Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Лучше молчать и быть заподозренным в глупости, чем отрыть рот и сразу рассеять все сомнения на этот счёт.

Ларри Кинг, тележурналист, США

Хронограф

<< < Ноябрь 2021 > >>
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30          
  • 1888 – В час дня в здании почтамта на Грузинской улице торжественно открыта казанская городская телефонная станция, которая соединила 70 абонентов

    Подробнее...

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Как все-таки удивительно переплетаются человеческие судьбы…

Очередное знакомство через всемирную сеть заставило через годы, через расстояния вновь вернуться в прошлое Казани, чтобы поискать там губернатора Михаила Васильевича Стрижевского.

18 января 2019 года я получила на электронную почту письмо из Канады:

Добрый день, Любовь Владимировна!

Неожиданно напал на Вашу замечательную статью «Николай Касимович из рода Казем-Беков» от 26.12.2017 г. Увы, что-то пока продолжения не нашел, а было бы очень интересно.

Как все-таки удивительно переплетаются человеческие судьбы и города в их жизни...

Может быть, Вам где-то удавалось встретить что-то более подробно и об Ольге Алексеевне Казем-Бек (1891-1931)? Она была замужем за Стрижевским Виктором Михайловичем (13.07.1886 г. р.), который был сыном губернатора Казани Стрижевского М.В. (1854-1913).

Что-то в Ваших «Казанских историях» не встречал историй о Стрижевском Михаиле Васильевиче, а он все-таки внес какую-то значительную лепту в историю Казани и Татарстана.

Как потом оказалось, отправитель этого письма Виктор Лаптев живет в Монреале (Канада) и к семье Стрижевских имеет самое непосредственное отношение: губернатор Стрижевский – дальний родственник его жены Анны Георгиевны Новосельцевой-Стрижевской.

Разные обстоятельства помешали нашему с Виктором Николаевичем дальнейшему общению, но оно все-таки продолжилось, и однажды я получила обещанное – некоторые подробности о семье Стрижевских и три фотографии.

Отвечая на мой вопрос, что заставляет Виктора Николаевича заниматься поисками данных о далеких предках, он ответил так:

«У нас большой семейный архив. Я веду и пишу семейную хронику, которую надо перевести на французский, английский, испанский и итальянский, так как большинство из нашего молодого поколения русский язык не знают или очень плохо. Меня вынудило взяться за перо не совсем порядочное отношение некоторых краеведов и «историков» в России по отношению к известным нам семейным фактам.

У нас есть Поколенная роспись и Стрижевских, и Ушинских, и других, куда я по мере разных открытий и проверок вношу информацию о каждой персоне».

В первую очередь, он прислал сведения о баронессе Анне Михайловне Гревениц, в девичестве Стрижевской, как он пишет, «с уважением и с целью внести ясность (соответственно документам) в разные публикации о ней». Виктор Николаевич предположил, что казанцам будет интересно прочитать о ней, так как жизнь Анны Михайловны на каком-то этапе была связана с Казанью, где ее отец был губернатором.

Как выяснилось, Ольга Алексеевна (в девичестве Казем-Бек) интересовала его как жена родного брата Анны Михайловны.

В истории Казани и Казанской губернии было немало интересных страниц. Благодаря Виктору Лаптеву мне пришлось прочитать несколько из них.

Казанские Казем-беки – ветвь от Николая Касимовича

Прежде всего я попыталась найти какие-то сведения об Ольге Алексеевне Стрижевской, в девичестве Казем-Бек. Тем более что к этому времени мне многое было известно о казанских Казем-Беках.

Возможно, я бы так и не знала ничего о Николае Касимовиче Казем-Беке (на родине, в Дербенте, его звали Абдусеттар), если бы, изучая Арское кладбище, не набрела на его семейное захоронение.

Собрать информацию о преподавателе татарского и турецкого языков в Казанском университете и первой мужской гимназии Абдулсаттаре Мухаммеде Али Казем-Беке (Николаем Касимовичем он стал в 1855 году, приняв православие) было непросто. Выручили многочисленные публикации о его сводном брате Александре Касимовиче Казем-Беке, известном ученом-востоковеде, чье имя вписано золотыми буквами в историю Казанского и Петербургского университетов.

Читайте два очерка о братьях и их потомстве, написанные мной по итогам этого исследования: Николай Касимович из рода Казем-Беков; Казанское древо дербентского рода Казем-Беков.

Мне удалось выяснить, что у Мирзы Абдулсаттара Казем-Бека было несколько сыновей. Ольга Алексеевна Казем-Бек, которой интересуется Виктор Лаптев из Канады, была дочерью старшего сына Алексея, который родился 14(26) марта 1859 года.

Известный казанский врач-кардиолог и общественный деятель, действительный статский советник Алексей Николаевич Казем-Бек родился в селе Тарлаково Саратовской губернии, где его отец в это время работал лесником.

В 1878 году окончил 2-ю Казанскую мужскую гимназию и поступил на медицинский факультет Императорского Казанского университета. В 1883 году окончил учебу и был оставлен ординатором кафедры факультетской терапии, руководимой знаменитым профессором Н.А. Виноградовым. В 1887 году защитил диссертацию по теме «Материалы к иннервации сердца» и был избран приват-доцентом по кафедре врачебной диагностики. В 1894-1904 годах заведовал этой кафедрой. В 1904-1916 годах был заведующим другой кафедры – факультетской терапии.

Заслуженный профессор Императорского Казанского университета Алексей Николаевич Казем-Бек – персона в истории казанской медицины примечательная. Он первым в России представил экспериментальные доказательства преобладающей роли мышечного компонента в происхождении первого тона сердца. Им впервые были описаны диагностические признаки аневризмы левого желудочка – симптом Казем-Бека (термин употребляется и сегодня). Наряду с этим занимался диагностикой редких врожденных или приобретенных пороков сердца, рака легких, лечением строфантином недостаточности сердца. Он автор около 30-ти работ. Участвовал в работе ряда Пироговских съездов.

