Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Сей город, бесспорно, первый в России после Москвы, а Тверь – лучший после Петербурга; во всем видно, что Казань столица большого царства. По всей дороге прием мне был весьма ласковый и одинаковый, только здесь еще кажется градусом выше, по причине редкости для них видеть. Однако же с Ярославом, Нижним и Казанью да сбудется французская пословица, что от господского взгляду лошади разжиреют: вы уже узнаете в сенате, что я для сих городов сделала распоряжение

Письмо А. В. Олсуфьеву
ЕКАТЕРИНА II И КАЗАНЬ

Хронограф

<< < Август 2020 > >>
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            
  • 2005 – Казанский Совет народных депутатов принял решение восстановить звание почетного гражданина Казани

    Подробнее...
Finversia-TV

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Галина Старовойтова - своя или чужая в Татарстане?

В ночь на 21 ноября 1998 года была расстреляна в подъезде своего дома в Санкт-Петербурге, №91 на набережной канала Грибоедова Галина Старовойтова, известный политик и правозащитник, сопредседатель движения «Демократическая Россия», депутат Государственной Думы.

Мы решили напомнить об этом событии. Оно вызвало широкий резонанс в республике.

В Татарстане ее знали. В сентябре 1991 года она приезжала в Татарстан, чтобы изучить положение дел на месте. Встречалась с руководством республики, с представителями всех политических сил.  Приезжала она по поручению Президента Бориса Ельцина, который во время визита в Татарстан в августе 1990 года, в Союзе писателей республики, сказал знаменитую фразу «Берите столько самостоятельности, сколько сумеете обеспечить» (из воспоминаний Роберта Миннуллина).

О том, с какими впечатлениями она уехала тогда из Казани, передает отчет с ее пресс-конференции, опубликованный  в газете «Казанские ведомости». Днем раньше я опубликовала свои размышления, вызванные ее приездом (у меня была рубрика «Слово редактора»).

25 ноября III заседание малого парламента началось с минуты молчания. Руководители Татарстана выступили с заявлением, опубликованном в печати. В нем было подчеркнуто, что в республике «всегда находили живой отклик и поддержку идеи цивилизованного решения сложных проблем на пути демократических реформ, отказа в применении силы в урегулировании национальных отношений». «Мы будем помнить ее как борца за объединение прогрессивных сил ради построения цивилизованного общества», – говорилось в заявлении.

Обрести почву для гражданского согласия

Не хотела бы я оказаться на месте государственного советника Президента  Галины Старовойтовой. Специалист по этнографии, общественный деятель, имеющий  непосредственное отношение к решению острых национальных конфликтов нашего времени, она, по-моему, не раз ощущала тупиковость ситуации в Татарстане.

Старовойтова приехала к нам  на короткий промежуток времени, но успела узнать очень многое, так что теперь может судить о политической ситуации в ТССР по собственным впечатлениям. Она их высказала на пресс-конференции, и в следующем номере вы прочитаете отчет с этого события.

Сегодня хочу сказать вот о чем. Год  назад я вместе со всеми народными депутатами ТССР радовалась тому, что, принимая   Декларацию о государственном суверенитете, Верховный Совет нашел формулировку, которая удовлетворила всех. Как вы помните,  в этом важном политическом документе не была обозначена субьектность Республики Татарстан. Этим самым снято противостояние между теми, кто не мыслит жизни вне РСФСР, и противниками союзного статуса Татарстана.

Видимо, за год можно было подкрепить это решение какими-то другими компромиссными началами, которые бы сблизили две точки зрения – они далеки, порой взаимоисключающи, а потому не могут существовать разом. Однако получилось наоборот. Водораздел все увеличивался, интересы все более поляризовались. И однажды на площади Свободы мы уже видели ситуацию открытого противостояния, последствия которого предсказать совсем нетрудно.

Но почему? Потому что неопределенность взаимоотношений между Татарстаном и РСФСР привела к тому, что каждый понимал статус республики по-своему. И получалось, что разговор шел на разных языках.

Мне приходится общаться с представителями обеих сторон, и я вижу, сколь непримиримы  они друг к другу. Это не могла не почувствовать и Галина Старовойтова, когда встречалась с делегатами национальных движений, ДПР,  с группой «Народовластие». Одни разговаривали с ней как с гражданкой соседнего государства, не особо церемонясь и со своим знаменитым соотечественником – академиком Р. Сагдеевым (космополит, теоретический сын татарского  народа – так ему было сказано на пресс-конференции), другие предъявляли строгий счет Президенту России и его команде за то, что они не наводят демократический порядок в Татарстане, обвиняя собеседников Галины Васильевны поодиночке,  возмущаясь задержкой демократических процессов у нас в республике, сочувствуя активистам ТОЦ и партии «Иттифак» в их борьбе за возрождение своей нации.

