Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
18.11.2018

Цитата

Если хочешь узнать человека, не слушай, что о нём говорят другие, послушай, что он говорит о других.

Вуди Аллен

Погода в Казани
-2° / +1°
Ночь / День
.
<< < Ноябрь 2018 > >>
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    
  • 1955 – Совет министров ТАССР вынес постановление о придании государственного статуса любительскому телецентру. В январе 1956 оборудование Казанского телевизионного центра было смонтировано в помещении радиоклуба ДОСААФ

    Подробнее...

Казанское древо дербентского рода Казем-Беков

Отпрыски знатного рода Казым-Беков из Дербента появились в истории Казани совершенно случайно. 

Сначала в нашем городе проездом оказался старший сын – Мирза Мухаммед Али Казым-Бек. Он ехал по назначению в Омск, где должен был принять должность лектора восточной словесности в Азиатском училище, но по дороге заболел и лечился в Казани. Тут он познакомился с тогдашним ректором Императорского Казанского университета Карлом Фуксом, и тот уговорил его остаться в Казани, где были очень нужны специалисты по восточным языкам. Это случилось в 1826 году.

Следом за ним в 1839 году в Казань приехал его сводный младший брат  Абдулсаттар Мухаммед Али Казым-Бек.

Отец двух сыновей, Гаджи Касим Казым-Бек, был известным в Азербайджане ученым богословом, носил высокий среди шиитов титул шейх уль-ислама. В русской транскрипции фамилия звучит по-другому – Казем-Бек.

Старший сын стал знаменитым ученым-востоковедом, и мы знаем его как Мирзу Александра Касимовича Казем-Бека. Второй сын –  Абдулсаттар Мухаммед Али, или Николай Касимович Казем-Бек - известен меньше. Стоит узнать некоторые подробности его жизни, а при возможности поклониться его праху. Он похоронен на Арском кладбище, недалеко от церкви, с левой стороны. 

Читайте о Николае Касимовиче в «Казанских историях» (Николай Касимович из рода Казем-Беков).

От Александра и Николая Касимовичей пошел большой русский дворянский род Казем-Беков – земские деятели¸ предводители дворянства, гофмейстеры Императорского двора, сенаторы, фрейлины, банкиры, офицеры, юристы, ученые, врачи. Судьба разбросала их по всему свету. Продолжатели рода  Казем-Беков до 1917 года жили в основном  в Казани, а также в Пензенской губернии. После революции часть из них перебралась в Харбин, Канаду и Польшу. Потомки живут во Франции, США.

Наверняка у Казем-Беков на Арском кладбище было семейное захоронение. Пока удалось найти два надгробия с этой фамилией: Николая Касимовича (с левой стороны церкви), а неподалеку  – его племянницы Ольги Александровны Боратынской (Казем-бек).  

Потомки Александра Касимовича Казем-Бека

На Арском кладбище была захоронена еще одна дочь Александра Касимовича –  Мария. О ней чуть ниже. Отцом он был многодетным.

 В 1842 году ученый женился на девушке из дворянской семьи – Прасковье Костливцевой. Кстати, поручителем со стороны жениха был ректор университета Н.И. Лобачевский. От этого брака у них родились дочь Ольга (1844-1918), сыновья Александр (1844-1894), Борис (1846-1854) и Николай (1854-1854). В 1854 году Александр Касимович потерял жену и двух малолетних сыновей – Николая и Бориса.

В источниках встречаются сообщения о двух гражданских браках ученого – до официальной женитьбы и после смерти жены. В Музее Евгения Боратынского уточнили:   гражданский брак был только один. У  Натальи Молоствовой был муж, и у нее с Александром Касимовичем был только альянс, от которого предположительно в 1840 году в Казани родилась дочь Ольга (в замужестве Булыгина).

