Цитата

Лучше молчать и быть заподозренным в глупости, чем отрыть рот и сразу рассеять все сомнения на этот счёт.

Ларри Кинг, тележурналист, США

Хронограф

<< < Август 2019 > >>
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31  
Finversia-TV
Яндекс.Погода
  • 1847 – Торжественное открытие памятника Гавриилу Державину во дворе университета. Скульптор – академик Константин Тон, автор проектов Большого Кремлевского Дворца и Храма Христа Спасителя в Москве

    Подробнее...

Эрмитаж: специально для Казани

Кто еще не успел сходить на выставку «Французские импрессионисты и их эпоха», которая с 11 октября 2013 года экспонируется в выставочном центре «Эрмитаж-Казань», поторопитесь – 25 февраля 2014 года она закрывается.

Наш корреспондент встретился с заведующей центром Ольгой Пиульской.

65 тысяч человек за 4 месяца

Культурно-просветительская и выставочная программа сотрудничества Государственного Эрмитажа и Республики Татарстан началась в 1997 году с выставки «Сокровища хана Кубрата». В 2002 году в Казани была организована выставка «Искусство ислама».

Ольга Иосифовна открывает очередную выставку

Читайте в «Казанских историях»:

Эрмитаж пришел надолго

Роскошь и изысканность Востока

Развитие тесного сотрудничества между Государственным Эрмитажем и учреждениями культуры Республики Татарстан привело к подписанию в 2004 году Протокола о намерениях между Эрмитажем, Министерством культуры, администрацией Казани и Институтом истории Академии наук РТ об открытки к 1000-летию города научной, культурно-просветительской и образовательной программы «Эрмитажный центр в городе Казань».

Центр «Эрмитаж-Казань», созданный при попечительстве и поддержке первого Президента Минтимера Шариповича Шаймиева, был открыт в августе 2005 года. Здесь есть компьютерный класс, лекционный и конференц-зал, информационный зал, которые позволяют вести большую просветительскую работу, залы, предназначенные для экспонирования произведений живописи, графики и декоративно-прикладного искусства, историко-культурных коллекций. В Центре за эти годы было организовано 12 выставок Государственного Эрмитажа.

Разговор с Ольгой Иосифовной Пиульской мы начали с последней выставки, которая побила все рекорды по посещаемости экспозиции. Вернисаж «Французские импрессионисты и их эпоха» поразил всех своим размахом. Никогда прежде Эрмитаж вне своих стен так полно не показывал коллекции этого художественного направления. Так что казанцев вполне можно назвать счастливчиками. За 4 месяца работы выставки к ним присоединились не только жители Татарстана, но и гости из соседних регионов. На 20 февраля выставку посмотрело 65 тысяч человек.

«Казанские истории» дважды рассказывали об этой выставке, показали много ее экспонатов глазами нашего фоторепортера Владимира Зотова.

Читайте в «Казанских историях»:

В Питер вам не надо – сходите в Кремль

Клод Моне в Казани

 – Не могу не задать вопрос, Ольга Иосифовна: почему выставка импрессионистов так быстро закрывается? Ведь наверняка еще есть желающие познакомиться с ней.

– Да, эта выставка будет работать только до 25 февраля. Хотя раньше были случаи, когда по многочисленным просьбам мы продлевали срок экспонирования.

Выставка кратковременная потому, что Государственный Эрмитаж готовится к своему 250-летию, и все лучшие художественные коллекции должны быть в постоянной экспозиции. Музей получил дополнительно огромные отреставрированные площади. Возможностей показать богатейшие коллекции Эрмитажа увеличились. Так что теперь посетители увидят в постоянной экспозиции гораздо больше работ импрессионистов.

Надо иметь в виду, что картины, которые сейчас демонстрируются вне Эрмитажа, еще нужно «привести в чувство», возможно, отреставрировать.

– А почему импрессионистов привезли именно в Казань? Так высоко оценили в Санкт-Петербурге ваш выставочный центр?

– Потому что выставочный центр Эрмитажа в регионе только один – в Казани, и мы выполнили все условия Государственного Эрмитажа, позволившие открыть эту экспозицию.

Выставка состоялась благодаря Президенту Татарстана Рустаму Нургалиевичу Минниханову, настойчивости директора музея-заповедника «Казанский Кремль» Зили Рахимьяновны Валеевой. Ну, и естественно, при поддержке директора Эрмитажа Михаила Борисовича Пиотровского и министра культуры России Владимира Ростиславовича Мединского. Решение вывезти из Эрмитажа столь ценную коллекцию принималось на таком высоком уровне.

