Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Сей город, бесспорно, первый в России после Москвы, а Тверь – лучший после Петербурга; во всем видно, что Казань столица большого царства. По всей дороге прием мне был весьма ласковый и одинаковый, только здесь еще кажется градусом выше, по причине редкости для них видеть. Однако же с Ярославом, Нижним и Казанью да сбудется французская пословица, что от господского взгляду лошади разжиреют: вы уже узнаете в сенате, что я для сих городов сделала распоряжение

Письмо А. В. Олсуфьеву
ЕКАТЕРИНА II И КАЗАНЬ

Хронограф

<< < Сентябрь 2021 > >>
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      
  • 1960 – Премьера оперы «Джалиль» состоялась в Чехословакии, на сцене Пражского национального театра. Композитор Н. Жиганов присутствовал на двух премьерных спектаклях

    Подробнее...

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

«Коренным образом улучшить охрану и пропаганду памятников культуры...»

Совершенно случайно я нашла в Интернете постановление Совета Министров РСФСР от 30 августа 1960 года (№1327) «О дальнейшем улучшении дела охраны памятников культуры в РСФСР». Очень интересное получилось знакомство.

Во-первых, не думала, что такая проблема в то время была. Впрочем, я жила тогда в новом городке Куйбышевской области, и культурных памятников там не было. Соответственно, не было проблем.

Во-вторых, убедилась, что проблемы, которые приходится сейчас наблюдать в деле сохранения, точнее сказать – несохранения памятников культурного наследия, стары, как мир. Как и меры, которые власть предлагает.

В-третьих, во всех приложениях, которые сопутствовали этому постановлению, есть объекты культурного наследия Татарской АССР. Ниже я приведу фрагменты этой части документа.

В-четвертых, обратила особое внимание на список кладбищенских захоронений выдающихся казанцев. В последнее время не раз слышала, что могилы не являются объектами культурного наследия. Изучив российское законодательство, убедилась, что это не так. И вот нашла подтверждение из 1960 года.

Мемориальная плита на мемориальном кладбище в ЦПКиО имени Горького

А потом убедилась, что все названные в постановлении Совета Министров РСФСР захоронения, кроме двух, находятся под защитой государства до сих пор. Нет только могил  выдающегося химика Александра Михайловича Бутлерова (1828-1886) в деревне Бутлеровка и знаменитой  кавалерист-девицы Надежды Андреевны Дуровой (1783-1866) в Елабуге.

Несколько могил входят в федеральный список объектов культурного наследия (Николая Лобачевского, Михаила Коринфского, Глеба Бонч-Осмоловского, Алексея Васильева, Викторина Груздева, Георгия Жирицкого, Николая Кашкина, Анатолия Миславского, Галискара Камала, Хади Такташа, Хамиля Абжалилова, Габдуллы Тукая и Каюма Насыри). Остальные находятся под защитой Татарстана.

К захоронениям, входившим в список 1960 года, добавилось много новых. Всего под защитой государства сегодня находятся 17 могил Татарского кладбища, 18 могил Арского кладбища, а также несколько захоронений в Центральном парке культуры и отдыха имени Горького, могила героя Гражданской войны Яна Юдина в Свияжске, могила Ф.И. Беркутова, участника революционного движения в с. Чебоксары Лаишевского района - всего 37 захоронений.

Не могу не переключить внимание с постановления 1960 года на день сегодняшний. Не посетовать на то, что списки памятников культурного (исторического) наследия пополняются очень медленно. На казанских некрополях огромное число захоронений может получить такой правовой статус, однако должных мер для этого Министерство культуры, а теперь Комитет РТ по охране объектов культурного наследия не предпринимали и не предпринимают.

Правда, включение памятника в особый список - еще не гарантия его сохранности. Мы не раз в этом убеждались в последние годы. Но все-таки степень защиты выше. Например, в прошлом году приведены в порядок все захоронения Центрального парка культуры и отдыха, в том числе включенные в список объектов культурного наследия могилы Галиаскара Камала, Хади Такташа, Абрама Комлева (в списке памятников ошибочно названо Арское кладбище), братская могила жертв белоинтервентов, расстрелянных в августе 1918 года.

Теперь могу с полным основанием напомнить Министерству культуры, что стоит обратить особое внимание на некоторые захоронения, которые находятся в плачевном состоянии. Например, полуразрушена памятная стела на могиле жертв революции 1905 года («Вы жертвою пали в борьбе роковой…»).

Явно испорчен памятник революционеру Муллануру Вахитову.

Сильно покосился надгробный крест на могиле московского археолога Глеба Бонч-Осмоловского.

Нам должно быть стыдно за состояние захоронения академика Михаила Михайловича Покровского (1869-1942). Я не сразу нашла его могилу. Не могла предположить, что память выдающегося  ученого выражена столь скромным образом.

Все захоронения - на Арском кладбище. 

Как мне кажется, стоит пересмотреть список захоронений, находящихся под защитой государства. Вряд ли стоит кого-то из него исключать, хотя тут есть вопросы. Но список явно нуждается в расширении. Наверное, не так-то просто внести дополнения в федеральный перечень, но для расширения республиканского списка таких проблем наверняка нет. Вполне по силам республике, а конкретно Мэрии Казани создать список объектов культурного наследия муниципального значения.  

Еще более острый вопрос - о состоянии исторических захоронений, в  том числе официально зарегистрированных в качестве объектов наследия могил. Многие нуждаются в обновлении, а некоторые в реставрационных работах. Наше издание писало об этом не раз.

Стоит отметить, что истинной заботой государства окружены только воинские захоронения времен Великой Отечественной войны. В Казани это могилы разбившихся авиационных экипажей и захоронения воинов, умерших от ран в казанских госпиталях. Для их выявления, изучения и приведения в порядок выделяются в виде грантов целевые средства, и в Казани их есть кому использовать. Этим занимаются отряды республиканского молодежного движения "Отечество".

Исторические захоронения на этом фоне сильно проигрывают. Нет денег и нет желающих перейти, наконец, от слов к делу. Есть масса волонтерских отрядов, но нет таких, которые взяли бы под свою опеку  исторические мемориалы. Остается уповать на общественников, благо они есть...

  Издательский дом Маковского