Как клиницист, А.Н. Казем-Бек обладал выдающимися способностями и пользовался большим авторитетом у больных. К нему приезжали лечиться даже из Ирана. Один день в неделю был в его клинике выделен для бесплатного приёма неимущих больных.

Он был основателем и председателем Казанского отдела Всероссийской лиги борьбы с туберкулёзом. Алексеем Николаевичем были организованы постоянная амбулатория для туберкулезных больных, летние колонии для ослабленных детей. В годы Первой мировой войны именно по его инициативе был построен бесплатный противотуберкулёзный санаторий «Каменка». В Казани регулярно проводился праздник Белого цветка – день сбора пожертвований для борьбы с чахоткой. Белый цветок давался в обмен на небольшое пожертвование

Сбор пожертвований на автомобиле. Улица Воскресенская в Казани

В 1903-1907 годах профессор возглавлял Общество врачей при Казанском университете. Являлся главным редактором «Казанского медицинского журнала». Был членом Казанского общества естествоиспытателей.

Как многие коллеги по университету, в 1918 году, после поражения белых в Казани, он уехал в Томск. В советской историографии этот факт получил название эвакуации). С 5 октября 1918 года состоял приват-доцентом медицинского факультета Томского университета, читал курс ларингологии. Умер в Томске 26 июня 1919 года. Там и похоронен.

Сегодня у меня есть возможность сделать добавление к очерку Казанское древо дербентского рода Казем-Беков.

Алексей Николаевич Казем-Бек был женат на Александре Владимировне, урождённой Бечко-Друзиной, происходившей из старинной дворянской семьи. Ее род был внесен в 3-ю часть дворянской родословной книги Казанской губернии по определению Казанского дворянского депутатского собрания от 26 апреля 1895 года, утвержден указом Герольдии от 23 ноября 1895 года. Она была сестрой Степана Владимировича Бечко-Друзина (20.07.1860 – 1930), профессора архитекторы, декана инженерно-строительного факультета Казанского политехнического института, а их отец – Владимир Кузьмич (Козмич) Бечко-Друзин, в 1863-1898 годах – архитектор Казанского учебного округа, в 1870-1884 – архитектор Казани, в 1885-1886 годах – архитектор Казанского университета.

В семье Алексея Николаевича и Александры Владимировны было три сына и две дочери: Василий, Владимир, Николай, Ольга и Мария. О Владимире Алексеевиче Казем-Беке (14.11.1892 – 04.08.1931), известном враче, который оставил заметный след в людской памяти, можно узнать из многочисленных публикаций в интернете. Об остальных, в том числе об Ольге Алексеевне, сведений практически нет. Как сообщил Виктор Лаптев, она родилась 21 сентября 1891 (или 1988) года. Была замужем за Виктором Михайловичем Стрижевским (родился 13.07.1886), сыном казанского губернатора Михаила Васильевича Стрижевского. Как сообщил Виктор Лаптев, ее следы теряются в Китае. Она умерла в Шанхае в 1931 году. По совету казанского историка Евгения Долгова, который изучал биографии губернаторов, я посмотрела мартиролог русских зарубежных некрополей, составленный В.Н. Чуваковым, и нашла в 6-м томе (часть 2) фамилию Стрижевской Ольги Николаевны. Она, действительно, похоронена в Шанхае, а умерла в августе 1921 года, 20 или 21 числа. Ей было всего 40 лет. Сведений о ее муже в этом мартирологе нет.

Сообщение от Виктора ЛАПТЕВА:

Это другая Ольга Николаевна Стрижевская. В газете "Шанхайская заря" 22.09.1931 г. № 1794 написано - Стрижевская (урожд.Казем-Бек) Ольга Алексеевна,1891 г.р. Дочь профессора.Умерла 21.09.1931 г.

Из разных материалов о докторе Владимире Алексеевиче Казем-Бек можно кое-что подчеркнуть и о его сестре Ольге Алексеевне.

Хорошо, что Вы упомянули историка Евгения Борисовича Долгова. Огромное спасибо ему за все. Замечательный, интеллигентный, добропорядочный Человек, истинно  профессионал своего дела.

А вот о его отце – казанском губернаторе Михаиле Васильевиче Стрижевском – информацию удалось найти довольно много информации.

Казанский губернатор Михаил Стрижевский

Узнать подробности о М.В. Стрижевском, как всегда в таких случаях, помог интернет. До переезда в Казань жизнь Михаила Васильевича была связана с Воронежской и Пермской губерниями. Вот что удалось выяснить в сетевых источниках этих областей.

Его отцом был генерал-лейтенант Василий Михайлович Стрижевский (20.01.1824 – 18.04.1907). Михаил родился 18 февраля (2 марта) 1854 года. Евгений Долгов в «Татарской энциклопедии», называет другую дату – 1853 год. Возможно, она точнее, поскольку Евгений Борисович работал с архивными источниками.

Сообщение от Виктора ЛАПТЕВА:

Евгений Долгов совершенно прав: М.В.Стрижевский родился 18 февраля 1853 года, крещен 28 февраля. Сведения из Гос. архива Воронежской обл. И-29, опись 139, ед.хр.232, л.64

Потомственный дворянин Воронежской губернии, Василий Стрижевский происходил из древнего рода столбовых дворян (в гербе рода изображён «летящий стриж»). Этот род можно найти в списке воронежских владельцев помещичьих имений, имевших 100 душ крепостных и выше.