Законная дочь – Ольга Александровна, получила традиционное домашнее образование, прекрасно владела русским и французским языками. Впоследствии она стала известна как одна из первых биографов отца, опубликовала в 90-х годах XIX века ряд исторических документов и материалов, связанных с родом Казем-Беков, в журналах «Русский архив», «Русский инвалид». Ольга вышла замуж за сына известного поэта Евгения Боратынского – Николая Боратынского (1835-1898).  Таинство венчания совершилось 2 февраля 1864 года в университетской Крестовоздвиженской церкви.

Ольга с родителями

Ольга Александровна Боратынская была действительным членом Казанского Общества попечения о бедных и больных детях и «заботилась не только о крестьянах своих деревень, но и о бедных семьях в городе и других уездах. Организовывала пожертвования, благотворительные спектакли и сама вносила немалые денежные суммы».

Исследователи отмечают, что мужчины из рода Боратынских ценили восточных красавиц. Брат поэта Ираклий Абрамович Боратынский, генерал-лейтенант, почти 12 лет губернатор Казанской губернии (с 14 марта 1846 года), был женат на Анне Давыдовне Абамелек (1814-1889), представительнице двух знатных армянских родов: Абамелек, происходивших из Грузии, и Лазаревых, служивших при дворе персидского шаха Аббаса II.

Николай и Ольга Боратынские поселились в Каймарах, но их семейное счастье здесь было  непродолжительным. Спустя год у них умер новорожденный сын. Похоронили его в церковной ограде, где потом появились еще две детские могилы. Для молодой семьи каймарский дом стал источником «тяжелых воспоминаний». Поэтому вскоре Николай Евгеньевич купил  другое имение – Шушары, и Боратынские уехали туда. В октябре 1865 года Николай Евгеньевич был избран гласным (депутатом) Казанского уездного земского  собрания. В декабре того же года стал предводителем дворянства Казанского и Царевококшайского уездов. В 1865 году Николай Евгеньевич был избран председателем попечительского совета женского Мариинского училища. Семнадцать лет он занимал эту должность, за что его справедливо назвали «отцом Мариинской гимназии» («Казанский телеграф», апрель 1898 года).

У Николая и Ольги Боратынских было четверо детей: сын Александр, дочери Ольга (в замужестве Шульгина), Екатерина и Ксения (в замужестве Алексеева).

Ольга Александровна с дочерью Екатериной

Памятный крест Ольги Боратынской (Казем-Бек). На нем памятная табличка, оставленная Ксенией Боратынской, которая жила и похоронена не в Казани 

В том доме, в котором сегодня работает музей поэта Евгения Боратынского, жил его сын – Александр Николаевич Боратынский, внук Евгения Боратынского и Александра Казем-Бека. Он был женат на Надежде Дмитриевне Шиповой. В этом браке было трое детей: Дмитрий, Ольга и Александр. Сыновья не приняли советской власти и воевали в Белой армии. Дочь Александра Николаевича Ольга (полная тезка бабушки, домашние звали ее Литой)после революции уехала из России, похоронена в США. О казанской жизни она написала книгу «Канун Восьмого дня», «Казанские истории» рассказывали о ее презентации в Казани (Ольга Ильина-Боратынская: «Мы были мировой историей…» ).

А.Н. Боратынский (1867-1918) оставил заметный след в политической жизни России начала ХХ века. В 1907 году он был избран депутатом III Государственной думы от партии октябристов. Как и отец, был предводителем дворянства Казанского и Царевококшайского уездов. В 1918 году его расстреляли. Останки семье разрешили захоронить на Арском кладбище, недалеко от матери (Александр Боратынский: «во имя божественных начал, идеалов, добра и красоты…»). Реабилитировали Александра Николаевича 21 марта 1991 года. В 1945 году в одной могиле с ним упокоилась его сестра Екатерина.

В Санкт-Петербурге овдовевший Казем-бек, которому было уже 68 лет, связал свою жизнь с 24-летней баронессой Екатериной Николаевной Гантунг, урожденной Муравьевой. Бывший муж не дал ей развода, но это не помешало им создать семью, в которой родилось двое детей: Мария (1863(1867?) - 1939) и Николай (1865(1868?) - 1918).

Александр Касимович скончался  27 ноября 1870 года в Санкт-Петербурге. Был похоронен в Павловске. Екатерина Николаевна на много пережила своего мужа и скончалась в 1912 году. Однако, по сведениям нескольких источников, мать детей не воспитывала. Николая после смерти отца на первое время взял в свою семью Габделгаллям Фаизханов, проживавший тогда в Уфе,  младший брат Хусаина Фаизханова, выдающегося татарского общественного деятеля,  востоковеда-тюрколога.  По реалиям того времени ребенок-христианин не мог воспитываться мусульманами, поэтому официально  его воспитанием занимался семья А.К. Казембека  Александра Александровича.

Так как Николай был признан официальными наследниками семьи – сестрой и братом по отцу от законного брака, он получил согласие на фамилию «Казем-Бек». Николай Александрович Казем-Бек был владельцем земледельческих угодий в Казанской губернии. В 1907 году, в период столыпинских реформ, обанкротился и после этого издал в Казани книжку «Причины моего разорения», где резко выступил против аграрной политики империи. Дата кончины (1918) наводит на мысль о том, что Николай Казем-Бек пал жертвой большевистского террора. Но о его судьбе ничего более не известно.

Из интернет-публикации известно, что надпись на надгробии Марии на Арском кладбище – «Мария Александровна Ефремова-Казем-Бек» – говорит о том, что в лоно семьи была принята и внебрачная дочь ученого. Мирза Казем-Бек, несмотря на ученость и долгие годы жизни в России не перестал быть мусульманином в душе, а потому всех своих детей считал законными. Для Марии были приобретены метрики умершей дочери купца Ефремова, и официально она считалась Марией Константиновной Ефремовой. По некоторым сведениям, она жила в Воронежской губернии (области).

Законный сын ученого – Александр Александрович Казем-бек (1844-1894), выпускник Императорского Училища Правоведения, был гофмейстером, управлял канцелярией министерства юстиции, а затем стал сенатором. В 1867 году А.А. Казем-Бек женился на Марии Львовне Толстой из рода графа Толстого.

Ее отец – Лев Толстой, тезка великого русского писателя, был владельцем больших земельных участков под Казанью. Около 3 тысяч десятин пригодных посевных земель и лесных массивов, предоставленных дочери в качестве приданого, позволили ему стать в ряд крупнейших землевладельцев губернии. Но из-за плохого и нерадивого пользования эти участки позднее превратились для семьи в дополнительную головную боль.

Александр Александрович похоронен в Новоспасском — усадьбе под Алексеевском, в 120 км от Казани. В семье А.А. Казем-Бека, скончавшегося в 1894 году от рака, остались сын по имени Лев (Леля) и дочь Прасковья (Патя). После безвременной кончины Александра Александровича семья, лишившаяся большей части источников своих доходов, столкнулась с материальными тяготами. Однако это не могло помешать Марии Львовне обеспечить детям отменное образование.

Внучка Александра Касимовича – Прасковья Казем-Бек (1873-1943), окончив Смольный институт благородных девиц, удостоилась места среди фрейлин Александры Федоровны. Патя снискала благорасположение при Императорском дворе и в аристократических кругах и как автор прекрасных рисунков, и как искусная пианистка.

В годы юности между Прасковьей Казем-Бек и болгарским студентом, учившимся на юридическом факультете Петербургского университета Александром Малиновым (1867-1938), впоследствии трижды возглавлявшим правительство Болгарии, произошел любовный роман, и они были официально обручены. Однако, несмотря на ожидания близких, свадьба так и не состоялась. По семейным источникам, здесь сказалось определенное воздействие Марии Львовны. Хотя брак не состоялся, отношения между Прасковьей и Александром Малиновым продолжались и впоследствии. Единственная внучка А.К. Казем-Бека так и не смогла построить семью.

