Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
24.08.2017

Цитата

Сей город, бесспорно, первый в России после Москвы, а Тверь – лучший после Петербурга; во всем видно, что Казань столица большого царства. По всей дороге прием мне был весьма ласковый и одинаковый, только здесь еще кажется градусом выше, по причине редкости для них видеть. Однако же с Ярославом, Нижним и Казанью да сбудется французская пословица, что от господского взгляду лошади разжиреют: вы уже узнаете в сенате, что я для сих городов сделала распоряжение

Письмо А. В. Олсуфьеву
ЕКАТЕРИНА II И КАЗАНЬ

Погода в Казани
+18° / +26°
Ночь / День
.
<< < Август 2017 > >>
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      
  • 1991 – В Ленинском мемориале началась сессия Казанского городского Совета народных депутатов, на которой депутаты обсуждали 8 вопросов, связанных с ГКЧП.

    Подробнее...

О том, как Борис Ельцин ездил в казанском трамвае

25 лет назад, 6 августа 1990  года, в Казань приехал Борис Ельцин. Он бывал в Казани не раз, но тот визит был решающим.

Любовь Агеева, один из авторов книги «Республика Татарстан: новейшая история», обобщила исторические факты, связанные с этими визитами.

 Казань – память детства

С Казанью у Бориса Николаевича Ельцина было связано немало воспоминаний. Самое первое – из разряда безрадостных. Здесь в 1934 году был арестован и осужден его отец Николай Ельцин, приехавший на «Казмашстрой» из Уральской области вместе с женой, родным братом и маленьким сыном Борей.

«Мне было три года, но я до сих пор помню тот ужас и страх, – рассказывает Борис Николаевич в автобиографических «Записках президента». – Ночь, в барачную комнату входят люди, крик мамы, она плачет. Я просыпаюсь. И тоже плачу. Я плачу не оттого, что уходит отец, я маленький, еще не понимаю, в чем дело. Я вижу, как плачет мама и как ей страшно. Ее страх и ее плач передаются мне. Отца уводят, мама бросается ко мне, обнимает, я успокаиваюсь и засыпаю. Через три года отец вернулся из лагерей».

Не единожды был Ельцин в Казани и в студенческие годы. Но подробностей об этом нет. Кто мог тогда предположить, что сын «врага народа» Ельцин станет первым Президентом нового государства – Российской Федерации.

Известный казанский ученый-историк Алексей Литвин написал книгу о казанской жизни семьи Ельциных, в 2004 году подарил ее Борису Николаевичу. В книге рассказывается, как семья Ельциных жила в Казани, как в 1934 году его отца и дядю арестовали по ложному доносу, освободили досрочно за ударный труд на строительстве канала Москва-Волга. Андриан погиб на фронте, Николай умер в 1978 году.

Кстати, благодаря этой книге Наина Иосифовна встретилась с дочерью Петровых, у  которых Ельцины тогда жили.

Наша газета в свое время написала о книге профессора Литвина, привела некоторые подробности о жизни Ельциных в Казани («Ельцины в Казани»).

Давайте договариваться

Как высокое должностное лицо он приехал впервые летом 1990 года. Татарская автономия существовать перестала, Верховный Совет ТССР решил установить отношения с Российской Федерацией на основе двустороннего договора.

Не буду утомлять читателя политическим анализом ситуации. Желающие могут прочитать другие публикации на эту тему, в частности, фрагмент книги «Республика Татарстан: новейшая история» на сайте «Казанских историй» (Ощущается стремление понять друг друга).

Борис Ельцин был в Татарской АССР несколько дней, с 6 по 9 августа: посетил Альметьевск, Набережные Челны, Елабугу. В Казани побывал в моторостроительном объединении, встречался с общественностью в особняке Союза писателей республики, после чего чуть не довел сопровождавших его лиц до инфаркта, когда решил прокатиться по Казани на трамвае. Об этом занятном «происшествии» рассказывали коллеги-очевидцы.

Встреча в Союзе писателей РТ. Фото Владимира Зотова

Когда закончилась встреча с Ельциным в Союзе писателей, он вышел на улицу, где скопилась масса народа с транспарантами. Кстати, транспаранты тогда были в основном, мягко скажем, нелюбезные.

Получилось так, что охрана отстала. Ельцин, увидев, что народ хлынул к нему, ловко увернулся и пошел не в ту сторону, где стояли правительственные машины, а в сторону улицы Волкова. Народ – за ним.

Сотрудник Кабинета министров Рустем Магдеев шел от Ельцина в небольшом отдалении. Он увидел – на светофоре остановился трамвай, водитель-женщина, заметив Ельцина, открыла двери, хотя трамвай был переполнен. Тот вспрыгнул на подножку трамвая – и уехал!

Охрана опомнилась, трамвай остановили, и Ельцин пересел в правительственный микроавтобус.

Надо сказать, что везде, где появлялся Борис Николаевич, собиралось много народу. На одном из снимков Владимира Зотова видно, через какую толпу ему приходилось порой пробираться.

На другом снимке я увидела Ельцина с ложками. Где он их взял и зачем они ему? Коллеги, которые его сопровождали, рассказали.

Фото Михаила Козловского

В доме, где жили высокопоставленные гости (Архиерейская дача), где остановились высокие гости, Ельцин, выпив, попросил деревянные ложки. Но где их взять?