Портрет Михаила Стрижевского. Переснято Игорем Алексеевым из газеты «Казанский Телеграфъ», – 1913, №6127 (20 октября)

Михаил Васильевич вступил в службу в Воронежской губернии 12 (24) ноября 1871 года. Занимал должности непременного члена Бобровского уездного по крестьянским делам Присутствия, почётного мирового судьи и председателя Коротоякского съезда мировых судей. С 1 (13) июля 1891 года утверждён в должности земского начальника 2-го участка Бобровского уезда Воронежской губернии. 19 (31) декабря 1897 года избран депутатом от дворянства по Бобровскому уезду (куда он был избран, в источнике не указывается, наверное, в губернское собрание). С 28 января (9 февраля) 1898 по 9 (22) января 1901 года (с перерывами) исправлял должность Бобровского уездного предводителя дворянства. 13 (26) января 1901 года избран Бобровским уездным предводителем дворянства.

Жил Михаил Васильевич в селе Духовом Масловской волости Воронежской губернии (ныне Лискинский район Воронежской области), где у семьи было имение. К сожалению, сведения об этом поселении в интернете скудные.

24 мая (6 июня) 1904 года Высочайшим приказом Михаил Васильевич был назначен Пермским вице-губернатором. С 11 (24) июля по 16 (29) августа и с 25 октября (7 ноября) по 23 декабря 1905 (5 января) 1906 года был Пермским губернатором.

Именным Высочайшим указом Правительствующему Сенату 13 (26) января 1906 года М.В.Стрижевский получил назначение на должность губернатора (или начальника) Казанской губернии. Вступил в должность 15 (28) января 1906 года, был губернатором до 30 августа (12 сентября) 1913 года, то есть до дня своей смерти.

Я, конечно, знала, что среди казанских губернаторов был человек по фамилии Стрижевский, но многочисленные источники по дореволюционной Казани мало что могли о нем и его деятельности рассказать. Советская литература уделяла больше внимания классовой стороне истории, и люди нашего поколения в подробностях знают историю трех революций в Казани и биографии революционеров, но мало что знают о жизни, против которой те так яростно выступали. Правда, в последние годы с помощью архивных документов исследователи вносят в историю Казани некоторые коррективы. И в одном таком исследовании от Игоря Алексеева – о событиях в Казани осенью 1905 года – упоминается губернатор Стрижевский.

Получив письмо от Виктора Лаптева, я просмотрела свои материалы о дореволюционной Казани и нашла о губернаторе Стрижевском несколько строк в беседе с известным краеведом Ильдаром Алиевым («Не хочу, чтобы из моей статьи делали заметку» ). Вот что он мне тогда сказал:

«Михаила Васильевича Стрижевского в течение всего семилетнего управления Казанской губернией казанцы любили, им восхищались. Он был всегда доступен, помогал всем, кто обращался к нему за помощью. Был красив и приветлив. С его именем связана деятельность «Лиги борьбы с туберкулезом», регулярно проводившей в Казани акцию «Белый цветок».

При Стрижевском в августе 1909 года в Казани появилась трахоматозная лечебница – приют имени Адамюка, казанского профессора-офтальмолога. Деньги на ее содержание выделяли казанские купцы Оконишников, Шамов, Строкин, аптекарь Грахе давал бесплатно лекарства и перевязочные материалы».

Интересные подробности о губернаторе Стрижевском я нашла в исследовании казанского историка Игоря Алексеева «Чёрная сотня в Казанской губернии». Тем, кто интересуется событиями в Казани в 1905 году, советую воспользоваться этой ссылкой. Узнаете много подробностей, ценность которых в том, что это исследование, учитывающее две, порой противоположные точки зрения на Казань в первой русской революции. Первая представлена в воспоминаниях известного большевистского функционера А.Я. Аросева, вторая – во «Всеподданнейшем отчёте Казанского Губернатора за 1905 год», подписанным М.В. Стрижевским.

На Арском кладбище, на первой аллее, есть братская могила убиенных в 1905 году. Это объект культурного наследия республиканского значения. Никто не знает число жертв от противостояния 17 октября и кто конкретно похоронен под памятной стелой. В советское время за памятником ухаживали, а в наше время, когда о революции говорят в основном плохо, захоронение производит унылое впечатление. 

Как указывает Игорь Алексеев, М.В. Стрижевский приступил к исполнению обязанностей Казанского губернатора в январе 1906 года, а значит, не мог быть непосредственным свидетелем упомянутых событий. Однако, судя по сохранившимся архивным документам, он скрупулёзно проанализировал все имевшиеся свидетельства и, не являясь лично заинтересованным в искажении фактов лицом, вынес на данный счёт достаточно объективные суждения.

Так получилось, что Казанская губерния ему досталась не в лучшее время. Еще продолжалась первая русская революция, и ему пришлось отчитываться перед Императором о том, что случилось в Казани в октябре 1905 года, когда на ее улицах пролилась кровь. Стрижевский получил в наследство от своего предшественника город с сильными революционными традициями, где горожане, в основном студенчество, недовольные государственной системой общественных отношений, впервые открыто выступили против власти, в трудную минуту оказавшейся бессильной. Мало того, часть гласных Казанской городской думы и некоторые члены управы поддержали создание городской коммуны, участвовали в организации народной милиции.

Это вызвало противодействие со стороны казанцев, не помышлявших о революции. В городе появилась новая политическая сила, которая вошла в историю России как «Черная сотня». Перед Стрижевским два исполняющих обязанности губернатора были вынуждены признать, что наведение порядка в городе им не под силу. Ему это удалось.

Михаил Васильевич пользовался уважением дворянства и земства. Представители право-монархического (черносотенного) лагеря считали его своим сторонником. Известно, что он был почётным членом Казанского Царско-Народного Русского Общества. Стрижевский проводил политическую линию умеренно-консервативного толка, не допускал революционных выступлений и проявлений социального, национального и религиозного радикализма. Руководил работой по проведению Столыпинской аграрной реформы и по подготовке школьной реформы, проведением на территории Казанской губернии выборов в четыре Государственные думы, оказывал поддержку миссионерской деятельности Братства Святителя Гурия, содействовал открытию в Казани Высших женских курсов (1906), отделения Русского музыкального общества (1906), способствовал развитию деятельности общества Красного Креста и Казанского Общества трезвости. В его правление в Казани появилась Шамовская больница (1910), был построен Романовский мост через Волгу (1911-1913). При его участии в городе проходило становление кинематографа. С 1908 года он был попечителем Казанского попечительского комитета о бедных.