В период Русско-японской войны 1904-1905 годов, а также в годы Первой мировой войны, как и ряд других фрейлин, Прасковья Казем-Бек совместно с императрицей Александрой Федоровной и великими княгинями оказывала медицинскую помощь раненым солдатам в госпиталях и лазаретах в качестве сестры милосердия. Она не приняла приход большевиков к власти. Избрав путь активной борьбы, вступила в ряды Белой армии.

Революционные потрясения привели эту одинокую женщину в Сибирь, в ряд бойцов адмирала Колчака. Она стала служить санитаркой в бронепоезде, участвовала в боях с красными. Однако после поражения верховного главнокомандующего Колчака Прасковье Казем-Бек пришлось вернуться в Казань, где ее дед  в свое время снискал славу и почет. Она  пережила и Вторую мировую войну, провела оставшуюся жизнь в лишениях и одиночестве. То, что фрейлина императрицы, участница Белого движения не привлекла бдительного внимания советских спецслужб и окончила дни естественной смертью, можно счесть одним из редких исключений сталинского режима.

Скорее всего, Прасковья Казем-Бек похоронена на Арском кладбище, но место ее погребения не известно.

Что касается внука Александра Александровича  – Льва Александровича Казем-Бека (1876-1952), то он, продолжая семейные традиции, окончил престижный Пажеский корпус, по завершении образования, в 1898 году, построил семью. Его жена Надежда Геннадиевна Шпигельберг была из русско-немецкой семьи, которая оставила определенный след в военной и дипломатической сферах истории России. Дед по матери Надежды Геннадиевны, полковник Алексей Зубин, являлся офицером Императорской гвардии. Отец, Геннадий Шпигельберг, из российских немцев, служил на дипломатическом поприще. Надежда Шпигельберг родилась в 1881 году в Египте, до семилетнего возраста жила в Александрии. Одним словом, и у нее было, пусть и виртуальное, соприкосновение с восточным, мусульманским миром.

Лев Казем-Бек успешно продвигался по служебной лестнице. Как офицер гвардии, служил в элитных воинских частях. Являлся председателем Дворянского собрания Казани и почетным судьей, а также директором Дворянского и Крестьянского банков в городе Вильно (ныне – Вильнюс).

В феврале 1902 года в Казани, в семье Льва и Надежды Казем-Беков, появился на свет Александр Львович Казем-Бек, нареченный именем основателя фамилии. В 16-17-летнем возрасте Александр Львович оказался на стороне «белых». В феврале 1920 года вместе с семьей эмигрировал. Через Константинополь и Салоники попал в Белград. В 1923 году переехал в Мюнхен, где поступил в университет. Во второй половине 1920-х годов перебрался во Францию. В 1925 году сдал экзамены в Высшей школе политических и социальных наук в Париже и получил должность заведующего отделом в Монакском фондовом кредите. С конца 1925 по 1930 год жил в Монте-Карло.

Он возглавлял учреждённый в Мюнхене в 1923 году русской эмигрантской молодёжью Союз «Молодая Россия», который в 1925 году был преобразован в партию «Союз младороссов» (со штаб-квартирой в Париже). Идеология этого движения отличалась крайней противоречивостью и эклектичностью, сочетая в себе элементы монархизма, русского национализма, православного фундаментализма, корпоративизма, «евразийства», «сменовеховства», «национал-большевизма», антикоммунизма, симпатии к итальянскому фашизму, национал-социализму и советскому строю, что привело к появлению главного лозунга «младороссов» — «Царь и Советы».

На сотрудничество с гитлеровским режимом Александр Львович не пошел, поскольку узнал о планах Гитлера завоевать СССР. В конце 1930-х — начале 1940-х годов инициировал создание в Париже так называемых собеседований круглых столов антифашистской направленности, за что в 1940 году был арестован (в Германии за его выдачу властям полагалось вознаграждение в сто тысяч рейхсмарок). Однако успел бежать в США, где в 1942 году объявил о роспуске партии «младороссов», «дабы дать полную возможность каждому из её членов проявить по своему разумению свой патриотический долг в отношении воюющего Отечества нашего». Члены распущенной «младоросской» партии в большинстве своём пополнили ряды антифашистского сопротивления. Сам участвовал в реализации программы помощи русским военнопленным.

В США сотрудничал с русской газетой «Новая заря» (Сан-Франциско). Преподавал русский язык в Йельском университете, с 1946/1947 учебного года возглавлял кафедру русского языка и литературы в Коннектикутском колледже. По приглашению сестры премьер-министра Индии Д. Неру Р. Неру, открыл курсы русского языка в Нью-Дели, откуда в 1954 году обратился к правительству СССР с просьбой о предоставлении советского гражданства. Его просьба была удовлетворена в 1957 году. А.Л. Казем-Бек поселился в Москве. В 1962 году был назначен старшим консультантом Отдела внешних церковных сношений Московского Патриархата; состоял членом редколлегии «Журнала Московской Патриархии», был автором ряда статей на экуменические и иные темы.

Скончался 21 февраля 1977 года. По его просьбе был погребён в Ново-Переделкине, под Москвой, в ограде Преображенского храма подворья Афонского Пантелеимонова (тогда) монастыря.

В ноябре 2015 года в Казань приезжала вдова  Александра Львовича – Сильва Борисовна Казем-Бек. Она посетила места, связанные с Казем-Беками и Боратынскими, побывала в Отделе редких рукописей и книг Научной библиотеки имени  Лобачевского Казанского университета. По сведениям краеведа Леонида Абрамова, там сохранились не только рукописи воспоминаний Марии Львовны Казем-Бек (урожденной Толстой-Милославской), но и пригласительные билеты на балы по случаю  коронации Александра III и Николая II с купонами на кучера (каждому приглашенному полагался экипаж).

«Дневники» Марии Львовны проливают свет на образ жизни и связи в высшем свете второго поколения семьи Казем-Беков, уже окончательно обрусевшей.

Потомки знатного рода в Казани

Кстати, пригласительные билеты в русском стиле были оформлены известным художником Васнецовым. Пригласительные были на имя ее супруга – Александра Александровича Казем-Бека, сенатора, гофмейстера двора.

Cохранился пропуск на имя Льва Александровича Казем-Бека, который был пажом у одного из Карагеоргиевичей. В дальнейшем последний стал королем Сербии, и когда Лев Казем-Бек оказался в эмиграции в Сербии, это ему сослужило хорошую службу.

Во время коронационного бала Карагеоргиевич ухаживал за одной из дам, Лев — 16-летний выпускник Пажеского корпуса, понял ситуацию – и удалился, чтобы не мешать.

Об этом в Казани рассказывал его внук – князь Зураб Михайлович Чавчавадзе, когда держал в руке пропуск на имя деда. Он приезжал в Казань вместе с Сильвией Борисовной Казем-Бек. А эту историю рассказал ему дед – Лев Александрович Казем-Бек, который скончался в ссылке в Казахстане.

Потомки Николая Касимовича Казем-Бека

У Николая Касимовича было несколько сыновей, по одному источнику четыре  – Алексей, Владимир, Петр и Николай, по другому три – Алексей, Владимир и Петр.

Старший  сын – Алексей Николаевич Казем-Бек (14(26).03.1859 – 26.06.1919, Томск) — известный врач-кардиолог и общественный деятель, действительный статский советник. Он родился в селе Тарлаково Саратовской губернии, где его отец в это время работал лесником.  В 1878 году окончил 2-ю Казанскую мужскую гимназию и поступил на медицинский факультет Казанского университета. В 1883 году окончил университет и был оставлен ординатором кафедры факультетской терапии, руководимой Н.А. Виноградовым. В 1887 году защитил докторскую диссертацию по теме «Материалы к иннервации сердца» и был избран приват-доцентом по кафедре врачебной диагностики.  В 1894-1904 годах заведовал этой  кафедрой. В 1904-1916 годах был заведующим кафедрой факультетской терапии.

Являлся председателем Казанского отдела Всероссийской лиги борьбы с туберкулёзом. Был инициатором строительства бесплатного противотуберкулёзного санатория «Каменка». В 1903-1907 годах возглавлял Общество врачей при Казанском университете. Являлся главным редактором «Казанского медицинского журнала». Был членом Казанского общества естествоиспытателей.

В 1896 году А.Н. Казем-Бек поставил прижизненный диагноз аневризмы левого желудочка сердца и впервые приметил при ней характерный признак — несоответствие между сильным и поднимающим «соответствующее межреберье» верхушечным толчком и малым «ослабленным пульсом на лучевой артерии». Этот диагностический признак получил название симптома Казем-Бека. Термин употребляется до сих пор.

А.Н. Казем-Беку принадлежит приоритет в отечественной науке по внедрению в лечебную практику нового лечебного средства строфантина. Он подметил влияние этого средства на центральную нервную систему, указал, что оно действует на нервные узлы сердца и повышает давление крови. В числе первых клиницистов талантливый казанский врач предугадал громадное значение для практической медицины электрокардиографии: в его клинике выдающийся физиолог А.Ф. Самойлов записал первую в России электрокардиограмму.

Много сил отдал А.Н. Казем-Бек борьбе с инфекционными болезнями — страшным бичом народных масс царской России. Он ввел в практику для лечения больных лихорадкой метиленовую синьку (1893). Этот препарат в терапии малярии употребляли многие годы.

Он был автором около 30 научных трудов, посвящённых иннервации сердца, диагностике редких врождённых и приобретённых пороков сердца, лечению сердечной недостаточности строфантином и другим темам. Первым в стране  экспериментально подтвердил преобладание мышечного компонента в происхождении первого тона сердца. Среди его учеников были профессора М.Н. Чебоксаров, Н.К. Горяев и А.Г. Терегулов.

Как многие коллеги по университету, во время Гражданской войны, в 1918 году, после поражения белых в Казани, уехал в Томск. С 5 октября 1918 года состоял приват-доцентом Томского университета, читал курс ларингологии.

В декабре 1918 года он поставил себе диагноз  – рак легких, вёл в своём дневнике записи о течении болезни. Скончался в Томске 25 июня 1919 года. Вскрытие подтвердило правильность этого диагноза.

Алексей Николаевич был награжден орденами Святого Владимира IV степени, Святого Владимира III степени, Святого Станислава II степени, Святой Анны II степени и медалью «В память царствования Императора Александра III».

У Алексея Николаевича было пятеро детей. Один из них, Владимир Алексеевич Казем-Бек (14.11.1892 – 04.08.1931), тоже стал известным врачом. Начало Первой мировой войны застало его на 5-м курсе и он, не раздумывая, пошел добровольцем на фронт. Прослужив около года, в 1915 году на короткое время вернулся в Казань и блестяще сдал государственные экзамены.

После возвращения на фронт стал заведовать летучим госпиталем Красного Креста. Добрая слава о докторе Казем-Беке быстро распространилась по передовой, и нередко санитары слышали просьбу от раненых: «Отвези меня, браток, в госпиталь, где работает хромой доктор».

В 1917 году Владимир Алексеевич пережил кончину матери, потом смерть отца в далеком Томске, фактический распад некогда дружной семьи — все братья и сестры разъехались кто куда… Летом 1919 года он поступил на должность врача в Академию Генерального штаба в Омске и через год оказался  в Харбине. Работал в больнице Восточно-Китайской железной дороги.  Лечил всех: и богатых бизнесменов, и служащих железной дороги, и грузчиков в порту, и опустившихся жителей городских трущоб, и спившихся попрошаек с рынков.