По некоторым позициям я не могу быть союзником ни тех, ни других. Неприятие точек зрения оппонентов доходит в некоторых выступлениях до злобы, нежелание  считаться  с реалиями дня сегодняшнего, спекуляции на истории, консолидирующие не самые лучшие силы татарской нации, – все это не может не тревожить. 

Все говорят от имени народа. Причем и те, и другие берут на себя миссию единственного выразителя интересов этого народа. Но еще год назад не было у нас в Татарстане единого народа, не было единодушного представления о будущем нашей республики. И как бы не хотелось кое-кому провести черту между людьми по национальному признаку, противостояние это во многом не межнациональное. И это видно невооруженным глазом даже человеку, побывшему в Казани всего один день. Хотя, конечно, нельзя не видеть и разницы в национальных интересах.

Видимо, нет сегодня важнее задачи, чем обрести почву для гражданского согласия. Недоговорки, недомолвки – от базарной очереди до правительственных кабинетов – обостряют положение с каждым днем.

 

Галина Старовойтова:

«Мы не почувствовали политического реализма»

В сентябре 1991 года в Казани побывали представители Президента РСФСР – народный депутат СССР и РСФСР Галина Старовойтова, народный депутат СССР Роальд Сагдеев и его жена С.Эйзенхауэр. Они встретились с депутатами Верховного Совета РТ – представителями различных политических групп, совместно с вице-президентом Василием Лихачевым провели пресс-конференцию.

Г. Старовойтова и академик Р. Сагдеев (слева) в Казани. Фото Ильи Шалмана

Визит был вызван начавшимися переговорами двух официальных делегаций – Российской Федерации и Республики Татарстан. Они проходили в Москве с 12 по 15 августа.

И. КОТОВ, «Казанские ведомости»:

– Короткий вопрос к вице-президенту: имеют ли акты РСФСР прямое действие на территории Татарстана? И развернутый – к Галине Васильевне: законом о местном самоуправлении предусмотрена реформа местной власти. Как будет действовать руководство России в том случае, если руководство Татарстана начнет эту реформу тормозить или проводить своеобразно, как-то иначе, чем на территории всей России?

Вице-президент В. Лихачев:

– Акты Российской Федерации, акты Союза ССР, которые не отменены, действуют на территории суверенного Татарстана в соответствии с Декларацией о государственном суверенитете от 30 августа 1990 года.

Г. СТАРОВОЙТОВА:

– Мне был задан вопрос о местном самоуправлении. Во-первых, оно будет зависеть от взаимоотношений на тот момент двух государственных образований, или суверенных государств – России и Татарстана. Если сохраняется та же ситуаций, что сейчас, то мы рассматриваем Татарскую Социалистическую Суверенную Республику как часть Российской Федерации, и российские законы, как только что сказал вице-президент, продолжают действовать на территории Татарстана.

 Если законы не выполняются, то следуют соответствующие правовые действия, вплоть до действий прокуратуры. И в некоторых частях Российской Федерации такие прецеденты уже есть.

Я думаю и президентская власть, и население будут заинтересованы в прямых выборах эффективной исполнительной власти здесь так же, как и в других частях страны. Ведь избранная исполнительная власть будет в поддержку президентской власти, а не альтернативой.

Вице-президент В. Лихачев:

– И еще одно дополнение – вопрос о создании некоего общего правового пространства на территории двух суверенных республик находится в стадии переговоров.

Гостелерадио ТССР, Д. АМИНОВ:

– Галина Васильевна, у меня два вопроса к вам: один как к политику, другой как к этнографу. Вы чувствуете у нас определенную разнонаправленность политических векторов? Как вам думается – что может стать вектором результирующим?

Второй вопрос: как вам кажется, у ныне живущих представителей русского и татарского народов здесь, на территории Республики Татарстан, один менталитет или два?

Г. СТАРОВОЙТОВА:

– Да, мы обнаружили разные тенденции, и социальные есть разные интересы, и национальные. Я думаю, результатом будет решение проблемы защиты прав человека вне зависимости от национальности, социального положения, решение проблемы гражданства суверенной Татарской республики и решение экономических проблем. Именно эти вопросы будут сегодня играть решающую роль, а мы, может быть, уделяем им меньше внимания, чем они того заслуживают.

Менталитет у народов определяется и природно-ландшафтными условиями, в которых этот менталитет складывался, и историей народами, его религией, его культурными традициями и ценностями. И в этом смысле менталитеты русских и татар, конечно, различаются. В этом наше богатство, многообразие культурной мозаики.