22 апреля (5 мая) 1907 года Михаил Васильевич был произведён в действительные статские советники. Высочайшим приказом по министерству Императорского Двора от 6 (19) декабря 1911 года пожалован в камергеры двора Его Императорского величества. За свою деятельность он был награжден орденами Святой Анны II степени (1901); Святого Владимира III степени (1909); Святого Станислава I степени (1912).

М.В. Стрижевский скоропостижно скончался 30 августа (12 сентября) 1913 года от апоплексии на курорте Бад-Наухайм в Германии, где находился на лечении по поводу грудной астмы, которой страдал несколько лет. Похоронен 10 (23) сентября 1913 года. Во многих источниках местом захоронения называется село Масловка, однако в одной из публикаций РИА «Воронеж» уточняется – его захоронение в селе Духовое, где было родовое имение Стрижевских.

Наверняка в Государственном архиве РТ есть документальные свидетельства о М.В. Стрижевском и других казанских губернаторах. Остается ждать, когда архивисты обобщат их и выпустят книгу, как сделали в 2002 году, когда из печати вышел сборник «Достойны памяти потомков» – о городских головах Казани 1767-1917 годов.

Столбовая дворянка Анна Стрижевская

Уточню для начала: статус cтолбового дворянства имели дворянские роды, известные с допетровского времени.

У Михаила Васильевича Стрижевского был дочь Анна Михайловна (1878-1934), прабабушка жены Виктора Лаптева Анны Георгиевны Новосельцевой-Стрижевской. По тексту, который он мне прислал, видно, как тщательно Виктор Николаевич собирал материалы о семье своей жены. Делал запросы в архивы, искал в интернете людей, у которых могут быть хоть какие-то сведения об Анне Михайловне и других родственниках. В результате из мозаики отдельных фактов сложился цельный образ одной из русских дворянок, вызывавших восхищение современников за рубежом.

«Русские женщины-дворянки по своему статусу разительно отличались от женщин благородного сословия Западной Европы и Америки. Они пользовались большим влиянием в обществе. Французская писательница, современница Стрижевской-Гревениц – Жюльетт Адам (1836-1936), посещавшая Россию, не скрывала своего восхищения русскими дамами и их благотворительной деятельностью и называла их «милосерднейшими из женщин». А французский историк, автор книг о России конца XIX века Анатоль Леруа-Больё (1842-1912) выразил свой взгляд на русскую женщину даже так – «если мужчин можно порой обвинить в известной женственности, т.е. некоторой изменчивости, гибкости... излишней впечатлительности, то женщины, как будто для равновесия, имеют в уме и характере нечто сильное, энергичное, словом мужественное». Думаю, что эти определения хорошо подходят и к Анне Михайловне Стрижевской, баронессе Гревениц», – так начинает свое послание Виктор Лаптев.

Далее – сведения, которые он прислал мне.

Анна – вторая из восьми детей Михаила Васильевича Стрижевского и Ольги Николаевны, урожденной Кишенской (1854 – 20.04.1925, г.Брюссель). Она родилась 24 марта 1878 года в имении Стрижевских, в селении Духовое Бобровского уезда Воронежской губернии, где тогда жили ее родители.

Как уточняет Википедия, потомственные дворяне Воронежской губернии – помещики Стрижевские: Михаил Васильевич, Леонид Михайлович и Григорий Леонидович, имели здесь свою усадьбу. Напоминанием о ней являются сохранившиеся до наших дней парк, фруктовый сад и здание двухэтажной сельской школы, построенной на средства последнего в истории села его владельца – действительного статского советника, Казанского губернатора М.В. Стрижевского.

Сообщение от Виктора ЛАПТЕВА:

Имение Стрижевских было не в Духовом, а в селе Скляево Рамонского районоа Воронежской области. От имения и прочего  в с.Духовом (Никольское) ничего не осталось. Мы были там в 1998 году. Есть фото этих дивных мест.

В с.Духовое в основном постоянно жил отец губернатора Михаила Васильевича Стрижевского – генерал-лейтенант Василий Михайлович Стрижевский (1824-1907).

Анна была крещена 7 апреля в Никольской церкви соседнего села Масловка. Крестным отцом был председатель Судебной палаты, действительный статский советник Акулов Николай Михайлович. Виктор Николаевич Лаптев не сообщает, какой именно Судебной палаты. Надо полагать, Харьковской: суды Воронежской губернии подпадали тогда под юрисдикцию этой палаты). Крестной матерью была бабушка новорожденной – Анна Ивановна Стрижевская (урожденная Ключарова), жена Василия Михайловича Стрижевского.

В 19 лет Анна Михайловна вышла замуж за Григория Леонидовича Стрижевского (16.03.1869 – 26.10.1906), отец которого (1.01.1828 ( 1.11.1826) – после 1917) был родным братом Василия Михайловича (1824-1907). Брак был совершен 29 января 1897 года в Никольской церкви села Масловка.

Государственный архив Воронежской области. Фонд №29, опись 139, единица хранения 232, листы №86 и №120

Григорий Леонидович Стрижевский был корнетом лейб-гвардии Гусарского Его величества полка. Во время его службы полк дислоцировался в Царском селе, в 23 км от Санкт-Петербурга. Г.Л.Стрижевскому принадлежало часть земель в Землянском уезде Воронежской губернии, в частности, имение в Скляево.

«Населенные места Воронежской губернии». Государственный архив Воронежской обл., лист 111.

Г.Л.Стрижевский внесен в родословную книгу дворянства Воронежской губернии. В архиве обнаружены прошение потомственного дворянина, корнета запаса по гвардейской кавалерии Григория Леонидовича Стрижевского и свидетельства о внесении его жены Анны Михайловны и дочерей – Ольги и Александры – в родословную книгу дворянства Воронежской губернии.

Прошение Л.М.Стрижевского от 10.12.1879 и свидетельство. Государственный архив Воронежской области. Фонд №29, опись 139, единица хранения.232, лист №74, 74 об.

Первая российская революция 1905-1907 годов, которая была спровоцирована обострением противоречий внутри страны, политическим и аграрным кризисами, поражением в русско-японской войне, трагично откликнулась повсюду, в том числе и в Воронежской губернии, отразилась на семье Стрижевских. 26 октября 1906 года в 37 лет погиб муж Анны Михайловны – Григорий Леонидович Стрижевский. Была разорена и сожжена их усадьба в Духовом.

Государственный архив Воронежской области. Фонд Д-725, лист №12. Сборник документов «Революционное движение в Воронежской губернии 1907-1914», стр.439.

Анна Михайловна Стрижевская после смерти мужа с детьми жила сначала в Санкт-Петербурге, а потом в Казани, где ее отец с января 1906 года занимал пост губернатора.

Второй раз Анна Михайловна вышла замуж в 30 лет. Вдове корнета гвардии Стрижевского А.М. Стрижевской было разрешено вступить во второй брак определением Святейшего Синода. Ее избранником стал вице-губернатор Казани барон Николай Александрович Гревениц. Брак был совершен 12 ноября 1908 года в Благовещенском соборе Казанского кремля.

Национальный архив Республики Татарстан. Фонд 1, опись 4, дело 3461, лист 1.

Барон Гревениц Николай Александрович (27.07.1874 – 4.01.1931, г.Брюссель), действительный статский советник, камергер, был видным российским государственным деятелем. В 1908-1911 годах служил в г.Екатеринославе вице-губернатором, был губернатором в Херсоне (1911-1915) и Чернигове (1916-1917). Где бы он не находился по роду своей службы, его жена, теперь уже баронесса Гревениц, активно участвовала в общественной, благотворительной, меценатской деятельности. Так, в Екатеринославе (ныне г.Днепр,Украина) в 1909-1911 годах она была заместителем председателя Братства во имя Христа Спасителя для помощи слепым. Это общество было открыто группой лиц (в том числе и баронессой Гревениц) в 1909 году. С целью попечительства были созданы приют для малолетних слепых и мастерская по изготовлению корзин.

Интересно, что в то же самое время ее отец – Казанский губернатор Стрижевский – был председателем Совета Казанского отделения Попечительства Марии Александровны о слепых.

28-й Отчет состоявшего под Августейшим покровительством Государыни Императрицы Марии Федоровны Попечительства Марии Александровны о слепых за 1910 г. – СПб., 1911.

Попечительство о слепых создала императрица Мария Александровна (27.07.1824, г.Дармштадт – 22.05.1880, г.Санкт-Петербург), супруга Императора Александра I и мать Императора Александра III.

В 1911 году в Херсоне было открыто отделение Всероссийской лиги для борьбы с туберкулезом, которое возглавил сам губернатор барон Гревениц. При организации первого праздника Белого цветка в городе 29 июня 1912 года Анна Михайловна была одной из ответственных распорядителей. Среди множества добровольцев-волонтеров она с белой повязкой на левой руке продавала белые цветы – символ праздника. Благодаря сбору денежных средств на этом празднике удалось открыть несколько туберкулезных санаториев.

В 1912-1915 годах баронесса Гревениц была председательницей Херсонской Общины сестер милосердия Красного Креста. В эти годы проходил сбор средств на строительство нового здания лазарета (сейчас это Херсонская городская клиническая больница имени Е.Е. Карабелеша). Одними из первых были пожертвования от семьи губернатора.

Когда началась Первая мировая война, уже на 24 день, на первой полосе газеты «Родной край» появилось обращение к жителям города:

«Помогите раненым! Комитет Херсонской Общины сестер милосердия Красного Креста открывает новый госпиталь в г.Херсоне. Нужда в госпитале огромна. Председательница общины баронесса А.М. Гревениц горячо просит всех, кому дорога жизнь и здоровье наших героев-воинов, отозваться посильными жертвами на оборудование госпиталя, не стесняясь размерами их».

Газета «Родной край». 24.08.1914.

Когда денег на строительство все же не хватило, Анна Михайловна отправилась в Санкт-Петербург, обратилась за помощью к вдовствующей императрице Марии Федоровне – и необходимые средства были получены.

Мария Федоровна (1847-1928) возглавляла Российское общество Красного Креста с 1880 по 1917 год. Она заведовала и Международным фондом Красного Креста.

Анна Михайловна, тогда Стрижевская, была представлена ей еще в феврале 1903 года, когда в Зимнем дворце Санкт-Петербурга участвовала в костюмированном бале, приуроченном к 290-летию дома Романовых (11 и 13 февраля 1903 г.).

«Альбом костюмированного бала в Зимнем дворце в феврале 1903 г.». Санкт-Петербург. 1904.

Анна Михайловна Стрижевская на балу в Зимнем дворце. Санкт-Петербург, февраль 1903 года

Баронесса Гревениц поддерживала добрые отношения с императрицей Марией Федоровной до самой ее смерти и сохраняла подаренный ею замечательный браслет. Кстати, казанцы имели возможность видеть его на выставке «Мой ангел, здравствуй. Я в Казани…», которая работала в нашем городе в 2013 году.

26 октября 1914 года в Херсоне было торжественное освящение и открытие здания Херсонской общины сестер милосердия с лазаретом.