Зимой, в период простудных заболеваний, когда вызовов было особенно много, спал в кресле, у телефона, не снимая верхней одежды, чтобы как можно быстрее доехать до пациента и оказать ему первую помощь. И один из вызовов стал для доктора роковым. Девочка, больная дифтеритом, умирала от удушья. Нужна была госпитализация и срочная операция. Не было ни времени, ни возможности быстро попасть в стационар. Нужно было рисковать. Казем-Бек, как опытный врач понимал, чего этот рискованный шаг может ему стоить. Он спас девочку, отсосав трубочкой для коктейля гной из опухоли. Кризис миновал, и больная стала поправляться (она проживет до 92 лет). А доктор через два дня почувствовал, что заболевает…

По свидетельству современников, в похоронах рано умершего Владимира Алексеевича Казем-Бека, 5 августа 1931 года, участвовали более пяти тысяч людей. Когда его гроб несли по Китайской улице к Свято-Иверскому храму для совершения отпевания, все близлежащие улицы были так плотно забиты людьми, что проще было обойти эту массу плачущих и молящихся людей за два-три квартала, чем пытаться протиснуться в нужном направлении. Так Харбин прощался с любимым доктором…

Похоронили Владимира Алексеевича Казем-Бека на Новом кладбище, рядом с алтарной частью Успенского храма.

Харбинцы долго спорили — какой памятник поставить. Провели конкурс проектов, определили победителей, даже премии им успели выдать, да одумались вовремя. Доктор никогда бы не одобрил такие бессмысленные траты. Тогда было принято единственно правильное решение — создать за счет пожертвований бесплатную больницу имени Казем-Бека. Такая клиника вскоре была открыта при Казанско-Богородицком мужском монастыре.

Памятник же поставили весьма скромный, с большим крестом и с белой (как халат врача) мраморной могильной плитой. Друзья и коллеги издали в Харбине книгу «Светлой памяти доктора В.А.Казем-Бека. Сборник статей и воспоминаний». В книге были собраны воспоминания, стихи посвященные доктору, благодарственные письма, адресованные ему.

Второй сын Николая Касимовича – Владимир Николаевич Казем-бек – родился 30 января 1862 года в  селе Тарловка. Он  выпускник 2-й мужской гимназии Казани. В 1882-1887 годах учился на юридическом факультете Императорского Казанского университета. В 1888 году получил степень кандидата юридических наук. В 1890 году работал секретарем прокурора Казанской судебной палаты, с 1891 года – товарищем (заместителем) прокурора Казанского окружного суда, в 900-е годы – прокурором окружного суда в Уфе, затем в Пензе, в 1907 году – товарищем прокурора Саратовской судебной палаты.

В Казань вернулся в 1908 году, работал товарищем прокурора судебной палаты. Одновременно преподавал законоведение в 3-й гимназии и Родионовском институте благодарных девиц. Когда умер и где похоронен, неизвестно. Не исключено, что на Арском кладбище.

Младший сын Николая Касимовича – Петр Николаевич Казем-Бек (17.02.1865 – 10.12.1912) – тоже родился в Саратовской области, в селе Каменная Колышлея. Он выпускник 3-й  гимназии и  медицинского факультета Казанского университета (окончил в 1893 году с золотой медалью), работал в акушерско-гинекологическом отделении факультетской клиники. В 1900 году переехал в Санкт-Петербург, где работал сверхштатным, затем младшим врачом родовспомогательного заведения и одновременно – врачом лечебницы Святой Троицы Общества Красного Креста. Умер и похоронен в Санкт-Петербурге.

 

Источники информации:

Вилаят Гулиев. Род Казем-Бека: двести лет с Россией. Патриарх российского востоковедения  – http://maxpark.com/community/5134/content/3700114  

Рзаев Агабаба Касум оглы. Мухаммед Али М. Казем-Бек – http://ebooks.azlibnet.az/book/ioXkTM0P.pdf),

Боратынский Николай Евгеньевич (1835-1898)http://marihistory.ru/publikacii/2011-03-24-20-09-45/402-boratynskiy-nikolay.html

История доктора Казем-Бека и его памятника  –  http://www.unification.com.au/articles/read/2746/

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов