Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

<...> Казань по странной фантазии ее строителей – не на Волге, а в 7 верстах от нее. Может быть разливы великой реки и низменность волжского берега заставили былую столицу татарского ханства уйти так далеко от Волги. Впрочем, все большие города татарской Азии, как убедились мы во время своих поездок по Туркестану, – Бухара, Самарканд, Ташкент, – выстроены в нескольких верстах от берега своих рек, по-видимому, из той же осторожности.

Е.Марков. Столица казанского царства. 1902 год

Хронограф

<< < Октябрь 2021 > >>
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
  • 1876 – В Казани открылся Учительский институт, который должен был готовить учителей для городских училищ, пришедших на смену училищам уездным. Это был третий подобный вуз после Петербургского и Московского

    Подробнее...

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Казанские подростки глазами зарубежных журналистов

В 1989 году в Казань приезжала группа журналистов из-за рубежа, которые хотели познакомиться с опытом работы с подростками.

Они были наслышаны слухами о массовых драках, напуганы публикациями в центральной печати. Прежде всего наши гости решили познакомиться с редакцией газеты «Вечерняя Казань», где познакомились с редактором Андреем Гавриловым и старшим корреспондентом Любовью Агеевой, автором многих публикаций, объединенных позднее в книгу «Казанский феномен: миф и реальность».

Предлагаем вашему вниманию заметки Л. Агеевой о пребывании зарубежных журналистов в Казани и перевод одной из публикаций по итогам поездки в наш город.

 Четыре дня с иностранными журналистами

Наша жизнь пристальным взглядом

Получая редакционное задание помочь группе иностранных журналистов познакомиться с нашим городом, я не предполагала, что появится необходимость писать об этом в газете. Но за время пребывания гостей накопилось столько впечатлений, что не могу не поделиться ими с читателями. Потому что впечатления эти далеко не частного порядка.

Феномен, но только ли казанский?

Журналисты из ФРГ, Австрии, Испании, Швейцарии, а чуть ранее корреспондент газеты «Нью-Йорк Таймс», которого тоже довелось сопровождать, представляют средства массовой информации разной ориентации. Но в Казань их позвала одна тема – подростки. «Подготовленные» нашей центральной прессой, они с удивлением обнаружили, что на улицах города царит спокойствие. Три дня мы колесили по городу в надежде отыскать хотя бы часть какой-нибудь группировки, чтобы корреспондент австрийского телевидения мог оправдать свою командировку. Но более четырех– пяти человек нам не встречались, пока, наконец, возле Казанки не увидели несколько подростков, в которых нетрудно было угадать «гопников». Разговор состоялся интересный. Ребята из «кировской» группировки охотно пошли на контакт. Ничего нового для казанцев в этом диалоге не прозвучало, но встреча еще раз убедила в том, что проблема продолжает существовать, несмотря на внешнее спокойствие.

Да, в последнее время не стало массовых драк. И вообще группировочники стараются не попадаться милиции на глаза. Но осталась тревожная атмосфера предгрозья. Что это, перегруппировка сил? Период обучения «новобранцев» новым условиям существования, когда в роли «учителей» выступают преступники? Или просто летнее расслабление? Ведь в это время драк не было и в прошлые годы.

Наши гости доставили немало хлопот работникам милиции, но все их желания были удовлетворены. Они побывали на тренировке спецроты и убедились, что это – большая сила, с которой лучше не конфликтовать.

Вместе с патрульной машиной поздним вечером 14 июля мы объехали наиболее опасные места города. Везде было спокойно. Молодежи не оказалось в парках. Пустынно было возле кафе «Грот», которое в тот вечер не работало.

Рация доносила до нас дыхание вечернего города: «пьяная» драка возле ресторана «Волга» (без участия подростков), запах газа в центре Казани… Работников милиции, конечно, без работы не оставили. На другой день узнаем, что за предшествующие сутки были задержаны за мелкое хулиганство 66 человек, за появление в общественном месте в нетрезвом состоянии 95, доставлено в медвытрезвитель 107 человек. Из преступлений – в основном кражи и угоны автотранспорта. Группировки в поле зрения милиции не попадали. Это явно озадачило наших гостей.

– Мы увидели «мертвый» город, – делилась впечатлениями Мария Хубер, - корреспондент швейцарской газеты «Вельтвохе».

Убедившись, что «казанские страсти» преувеличены, она тем не менее нашла пищу для размышлений. Мария приняла к сведению сообщение о том, что большая часть молодежи находится или за городом на отдыхе, или работает в трудовых отрядах. Но она не могла не заметить, что, окажись подростки в городе, нм практически нечем было бы заняться. Она была поражена тем, как мало в Казани мест для отдыха.

Будучи социологом, Мария, как и ее муж Кристиан Шмидт-Хойер, корреспондент газеты «Ди Цайт» (ФРГ), изучала проблемы казанских подростков с удивительной дотошностью. По их просьбе были организованы встречи с секретарями обкома и горкома комсомола Р. Ибатуллиным и В. Сидоровым, заведующим социологической лабораторией КГУ А. Салагаевым.

Мы ничего не скрывали от гостей. Заместитель начальника управления уголовного розыска подполковник милиции С. Тесис пошутил, что, при желании, используя ситуацию, вполне можно было заявить, что никакого феномена нет и его выдумали журналисты (помнится, бытовало такое мнение). Нельзя не радоваться, что положение потихоньку стало стабилизироваться, однако уверенность в том, что дела пошли на лад, которая почувствовалась во время приема журналистов секретарем обкома партии Р. Идиатуллиным, немного насторожила: не перешло бы внимание  руководства республики и города на другие проблемы, которых более чем достаточно?

На прощание я попросила К. Шмидт-Хойера предсказать, в каком направлении будут развиваться события. Давать прогнозы он отказался: не хватает информации. Но заметил, что посещение Казани убедило его в том, что говорить о «казанском феномене» вряд ли правомерно. Немало молодежных проблем он видел в других городах. Не подтвердилось и другое мнение, которое ему довелось слышать - о том, что в казанских группировках началось расслоение по национальному признаку.

Нельзя не заметить, что материалы о наших подростках они собирали тщательнее, чем некоторые московские журналисты. Случалось, те давали рекомендации, не ступив ногой на казанскую землю.

Интересовались наши гости и национальными проблемами. Наибольшую активность тут проявлял Рафаэль Пок, корреспондент испанской газеты «Ла Вангардия».

Иностранных журналистов радушно принимали в мечети, куда они попали во время мусульманского праздника Гаит. Гостей принимали председатель исполнительного органа религиозного общества Г. Гатин, имамы Габдулхабир-хазрат и Ахматзаки-хазрат. Они рассказали об истории мечети Марджани, о появлении ислама в нашем крае, о предстоящих юбилейных торжествах, о том, как живется верующим в условиях перестройки.

Об истории татарской нации, ее сегодняшнем дне на другой встрече рассказал проректор КГУ профессор М. Усманов. В КГУ мы приехали без переводчика, и тут выяснилось, что не все свободно понимают по-русски. «Может, их устроит английский?» – спросили в парткоме. «Йес, йес», – радостно закивали мои спутники. Можно было им только позавидовать. У нас же порой  не хотят изучать язык даже ближайших соседей, да и другие языки знаем «со словарем».

Чем иностранцы лучше?

Этой главы могло и не быть, если бы не казанский сервис. Несмотря на договоренность, нас не ждали в ресторанах «Казань» и «Булгар».

…Для администратора «Татарстана» более желанными оказались клиенты в банкетном зале, из-за которых она не обратила на нас должного внимания, и мои спутники имели за ужином явные неудобства. Для нас не нашлось шампанского, хотя соседнему столику, где по-хозяйски расположились какие-то дюжие молодцы, оно было предложено (но те предпочли водку). В ресторане Молодежного центра не могли подать даже минеральной воды. А «Буратино» был настолько теплым, что пенился не хуже шампанского. Вопрос о льде заставал официантов врасплох.

Надо отдать должное: кормили, в основном, вкусно. Особенно гостям понравился ужин в Доме чая с татарскими блюдами. И хотя они, на радость официантам, везде безропотно ели «по-советски», без выбора, не обошлось без конфликта, о котором стоит сказать особо.

Было это вечером 13 июля в ресторане «Казань». Журналисты обычно расплачивались каждый за себя. А тут с нами были гости, и при расчете произошла небольшая путаница. Официанту показалось, что трое не заплатили. Несмотря на обещание разобраться, он поднял шум, собрав зевак.

При этом выяснилось, что он смешал при расчете деньги и теперь не мог определить, сколько человек ему заплатили. Счетов, которые избавили бы его от подобного конфуза, он тоже не выписал ни одному посетителю.  Разобраться, была ли тут простая путаница или намеренная игра, оказалось невозможным. Но после выяснения отношении официант, по моим подсчетам, получил деньги за 13 человек, тогда как ужинали 12. Кстати, счета нам выписывали только в «Татарстане» и ресторане МЦ.

Сначала предполагалось, что иностранные журналисты будут жить в гостинице «Татарстан». Но туда поселили участников всесоюзного совещания торговых работников. Как видим, былого почитания гостей из-за рубежа теперь нет и в помине. Спасибо Молодежному центру, приютили там. Правда, номера оказались совершенно неподготовленными.

Жалоб на обслуживание я бы, возможно, и не услышала, если бы австрийскому тележурналисту Л. Раймонду не понадобилось вызвать такси на 4 утра (он улетал раньше других).

– Так вы попросите дежурную, – посоветовала я ему.

– В этой гостинице не только не вызывают такси, но и не стирают одежду, не помогают нести тяжести…

Как видно, хозрасчет до гостиничного хозяйства еще не дошел.

Когда ходишь по своему городу с гостями из-за рубежа, особенно обостренно воспринимаешь и грязные улицы, и плохо сервированные столы, и то, что прогулочный теплоход подали к причалу на час позже...

Показателен диалог в речном порту. Я попросила продавщицу дать мороженое не в бумажных, а в вафельных стаканчиках.

– А чем иностранцы лучше? – спросила она.

Признавая этот вопрос риторическим, тем не менее не хотелось демонстрировать гостям наш «пещерный» уровень. Дело ведь не в том, что иностранцев надо принимать лучше (хоть кое-как тоже нельзя, и пора подумать о специальной сервисной службе). Мы все заслужили лучшее обхождение.

А вообще Казань гостям понравилась.

Приятно было ощущать в иностранных журналистах людей, заинтересованных в наших делах, наблюдающих за нашими неурядицами без злорадства и злопыхательства. Было бы любопытно прочитать, что они напишут о нас. Как нам сказали, корреспондент «Нью-Йорк Таймс» Фрэнк Клайнс рассказал о «казанском феномене» объективно.

...На глазах рушатся стереотипы. Иностранцы убеждаются в открытости советских людей, в том, как много изменили в нашей жизни гласность и демократизация. А мы  – в том, что за границами нашего Отечества у нас врагов нет. Во всяком случае эти журналисты были явно не из их числа.

Любовь Агеева

«Вечерняя Казань», 5 августа, 1989 год

 По страницам зарубежной печати

Советский город встревожен возвращением молодежных группировок

Франсис КЛАЙНЗ, спецкор «Нью-Йорк таймс»

Десять лет назад, когда паника в Казани – древнем городе на берегу Волги, – вызванная столкновениями между бандами подростков, достигла своего пика, был приговорен к высшей мере наказания и расстрелян один из главарей – Завдат Хантимиров. По нему мрачно скорбели подручные из банды «Тяп-ляп», которым предстояло отбыть длительные сроки тюремного заключения. Власть, твердая в Советском Союзе, как гранит, и на этот раз решила проблему своей жестокостью, не раз оправдавшей себя в прошлом.

Но вот сейчас, спустя десять лет, духи бандитов из «Тяп-ляп», похоже, переселяются в новое поколение молодежи; десятки групп пророк ожесточенно сражаются между собой за сферы влияния, нанося раны этому великолепному провинциальному городу. Это явление известно в стране как «казанский феномен», однако сейчас цепи и металлические прутья, которые пускают в ход скорые на расправу молодчики, приводит к совершенно иной реакции - некоему сочетанию умеренных контрмер и глубокого чувство вины. Во всяком случае, именно так откликаются на тревожные события городские власти.

«Наше отражение»

«Мы несем ответственность за все это, – говорит заместитель руководителя местного МВД (заместитель начальника управления уголовного розыска МВД, ныне начальник отдела по борьбе с организованной преступностью – Ред.) Савелий Тесис, – поскольку молодежь – это зеркало, в котором отражаются ценности обществе». Одной из причин происходящего он называет урбанизацию, Тысячи семей за последние годы покинули деревни и перебрались в город, где расселились в убогих многоквартирных муравейниках, лишенных каких бы то ни было социальных благ. Молодые люди утратили прежние связи, трудно ассимилировались в новой среде. Чтобы хоть как-то самоутвердиться, они вступают в группировки с такими названиями, как «Грязь», «Лисий двор», «Финны», «Новотатарская» (последняя ничего общего не имеет с этническими признаками, в ней участвуют и русские, и татары).

«К сожалению, очень немногие взрослые понимают, что молодое поколение не только слышит, что мы говорим, но и видит, что мы делаем, и она сознает, что между этими вещами есть большая разница», – сказал г-н Тесис. Среди причин создавшегося опасного положения он назвал также эпидемию разводов, аморально ущербные семьи и все более углубляющиеся экономические трудности.

Признание первостепенной роли лицемерия и контраста между проповедями старших и их жизнью в соответствии с ныне официально осужденными лживыми нормами прошлых лет – добавило новую остроту сложной социальной проблеме, привлекшей внимание всей страны к этому городу, расположенному в 600 милях к востоку от Москвы.

С одной стороны, возможно, это лишь проявление старой привычки на новый лад: повторение слов руководителя, в данном случае президента Михаила Горбачева об осуждении застоя и коррупции предшественников, не более.

Местная газета, с соответствие с политикой гласности, проводимой Горбачевым, вынесла эту ранее тщательно скрываемую проблему в заголовки своих статей, что послужило поводом для дискуссии. Некоторые обеспокоенные горожане видят выход в ужесточении наказания, в том числе более широком применении смертной казни. Многие другие считают, что наиболее эффективным средством является перестройка, осуществляемая правительством. В определенной степени это обсуждение отражает влияние выступлений Горбачева, а народные депутаты, впервые избранные на альтернативной основе, чувствуют моральную обязанность участвовать в решении этих проблем.

«Если мы действительно хотим добиться прогресса в решении накопившихся проблем, – считает народный депутат СССР Андрей Гаврилов, – то первый шаг, который необходимо сделать, – это принять четкую демократическую конституцию. В Москве он боролся за то, чтобы в новой конституции нашла отражение Декларация прав человека ООН. Редактор местной газеты «Вечерняя Казань» Гаврилов не считает нужным извиняться за свой идеализм в решении такой сложной проблемы, которая ставит в тупик многие правовые государства.

14 человек погибли в войне группировок

Он признает, что впереди ожидает гораздо более серьезная борьба за подлинную передачу власти народу. При этом придется решать такие сложные задачи, кок создание независимой системы правосудия, которые даже не рассматривались на Съезде народных депутатов. Однако для него конституция, в которую бы поверил рядовой гражданин, является ключом к решению многих социальных проблем, в том числе и молодежных.

В войне группировок за последние 4 года погибли 14 молодых людей. По мнению г-на Тесиса, они являются жертвами драк и междоусобиц более чем 60 группировок, в каждой из которых состоит до ста жителей этого миллионного города.

Отсутствие повальной наркомании и невозможность приобретения огнестрельного оружия удерживает ситуацию на уровне, который бы не очень тревожил полицейских во многих западных странах. Однако в обществе, где семейные традиции остаются фактором, а привычка подчинения власти чрезвычайно сильна, казанские группировки представляют собой поистине зловещий призрак.

Лживая жизнь

Некоторые читатели обвинили газету в раздувании проблем группировок. Но журналист Любовь Агеева, освещающая эту тему, считает их следствием растущих социальных проблем.

«В столкновениях подростковых группировок прошлых лет участвовали некоторые привилегированные дети местных руководителей, это значило, что информация о них не могла иметь широкого распространения», – сказала она, добавив, что сегодняшние группировки тоже неоднородны по социальному составу, отличаются более высокой степенью организации. Не признавая понятия «казанский феномен», возникшего на страницах центральной печати, она считает, что Казань подает пример другим городам в смелости анализа существующих проблем. Они тоже должны решиться, если посмотреть правде в глаза.

«Мы должны покончить с разговорами о том, что мы все честные коммунисты на работе и жизнью во лжи дома», – сказал Гаврилов.

«Нью-Йорк Таймс», 13 июля, I989 год

«Вечерняя Казань», 19 октября, 1989 год

ОТ РЕДАКЦИИ. Нельзя не отметить объективность оценок американского журналиста. Он не искал в Казани сенсаций, а попытался понять, что же происходит с нашими подростками. Не доверился собственным впечатлениям, поскольку знакомство с Казанью было очень коротким, дал слово в своей газете тем, кто знает эту проблему, что называется, изнутри.

Он много расспрашивал о банде «Тяп-ляп», однако недостаток информации не позволил ему быть здесь точным. В момент существования этой банды  войны подростковых группировок в Казани не было. Эту банду молодежной тоже не назовешь. Большинство преступников были людьми взрослыми.

Связи банды «Тяп-ляп» и «казанского феномена» не такие прямые, однако полностью их отрицать было бы неправильно. Как известно, не все подростковые группировки криминальные, но казанские гопники многое позаимствовали из ее опыта.

 

Читайте другие публикации по теме в рубрике «Читальный зал»

Казанский феномен: миф и реальность

Казанские подростки глазами зарубежных журналистов

Обвиняются в убийстве

«Рыцарский полонез» на казанской танцплощадке

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

  Издательский дом Маковского