонких лирических излияний чувств до бурных захватывающих кульминаций. И. Аухадеев не обладал изощрённой дирижёрской техникой, однако, его жест всегда отличался ясностью, определённостью, волевой наполненностью и не позволял оркестру «дрейфовать» как ему заблагорассудится»

(Ш. Х. Монасыпов «Ильяс Аухадеев» 2004 г.).

Ильяс Ваккасович содействовал развитию симфонического искусства в республике, видя в нём средство эстетического воспитания. Он принимал активное участие в создании новых концертных программ из произведений татарских композиторов.

К сожалению, регулярность и интенсивность выступлений оркестра к середине 1950-х годов начинает ослабевать. Возникли проблемы с финансированием и, как следствие, прочие трудности. Артисты оркестра являлись музыкантами оперного театра, студентами и педагогами консерватории и работали в симфоническом оркестре лишь как совместители».

Но главной причиной угасания деятельности оркестра, по мнению Кадрии Мерсиаповой,  было отсутствие в Казани концертного зала, приспособленного для выступлений коллектива. Большинство концертных площадок не вмещало симфонического оркестра. Концерты проходили в Доме офицеров и в Клубе имени Менжинского, единственная просторная сцена была в оперном театре. Всё это усложняло работу. В конце 1950-х годов в основном были разовые, очень редкие выступления. А потом и их не стало.

Если имя Ильяса Ваккасовича Аухадеева не забыто, его носит сегодня Казанский музыкальный колледж (бывшее музыкальное училище), то имя другого дирижера оркестра – Исая Эзровича Шермана (1908-1972), заслуженного артиста РСФСР (1940), народного артиста Карельской АССР (1959) известно меньше.

Выпускник Ленинградской государственной консерватории 1931 года, он работал в Казанской консерватории с 1951 по 1966 год. В 1951-1955 и 1961-1966 возглавлял оркестр Казанского театра оперы и балета

В 1950-1960 годах с театральным оркестром, дополненным преподавателями и студентами консерватории, он регулярно проводил симфонические концерты, в которых звучала музыка Моцарта, Бетховена, Чайковского, Малера, Прокофьева, Шостаковича и других композиторов.

Оркестр под управлением И. Шермана выступает на селе. Фото из фонда Музея Н. Жиганова

Вот как отзывается об И. Шермане его ученик, композитор Анатолий Луппов:

«О Исае Эзровиче Шермане, его работе в оперном театре, работе со студенческим оркестром можно написать книгу – настолько это была интересная и неординарная личность. Достаточно сказать, что на премьеру «Катерины Измайловой», подготовленную им и поставленную в Татарском театре оперы и балета, приезжал сам Дмитрий Дмитриевич Шостакович, знавший Шермана ещё по Ленинграду.

На репетиции Шермана со студенческим оркестром мы ходили как на праздник. Столько интересного и полезного он рассказывал! До сих пор помню и как бы слышу его работу над Седьмой симфонией Бетховена. Чтобы не быть пассивными слушателями, мы с друзьями-композиторами напросились играть на ударных в его оркестре. А поскольку тогда не было класса ударных инструментов, он с удовольствием согласился. Я играл на большом барабане. Мы прошли хорошую школу оркестровой игры».

Следуя логике Юрия Благова, историю симфонического оркестра в Казани правомерно начинать с 21 августа 1937 года, когда Совнарком Татарской АССР принял постановление о создании в Татарской государственной филармонии симфонического оркестра. То есть через два года можно отмечать 80-летие Государственного оркестра Республики Татарстан.

Денис Мацуев в Казани - теперь частый гость. Фото Владимира Зотова

Не знаю, как отнесутся к этому предложению в Министерстве культуры, в оркестре. Но оно не отменяет ни «юбилейного» сезона 2015/2016 года, ни самого 50-летнего юбилея.

Постскриптум от автора

Публикация моей статьи не осталась незамеченной. В сети Фейсбук появилось несколько комментариев. Прочитали ее и в оркестре, после чего я имела беседу с пресс-секретарем  Дарьей Климовой. Она обратила мое внимание на то, что оркестр объявил не о 50-летии создания коллектива, а о 50-летнем концертном сезоне, а это две большие разницы. По ее мнению, это правомерно, если считать первым сезоном симфонического оркестра под управлением Натана Рахлина концерты 1966-1967 годов.

Как тут возразишь, ведь концерты в этом сезоне были. Пусть немного, но были. А летом сезон продолжился концертами в Центральном парке имени Горького – тогда там был концертный зал под открытым небом. 

Сопоставив наши подсчеты сезонов, я не могла не согласиться с Дарьей в том, что нынешний сезон и в самом деле пятидесятый. По результатам внесла некоторые коррективы в текст своей статьи.

Однако после исторических изысканий не могу не задать вопрос: почему никогда раньше оркестр не объявлял юбилейных сезонов? Публично праздновали только юбилеи, при этом начинали историю коллектива с первого концерта в апреле 1967 года.

Изучив подшивку «Вечерней Казани», увидела, что концертные сезоны вообще не считались. Афиша сообщала просто о начале нового сезона, и мы писали о первом концерте нового сезона. 

Это и понятно: раньше юбилеи не были составной частью пиара. А в нашу эпоху это не прихоть и не элемент самолюбования – это коммерческая необходимость. 

Так что симфонический оркестр под знаком юбилея  может прожить целых два сезона, и это непременно заставит любителей музыки относиться к его концертам с большим интересом. Что оркестру и нужно… 

Кстати, я была в офисе симфонического оркестра на улице Гоголя впервые (раньше там была филармония) и убедилась в том, что здесь чтут свою историю. На втором этаже парадной лестницы – огромный портрет первого художественного руководителя и главного дирижера оркестра Натана Рахлина. Александр Сладковский, несомненно, не принадлежит к руководителям, которые начинают историю своих коллективов с себя. Достаточно сказать, что он сделал традиционными «Рахлинские сезоны».

Впрочем, об этом он говорил сам в интервью нашей газете («Лучше быть предметом зависти, чем предметом жалости»).

Как я выяснила, юбилей оркестр будет праздновать в 2016 году, беря за точку отсчета приказ Министерства культуры РСФСР от 14 сентября 1966 года.

Сожалею, что в моей статье в оркестре увидели только разночтения в числе сезонов и никак не отреагировали на мое предложение начинать историю симфонического оркестра не с 1966-1967, а с 1937-1938 года. А статья была написана, собственно, ради этого.

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Комментарии  

 
#2 АгееваЛюбовь Агеева 03.12.2015
Как явствует из прочитанного вами материала, симфонические концерты в Казани могли быть только после создания оркестра в филармонии. В отличие от оперных постановок, которые были до рождения в Казани оперного театра. Благодаря казанским антрепренерам и гастролерам. Хорошо бы уточнить, где вы прочитали про 1932 год. Наверное, это просто описка.
 
 
#1 цион 02.12.2015
В заметках 1932 года читаю: в саду "Строитель" возобновились после пятилетнего перерыва симфонические концерты ... Это кто же их давал-то?
 
 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов