Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Лучше молчать и быть заподозренным в глупости, чем отрыть рот и сразу рассеять все сомнения на этот счёт.

Ларри Кинг, тележурналист, США

Хронограф

<< < Декабрь 2019 > >>
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          
  • 1918Совет Казанского университета с 1 января 1919 отчислил 96 профессоров и преподавателей, ушедших в сентябре с Белой Армией и не возвратившихся из отпуска

    Подробнее...
Finversia-TV

Новости «100 в 1»

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Открытие «Шамовской» больницы (по свидетельствам современников)

Роман Царевский был одним из организаторов республиканской старообрядческой конференции на тему «Традиции старообрядческой благотворительности», посвященной памяти купца Якова Шамова. Сам он подготовил сообщение об открытии Шамовской больницы.

Конференция проходила в октябре 2018 года.  Организаторы пригласили на нее известных казанских краеведов: Анатолия Елдашева, Льва Жаржевского, Сергея Саначина. Было объявлено, что планируется издать по итогам конференции сборник со всеми выступлениями. И организаторы конференции свое обещание сдержали: 26 июля 2019 года состоялась его презентация. На сайте «Казанских историй», в рубрике «Читальный зал», мы разместили некоторые выступления на этой конференции.

Предлагаем вашему вниманию доклад на конференции сотрудника создающегося в Казани музея истории старообрядчества Романа Царевского.

 В каждом российском городе, история которого уходит своими корнями в глубь веков, сохранилась память о старых купеческих семьях. Доживают свой век старинные усадьбы. Сменяются поколения, но в памяти уже других людей остаётся нечто, что до сих пор обращает на себя внимание добровольное жертвование, милосердие и благотворительность прежних лет. Казань в этом плане не является исключением: здесь также были свои благотворители и меценаты, свои жертвователи. Но более всех известны Яков Филиппович и Агриппина Хрисанфовна Шамовы.

Можно долго рассказывать о непростой судьбе супругов Шамовых, раскрывать подробности их жизни, но об этом лучше говорят их дела. Искренняя поддержка, оказанная ими простым людям, различным обществам, приютам, больницам, старообрядческим общинам, ещё не стёрлась из памяти горожан. Нельзя не упомянуть и о связи Шамовых с другими местными благотворителями, для которых помощь нуждающимся была делом чести и вопросом спасения души.

Я.Ф. Шамов являлся попечителем и председателем Совета Старо-Поморской общины г. Казани. Род Шамовых был тесно связан семейными узами и обязательствами с другими старообрядческими семьями: Бушковыми, Гордеевыми, Зимиными, Зориными, Коровиными, Никифоровыми, Романовыми, Оконишниковыми, Плотниковыми Подуруевыми, Савиновыми, Свечниковыми, Фомиными, Чекмаревыми, Шашабриными.

Ещё столетие тому назад семьи были большими, и хоть смертность была велика, детей в них всегда было много. Родственные связи распространялись на Россию, а внутренний климат старообрядческих общин и характерная взаимовыручка благоприятно развивались, несмотря на угрозы извне.

Интересен один малоизвестный факт. Родным дядей Агриппины Хрисанфовны по матери – Прасковье Максимовне Фоминой – являлся Нижегородский городской голова, купец 1-ой гильдии Алексей Максимович Губин. Его неоднозначно оценивают земляки за вовлечённость в ряд рискованных историй, но для нас это служит ярким примером широты родственных связей семейства Шамовых.

Взглянем на события прошлого, окунувшись в воспоминания современников, сохраняющих живой язык того времени.

Казанская хроника.

Годовщина кончины Я. Ф. Шамова

(«Казанский Телеграф». 1909. 2 декабря)

Третьего дня исполнился год кончины Я.Ф. Шамова, обессмертившего свое имя крупной жертвой на больницу Казани. В этот день память почившего молитвенно почтила его семья и круг друзей и все прихожане его согласия, среди которых проф. М.Ф. Кандаратский сказал нижеследующее приветственное слово:

«Христиане древлего благочестия!

Позвольте мне сказать несколько слов по поводу сегодняшней годовщины со дня смерти Якова Филипповича Шамова, на помине души коего мы здесь собрались. Мы, старики, видавшие всяких людей и всякие виды, испытавшие взгоды и невзгоды, жили год тому назад совместной жизнью с Яковом Филипповичем. Мне теперь ясно, воочию, представляется, как вероятно и вам, светлый образ старика, много испытавшего, но уже уравновешенного, не волновавшегося по всякому текущему событию, хорошему или дурному, но всегда в своей личной жизни следовавшего по заветам старины, по заветам своих отцов и дедов.

Он не получил широкого, высшего образования, но своим здравым русским смыслом и своим чутким христианским сердцем он чуял истинный, правый житейский путь. Он желал и старался сеять в жизни вокруг себя – добро и любовь. Эта доброта и отзывчивость ко всему хорошему были основной чертой покойника, за последние 20 лет, когда только я стал его близко знать.

Перед концом своей жизни, за год до своей смерти его отзывчивость ко всему  хорошему и полезному в жизни проявилась у нас, у всех казанских граждан, на глазах в полной силе и мере, когда он задумал соорудить на свои средства Городскую больницу своего имени.

По воле Всевышнего ему самому не удалось закончить свое начатое дело, Господа! Есть в жизни одна истина: это то что люди смертны, мы жили– живем и умрем, но хорошие идеи и хорошее содеянное нами никогда не умрет, оно так или иначе в потомстве останется, расцветет и даст хорошие плоды. Таким образом, нами выработанные идеи и нами содеянное – хорошее и полезное вечно. Обращаясь к памяти Як. Филипповича, я должен и считаю священной своей обязанностью отметить, что Як. Филипповичу не суждено было самому закончить начатое им хорошее дело постройки прелестнейшей по его замыслу больницы. Он умер. Но его идея хорошего дела с ним не умерла. За продолжение его дела взялась его супруга многоуважаемая Агриппина Хрисанфовна.

И мы теперь стоим в преддверии окончательного завершения хорошего дела, предпринятого Яковом Филипповичем.

Получается поразительно чудная городская Шамовская больница, которая поистине составляет украшение нашего города, служа в то же время вечным памятником имён Якова Филиппович и Агриппины Хрисанфовны.

С своей стороны по истине должен завидовать вашему старообрядческому обществу, из которого могут выходить такие гиганты делатели добра, как Яков Филиппович и Агриппина Хрисанфовна. От будущих пациентов больницы, от лица студентов, которые будут учиться и наблюдать их и от себя лично при закладке Шамовской больницы я в присутствии губернатора и городского головы и именитых граждан города Казани поклонился в ноги Якову Филипповичу. Теперь я за него молюсь, а Аграфене  Хрисанфовне, как продолжательнице дела своего мужа, также считаю своей гражданской обязанностью публично поклониться в ноги и благодарить и молиться о её здравии.

Профессор М. Ф. Кандаратский. Красное яичко городу к Пасхе 1910 года. От Якова Филипповича и Аграфены Хрисанфовны Шамовых. Шамовская больница

(«Казанский Телеграф». 1910,  №5114)

На днях произойдёт в нашем городе многознаменательное событие – это открытие новой городской Шамовской больницы, взамен старой, т.н. Александровской больницы.

Для освещения и разъяснения вопроса, почему понадобилось выстроить новую больницу, взамен старой, я позволю себе сказать несколько слов из истории казанских городских больниц. До 1866 г. в Казани не было ни одной городской больницы. Между тем, в 1865 году в городе был сильно развит и распространён, преимущественно в среде бедных ремесленников, возвратный тиф, так красноречиво потом описанный и разработанный многоуважаемым доктором И.В. Годневым, теперь членом Государственной Думы от Казани. Земская губернская больница, прежде бывшая «приказа общественного призрения», в это время была переполнена больными этого рода, почему г. Губернатор предложил ремесленной управе открыть свою больницу. Ремесленная, а равно и городская управы, тотчас же пошли навстречу желаниям администрации и открыли временно свою больницу сначала в наёмном доме Грабовского на Поповой горе, хорошо сознавая потребность населения в городской больнице, и первым врачом этой больницы был д-р М.Ф. Болдырев.

В следующем 1867-м году продавался с торгом на Ново-Горшечной улице каменный 3-х этажный дом с большим садом, принадлежавший тогда отцу известного у нас, и в науке, проф. Котовщикова.

Этот дом со всем местом купило на своё имя ремесленное общество за 9,500 р., а недостающую у ремесленников сумму в количестве 1755 руб. приплатил город, а дальнейшее ежегодное содержание принял тот же город на свой счёт из прибылей от городского банка, бывшего раньше сословно-купеческим (до введения городского положения). В честь же и в память посещения г. Казани их Императорскими Высочествами, Государем Наследником Цесаревичем Александром Александровичем и Великим Князем Владимиром Александровичем ремесленники ходатайствовали наименовать Александровской, на что получилось Высочайшее соизволение.

Так открылась 1-ая городская Казанская больница уже не временная, а постоянная. Не буду здесь утомлять внимание читателей историей открытия 2-ой Виноградовской (в слободе), а равно и 3-ей Забулачной больницы.

Остановлюсь только на последующем развитии и разрешении нашей 1-ой городской, так наз. Александровской больницы.

Куплен был старый обывательский дом, с разными антресолями, под больницу и на первых же порах, конечно, привелось производить в нём разные приспособления. Всё старались делать подешевле.

Потребовалось открыть, например, женское отделение; для этого воспользовались каменными службами рядом с воротами; переделали их в жилое помещение и над ними возвели 2-ой этаж. И вот 22 сентября 1869 года вышло женское отделение.

Далее, в самом главном корпусе, делали пристройки; и одну, и другую, и третью; убито очень много денег. Сам Як. Фил. Шамов, сделавшийся попечителем по хозяйственной части, уже более 20 лет тому назад истратил массу денег (им же несть числа) на разные улучшения её, но наконец, к концу своей жизни убедился, что старый обывательский дом никогда не сделаешь даже порядочной больницей и не превратишь его в благоустроенное больничное учреждение.

Посему у него постепенно созрела мысль построить для городской больницы специальное здание, на собственный счёт.

3 года тому назад Як. Филиппович подал своё заявление в город. Думу; получил согласие её, город отвёл место под больницу в Осокинской роще, и Як. Фил. тотчас же приступил к постройке, обещавшись сначала пожертвовать на эту постройку 100 т. руб.

В течение 1-го же строительного года было им самим выстроено это величественное здание, доминирующее над всем городом и, покрытого крышей. Затратил с самого начала только на одно это уже 177 тыс. рублей.

По воле Всевышнего ему не суждено было при жизни довести начатое им, прекрасное дело до конца. Он 29 ноября 1808 г. скончался.

Но это дело постройки не остановилось.

За продолжение дела постройки взялась вдова покойного – многоуважаемая Аграфена Хрисанфовна и к настоящему времени блестяще и кончила дело, начатое покойным Яковом Филипповичем, затратив на достройку, отделку и оборудование многим больше 300 тыс. руб.

Таким образом в настоящее время от Шамовых яичко более чем в полмиллиона рублей.

Вечная память Якову Филипповичу и многая лета Аграфене Чрисанфовне Шамовым!

Казанская Хроника.

Торжество открытия Шамовской больницы

(«Казанский Телеграф». 1910.  27 апреля)

В воскресенье, 25-го апреля, при огромном стечении жителей гор. Казани, всех классов общества и всех сословий, состоялось давно ожидавшееся торжество открытия и передачи в ведение города великолепной больницы, сооружённой на средства супругов Шамовых, что в Осокинской роще.

Прекрасный весенний день, солнечный и не слишком жаркий, в значительной мере содействовал тому, что больницу в день её открытия могли посетить все, кто интересовался этим редкостным и щедрым пожертвованием, созданным по последнему слову современной медицинской науки, затмившим собою решительно все, не исключая и университетских клиник, больничные и лечебные учреждения гор. Казани, и предоставленным теперь заботливости и руководительству казанского городского управления.

Официальное начало торжества было объявлено в пригласительных письмах в 2 часа дня, но публика стала стекаться к зданию новорождённой больницы с 12 часов дня и ранее, располагаться частыми и густыми группами в саду при больнице, на «знаменитой» горке сзади главного фасада больницы, откуда открывается один из живописнейших видов на красавицу, великую русскую реку и окрестности Казани, рассеиваться по светлым и просторным вестибюлям, лестницам, палатам Шамовской больницы.

С часу дня густая вереница экипажей, пролёток, дрожек потянулась из города на Горшечную улицу, мимо университетских клиник, на Третью Гору, за церковь св. Кирилла и Мефодия и оттуда к Осокинской роще. Вскоре обширный двор больницы, у главного его фасада, занят был бесчисленным множеством выездов, экипажей, пролёток. Большой полицейский наряд поддерживал всё время образцовый порядок.

Самое торжество происходило в нижнем этаже больницы, в комнате, предназначенной для чтения лекций по различным отраслям медицинской науки врачам и студентам-медикам. Просторная и светлая, с превосходным каменным полом, с десятком рядов парт для слушателей и небольшою кафедрою для лектора, украшенная превосходными портретами Государя Императора, Государыни Императрицы и Наследника Цесаревича, а сбоку большими портретами, в светло-серых рамах, супругов Шамовых – покойного Я.Ф. Шамова и его вдовы А.Х. Шамовой, – эта зала ничем не отличается от прочих зал и палат превосходной больницы: всюду масса воздуха и света, солидная простота в убранстве и чистота образцовая. Сразу чувствуется, что архитекторский талант отбросил великую мысль об украшениях и изяществе, имея в виду лишь интересы больного, страждущего человечества.

К 2 часам дня описанная нами комната, несмотря на её просторные размеры, была переполнена приглашёнными на торжество лицами до чрезвычайности. С трудом дышалось, а запоздавшие должны были употреблять нечеловеческие усилия, чтобы сколько-нибудь протискаться вперёд. Приглашённых гостей, высокопоставленных лиц края и округа, встречали городской голова, С.А. Бекетов, главный доверенный жертвовательницы и ныне избранный попечитель больницы по хозяйственной части, И.И. Строкин, и гласные думы, избранные на последнем думском заседании в состав особой депутации, В.М. Ключников, Землянов, Аристов, Юнусов и др. Жертвовательнице и супругам высокопоставленных лиц, посетившим торжество, были поднесены роскошные букеты из живых цветов.

Из высокопоставленных лиц края и округа на торжестве присутствовали: г. начальник губернии М. Стрижевский, г. Командующий войсками казанского военного округа, ген.-лет. Сандецкий, г. попечитель учебного округа, А.Н. Деревицкий, г. вице-губернатор, Г.Б. Петкевич, врачебный инспектор Г.И. Губкин, профессора казанского университета, во главе с заслуженным профессором Н.Ф. Высоцким, и мн. другие. В числе приглашённых на торжество были представители отдельных ведомств и учреждений, доктора Александровской больницы во главе с д-ром К.А. Грачёвым, студенты-медики, представители печати и др.

Торжество открылось личным заявлением жертвовательницы А.Х. Шамовой, о передаче сооружённого здания больницы на средства её покойного мужа Я.Ф. Шамову, и её, вместе со всеми постройками и инвентарём, в ведение городского управления гор. Казани. Слабым, прерывающимся от волнения голосом, находящаяся уже в преклонных летах Агриппина Хрисанфовна Шамова, взойдя на кафедру, прочитала перед избранной аудиторией это официальное заявление, которое было покрыто дружными и долго не смолкавшими рукоплесканиями.

Затем, среди воцарившейся тишины, занял кафедру г. начальник губернии, М.В. Стрижевский, который, обращаясь к жертвовательнице, сказал:

Речь начальника губернии:

– Милостивая государыня Агриппина Хрисанфовна! Судьбе угодно было представить мне возможность присутствовать сегодня на торжестве открытия и передачи в ведение города чудной, превосходной больницы, сооруженной на щедрые пожертвования вашего покойного супруга, Якова Филипповича Шамова, и ваши. Я не стану здесь распространяться о значении и ценности этого щедрого дара: они и без моих слов понятны всем. Вы услышите здесь от представителей городского управления, разных ведомств и учреждений много, много искренних слов благодарности за тот щедрый дар, который угодно было вашему покойному супругу и вам принести Казани. Но я думаю, что все эти слова, несмотря на их искренность, будут все же слабы в сравнении с теми вздохами и слезами благодарности, которые будут направлены но адресу супругов Шамовых, будут идти из глубины сердец страждущего человечества, которому здесь, в этом прекрасном здании больницы, окажут такое широкое и щедрое гостеприимство. Позвольте же мне провозгласить вечную память покойному вашему супругу, Якову Филипповичу Шамову, начавшему это доброе, христианское дело, и пожелания здравия на многие годы вам, глубокоуважаемая Агриппина Хрисанфовна, столь блистательно закончившей святое дело помощи больному, страждущему человечеству.