Но в то же время оба эти народа проживают в Евразии. Татарстан – это самый центр Евразийского огромного континента – и здесь есть много общего. И кроме того, четыреста лет общего чересполосного проживания, огромные этнокультурные заимствования, начиная от пищи и одежды и кончая песнями, имеющиеся противоречия сгладили в значительной мере

«Ежедневная гласность», В. ГАЛИМОВ:

– В Казани долго не утихали споры о субъектности нашей республики. Как вы относитесь к перспективе выхода Татарстана из состава Российской Федерации? После встречи с различными представителями политических течений какие впечатления у вас сложились о расстановке  политических сил в республике? Можете ли вы согласиться с мнением, что Татарстан остается коммунистическим оазисом и отстает от всей страны в части демократических реформ?

Г. СТАРОВОЙТОВА:

– После встречи с Президентом у меня сложилось впечатление, что речь идет о двухсубъектности суверенитета. Хотя это понятие не столь простое. Суверенитет, с моей точки зрения, неделим. Суверенитет – это верховенство власти и законов государства на данной территории. И даже в проекте Союзного договора, который был приготовлен в Ново-Огарево, содержался юридический нонсенс, когда говорилось, что суверенное государство образует еще одно суверенное государство. Я думаю, что в новом проекте речь будет идти о конфедерации суверенных государств.

Вы спросили, какие условия должны быть для определения окончательного суверенитета. Я думаю: обычные во всем мире демократические процедуры. Во обще три критерия обычно принимаются во внимание: исторический критерий – является ли данный народ коренным на данной территории (тут в отношении татарского народа ни у кого никаких сомнений нет), затем этническое большинство на данной территории (что далеко не  всегда с историей совпадает и требует, быть может, пересмотра границ или других цивилизованных путей решения). И третье – волеизъявление населения.

Мы видели проявление разных политических программ, но для того, чтобы определить, насколько влиятельны эти силы, необходимо проведение либо референдумов, либо социологических опросов.

Мне кажется, в столь напряженный период имело бы смысл регулярно проводить социологические опросы в разных регионах страны, и в Татарстане в особенности. Тогда мы будем знать, за кем главная на сегодня сила.

Думаю, во многих местах Советского Союза еще имеет место коммунистический оазис, и я не могу сказать, что Татарстан в этом смысле находится в каком-то более худшем положении. Конечно, отставание от индустриальных центров мы ощутили. Это не Москва, не Ленинград, не Свердловск, не Киев, не Львов. Но, вероятно, сейчас эти процессы ускорятся.

В связи с приостановкой действия Коммунистической партии (я не думаю, что она будет запрещена совсем, эта мера была бы недемократичной) сегодня есть большое поле для возможного развития демократических сил. Хотелось бы надеяться, что демократы реализуют эти возможности.

Гостелерадио ТССР, А. РАШИТОВ:

– Татарский народ никогда на прекращал борьбу за восстановление независимости. И до Октябрьской революции, и во время ее участие татар в революционных событиях связано с борьбой за суверенитет.

Считаете ли вы возможным восстановление государственности татарского народа мирным путем?

Г. СТАРОВОЙТОВА:

– Вы перечислили акты борьбы Татарстана за независимость после завоевания Иваном Грозным. Я очень хорошо вас понимаю, потому что русский народ тоже после завоевания его татарами в тысяча двести сороковом году постоянно боролся за свою независимость.

Голос из зала:

– Монголами...

Г. СТАРОВОЙТОВА:

–Монголо-татарами (шум в зале).

Товарищи, я кандидат исторических наук – знаю. Я предлагаю не вдаваться в эту дискуссию. Вы прекрасно знаете, как это было. Разумеется, это был другой татарский народ, точно так же, как и другой русский народ.

Я не родственница Ивана Грозного, а Михаил Сергеевич Горбачев не является его правопреемником. За пятьсот лет и семьсот лет народы меняются. Я думаю, что вполне может и татарский народ, если будет действительно таковой его воля, получить совершенно независимое суверенное государство, но если это будет делаться действительно мирным путем, разумным путем, путем переговоров и учета тех критериев, о которых я уже говорила.

К сожалению, сегодня во встречах с разными группами мы не почувствовали вот этого политического реализма, а были только эмоции. Были и заявления, что Татарстан не является частью России, давно вышел из ее состава. На что я вынуждена была заметить: жаль, что вы не известили об этом российское руководство.

Вы забыли известить и руководство Союза, да и собственно народ Татарстана, потому что мы с людьми встречаемся, а они не знают, что они уже не в России.

«Казанские ведомости», 21 сентября 1991 года

  Издательский дом Маковского