Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Лучше молчать и быть заподозренным в глупости, чем отрыть рот и сразу рассеять все сомнения на этот счёт.

Ларри Кинг, тележурналист, США

Хронограф

<< < Ноябрь 2019 > >>
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  
  • 1989 – Начало строительства Камского автомобильного завода.

    Подробнее...
Finversia-TV

Новости «100 в 1»

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Две лицевые повести о явлении казанской иконы богородицы об эпизоде её обретения

Участие известного казанского краеведа, историка архитектуры Сергея Саначина в республиканской старообрядческой конференции на тему «Традиции старообрядческой благотворительности», посвященной памяти купца Якова Шамова, обещало сенсацию – и участники конференции не ошиблись.

Конференция проходила в октябре 2018 года.  Организаторы пригласили на нее известных казанских краеведов: Анатолия Елдашева, Льва Жаржевского, Сергея Саначина. Было объявлено, что планируется издать по итогам конференции сборник со всеми выступлениями. И организаторы конференции свое обещание сдержали: 26 июля 2019 года состоялась его презентация. На сайте «Казанских историй», в рубрике «Читальный зал», мы разместили некоторые выступления на этой конференции.

Предлагаем вашему вниманию доклад на конференции Сергея Саначина.  Опираясь на архивные документы, исследователь обратил внимание на события, связанные с явлением в Казани иконы Божией Матери.

Обстоятельства обретения в 1579 г. Казанской иконы Богородицы до сих пор остаются до конца не прояснёнными. Главным источником повествования об этом событии – списков с которого «весьма много в сборниках и особо» [1, с. 62] – является рукопись «Повести о явлении и чудесах казанской иконы Богородицы», написанная в 1594 г. и хранящаяся в Государственном историческом музее (ГИМ, №598, Синодальное собр., №982). Внизу листов 3-10 этой рукописи присутствуют автограф Гермогена и приписка, написанные скорописью конца XVI в.: «...а писмо в них рука святейшаго Ермогена патриарха московскаго и всея Руси, а писал те тетрати в Казани Ермоген митрополит тогда как сия святыя чудеса складывал и писал своею рукою» [2, с. 16-17].

Однако исследователи «Повести...» постепенно пришли к выводу, что не один Гермоген писал эту рукопись. Ещё в 1880 г. некто «А.С.» увидел в ней пятерых писателей [3]. В 1912 г. палеолог-лингвист, академик А.И. Соболевский указал на наличие нескольких почерков рукописи, один из которых – начиная с чуда 9-го – «несомненно Гермогена» [4, с. 5-8]. В 1990 г. профессор-славист Вюрцбургского университета А. Эббингхауз констатировал неподтверждённость подлинности почерка Гермогена [5, s. 211]. В 2006 г. на редактирование «Повести...» Гермогеном указывал О.В. Панченко [6, с.657]. Наконец, в 2016 г. А.Е. Жуков доказал, что большая часть рукописи и редакторские правки в ней сделаны рукой Гермогена [7, с. 12, 22].

Написано-то его рукой, но в начальных строках «Повести...» сам Гермоген пояснил: «...списано смиренным Ермогеном митрополитом Казаньским».

К 1845 г. археограф академик П.М. Строев, исследовав «Повесть...», высказался, что «митрополит Гермоген не сочинил её, а только переиначил и дополнил прежде существующую неизвестного автора» [ 1, с. 62]. Затем, в 1912 г. А.И. Соболевский сделал вывод, что рукопись эта представляет собой чистовой список, сделанный несколькими писцами, с не дошедшего до нас черновика [4, с. 6].

Внёсший значительнейший вклад в 1990 г. в исследование «Повести...» А. Эббингхауз в результате текстологического анализа доказал, что её сочинение не является творением одного только Гермогена. При этом Эббингхауз сделал два важных вывода:

Вывод 1: У Гермогена был некий предшественник, написавший первичный текст «Повести...» по горячим следам (редакция «А»).

Эббингхауз исследовал шесть рукописей этого текста, сообщая при этом, что им рассмотрены «не все коллекции рукописей»:

Местонахождение рукописей

Заголовки рукописей

РГБ: собр. Н.С. Тихонравова, №578

(О великом и страшном чюдеси, иже в Казани. Явление преч [...] мария)

РГАДА: МАМИД, №639

(О великом и страшном чюдеси, иже в Казани. Явление преч [...] мария)

РГБ: собр. Н.П. Румянцева, №367

(О великом и страшном чюдеси, иже в Казани. Явление преч [...] мария, или иначе Повесть о великом [...])

РГБ: ОИДР, №222

(Слово о явлении [...] иконы [...] еже есть в Казани)

РГБ: собр. Н.П. Румянцева, №361

(Слово о явлении [...] иконы [...] еже есть в Казани)

ГИМ: собр. Н.П. Вострякова, №207а

Начало отсутствует

[5, s. 214].

Гермоген знал об этом тексте. Он пишет после рассказа о Чуде 2-м, что: «с чудотворной же иконы сделали список, и написали о её преславном явлении и о бывших от неё чудесах, и послали в царствующий град Москву самодержавному государю царю...». По этой фразе видно, что Гермоген не называет себя здесь первоначальным автором сюжета обретения.

То же – в конце «Повести...», где Гермоген вспоминает эпизод 1589 г. Тогда, ставя Гермогена в сан митрополита, царь Фёдор говорит ему: «Слышали мы... о том, как явила Богородица пречудную и чудотворную свою икону в отчине нашей Казани». Очевидно, что такое выражение возможно лишь если царь слышал это от какого-то иного источника, но никак не от Гермогена.

Вывод 2: «Легенда Богоявления» (явления Казанской иконы Богородицы – С.С.) встречается во всех шести рукописях с первичным текстом [5, s. 214]. Сам же Гермоген лишь редактировал сочинение своего предшественника. Отсюда вытекают две цели его работы над рукописью в 1594 г.: дорассказать о чудесах от иконы, которых не было в первоначальном тексте; внести корректировки в повествование об обретении иконы.

Какие же корректировки внёс Гермоген? В первичном тексте (на примере по рукописи из собрания Румянцева №367) анонимный автор не называет имени иерея, который первым прикоснулся к обретённому образу: «архиепископ же повеле священнику взяти пречюдный образ и нести во храм святаго великаго чюдотворца Николы глаголемаго тулскаго – близ места того храм той яко девят сажень и внесош в церковь чюдную икону...» [5, s. 216]. В рукописи же 1594 г., в конце повествования, в двух абзацах об обретении иконы – Гермоген этим священником называет себя:

«Я же тогда служил в чине священника у святого Николы, именуемого Гостиным;... прослезился, и припал к... самой чудотворной иконе, а потом поклонился архиепископу и испросил его благословения: да повелит мне взять пречудную икону Богородицы. Архиеписком же благословил меня и повелел мне взять [икону]».

Этот абзац во время редактирования рукописи Гермоген изъял. Но остался другой, следующий за ним:

«Я же, хотя и недостоин, со страхом и радостью прикоснулся к чудотворному образу и взял его с шеста, который был воткнут на том месте, где находилась в земле эта святая и чудотворная икона. И по повелению архиепископа пошёл с [чудотворной] иконой и с другими святыми иконами и честными крестами в находившуюся там поблизости церковь святого Николы, называемого Тульский».

Где же истина? Кто же из иереев первым взял обретённый образ Богородицы и понёс его в церковь? Бесспорного ответа на вопрос у текстологов ещё нет.

Однако помимо текстов «Повести...» и её прототипов, существуют документы смежного жанра. Это – две лицевые рукописи «Повести о явлении и чудесах казанской иконы Богородицы». По времени создания они следуют (если не являются её целью) за рукописью Гермогена 1594 г. Обе они проливают некоторый свет на личность иерея, прикоснувшегося к обретённой иконе первым.

Первая (условно) лицевая «Повесть...» происходит из библиотеки Петра 1 и хранится в Библиотеке Российской Академии наук (БРАН, П I А №17 /34.6.64/) 1. Она содержится в сборнике, в котором кроме нее находятся также лицевые: «Казанская история» 2 и «Житие и чюдеса св. Гурия и Варсонофия казанских чудотворцев» 3. По мнению П.П. Постникова время её создания – конец XVI в. или начало XVII в. [8; 9, с. 3], по описанию И.Н. Лебедевой – середина XVII в. [10, с. 38]. В рукописи 44 листа. На 18-ти из них находится 21 раскрашенный рисунок. Рассмотрим некоторые.

В заставке к упомянутой и тоже лицевой повести «Житие и чюдеса св. Гурия и Варсонофия казанских чудотворцев» помещено изображение автора обеих рукописей с надписью – «Святейший Гермоген» [8; 9, с. 3-4] (ил. 1).

Такое же, только без евангелия, изображение Гермогена находим и в рассматриваемой «Повести...». Оно присутствует на л. 208 – на нижнем из трёх рисунков (ил. 2). На нём показан момент прихода начальствующих лиц и народа к обретённой, но находившейся ещё на земле иконе Богородицы. Это – тот самый эпизод текста, в котором Гермоген говорит: «Я же... прослезился, и припал к образу Богородицы, и к Превечному Младенцу Спасителю Христу, и к самой чудотворной иконе».

Однако на этом рисунке Гермоген не припал, а стоит слева от иконы. Здесь абсолютно то же лицо, что и на рисунке Гермогена из «Жития...» (ил. 3). Он в той же скуфие. Лента поверх фелони хоть и похожа больше на архиерейский омофор, чем на епитрахиль иерея, но на рисунке точно не архиепископ Иеремия. Иеремия присутствует на другом – среднем рисунке этого же листа, где он принимает у себя девицу Матрону с её матерью (ил. 4). Его облик совершенно иной: борода белая, на голове архиерейский кукуль с крестом, в руках архиерейский посох.

Проведённое рассмотрение позволяет сделать осторожный вывод, что на нижнем рисунке лицевой «Повести...» человек, «припавший к образу Богородицы», – не Гермоген.

Много конкретнее отвечает на поставленный вопрос вторая (условно), более поздняя лицевая рукопись «Повести...». Она находится в собрании Российской государственной библиотеки в сборнике под названием «Сказание о казанской иконе Пресвятой Богородицы со Службой ей и Житие Гурия и Варсонофия Казанских со Службой им» – (РГБ, №356). Время создания сборника по водяным знакам определяется главным архивистом ОР РГБ Е.С. Климановой между 1632 и 1652 гг. [11, с. 90]. Здесь, во введении к «Повести...» добавлена Служба с преклонением Богородице, почитанием её иконы и упоминанием начала празднования явления иконы после избавления Москвы «от безбожых ляхов».

Это сделало рукопись более обширной – в отличие от предыдущей в ней 124 листа текста. Идентичный же с предыдущей лицевой рукописью текст начинается только с л. 25. На 26 отдельных от текста листах – крупные миниатюры. Отличительная их особенность в этой лицевой «Повести...» – поясняющие надписи непосредственно на рисунках, в их числе и имена персонажей.

Прежде чем обратиться к ней напомню, что до пострига в рясофоры, Гермоген, как иерей, согласно православной традиции сохранял своё мирское имя. Но какое? Имеются две его версии. В небольшой местной брошюре 1912 г. «Святейший патриарх Гермоген» показано, что он «в мире носил имя Григорья» [12, с. 5]. Вторая версия имени – Ермолай. Это имя редактору «Русского архива» Петру Бартеневу сообщил с неуточненной ссылкой на издание Московского Общества истории и древностей Российских фундаментальный С.М. Соловьёв [13, с. 456]. С тех пор это имя – Ермолай – господствует в исторической науке.

В память Гермогена в Москве на Садовой улице (ныне – Ермолаевский переулок на Патриарших прудах) поставлена церковь во имя св. Ермолая. Она получила название будто бы от церкви Ермолая Священномученика, построенной ещё в 1610- 1612 гг. в Патриаршей слободе, как молельная церковь патриарха Гермогена.

Теперь возвращаемся ко второй лицевой «Повести...» (ил. 8).

На обороте л. 45 помещён рисунок, отображающий тот же эпизод обретения иконы, что и на нижнем рисунке л. 20 в первой лицевой «Повести...». Сверху на нём надпись: «Архиепископ Иеремия со всем освященным собором / потом и весь народ христианский». Надписаны и два «архимарита».

Человек же, припавший к образу Богородицы, поименован, как «поп Jъаковъ» (ил. 6). То есть он и не Ермолай, и не Григорий и, следовательно – не будущий Гермоген.

Но неужели в этой многоминиатюрной рукописи нет изображения Гермогена? Оказывается – есть, хоть и без подписи!

На л. 73 помещён рисунок, иллюстрирующий Чудо 15-е (ил. 7). На нём изображён молодой (без бороды) священнослужитель в белом дьяконском стихаре, с чашей в одной руке и вербой в другой. Это Гермоген.

Согласно тексту он окропляет бесноватого Афонасия Ерофеева. «...Взял я святую воду и окропил его» – написал Гермоген. В отличие от эпизода с обретением иконы здесь двусмысленности быть уже не может, потому что, начиная с Чуда 3-го, все последующие чудеса добавлены к первоначальному тексту– источнику – где их не было – уже самим Гермогеном.

Этот молодой дьякон присутствует ещё несколько раз в иллюстрациях Чудес 1, 2, 3, 5, 7, 9, 10 и 11-го. Самое впечатляющее здесь то, что изображён он и на обороте л. 45 – держащим крест позади склонённого к обретённой иконе попа Иякова (ил. 8).

Существенно здесь и то, что в первичном анонимном тексте обретённая икона была поднята священником с земли. А на рисунке л. 45 об. икона показана висщей на древце. И именно на древце – «иже бе поткнето на том месте, идеже и в земли бе святая та и чюдная икона» – её описывает Гермоген в своей рукописи «Повести...». Это исключает попадание какого-то раннего, «догермогеновского» сюжета в сюиту рисунков второй лицевой «Повести...». С другой стороны, трудно предполагать вероятность изъятия у Гермогена в середине XVII в. пальмы первенства в прикосновении к будущей всероссийской святыне, если оно было. Ведь в годы создания этой лицевой «Повести...» было не ритуальное, а истинное почитание Гермогена. Народ и царь считали его «новым исповедником и блаженным», числили среди «царствующего града Москвы святых» [14, с. 73].

Выводы:

1. Лицевая 1679 г. летопись «Повести...» первым иереем, взявшим обретенную икону Богородицы, показывает попа Иякова.

2. На её же рисунках – в том числе и в эпизоде обретения иконы – присутствует молодой Гермоген в степени дьякона.

3. Этот же молодой дьякон присутствует во многих эпизодах с чудесами от иконы, происходящими в Богородицком монастыре. Из чего можно предполагать, что до пострига, но после Николо-Гостинодворской церкви Гермоген служил в этом монастыре.

4. В миру Гермоген не был Ияковым.

5. Необходимо продолжение исследования указанных и прочих рукописей первичного текста «Повести...». Вероятно, в них заключен ответ и на вопрос: почему вопреки тексту рукописи Гермогена на рисунках обеих лицевых «Повестей...» девице Матроне явилась не икона, а сама Богородица.

Список литературы

1. Строев П. М. Библиологический словарь и черновые к нему материалы // Сб. отделения русскаго языка и словесности РАН. Т. 29, Вып. 4. СПб., 1882.

2. Описание рукописей Синодального собрания, сост. Т.Н. Протасьева. М., 1970.

3. А. С. Материалы для истории Русской Церкви. Гермогена, патриарха московского, Сказание о явлении и чудесах от иконы пресвятыя Богородицы Казанской, писано в 1594 г. (№982, 4, скороп., 36 лл.) // Чтения в Московском обществе любителей духовного просвещения. М., 1880. Кн. 6, отд. 3. С. 1-44.

4. Сказание о чудотворной Казанской иконе Пресвятой Богородицы. Рукопись святейшаго патриарха Гермогена. С предисловием академ. А.И. Соболевского. М., 1912.

5. Andreas Ebbinghans. Die Marienikonen-Legenden in der altrussischen literarischen Uberlieferung. Berlin. 1990.

6.Панченко О.В. Повесть о явлении и чудесах Казанской иконы Богородицы // Библиотека литературы Древней Руси. Т. 14. СПб., 2006.

7. Жуков А.Е. К вопросу об автографах патриарха Гермогена // Вестник «Альянс-Архео». Вып. 13. М., 2016. С. 3-22.

8. Постников П.П. Лицевое сказание о явлении Казанской Иконы Божией Матери. СПб., 1912.

9. Честь и слава Богоматери. Вып.4: Казанская икона. М., 1994 (копийное издание работы Постникова с параллельным текстом на современном русском).

10. Библиотека Петра I. Описание рукописных книг / Автор-сост. И.Н. Лебедева. СПб., 2003.

11. Чугреева П.П. О цикле миниатюр повести митрополита Ермогена о явлении иконы Богородицы в Казани // III Дёминские чтения. М., 2018.

12. Б/а. Святейший патриарх Гермоген. Казань, 1912.

13. Бартенев П.И. О смутном времени // Русский архив. Вып.11. М.,

14. Володихин Д.М. Патриарх Гермоген. ЖЗЛ. Серия биографий. Вып. 1709. М., 2015.

Сокращения

БРАН – Библиотека Российской академии наук;

ГИМ – Государственный исторический музей;

РГАДА: МАМИД – Российский государственный архив древних актов: Московский архив Министерства иностранных дел;

РГБ: ОИДР – Российская государственная библиотека: Общество истории и древностей Российских.


1 Л. 200-221. Загл.: «Месяца июля в 8 день. Повесть о явлении чюдотворныя иконы пресвятыя владычица нашея Богородица и Приснодевы Марии, иже в Казани. Списано смиренным Ермогеном митрополитом Казанским и Астараханьским в лето 7102 (1594)».

2 Л. 3-197. Загл.: «Сказание вкратце царства Казанского, како и откуда и в которые лета начася, и о брани и о победах великих князей Московских со царьми Казанъскими, и о взятии царства Казанскаго благоверным царём и великим князем Иванном Васильвичем всеа Русии самодержцем».

3 Л. 222-285. Загл.: «Вкратце о житии и пребывании иже во святых отец наших Гурия перваго архиепископа Казанскаго и священноепископа Варсонофия Тферъскаго, перваго архимандрита во граде Казани, иже и обитель Спасову боголепнаго Преображения состави. И о обретении честных и чюдотворных мощей их. И мала часть от чюдес их. Повелением благочестиваго и христолюбиваго государя царя и великаго князя Феодора Ивановича, всея Русии самодержца, и благоволением святейшаго господина Иова, патриарха Московскаго и всеа Русии. Списано Ермогеном митрополитом».

 

Читайте в "Казанских историях":

Казанский старообрядческий некрополь – Анатолий Елдашев

Заметки о казанских старообрядцах – Лев Жаржеский

Открытие «Шамовской» больницы (по свидетельствам современников)Роман Царевский

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

  Издательский дом Маковского