Ельцин скомандовал:

– Давайте железные!

И давай стучать ложками! Отдался этому занятию с таким удовольствием, как ребенок.

Было видно, вспоминает Мухаммат Галлямович Сабиров, у него наступил какой-то момент эйфории. Всё благостно, хорошо. Можно ненадолго отключиться от всего мира и жить в свое удовольствие.

Видимо, все-таки боялся Борис Николаевич этого визита. Что и говорить, и ближайшее окружение, и московские СМИ очень запугивали его националистическими требованиями Казани. В 1990 году он оказался крепким орешком. Позднее такие запугивания окажутся эффективнее, и уже при нем федерализм в России снова станет сильно управляемым. Владимир Путин завершит дело, начатое еще в 1995 году.

Но продолжим про визит 1990 года. Вот как рассказывает об этом газета «Казанские ведомости».

Активисты Татарского общественного центра узнали, что Ельцин будет в Казани в моторостроительном объединении, и решили караулить его у проходной. Только микроавтобус с высоким гостем подъехал, националы тут как тут. Развернули плакаты.

Ельцин вышел из микроавтобуса и бодро воскликнул:

– О, плакаты! Надо прочитать!

Подошел. У слесаря производственного объединения «Тасма» Рауфа Ибрагимова был в руках плакат: «Мы в Россию не входили!». Ельцин прочитал и задумался. А Ибрагимов ему в лицо не смотрит – неудобно! Но краем глаза видит – все замешкались. Даже Шаймиев деликатно отвернулся и молчит.

Ельцин помолчал и двинулся дальше.

Фото Владимира Зотова

Серьезным катализатором националистических настроений в республике стало принятие Верховным Советом РСФСР 12 июня 1990 года Декларации о государственном суверенитете России, в которой по сути были уравнены в правах национальные республики, края и области, с чем никак не могли согласиться сторонники повышения статуса Татарской АССР. Визит Ельцина стал сильным сдерживающим фактором политических страстей. В новейшую историю России вошла его знаменитая фраза – «Берите суверенитета столько, сколько проглотите».

Работая над первым томом книги «Республика Татарстан: новейшая история», я пыталась найти, так ли именно звучала его отмашка вольнолюбивой республике, поскольку в разных источниках употребляется разные варианты – сколько проглотите, сколько сможете, сколько осилите и т.д. Ответ нашла в одной из стенограмм сессий Верховного Совета РТ. Тогда обсуждались проекты декларации о государственном суверенитете республики. Выступая в прениях, депутат Роберт Миннуллин сказала:

«Все мы знаем, в последнее время нежданно-негаданно нами заинтересовались московские товарищи, разного толка ученые, политологи, социологи, лидеры разных партий. Даже сам Борис Николаевич Ельцин пожаловал в нашу республику. Оказывается, мы еще не совсем пропащий народ. Мы, оказывается, кому-то еще нужны. Но для чего, зачем они приехали, нам известно. Особенно приезд обаятельного, неординарного лидера России сделал свое дело. Некоторая часть населения республики взбудоражена. Ими овладел синдром Ельцина.

Но мне самому запомнилось такое выражение Бориса Николаевича: «Берите столько самостоятельности, сколько сумеете обеспечить». Это же выражение он повторил и в Башкирии, но чуточку по-другому: «Берите столько суверенитета, сколько проглотите» Сам слушал по радио (Б. Ельцин посетил соседнюю республику чуть позже – Л.А.).

Когда-то или Пугачев, или Разин, точно не помню, тоже выронил почти такую же фразу: «Я пришел дать вам волю». Заманчиво, не правда ли?».

Позднее я нашла в Интернете текст выступления Ельцина в Уфе, а там – эту легендарную фразу:

«Мы говорим башкирскому народу, народам Башкирии, мы говорим Верховному Совету, правительству Башкирии: возьмите ту долю власти, которую сами сможете проглотить. И мы согласимся с этой долей, с этим решением...»

В Интернете же я нашла почти дневниковые воспоминания об этом визите коллеги – журналиста Андрея Угланова. Стоит привести фрагмент о поездке в Татарстан почти полностью. Назвал он свою публикацию символически - «Борис Ельцин: от народного до святого». Да, такова российская традиция…

«По нынешним временам делегация была совсем маленькой: председатель Б.Ельцин, еще один депутат – автор дневника, помощник председателя В.Илюшин и двое сотрудников личной охраны – А.Коржаков и Ю.Одинец.

6 августа. В Казанском аэропорту Бегишево нас встречает толпа народа. Но мы минуем Казань и едем в нефтяной Альметьевск. Назло местным коммунистам. В 20.32 начинается встреча с партхозактивом.

Б.Н.: «Мы должны лишить Центр права грабить вашу нефть. 70 млрд. рублей ежегодно Россия отдает Центру. 24 млрд. – валюты. Мы можем отдавать только 20-30».

О национальных проблемах – пока ни слова.

7 августа. Около конторы нефтяного прииска стоят националисты с транспарантами: «Татарстан – союзная республика!»

Зашли в магазин. На витринах – зефир в шоколаде, «свинина мясная», колбаса нескольких сортов. Собралась толпа. Люди кричат, что все это показуха к приезду начальника.

8 августа. День суматошный. Сплошные вертолетные перелеты. В Елабуге зашли на могилу Марины Цветаевой. «Сам» положил цветы.