г.Херсон, 1913 год. В центре – баронесса Гревениц (Стрижевская) Анна Михайловна, попечительница Херсонского общества сестер милосердия Красного Креста

На церемонии открытия председатель строительной комиссии Николай Билим обратился к баронессе Гревениц со словами:

«От лица строительного комитета я приношу Вашему превосходительству глубокую и искреннюю благодарность за ту живую и неутомимую энергию, которую Вы проявляли в этом деле, которая подбадривала нас и помогала привести начатое дело к благополучному концу. Вы все время были душой этого дела, и Вы первая должны войти в совершенно готовое и оборудованное здание».

При этих словах Н. Билим поднес баронессе дубовый ларец с серебряным ключом от главной входной двери в здание. На кольце ключа были выгравированы даты закладки и освещения здания.

Газета «Родной край». 27.10.1914.

В тяжелые годы Гражданской войны в России (1918-1920), когда муж Анны Михайловны барон Н.А. Гревениц служил в Вооруженных силах Юга России по ведомству Министерства внутренних дел, она продолжала трудиться в рамках местных комитетов Общества Красного Креста. В начале марта 1920 года принимала участие в эвакуации некоторых лазаретов с ранеными и больными Белой армии и гражданских лиц из г.Новороссийска. В это трудное время на людей обрушилась еще и эпидемия тифа. Нужно было укомплектовывать специальные госпитальные рейсы транспорта с тифозными больными.

Сама А.М. Гревениц с семьей покинула Новороссийск 23 марта 1920 года на английском корабле «Капуртала». Его путь лежал на остров Антигона (Принцевы острова в Мраморном море), вблизи г.Константинополя (ныне г.Стамбул). Вместе с ней были муж – барон Н.А. Гревениц, сын Александр Николаевич (12.06.1911 г.р.), дочь от первого брака Мария Григорьевна Стрижевская (10.10.1903 г.р.) и племянница Анна Ивановна Климчицкая (4.09.1901, г.Воронеж – 1992, Италия).

В результате жесткой политики Турции и по разным другим причинам большинство русских беженцев уже к 1927 году покинуло Турцию. Семья баронессы Гревениц, как и многие из рода Стрижевских, оказалась в Бельгии. Благодаря бельгийскому Королю Альберту I (1875-1934), который правил страной с 23 декабря 1909 по 17 февраля 1934 года, Бельгия для русских эмигрантов того времени стала гостеприимной страной. Она занимает особое место в истории первой эмиграции после Октябрьской революции 1917 года.

Баронесса Анна Михайловна Гревениц (урожденная Стрижевская) умерла 4 января 1934 года в Брюсселе.

Виктор Николаевич прислал данные о детях Анны Михайловны от обоих браков, и в этом списке я нашла информацию, которая заставила меня поискать сведения для четвертой главы.

От первого брака, с Григорием Леонидовичем Стрижевским

1. Стрижевская Ольга (Ляля) Григорьевна (14.11.1897,  с.Духовое – 1998, г.Брюссель, Бельгия).

Потомки по этой линии – Базилевские – сейчас живут в Аргентине.

Сообщение от Виктора ЛАПТЕВА:

Ольга Григорьевна прожила 100 лет. Умерла в здравом рассудке. Мы с ней общались.

2. Стрижевская Александра (Дина) Григорьевна (11.12.1899, с.Духовое –15.02.1984, г.Брюссель, Бельгия).

Этот род продолжили Иовлев Г.Ф. и Гедройц Н.В., потомки которых живут в Бельгии.

3. Стрижевская Мария Григорьевна (10.10.1903, г.Воронеж – 22.02.1982, г.Монреаль, Канада).

Потомки по этой линии живут в Канаде и США.

От 2-го брака, с Николаем Александровичем Гревеницем:

Гревениц Александр Николаевич (12.06.1911 – 20.02.1988, Брюссель).

Потомки по мужской линии живут в Бельгии и России.

Через многие поколения к дню сегодняшнему

Удалось выяснить некоторые подробности по обоим спискам.

Дополнение первое – оказывается, по первой ветви Анна Михайловна имеет родственные отношения с великим русским педагогом Константином Дмитриевичем Ушинским (1824-1870). Этот человек совершил настоящую революцию в отечественной педагогической практике, став основоположником новой науки, ранее не существовавшей в России. Для новых народных школ Ушинский разработал гениальные по своей простоте и доступности учебники, а для их учителей – целый ряд замечательных методик. Основа его педагогической системы – требование демократизации народного образования и идея народности воспитания. Более чем пятьдесят лет, вплоть до самой революции, целые поколения русских детей и преподавателей воспитывались на книжках, написанных Ушинским.

Константин Дмитриевич Ушинский

«Ушинский – это наш народный педагог, также как Пушкин – наш народный поэт, Ломоносов – первый народный ученый, Глинка – народный композитор, а Суворов – народный полководец», – так писал о нем его коллега по Смольному институту Лев Николаевич Модзалевский.

Сведения о многочисленной семье Константина Дмитриевича Ушинского я нашла в статье Татьяны Николаевны Гавриловой «Судьба потомков К.Д. и Н.С. Ушинских» в первом номере за 2014 год «Ярославского педагогического вестника». В этом вузе есть музей народного педагога Ушинского, и одним из направлений его работы является связь с потомками. Родословная педагога К.Д. Ушинского была составлена в музее в 2010 году с их помощью. Был среди консультантов и Виктор Лаптев. Так что фактам, изложенным автором статьи, можно доверять.

У Константина Дмитриевича Ушинского и Надежды Семёновны Дорошенко было шестеро детей. Нас особо интересует Константин Константинович (1859-1919). Он закончил юридический факультет университета Святого Владимира и работал в секретариате Императорской канцелярии. В 1891 году женился на Марии Николаевне Виноградской, сестре биолога Сергея Виноградского, работавшего в Институте Пастера в Париже, члена Российской, Французской и Британской академий наук. Она прожила до 1903 года. Похоронена в Рясниках (теперь Украина, раньше это местечко входило в состав Польши), где у семьи было имение, в котором они проводили летнее время.

У них родилось четверо детей – Дмитрий, Николай, Максим и Марианна, внуки К.Д. Ушинского. Размеренную жизнь дворянской семьи нарушила революция 1917 года. Во время этих событий погиб Максим. Дмитрий и Николай, служившие в Белой армии, решили перебраться в Бельгию, продав в 1922 году имение. Рясники располагались близко к границе с Россией.

Сообщение от Виктора ЛАПТЕВА:

Дмитрий и Николай Ушинские отступали вместе с Белой армией (Новороссийская эвакуация).

Село Рясники (усадьба К.К. Ушинского) находилось в Гощанском районе Ровенской обл,,  Украина, с сентября 1920 до 1939 года была в составе Волынского воеводства Польши.

Их судьба сложилась по-разному. У Дмитрия Константиновича Ушинского (1893, Царское Село – 1941, г.Бромберг, Германия), жизнь в Бельгии была очень тяжелой, он перепробовал много профессий. Как сообщает Виктор Николаевич, он женился на Стрижевской Марии Григорьевне (1903, г.Воронеж – 1982, г.Монреаль, Канада), младшей дочери Анны Михайловны от первого брака.

У Дмитрия Константиновича было двое детей – Наталья (1925, г.Брюссель, Бельгия – 2000, г.Монреаль, Канада) и Константин (1921, г.Константинополь, Турция – 1980, г.Хьюстон, США). Ее мужем был Георгий Николаевич Новосельцев (1922, Сербия – 2015, г.Монреаль, Канада). У них родилась дочь – Анна Георгиевна Новосельцева, которая стала женой моего собеседника в сети Виктора Николаевича Лаптева.

Николай Константинович Ушинский (1898, с.Рясники – 1969, г.Монреаль, Канада) окончил курсы колониального администрирования, некоторое время жил и работал в Бельгийском Конго. После работы в Конго вернулся в Брюссель и организовал фирму, занимающуюся химчисткой. У него был сын Алексей, который женился на бельгийке и имел двоих сыновей, о которых ничего не известно.

Сообщение от Виктора ЛАПТЕВА:

У Алексея Николаевича (1924-1983) 2 сына, о которых все известно. Только они не хотят публичной информации о себе.

Николай Константинович Ушинский (1898, с.Рясники – 1969, г.Монреаль, Канада) окончил курсы колониального администрирования, жил и работал в Бельгийском Конго. После войны вернулся в Брюссель и организовал фирму, занимающуюся химчисткой. У него был сын Алексей, который женился на бельгийке и имел двоих сыновей, о которых ничего не известно.

Как пишет Виктор Николаевич, братья были близки по убеждениям и шли по жизненному пути рядом. Сближало их и то, что женаты они были на двоюродных сестрах. Первая жена Николая Константиновича – Климчицкая Анна Ивановна (1901, г.Воронеж – 1992, Италия) – была дочерью Ивана Александровича Климчицкого (1874-1933) и Татьяны Михайловны Стрижевской (1882-1942), сестры Анны Михайловны.

Когда Анну определили в пансионат Екатерининского института (Санкт-Петербург), Мария непременно хотела быть с ней. Так, в 1917 году они вместе оказались в этом Институте благородных девиц.

Центральный государственный исторический архив, Санкт-Петербург, фонд 3, опись 1, дело 3482, листы 1а, 4 об.

А в августе 1918 года сестры были в Одессе, в Институте Императора Николая I, откуда их и взяла в эвакуацию Анна Михайловна Гревениц. Анна Ивановна и Мария Григорьевна пронесли свою дружбу через всю жизнь.

Как видим, Анна Георгиевна Новосельцева имеет дальнее родство со всеми героями моего очерка – Михаилом Васильевичем Стрижевским, его дочерью Анной Михайловной, а через деда и бабушку – Стрижевскую (Ушинскую) М.Г.) – с Константином Дмитриевичем Ушинским. Анна Георгиевна Новосельцева – праправнучка  губернатора Казани М.В. Стрижевского и педагога К.Д. Ушинского.

Дополнение второе – так получилось, что с дальним потомком Анны Михайловны Стрижевской и Александра Николаевича Гревеница мне довелось общаться. Это случилось в Казани в 2015 году, куда Александр фон Гревениц (родился в 1962 г.) вместе с женой Дорсаф и четырьмя сыновьями: Райеном, Ильясом, Теодором и Алексеем – приехал на постоянное место жительства. Последние семь лет Александр провёл в Тунисе, на родине своей жены Доры.

Он познакомился с ней на одной из встреч в торговом представительстве Бельгии в Тунисе, когда приехал налаживать бизнес-связи в этой стране, и не мог не обратить внимания на яркую брюнетку, сидевшую рядом с ним на приёме. Ради нее развелся с женой и переехал в Тунис.

Чтобы познакомить жену со своей исторической родиной, Александр устроил экскурсию в Санкт-Петербург. Там им удалось побывать в специальном архиве, где хранятся подлинники рукописей стихов его прапрапрадеда Александра Пушкина, увидеть личные письма поэта. Но климат Северной Пальмиры показался южанке слишком суровым. Александр тоже не стремился в столицы – ни в Москву, ни в Санкт-Петербург.

«Для меня эти города слишком большие и шумные, – говорит он. – В Бельгии я жил в небольшом городе, где нет автомобильных пробок, суматохи. Но главное – Казань понравилась нам тем, что здесь живут люди разных культур и вероисповеданий, и они очень уважительно относятся друг к другу. Это приветливый, близкий нам по духу город».

В Казани он впервые оказался в 2013 году – приехал на 180-летнюю годовщину пребывания в городе поэта Александра Пушкина. 25 сентября в выставочном зале «Манеж» Казанского кремля состоялось открытие выставки «Мой ангел, здравствуй. Я в Казани…». Это была часть масштабного межмузейного проекта, созданного по инициативе Музея-заповедника «Казанский Кремль» при непосредственном участии Всероссийского музея А.С. Пушкина и Центрального музея связи имени А.С. Попова (Санкт-Петербург). В экспозиции были представлены личные вещи Пушкина, в частности, его письма жене Наталье Николаевне, а также экспонаты, повествующие о пребывании поэта в Казани. На церемонии открытия выставки присутствовали два потомка Пушкина: Александр Гревениц и Александр Норден, прямой тезка своего деда, профессора математики Казанского государственного университета (24.07.1904 – 13.02.1993). Норден-старший был правнуком троюродной сестры поэта – Надежды Петровны Делонг (Норден Александр Петрович, математик).

Фото Елены Сунгатовой

Потомки поэта живут сейчас по всему земному шару: в США, Англии, Германии, Бельгии, Франции, Италии, Украине, Белоруссии и России.

Предки Александра Николаевича – от старшего сына Пушкина. Александр Александрович был генералом от кавалерии, командовал Нарвским гусарским полком во время Русско-турецкой войны (1877-1878). Александр Александрович Пушкин был самым многодетным среди своих братьев и сестер. Женился в 25 лет на Софье Николаевне, племяннице отчима – Петра Ланского, второго мужа Натали Гончаровой. Она родила ему 9 детей. Всего у него от первого и второго браков было 13 детей – 5 сыновей и 8 дочерей.

Его сын Николай служил в первом гусарском Сумском полку. В 1914-1918 годах воевал в рядах гусарского Украинского полка. После прихода к власти большевиков он с женой, дочерью Натальей и сыном Александром уехал в Крым. Служил в офицерской охране Императорской фамилии. После разгрома Белой армии семья Пушкиных эмигрировала.

Их дочь – Наталья Николаевна Пушкина (5.06.1907 – 24.11.1947) – в 1933 году вышла замуж за барона Александра Николаевича Гревеница, инженера, финансиста и экономиста (12.06.1911 – 20.02.1988), сына камергера Николая Александровича Гревеница  и Анны Михайловны, урожденной Стрижевской. Их семья жила в Бельгии (г.Брюссель). У них было 2 сына: Николай Александрович Гревениц (р. 13.11.1934) и  Александр Александрович  Гревениц (р. 1938). Николай Александрович имел в двух браках шестерых детей. Александр Николаевич, с которым я познакомилась в Казани, был сыном от первой жены – Ирины Ростиславны Поповой (р. 7.07.1937). Если его отец был потомственным русским аристократом, то мать (он называл ее Ирэна) происходила из обычной семьи.

Официальных документов, подтверждающих баронский титул, у Александра фон Гревеница нет. По бельгийским законам, чтобы получить его снова, нужно заплатить очень крупную сумму за каждого мужчину – представителя рода. В семье решили, что в этом нет необходимости.

«Зачем нам доказывать своё дворянство, если сами мы точно знаем, что титул у нас есть? – рассказывал он в интервью газете «Казанские ведомости». – Этого вполне достаточно».

Общаясь с казанскими журналистами, Александр Гревениц рассказывал, что первое знакомство представителей двух российских родов состоялось еще в начале XIX века. Павел Гревениц был однокашником и другом Александра Пушкина в Царскосельском лицее. Они жили в соседних комнатах. Пушкин посвятил Павлу стихотворение на французском языке Mon portrait («Мой портрет»).

В Казани дальнего потомка Пушкина встретили радушно. И в первый раз, в 2013 году, и в 2015 году, когда он избрал Казань местом своего жительства в России. Мало кто в нашем городе знает про губернатора Стрижевского, зато все знают Александра Сергеевича Пушкина, однажды, в сентябре 1833 года, приезжавшего в Казань собирать сведения о Емельяне Пугачеве.

В Казани барон Гревениц планировал заниматься тем же самым, что и в Европе – продавать медицинскую технику. Увидев на Московской улице дом Фукса, в котором его прапрапрадед был в гостях у профессора Императорского Казанского университета Карла Фукса (в это время в особняке шла реставрация), хотел открыть в нём ресторан, назвав его в честь великого поэта. По его просьбе я даже узнавала, каким образом он мог бы вложиться в реставрацию в качестве инвестора.

Потом я упустила Александра Николаевича Гревеница (так он представлялся при знакомстве) из виду и вспомнила о нем только сейчас, восстанавливая семейную хронику нескольких российских дворянских семейств. От заведующей Музеем А.Е. Боратынского Ирины Завьяловой узнала, что он внезапно уехал с семьей из Казани, ни с кем не попрощавшись. Так что новое его место жительства вряд ли кто знает.

Надеюсь, мне удалось разобраться в родственных связях героев моего очерка. Трудности возникали не только потому, что сведений в интернете не так много, и приходилось собирать информацию буквально по крупицам, но, главным образом, потому, что трудно было разобраться в семейных родословных. В дворянских семьях детей обычно называли именами дедушек и бабушек, и легко можно перепутать, кто кому приходится.

Надеюсь, Виктор Николаевич Лаптев увидит ошибки, если они есть, и я смогу их исправить. За что люблю интернет, так это за возможность в любой момент внести в текст изменения.

А еще за то, что он порой связывает Казань с канадским Монреалем из французской провинции Квебек.

Сообщение от Виктора ЛАПТЕВА:

Все-таки к интернету надо относиться с осторожностью. Не все верно, что «бродит» в соц.сетях. Особенно когда имеешь дело с Родословной, письмами и  воспоминаниями.  Нужно быть и немного палеографом, чтобы перевести архивные тексты на язык современности.

Посткриптум:

Если у кого-то есть дополнительные сведения, пишите в комментариях.

16 января 2021 года в текст внесены существенные изменения от Виктора Николаевича Лаптева.

  Издательский дом Маковского