– Тёплая, искренняя речь г. начальника губернии вызвала дружные рукоплескания присутствовавших.

– После г. начальника губернии обратился с приветственным словом к жертвовательнице городской голова С.А. Бекетов:

С.А. Бекетов:

– «глубокоуважаемая Агриппина Хрисанфовна! Позвольте мне, как представителю города, получившего сегодня от вас и вашего покойного супруга, незабвенного Якова Филипповича Шамова, дар столь исключительной ценности, принести вам искреннюю, беспредельную благодарность. Город Казань, как известно, давно уже испытывает острую нужду в больничных и лечебных учреждениях, так как старые, ныне существующие учреждения этого рода, к сожалению, не удовлетворяют потребностей всё увеличивающегося, болеющего населения города. Все усилия городских, земских и других учреждений за последнее время были направлены именно в сторону удовлетворения этой острой нужды. Но, опять-таки к сожалению, недостаток средств ставил им в этом отношении непреодолимые препятствия. Короче, без частной помощи людей с отзывчивым на нужды городского населения добрым сердцем этому вопросу предстояло ещё долгое время быть одним из самых больных вопросов городского общественного порядка. Ваш покойный супруг и вы, глубокоуважаемая Агриппина Хрисанфовна, пошли таким образом, с открытым сердцем навстречу одной из самых насущных, неотложных нужд города, щедрою рукою соорудив это образцовое, снабжённое всеми усовершенствованными медицинскими пособиями и инструментами здание больницы, существование и дальнейшая судьба которого отныне неразрывно будут связаны с именем супругов Шамовых. Помимо огромной ценности этого сооружения, простирающейся свыше полумиллиона рублей, я указываю на эту отличительную, скажу, знаменательную черту настоящего дара, долженствующую найти отзвук в сердцах всего населения города Казани, служащую в качестве прекрасного образца, достойного иметь подражателей, во время самого пожертвования – именно в тот момент, когда старая Александровская больница во многих отношениях не могла исполнить успешно своё назначение, когда городское общественное управление отчаивалось, что называется, в успешном решении больничного вопроса. В этот-то критический момент городскому управлению неожиданно пришли на помощь супруги Шамовы со своим пожертвованием исключительной ценности. Да, да, я повторяю: исключительной, ибо настоящая больница сооружена, да позволено будет мне так выразиться, с запасом на полтора – два десятка лет вперёд; она настолько богато снабжена самыми усовершенствованными, последнего слова медицинской науки, аппаратами, приборами, инструментами, что, смело можно предсказать, и через 20 лет все эти приобретения будут цениться столь же высоко, как и сейчас, будут вполне удовлетворять потребности медицинского персонала, который будет облегчать страдания больных в этой больнице. Итак, от имени города, от имени всего городского населения, я прошу вас, глубокоуважаемая Агриппина Хрисанфовна, принять в этот знаменательный день нашу беспредельную, всеобщую благодарность. Ваша прекрасная больница стоит на высокой горе. Её отчетливо видно с великой, русской реки. Её видно за пределами Казани. Думаю, что в этом расположении больницы, таком живописном и красивом, кроется ещё и провиденциальный смысл. Ваша образцовая больница в будущем сослужит службу не одной только Казани, но и всему краю, – быть может, великой русской земле. Ее увидят, ее будут знать далеко за пределами Казани! Много-много вам здравствовать, глубокоуважаемая Агриппина Хрисанфовна! Господь да продлит вашу жизнь на благо ближним!

Речь городского головы С.А. Бекетова вызвала целую бурю рукоплесканий и заметно взволновала А.Х. Шамову:

– Спасибо, я не заслужила..., – тихо шептала она, когда городской голова, отвесив низкий поклон, целовал её руку.

В нескольких, коротких, но прочувствованных фразах, поблагодарил щедрую жертвовательницу, от имени учебного мира, которому столь же ценным является настоящий дар, г. попечитель учебного округа А.Н. Деревицкий.

Н.Ф. Высоцкий:

От имени медицинского факультета казанского Императорского университета поблагодарил жертвовательницу заслуженный профессор Н.Ф. Высоцкий, в следующих выражениях:

– Глубокоуважаемая Агриппина Хрисанфовна! Медицинский факультет уполномочил меня приветствовать вас в нынешний, знаменательный день открытия, устроенной вами и покойным супругом вашим больницы. Благодаря любезности товарища моего, доктора Константина Абрамовича Грачёва, я имел возможность подробно ознакомиться с нею. Много слышал я ранее похвал устройству вашей больницы и не мало ожидал увидеть в ней нового, необычного для наших провинциальных лечебных заведений. Но то, что я увидел здесь, на деле далеко превзошло все мои ожидания. Ваша больница является не только образцовой лечебницей, устроенной согласно современным научным требованиям и изобильно снабжённой всем необходимым для лечения больных, но и учебно-вспомогательным учреждением для образования врачей и студентов. В вашей больнице имеется прекрасная, обширная аудитория, вмещающая до 150 слушателей, имеются кабинеты и лаборатория, для разработки научно-медицинских вопросов и теперь уже богато обставленные весьма ценными и точными приборами и инструментами, имеются даже особые комнаты и приспособления для фотографирования больных. Такое оборудование вашей больницы, указывая, с одной стороны, на высоко-просвещённое отношение к делу её устроителей, с другой – служит ручательством того, что она явится не заурядной провинциальной лечебницей, но врачебным учреждением, в котором медицинские наука и практика будут слиты в одно неразрывное целое. Уже это одно обстоятельство вменяет нашему медицинскому факультету в нравственный долг приветствовать вас, устроительницу нового научнопросветительского учреждения в Казани. Но, кроме того, наш медицинский факультет обязан вам, Агриппина Хрисанфовна, ещё особой признательностью за то, что вы дали в вашей образцовой больнице приют целому ряду медицинских кафедр. Позвольте же выразить вам нашу единодушную глубокую благодарность и искреннее желание здоровья и счастья на долгие годы. Поздравляем город Казань, в лице её присутствующих здесь представителей, с полученным им драгоценным даром – Шамовскою больницею. Выражаем твёрдую уверенность, что под городским управлением жизнь и деятельность новой больницы пойдёт тем широким научным путём, который предугадан её основателями.

– Кроме перечисленных, было ещё произнесено много приветственных, теплых речей: от имени докторов Александровской больницы – д-ром К.А. Грачевым, от мусульманского населения Казани, от коммерческого училища, от имени студентов-медиков и др.

За шампанским первый тост за драгоценное здравие Государя Императора был провозглашён г. командующим войсками казанского военного округа, ген.-лейт. Сандецким. Тост был покрыт единодушными «ура».

Далее следовали бесконечные тосты за А.Х. Шамову, И.И. Строкина и др.

В день открытия больницы, в Осокинской роще, на имя Агриппины Хрисанфовны Шамовой были получены следующая приветственные телеграммы:

«Многоуважаемая Агриппина Хрисанфовна. К сожалению, лично быть, по болезни, на общем празднике не могу, и я особенно теперь сильно чувствую всю полезность, всю необходимость открываемого вами учреждения на помощь страждущим. Шлю мои сердечные поздравления, искренне желаю вам доброго здоровья на многие годы. Гласный казанской городской думы Алексей Чернояров».

«Совет казанского общества распространения образования сердечно приветствует глубокоуважаемую Агриппину Хрисанфовну с торжественным днём открытия больницы имени незабвенного члена-учредителя нашего общества Якова Филипповича Шамова. Совет выражает вам искреннюю свою радость по поводу открытия Шамовской больницы, одного из замечательных культурных учреждений России. Правление, выражая вам свою искреннюю радость по поводу открытия столь полезного учреждения, желает вам долголетней счастливой жизни на пользу дорогой родины».

На самом торжестве оглашена была составленная в прочувствованных выражениях приветственная телеграмма ректора казанского университета, проф. Дормидонтова.

Агриппина Хрисанфовна Шамова просит вас огласить её величайшую благодарность всем лицам, посетившим открытие вновь выстроенной в Осокинской роще больницы и переданной ею городу в дар.



[1]  Аграфена – русская народная форма имени Агриппина (происходящего от римского имени «Agrippa»). В русских летописях могло писаться как «Огрифина» или «Фрефипа».

 

Читайте в "Казанских историях":

Казанский старообрядческий некрополь – Анатолий Елдашев

Заметки о казанских старообрядцах – Лев Жаржеский

Две лицевые повести о явлении казанской иконы богородицы об эпизоде её обретения – Сергей Саначин

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

  Издательский дом Маковского