Под Мамадышем были в избе крестьянина. Ели стерляжью уху. Но хозяин приврал – сказал, что уха из судака (стерлядь ловить запрещено).

На КамАЗе столпотворение. Рабочие побросали работу. Конвейер остановился. Ельцин убегает от толпы и взбирается на грузовик.

На Казанском авиационном заводе. Секретный сборочный цех супербомбардировщиков ТУ-160. Забираемся с председателем в кабину. Очень тесно. Конструкторы не подумали о пилотах – ведь им лететь до США и обратно...

10 августа. Башкирия. Вчера вечером к Б.Н. подошел первый секретарь обкома партии и жалобно спросил: что ему делать? Сопровождать его или нет – он вроде тоже руководство. Б.Н. похлопал его по плечу – сопровождай.

11 августа. Едем утром в Стерлитамак. Ельцин вдруг вспомнил встречу с интеллигенцией в Казани. В первом ряду сидела видная деятельница татарских националистов Байрамова. «Эта баба смотрела на меня, как отмороженная, волчьими глазами. Я понял, что ее надо добить, – все два часа глядел на нее в упор, как мужик...»

Значение роли Бориса Ельцина в развитии подлинного федерализма в России в те годы трудно переоценить. Он имел прямое отношения к процессам, которые разбудили дремавшие десятилетия устремления национальных республик к самостоятельности, во многом его личное отношение к Михаилу Горбачеву определило тогда ход истории: ГКЧП, развал Советского Союза...

Но с Татарстаном он предпочел договариваться. То ли воспоминания детства сказались, то понимал, что имеет дело не с московскими чиновниками, которых можно легко задобрить, то ли хорошим переговорщиком оказался Минтимер Шаймиев, с которым его потом будут связывать добрые личные отношения.

Фото Михаила Козловского

Процитирую еще одно свидетельство:

А подробности того, первого визита еще прочно живут в памяти казанцев. Тогда Ельцина ждали с таким же нетерпением и примерно с такими же полурелигиозными чувствами, с какими в прошлом веке, наверное, ждали только прибытия царей. Заповедь «не сотвори себе кумира» была россиянами вновь прочно забыта.

Первый его приезд не отличался торжественностью двух последующих, даже «Волга», в которой ехал Ельцин, была не черной, а белой, охраны – минимум. Зато по обеим сторонам улиц Горького и Карла Маркса, где должен был проехать из аэропорта кортеж, толпились люди, мечтающие хоть издали увидеть нового борца за народное счастье. Везде, где, по слухам, должен был останавливаться Ельцин, было не протолкнуться. Сначала он побывал в Союзе писателей, потом, к восторгу казанцев, как простой смертный прокатился на трамвае по улице Бутлерова. Тут-то его и взял в оборот известный ныне всей республике телеведущий ГТРК «Татарстан» Дмитрий Второв, тогда политизированный школьник.

«Я гонялся за ним целый день, специально прикатил с дачи, узнав о том, что он в Казани, – вспоминает Дмитрий.

Очень хотелось постоять рядом, взять автограф. Сейчас это смешно, но тогда Ельцин и правда был для меня кумиром. Но подойти близко не очень-то удавалось. Охрана оттирала. В конце концов, я заскочил вслед за ним в трамвай. Народу набилось видимо-невидимо. Я кое-как пробился вперед и дрожащим от священного волнения голосом попросил автограф. Ручку с бумагой искали по всему трамваю. Зато сейчас я обладатель исторической реликвии».

Затем Ельцин отправился в университет, где отвечал на многочисленные вопросы казанцев. Желающих увидеть и услышать живого Ельцина было столько, что пришлось в соседнем зале устанавливать монитор и впускать людей и туда.

Галина Кириллович

 Позднее, уже в декабре, корреспондент «Вечерней Казани» Елена Чернобровкина взяла интервью у Председателя Верховного Совета РСФСР («Вечерняя Казань», 10 декабря 1990 год). Вот его фрагменты:

30 августа на сессии Верховного Совета Татарии была принята Декларация о государственном суверенитете. Республика стала называться Татарская Советская Социалистическая. Как вы оцениваете принятие суверенитета Татарстаном и вообще процесс суверенизации в России?

– Этот процесс я считаю неизбежным, логичным, поскольку десятилетиями национальное самосознание, достоинство подавлялись. И сейчас, когда действительно появилась реальная возможность заявить о своем суверенитете, народ, нация заявляют об этом. И к этому руководители, по крайней мере Верховного Совета Российской Федерации, относятся с уважением, признавая вот такую, как вы говорите, суверенизацию.

Но процесс этот происходит достаточно сложно. Есть какие-то моменты, которые вызывают у вас опасения?

– Да, но это неизбежно. Вызывают опасения имеющиеся внутри центробежные силы. Конечно, мне не хотелось бы кого-то обижать, но такой процесс, судя по некоторым союзным республикам вне России, все-таки иногда переходит грань от суверенитета уже к национализму...

Да, у нас это тоже есть...

– Вот и забота – эту грань не переступить. А это очень большое искусство. Я считаю, вот что самое главное: не нужно при заявлении о суверенитете той или иной республики, о ее правах, объеме этих прав – не нужно сопротивляться, не нужно противодействовать этому процессу. Потому что на союзном уровне такое противодействие как раз и привело к тому, что чувства национализма как бы встали над другими.

Поэтому мы очень аккуратно, с уважением относимся к этим процессам, в том числе и в Татарии, Татарской Советской Социалистической Республике, Татарстане, который заявил о своем суверенитете.

О суверенитете заявляют по-разному. Сейчас уже 26 республик внутри России заявили о своем суверенитете. Одни четко определяют в своей декларации: остаются в составе России. Другие тоже четко определяют, что в составе России, но заключают договор и с Союзом, делегируя Союзу часть своих прав. Небольшая часть республик не подчеркивают, что остаются в составе России, но говорят о договорах и с Россией, и с Союзом. Пример как раз – Татарская Советская Социалистическая Республика. Я в этом не вижу опасности. Заключая Федеративный договор внутри России, мы как бы сохраняем историческое единство России. Об этом говорилось и на Съезде: нам некуда уйти – нив воздух, ни в землю, поэтому отделяться не можем. Потом. Исторические корни настолько велики, экономические связи настолько крепки, что единство России нам надо сохранять.

Борис Николаевич, у нас в республике некоторые надеются на то, что Татария выплывет из кризиса в одиночку. Потому что республика сильная, потому что у нас есть своя нефть... Ваше мнение по этому поводу?

– Мое мнение – что в одиночку не выплыть.

Борис Николаевич, параллельно со Съездом народных депутатов РСФСР начнется сессия Верховного Совета Татарской ССР. Я боюсь, что там возникнет и вопрос об отделении Татарии от России. Во всяком случае, у нас есть депутаты, которые могут поднять такой вопрос...

– Мне неудобно вмешиваться в право народа...

Но народ как раз, судя по анкете «ВК», против отделения.

– А я не оговорился – право народа! Как народ решит – так должна выполняться его воля... Наверное, определить ее нужно путем референдума.

То есть вы к референдуму относитесь положительно?

– Да, конечно. Это наиболее объективный фактор волеизъявления народа.

В 1994-м договорились

В 1994 году Ельцин был на татарстанской земле дважды – в мае и августе. Этот год имел принципиально важное значение для Москвы и Казани. Начавшись в декабре 1993 года с открытой конфронтации – в Татарстане практически не состоялись выборы в Государственную Думу России, год завершился установлением почти полной гармонии. Потому что 15 февраля завершились длительные переговоры о новом государственном статусе республики и был подписан двусторонний Договор (именно так – с большой буквы), который снял многие противоречия и успокоил всех. Как в Москве, так и в Татарстане.

Фото Михаила Козловского

Нельзя не отметить, что такой финал во многом случился благодаря Борису Николаевичу. Естественно, велика заслуга Минтимера Шаймиева. И вообще у этой победы было много героев. Сегодня трудно представить, как бы развивалась история России, если бы два президента не нашли в то непростое время общий язык.

Для тех, кто хочет знать подробности переговорного процесса – ссылки на фрагменты книги «Республика Татарстан: новейшая история», размещенные в «Казанских историях»: Договор между Москвой и Казанью: Когда договариваются, нельзя не искать компромисса. Часть 1; Договор между Москвой и Казанью: Когда договариваются, нельзя не искать компромисса. Часть 2; Договор – не дань моде, а всерьез и надолго.

30 мая 1994 года Президент Российской Федерации Б.Н.Ельцин начал визит в Татарстан с посещения Набережных Челнов. В аэропорту Бегишево его встречали Президент РТ М.Ш.Шаймиев, Председатель Верховного Совета РТ Ф.X.Мухаметшин, Премьер-министр РТ М.Г.Сабиров, а также прибывшие в Татарстан накануне министр внутренних дел РФ В.Ф. Ерин, министр РФ по делам национальностей и региональной политики Н.Д.Егоров, другие официальные лица. Б.Н.Ельцина в поездке сопровождал первый заместитель Председателя Правительства России О.Н.Сосковец.

При встрече в аэропорту президенты России и Татарстана встретились с журналистами. Отвечая на вопрос корреспондента телерадиокомпании «Татарстан» о целях его визита, Ельцин сказал, что после первой поездки в республику в 1990 году он давно уже собирался вновь побывать здесь. Теперь это намерение осуществилось. В Татарстане он собирается рассмотреть достаточно широкий круг вопросов. Они касаются и экономики, и проблем местного самоуправления, и многого другого. Его интересует, как живет Татарстан после заключения Договора о разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий:

«Это первый такой Договор, и у меня, как Президента России, особый интерес к его реализации. Меня также интересует, как идут реформы в Татарстане, как здесь справились с посевной, каково настроение людей, какие проблемы существуют».

Вот как пишет об этом событии Ахмет ИВАНОВ:

«Слухи об ожидающемся приезде Б.Н.Ельцина циркулировали уже в начале года, когда подписание договора между Россией и Татарстаном якобы планировалось провести в Казанском кремле. По всей вероятности, речь и идет о реализации договоренности, достигнутой между Ельциным и Шаймиевым во время подписания договора в феврале. Это, скорее всего, и определило характер поездки – больше ознакомительный, чем ориентированный на конкретный переговорный результат. Визит был призван продемонстрировать эффект от найденной модели договорного разграничения полномочий и предметов ведения как определенного прообраза или эталона для других кризисных точек».

Президент Ельцин встретил неожиданно теплый прием со стороны жителей республики, в которой он ни разу еще не получал поддержки. Здесь в 1991 году проигнорировали российский референдум об учреждении поста президента и не избрали его главой государства, в 1992 году он напрасно призывал жителей Татарстана не участвовать в референдуме, в 1993 году Государственная Дума осталась без депутатов от Татарстана…

 Совершая поездку по Набережным Челнам, Президент РФ посетил один из продовольственных магазинов города, беседовал с его работниками и покупателями. В управлении внутренних дел Ельцин и Шаймиев приняли участие в совещании милицейских работников. Были обсуждены, в частности, вопросы усиления борьбы с организованной преступностью. В связи с осложнением криминальной обстановки в России рассматривался опыт, накопленный в Татарстане в ходе выполнения республиканского закона об усилении борьбы с организованной преступностью. Ельцин назвал очень интересной и результативной проводимую здесь работу по искоренению преступности и пополнению рядов милиции.

Фото Наиля Курамшина

Затем президенты России и Татарстана побывали на заводах АО «КамАЗ». При посещении завода двигателей они беседовали с рабочими и инженерно-техническими работниками предприятия, знакомились с ходом восстановления производственных мощностей после пожара. Ельцин отметил большую работу коллектива КамАЗа, сумевшего в кратчайшие сроки восстановить и обновить громадное производство.

На выставочной площадке научно-технического центра КамАЗа его директор С.С. Якубов показал гостям новые разработки конструкторов, рассказал о перспективах. Президент России с удовольствием посидел в комфортабельной кабине нового камазовского большегруза. Затем в научно-техническом центре состоялась беседа с президентом АО «КамАЗ» Н.И. Бехом, мэром Набережных Челнов Р.3. Алтынбаевым, другими официальными лицами. Присутствующие познакомились с перспективами развития предприятия и инфраструктуры автограда. Выступая на встрече с руководством автозавода, Ельцин сказал:

«КамАЗ до конца текущего года освобождается от уплаты налогов на прибыль и на добавленную стоимость бюджета Российской Федерации».

Он высказался за необходимость принятия специального постановления Правительства РФ по КамАЗу. Дал высокую оценку деятельности трудовых коллективов и подчеркнул, что государство будет помогать в выпуске необходимой стране продукции, пожелал более активно взаимодействовать с партнерами по всей России.

Казанская часть визита включала посещение детского реабилитационного центра для больных ДЦП и овощеводческого совхоза «Майский».

Посещение детского реабилитационного центра для больных ДЦП. Фото Наиля Курамшина

Ход состоявшихся бесед с руководством РТ, как об этом условились стороны, был конфиденциальным. Обрывочные сведения, просачивающиеся в прессу, свидетельствовали о положительных для Татарстана результатах. Были признаны общефедеральными проект строительства моста через реку Каму в районе Сорочьих Гор и проект реконструкции аэропорта «Казань-1» по международным стандартам, а также комплекс реставрационных мероприятий в Казанском Кремле после вывода оттуда воинских частей. Речь шла об открытии в Казани консульств Германии и Турции, французского культурного атташата, центра детского творчества ЮНЕСКО и других внешних атрибутов активизации международной роли РТ.

Борис Ельцин решил посмотреть, как строится переправа через Каму. Фото Михаила Козловского

Визит завершился принятием решения о создании двусторонней комиссии по реализации февральского договора между Россией и Татарстаном. Комиссию возглавили первый заместитель Председателя Правительства России О.Сосковец и вице-президент РТ В. Лихачев.

Разбить горшок с одного маху

Следующий визит, в 1996 году, запомнился горшком, который Ельцин ловко разбил на празднике Сабантуй. Конечно, мало кто тогда поверил, что высокий гость действительно ничего не видит. Потом уже открыто стали писать о том, что зеленая повязка была прозрачной. Помнится, снимок Михаила Козловского обошел тогда десятки газет.

Фото Михаила Козловского

Положение Ельцина в то время было очень сложным. Рейтинг его упал так, что самое время было уйти на покой. Говорят, он этого хотел. Но окружение понимало, что вряд ли удастся сохранить то, что удалось взять от жизни в новой России.

И началась предвыборная кампания, которая запомнилась гражданам России танцами больного Президента, лозунгом «Голосуй – или проиграешь!» и коробкой из-под ксероксной бумаги с деньгами – оплата тех, кто агитировал за второй срок действующего Президента.

Татарстан уже был надежным регионом, и Борис Николаевич надеялся на его поддержку. В первом туре выборов республика осталась вне зоны массовой РR-кампании с участием Ельцина. Здесь не собирали людей на стадионы, где выступали политики и «звезды». Действующего Президента пригласили на торжественное открытие после длительной реконструкции концертного зала Казанской консерватории, которая в июне отмечала свое 50-летие. Открытие зала состоялось 9 июня.

Казань встретила российского Президента дождем, лишь изредка на небе появлялось солнце. Но это не помешало казанцам тепло встречать Ельцина везде, где он появлялся.

Видимо, на небе показалось солнце. Фото Михаила Козловского

В отличие от 1991 года, встречали высокого гостя миролюбиво. И лозунги на улицах были совсем другие: «Голосуй за нашего Ельцина!», «Ельцин – классный Президент!».

Как отметила в своем репортаже корреспондент газеты «Коммерсант-Daily» В. Куцылло, «в Татарии Ельцин чувствовал себя свободнее, чем в Новосибирске. Республика одна из самых благополучных, народ воспитан в уважении к власти» (11.06.1996).

Фото Михаила Козловского

Безусловно, Ельцина уважали в Татарстане больше, чем в каком-либо другом российском регионе, хотя и здесь достаточно критично относились к результатам его пребывания у власти.

Выступая на церемонии открытия концертного зала, Ельцин сообщил, что Татарстану выделено из федерального бюджета 5 млн. долларов на новый орган для концертного зала, еще 7 млрд. долларов – на строительство мечети Кул Шариф и реконструкцию Благовещенского собора.

На празднике в обновленном концертном зале мы впервые увидели, что суфлер бывает не только на телевидении. Экраны стояли с двух сторон, и не все поняли, что Ельцин читает. Фото Михаила Козловского

Ельцин вспомнил свой приезд в Казань в 1990 году:

«Помню, когда мы ехали по дороге, встретилась группа людей с лозунгами: «Давай суверенитет!». Я спросил, сколько вам надо суверенитета. Они ответили: не знаем, сколько, суверенитет – и все. И я сказал: сколько его вам надо, сами определите.

Мне за эту фразу и Минтимеру Шариповичу потом года два выговаривали, особенно мне – различное московское руководство. Как же вы, мол, Татарстану отдали власть.

Мы отдали Татарстану то, что ему полагается. И сейчас только всем стало ясно, абсолютно всем, когда мы подписали договоры более чем с пятьюдесятью процентами субъектов Федерации, что Договор, подписанный с Президентом Татарстана Минтимером Шариповичем Шаймиевым, стал крупным шагом на пути развития федерализма, сохранения единства в России. Он внес стабильность в политическую обстановку Татарстана и России».

Ельцину показали Благовещенский собор, побывал он и у памятного камня на месте будущей мечети Кул Шариф, познакомился с проектами, присланными на конкурс. Вместе с Шаймиевым и другими официальными лицами  был гостем Сабантуя в Арске, где и разбил горшок.

Сомневаться в том, кого в Татарстане выберут Президентом России, не приходилось. Был только один вопрос, по которому позиции Москвы и Казани не сходились. В мартовском интервью корреспонденту «Комсомольской правды» Шаймиев заявил: «Я за Ельцина, но без войны в Чечне» (26.03.1996).

Татарстанские СМИ в основном писали о Ельцине. Только «Вечерняя Казань» представила и других кандидатов. Несмотря на то, что Шаймиев достаточно открыто высказал избирателям республики свое мнение о кандидатуре будущего президента России, выборы принесли всем немало головной боли.

Против выборов выступили «националы». Всетатарский общественный центр на расширенном заседании президиума 15 апреля призвал своих сторонников в выборах не участвовать. В Казани прошли два митинга протеста – 25 апреля и 12 июня. К аргументу «Россия – другое государство» добавился еще один – «участие в выборах российского Президента – косвенное одобрение продолжения войны в Чечне».

На сессии Госсовета 25 апреля Ф. Шаймарданов зачитал обращение партии «Иттифак» к депутатам, которая предлагала официально выборы президента Российской Федерации на территории республики не проводить, создав, однако, условия для участия в них тех, кто захочет проголосовать. Депутаты к мнению партии «Иттифак» не прислушались.

В выборах 16 июня приняли участие 76,4 процента избирателей Татарстана, включенных в списки для голосования, что было больше, чем в среднем по России (70%). За Ельцина проголосовали 39,43 процента. Геннадий Зюганова получил чуть меньше – 39,19 процента. Такие результаты вызвали шок в республике. В короткий промежуток между двумя турами в Татарстане были востребованы РR-технологии, использованные в других регионах. Республика подключилась к марафону, который проходил по всей России под лозунгом «Голосуй – или проиграешь!». Даже на дискотеках речь шла о предстоящем голосовании.

Второй тур выборов проходил 3 июля. Если в целом в России Ельцину отдали голоса 53,7 процента избирателей, то в Татарстане – 62 процента. В Бавлинском районе действующего Президента поддержали 89,3% избирателей, в Арском районе – 88,1%, в Атнинском – 85,5%, Балтасинском – 80,9%, Мензелинском – 81,4%¸ в Вахитовском районе Казани – 71,4%. В абсолютном большинстве сельских районов доля голосов в поддержку Зюганова резко уменьшилась. Единственным городом, избиратели которого отдали предпочтение руководителю КПРФ, оказался Чистополь, за Зюганова там проголосовало 48,4 процента избирателей.

Зюганов в дальнейшем не раз говорил, что в Татарстане у него украли голоса. Депутат Государственной Думы от Татарстана В. Михайлов в своем исследовании, результаты которого обобщены в статье «Демократизация России: различная скорость в регионах» (книга «Особая зона: выборы в Татарстане»), отозвался о выборах в республике весьма нелицеприятно. Хотя, как житель Татарстана, лучше других знал здешнюю ситуацию. Вряд ли стоит исключать влияние административного ресурса, о котором он писал, но были и другие обстоятельства. Если в России голосовали сердцем, то жители Татарстана руководствовались вполне рациональными мотивами. В первом туре многие не придали значения особой заинтересованности республики в действующем Президенте, но когда им это объяснили, результаты голосования претерпели существенные изменения, особенно на селе, где люди особенно восприимчивы к советам свыше.

Итоги выборов российского Президента подводили на пленарной сессии Государственного Совета 8 июля. М. Шаймиев в своем выступлении сказал:

«В ходе первого тура не все в республике осознали значение этого исторического момента. У многих верх взяли эмоции и накопившиеся обиды. Обнаружилось отсутствие у органов власти на местах организованной политической силы, способной разъяснить населению суть происходящих процессов. Для многих активная работа партийных ячеек компартии России оказалась неожиданной».

А еще были визиты неофициальные

В 1996 году был еще один визит, но лучше назвать его дружеской встречей. В августе Борис Николаевич прибыл в республику на теплоходе вместе с людьми из ближнего окружения и членами семьи.

Встреча проходила прямо на берегу Волги в теплой дружеской атмосфере, что хорошо видно по снимкам Михаила Козловского.

Наверняка были и деловые разговоры, но о них в СМИ не сообщалось. Взаимоотношения между Москвой и Казанью наладились, оба президента были довольны. О делах можно было поговорить и в Москве. Надо сказать, что Минтимер Шарипович бывал в кремлевском кабинете Ельцина довольно часто.

16 декабря 2002 года Ельцин вместе с женой прилетели в Казань в качестве личных гостей Шаймиева. Они пробыли здесь около недели, до 21 декабря. Нахожу подробности поездки в книге А. Литвина «Ельцины в Казани».

17 декабря Борис Николаевич был гостем Казанского государственного университета. Еще в 1996 году указом Ельцина университет был включен в государственный свод особо ценных объектов культурного наследия. После встречи со студентами и педагогами он совершил пешую прогулку по улице Баумана. Гости сфотографировались на фоне памятника Федору Шаляпину, поднялись на второй этаж колокольни, где посмотрели музейную экспозицию, пообщались с журналистами. Потом Шаймиев показал Ельцину ипподром и своих лошадей.

18 декабря супруги посетили храм Раифского мужского монастыря на улице Московской. 19 декабря Ельцин в сопровождении многих должностных лиц прогулялся по Кремлю, осмотрел мечеть Кул Шариф, полюбопытствовал, как идет реконструкция Благовещенского собора.

Супруги Ельцины были участниками церемонии открытия культурно-развлекательного комплекса «Пирамида». Несмотря на то, что мы встречали уже не президента, а частное лицо, прием был, что называется, царский. Улицы перекрыты, милиционеры на каждом шагу, тщательные проверки участников праздника в «Пирамиде»…

У супругов президентов во время визитов, как правило, была своя программа. Фото Михаила Козловского

Ельцинские приезды казанцам запомнились тем, что в городе на несколько часов приостанавливалось движение всех транспортных маршрутов по центру города. Если первый визит был очень демократичным, Ельцин запросто ходил по улицам города, то последующие – более официальными. На трамвае Ельцин больше не ездил...

В середине декабря 2003 года Борис Ельцин вновь приехал в Казань с супругой. В поездке в Раифский Богородицкий мужской монастырь их сопровождали Председатель Государственного Совета РТ Фарид Мухаметшин с супругой и другие официальные лица. Наиболее сильное впечатление на Ельцина произвело посещение детского приюта при монастыре, он подарил воспитанникам новые велосипеды.

Фото Михаила Козловского

Кстати, Ельцин был в Раифе не первый раз. Его свозили туда еще в 1990 году, когда монастырь только начал возрождаться. Гость тогда искупался в озере. Наверняка ему рассказали, чем это озеро знаменитое – лягушки там не квакают.

 От войны все-таки ушли. Благодаря Ельцину

Я никогда не относилась к людям, которые симпатизируют Борису Ельцину. Однажды в Пицунде мне довелось видеть его на расстоянии в два-три метра. Из-за него меня и других желающих не пустили на органный концерт в местный храм. Кто был там, потом сообщили, что между Ельциным и зрителями было несколько пустых рядов.

Если учесть, что такая картинка была в пору наивысших демократических устремлений бывшего первого секретаря Свердловского обкома КПСС, надежды на истинную демократию с Ельциным я потеряла еще тогда. Потом было много факторов, которые определяли мою настороженность по отношению к Борису Николаевичу. Из-за этого я ссорилась с друзьями, с коллегами по «Вечерней Казани», с папой и братом. Хотя, как журналист, должна была ценить то, что он не мешал редакциям быть действительно свободными. Зная патологическое стремление бывших партаппаратчиков всё контролировать, трудно объяснить, почему он терпел несправедливые нападки на себя. В газете «Московский комсомолец» его панибратски называли БН.

Но я всегда отдавала Борису Николаевичу дань уважения за то, как мудро он поступил с Татарстаном, а в конечном счете – и со страной. Иначе Чечня была бы уже второй серией борьбы за целостность России. И, возможно, татары укрывали бы меня от бомб, как спасали моего дядю чеченцы во время бомбардировок Грозного.

Фото Владимира Зотова

Чтобы взаимоотношения Татарстана с федеральным центром и Борисом Ельциным не казались уж слишком благостными, напомню 1992 год, когда в Татарстане проходил референдум о новом государственном статусе и была принята новая Конституция. Ельцин лично пытался помешать этому референдуму – когда не помогли увещевания первых лиц республики, обратился непосредственно к избирателям.

Фото Михаила Козловского

Факты давления на республику известны, о них рассказано в книге «Республика Татарстан: новейшая история». В неофициальных источниках говорилось и о возможности силового сценария, однако официального подтверждения этому обнаружить не удалось. Кроме одного факта: воинские подразделения, дислоцированные в Казани, были полностью разоружены. Если учесть, что главным по Приволжскому военному округу был небезызвестный генерал Макашов, то всё можно было ожидать…

И вот в 2012 году известный тележурналист Андрей Караулов, вернувшись к событиям тех лет, перевел предположения на язык фактов. Михаил Полторанин, очень авторитетная фигура 90-х годов, министр печати и информации РФ с июля 1990 по ноябрь 1992 года и одновременно в 1992-м заместитель Председателя Правительства, а главное – глава межведомственной комиссии по рассекречиванию документов КПСС, говорит с экрана о том, что российский Президент был готов ввести в Татарстан войска. Хотя зачем вводить? Войска тут были…

Этот фильм показали на телеканале ТНВ, причем в день юбилея первого Президента РТ Минтимера Шаймиева – 20 января. В книге Льва Овруцкого «Беседы с Минтимером Шаймиевым» Президент подтверждает, хотя и косвенно, возможность силового решения:

«На нашей территории базировались ракеты – их вывезли, причем, не оповещая меня. Просто потом, когда уже вывезли, поставили меня в известность.

Сколько и каких сил было, не скажу – я не военный, но то, что шли большие маневры – это факт. Раз намечалась какая-то операция, о чем Полторанин говорит, то для нее, конечно, должны были быть подтянуты войска. Тем более что в газетах писали, будто Татарстан приобретает какую-то подводную лодку, чуть ли не реванш готовит за взятие Казани Иваном Грозным.

Они привели все в надлежащее состояние, все были в ожидании, но тут сказал свое слово Ельцин. Ельцин этого не допустил. Он и в Чечню входить не хотел, я – свидетель. Ельцин не хотел кровопролития».

Караулов уточняет у Полторанина:

– Войска реально могли войти в Казань?

Полторанин уверенно отвечает:

– Да, могли.

А в диалоге с Карауловым Шаймиев впрямую подтвердил, что знал о возможности силового решения конфликта мятежной республики с федеральным центром:

– Борис Николаевич Ельцин был готов ввести войска в Татарстан. 92-й год… Какой ценой заводы сохранили, от войны ушли?

– От войны ушли, – подтверждает Шаймиев.

– Вы знали об этом?

– Конечно, – коротко отвечает Шаймиев.

– Никогда об этом не говорили, Минтимер Шарипович!

– Зачем? А кому польза от этого?

Вы можете посмотреть этот фильм в Интернете по ссылке http://www.youtube.com/watch?v=yTZ0DDstQqU

В фильме много подробностей о том, как разрабатывалась военная операция по взятию Казани: про десантников, про ВДВэшные бригады, про то, что планировалось взорвать военные заводы, пороховой в том числе, и отравить Волгу… Сдается мне, что по законам нынешней журналистики не обошлось без преувеличения. Хотя как знать...

Дружеские отношения между Ельциным и Шаймиевым продолжались до самых последних дней первого Президента России.

«Ушел из жизни легендарный человек. На его долю выпала особая миссия, которой он посвятил жизнь, – сказал глава Татарстана 23 апреля 2007 года, в день кончины Ельцина. – Он сломал существовавшую политическую систему и создал условия для того, чтобы государство встало на демократические рельсы развития. Он стал первым партийным функционером, кто смог сказать: «Так жить нельзя!». Все, что им делалось, было устремлено в будущее».

В 2009 году Минтимер Шаймиев предложил отдать прежнее здание Верховного суда республики под Казанский филиал Президентской библиотеки. Это предложение содержится в его письме Премьер-министру России Владимиру Путину. Библиотеки, названные в честь первого Президента России, должны были открыться во всех крупных городах страны.

Мне не удалось найти в Интернете следы этой инициативы. Судя по всему библиотека еще не создана.

В ноябре 2011 года в выставочном зале Казанского кремля «Манеж» работала фотовыставка «Борис Ельцин – начало новой России». Это был проект Президентского центра Б.Н. Ельцина, посвященный 80-летию со дня рождения первого Президента России. Отдельным блоком экспонировались фотографии о пребывании Ельцина в Татарстане. Почетными гостями церемонии открытия выставки были Наина Ельцина и их дочь Татьяна Юмашева.

Завершаю очерк знаменитой фразой, которая оказалась решающей и в моей личной судьбе – в то время многие подумывали сменить место жительства на русский город.

Процитирую публикацию на одном из сайтов:

Выражение «Берите суверенитета столько, сколько сможете проглотить» приводится в «Словаре русского публичного языка конца XX века», опубликованном в журнале «Коммерсантъ-власть», где поясняется, что впоследствии данную фразу постоянно вспоминали сторонники оппозиции, критиковавшие установившуюся систему взаимодействия центра и регионов. Фраза растиражирована в российских СМИ.

В статье политического обозревателя Валерия Выжутовича «Суверенные» запросы», опубликованной на сайте Политком. Ру в 2009 году, говорится, что лозунг «Берите суверенитета столько, сколько сможете проглотить» нынешней властью отредактирован и теперь звучит: «Делиться надо«.

Борис Ельцин предпочитал договариваться…

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов