Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Я угрожала вам письмом из какого-нибудь азиатского селения, теперь исполняю свое слово, теперь я в Азии. В здешнем городе находится двадцать различных народов, которые совершенно несходны между собою.

Письмо Вольтеру Екатерина II,
г. Казань

Хронограф

<< < Август 2020 > >>
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            
  • 1930 – ВЦИК  принял постановление «О новом административном делении Татарской АССР», согласно которому вместо кантонов были образованы 46 районов

    Подробнее...
Finversia-TV

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Память о Сююмбике

Одним из символов Казани является башня Сююмбике, которая находится в Кремле. Она названа именем ханбике, реального персонажа древней истории нашего края.

Название связано с ханбике Сююмбике, реальном персонаже древней истории нашего края. О Сююмбике много написано. Есть материалы о ней и на нашем сайте. Вы можете прочитать фрагменты романа о Сююмбике казанской писательницы Ольги Ивановой.

Предлагаем вашему вниманию публикацию нашего постоянного внештатного автора, известного казанского краеведа Рената Бикбулатова. Портреты Сююмбике мы нашли в Интернете.

Ханбике Сююмбике

Сююмбике, дочь правителя Большой Ногайской Орды Юсуфа, потомка знаменитого Идегея, родилась около 1516 года. В 1533 году она была выдана замуж за 17-летнего казанского хана Джан-Али. В то время фактическими правителями в Казанском ханстве были карачи-бек Булат Ширин и царица Гаухаршад (Ковгоршад). В первый же год замужества стало ясно, что между молодоженами нет ни согласия, ни любви.

В 1535 году Джан-Али был низложен казанскими феодалами во главе с Булат Ширином и сослан в город Иске-Казань, где и умер в том же году. Что же ожидало оставшуюся вдовой Сююмбике? Историк Михаил Худяков писал: «После смерти ханов-мужей их вдов брали в жены братья и преемники последних. Мы знаем, что ханшам приходилось при этом переживать немало личных трагедий».

Портрет Рушана Шамсутдинова

Но судьба была благожелательна к Сююмбике. Казанский престол в 1535 году занял хан Сафа-Гирей, который, женившись на вдове хана, получил в приданое «ханский очаг». Судя по сохранившимся сведениям, Сююмбике очень любила его. Как пишет неизвестный автор «казанского летописца», Сююмбике была для Сафа-Гирея не только женой, но и соратницей, единомышленником. Крымский историк XVII века Мустафа аль-Дженаби писал, что «Сафа-Гирей был одним из величайших и могущественных государей... в его время государство благоденствовало и под защитою его победоносного оружия владения процветали».

Между Казанским ханством и русским правительством восстановились добрососедские отношения. В 1546 году хан был изгнан из Казани вследствие народного восстания, но вернулся вскоре с помощью крымских и ногайских войск. В марте 1549 году хан Сафа-Гирей в результате несчастного случая скончался. Тогда ему было всего 42 года, он был в расцвете сил и здоровья.

Портрет Искандера Рафикова

Сююмбике долго оплакивала кончину любимого мужа. Единственным утешением для нее стал их двухлетний сын Утямыш-Гирей. В том же 1549 году ханом был провозглашен сын царицы Сююмбике, маленький Утямыш. Царица была объявлена регентшей.

При жизни Сафа-Гирея в Казань было привлечено немало крымских татар, даже ханская гвардия состояла из крымских татар. Поэтому и правительство при Сююмбике было сформировано в прежнем составе – из крымских татар, во главе которого стал оглан Кучак (Кощак) – начальник гвардии при хане Сафа-Гирее. «Муж зело величав и свиреп», – так пишет об этом военачальнике «Русский летописец».

То обстоятельство, что правительство имело военный характер, вполне оправдывалось опасностью, угрожавшей государству. Казанцы имели основания ожидать нападения со стороны русских, и в этот момент было особенно необходимым возрождение военной мощи Казанского ханства.

Портрет Нияза Хазиахметова

Сююмбике оказалась во главе Казанского ханства в самый трудный момент его истории: молодой московский князь Иван IV был настроен покончить со строптивым Казанским ханством. На его стороне была влиятельная «московская партия» татарских феодалов. Еще в последний год жизни и через год после смерти хана Сафа-Гирея русские пытались нападать на Казанское ханство, но оба этих похода окончились неудачей.

Правительство Сююмбике и оглана Кучака спокойно управляло страной в течение года. Кризис наступил в 1551 году. Русское правительство, наученное неудачей двух последних походов, избрало новую стратегию: оккупацией водных путей русские парализовали всю жизнь страны.

Портрет безымянного автора

Казань оказалась в блокаде. Прекратился торговый обмен, нарушился подвоз продуктов, волжская торговля была уничтожена. В Казани увеличилось число недовольных правительством оглана Кучака. Происходили волнения, и со дня на день можно было ждать переворота. Оглан Кучак и весь крымский гарнизон бежали из города и вскоре были уничтожены.

В городе было создано временное правительство, которое 11 августа 1551 года выдало русским хана Утямыша и царицу Сююмбике. Скорбным был отъезд Сююмбике с сыном из столицы ханства в Москву. Временное правительство Казани, делая этот шаг, понимало, что это залог мира между двумя государствами. В Москве Сююмбике жила в царских палатах и к ней благоволила русская царица. Но это был плен.

В это время у русского правительства созрел план выдать Сююмбике за Шах-Али, касимовского хана, о чем был поставлен в известность ногайский правитель Юсуф: «Хотим ее дать за Шигалея царя того для, чтобы вы о том порадовались».

Портрет Ильяса Файзуллина

В следующем году Сююмбике была выдана замуж за Шах-Али, и в городе Касимове провела остаток своей жизни. Это был брак по политическому расчету: своего рода устранение Сююмбике от Казанского престола. Эта задача была решена. В это время и Москвы писали ее отцу, князю Юсуфу: «Сына ее Утямыш Кирея царя ей же кормити дали. А Утямыш Кирей царь как подрастет, и мы его хотим тогда юртом устроити», т.е. дать ему удел.

Но после того, как Сююмбике вышла замуж за Шах-Али, ее малолетний ребенок был разлучен с матерью. 8 января 1553 года он был крещен в Пудовом монастыре с именем Александр – «и царь благоверный пожаловал царя Александра Сафакиреевича, повеле его учити грамоте, понеже юну ему сущу, да навыкнет страху божию и научится закону христианскому.

Портрет Камиля Муллашева

В конце 1553 года Иван IV сообщил князю Юсуфу, что «внука его у себя держит за сына место». Шах-Али – весьма выразительная фигура в татарской истории. Весьма колоритно его описывают современники. «Русский летописец» так изображает его: «Оный Шеяль зело был взору страшного и мерзкого лица и корпуса, имел уши долгие, на плечах висящие, лицо женское, толстое и надменное, чрево, короткие ноги, ступени долгие, скотское седалище». А посол Римского императора барон Сигизмунд да Герберштейн, только раз видевший его, так описал наружность хана в нелестных словах: «Великую ненависть к нему подданных умножали безобразие и слабость его тела, ибо это был человек с выпятившимся вперед животом, с редкою бородою, с лицом почти женским».

Портрет Искандера Рафикова

Эти же слова подтверждает крымский историк XVII века Мустафа аль-Дженнаби о Шах-Али: «Он был человек жестокий, крутой и кровожадный». Сам Шах-Али едва ли любил Сююмбике. До родного ей отца Юсуфа доходили тревожные слухи о ее проживании в Касимове: будто Шах-Али по приказанию Ивана IV замучил Сююмбике до смерти, отрезал ей нос и т.п. По этому поводу между русским правительством и Юсуфом возникла целая переписка. Иван IV писал при этом Шах-Али: «...будто бы ты Сююмбик царицу казнил, нос ей срезал и поруганье великое ужня убил ее до смерти».

Русское правительство решило отправить ногайских послов в Касимов, где они лично убедились бы в невредимости Сююмбике. Но, как известно, нет дыма без огня. Бывшая казанская царица до последних своих дней испытывала огромную внутреннюю драму – отлученная от сына, она жила в одиночестве, не имея возможности общаться с родными.

Как писал историк Михаил Пинегин в своей книге «Казань в ее прошлом и настоящем», «Народная молва создала из нее поэтический образ очаровательной женщины в блестящей царской обстановке, испытывавшей в своей жизни много страданий и горя».

Портрет Сююмбике и ее сына Утямыша. Художник И. Акжигитов

Точной даты смерти Сююмбике история не сохранила. В «Татарском энциклопедическом словаре» написано, что она умерла после 1554 года. Историк Риза Фахретдин писал, что Сююмбике скончалась в 1667 году в возрасте 38 лет. Зато точно известно, что ее сын Утямыш-Александр прожил недолго и умер в Москве в 1556 году, в возрасте 20 лет.

Эпитафия над его могилой в Архангельском соборе Московского Кремля гласит: «В лето 7074 (1566 год) июня в 11 день... представился царь Казанский, а в крещении Александр Сафа Гиреевич, сын царя Казанского».

 Башня Сююмбике

В стенах Казанского Кремля стоит величественная башня, носящая имя Сююмбике. Много легенд связано с башней Сююмбике.

Существует предание, что она построена на месте захоронения святых мусульман, куда местные жители ходили на поклонение и что здесь недалеко от ханского дворца была могила Сафа-Гирея (последние археологические раскопки подтвердили, что здесь находятся царские усыпальницы, сейчас там установлен камень с информацией о захоронении здесь царских останков), умершего в 1549 году, над которой Сююмбике возвела мавзолей или поминальную мечеть.

Сохранилась передаваемая из поколения в поколение легенда, рассказывающая о плаче Сююмбике над местом упокоения мужа и о том, как прощалась она с жителями города, торжественно провожавшими ее и малолетнего хана Утямыша в Москву.

Народные сказания рисуют Сююмбике неописуемой красавицей, услышав о которой, Иван IV направил к ней послов с предложением стать московской царицей. Отказ Сююмбике, по этому преданию, явился причиной похода русских на Казань. Когда русские осадили город, гордая царевна согласилась выйти замуж за грозного царя при условии, что в течение недели его строители сумеют возвести семиярусную башню выше всех минаретов Казани. Требование царевны было выполнено в срок.

Сююмбике покончила с собой, бросившись с башни, убедившись, что город окружен и спасения нет.

Но мы знаем, что эта легенда лишена исторических оснований: Сююмбике уехала из города за год до начала решающего штурма города. И еще, как указывает энциклопедия, сама башня Сююмбике была построена русскими зодчими уже после взятия Казани, предположительно во второй половине XVII – начале XVIII века.

В г. Касимове сохранился каменный мавзолей Шах-Али (умер в 1567 г.), в котором находились гробницы и надгробные камни с вырезанными на них татарскими орнаментами и арабскими надписями. Там же в усыпальнице обнаружен безымянный надгробный камень. Может быть, под ним и покоится прах последней казанской царицы.

Сююмбике в татарском национальном сознании – фигура уникальная. Ее в литературе сравнивали со всемирно известными женщинами: шотландской королевой Марией Стюарт, английской королевой Елизаветой I и с последней царицей Египта Клеопатрой.

Прошло уже несколько веков, а не угасает народный интерес к ней, народ помнит свою легендарную Сююмбике, она и сегодня остается символом оплакиваемой народом чистоты и верности. И так будет всегда.

Читайте в "Казанских историях":

История глазами литератора – интервью с Ольгой Ивановой, автором трех исторических романах о женщинах-повелительницах татарского народа

Три казанских правительницы: Сююмбике

Портреты Сююмбикеhttp://tatarica.narod.ru/cult/gallery/seembike.htm

  Издательский дом Маковского