Хорошо, что выставка знакомит не только с импрессионистами, но и с их предшественниками. Мы показываем художественные полотна учителей, друзей и последователей этих художников. Если были бы в экспозиции одни импрессионисты, вряд ли бы народ в такой восторг пришел. Когда видишь, кто их вырастил, от чего они отказались, когда понимаешь, как вообще складывалось изобразительное искусство Франции второй половины XIX века, то становится вдвойне интересно.

– Вы, наверное, наблюдаете за публикой: кого больше – знатоков изобразительного искусства, которые могут отличить один стиль от другого, или людей, которые раньше даже не знали, что были такие художники – импрессионисты?

– Чем поражает эта выставка, так это тем, что сюда пришло много людей, которые никогда у нас не были. Которые до этого вообще в музее не были. Это видно по высказываниям, по поведению, по реакции на то, что они видят. Но я рада, что они пришли на выставку, узнали о творчестве Клода Моне, Пьера Огюста Ренуара, Поля Сезанна, Поля Гогена…

– Они ваш адрес узнали, наконец!

– Конечно. Мне моя сокурсница, которая работает в турбизнесе, сказала перед открытием выставки: «Молодежь искусством не интересуется, она к вам не придет».

Ничего подобного. Молодежи много, причем молодежь разная, и техническая, и гуманитарная. И детей много – с родителями, с бабушками и дедушками, с учителями. Даже дошкольники есть. Посмотрите Книгу отзывов.

Но что особенно важно – приходили учащиеся художественных школ, студенты художественных вузов. Приезжали из других городов, и не только нашей республики.

– Я как раз хотела спросить, кого больше – организованных посетителей, в группах, или одиночек?

– Для школьников, в основном, учителя заказывали экскурсии. Но студенту, который учится, например, в казанском филиале Суриковского художественного института, экскурсия не нужна. Он хочет рассмотреть картину в деталях. Он видит и ищет совсем другое, не то, что видит обычный посетитель. И потом – экскурсовод сообщает много дополнительной информации, а ему она не нужна. Историю искусств ему преподают в вузе. Ему техника исполнения, колористические нюанса важны.

– Мне такие тоже встречались. Их можно выделить даже по времени, которое они проводят возле одной картины. Разглядывают ее со всех сторон, издалека и вблизи…

– Мы видели в залах выставки не только старших школьников, но и первоклашек. Таким зрителям надо не только всё объяснить, но и сделать так, чтобы им не было скучно. Экскурсия ведь довольно продолжительная, несколько залов.

Для таких посетителей у нас есть специальные интерактивные экскурсии. По сути, это введение в культуру. Им нужно создать условия не только для того, чтобы они слушали экскурсовода, но и для того, чтобы включить их воображение. Мы знаем, как это делать. Но одно дело – в спокойной обстановке, в малолюдных залах, и совсем другое дело – на такой выставке. Представьте, у нас в день проходило до полутора тысяч человек.

Если вы заметили, у нас на выходе стоят «тачскрины», которые позволяют проверить свои впечатления и свою внимательность после экскурсии. На сенсорной панели задается вопрос по конкретной картине – по ее деталям, по цвету, по истории ее создания, по автору – и вы выбираете нужный вам вариант. А потом проверяете себя… Это завлекательный момент на любой современной выставке. В эту интересную игру вовлекаются не только дети, но и взрослые.

Экскурсий заказывают много, к сожалению, штат у нас небольшой, всего 4 человека, но всех желающих мы смогли удовлетворить.

– В Книге отзывов я читала много благодарных отзывов о ваших экскурсоводах. Видела в залах, что у вас даже смотрители посетителям помогают, что-то советуют, отвечают на вопросы…

– Но прежде всего они следят за сохранностью, ведь выставка эта, мало того, что она такого высокого художественного уровня – она еще и очень дорогостоящая. И для обеспечения безопасности коллекции многие меры предприняты.

– Я заметила, что у вас впервые дежурят мужчины в форме.

– Да, это помощь Министерства внутренних дел РТ. По настоятельной просьбе руководства Эрмитажа смотрители внимательно следят за тем, чтобы посетители не прикасались к экспонатам, не фотографировали. Только журналистам это было разрешено, и то в определенное время.

– По Книге отзывов понятно, что не всем посетителям это нравилось.

– Да, иногда охрана конфликтовала с особо настырными посетителями. Но надо понимать, с какими ценностями мы имеем дело.

Что любят посетители

– Вы показали с момента создания центра, то есть с августа 2005 года, 12 выставок. Можете сказать, какие из них пользовались максимальной популярностью?

– Конечно, у первой выставки был сумасшедший успех. Это была выставка «Золотая Орда. История и культура». Именно эту выставку увидели первые посетители центра «Эрмитаж-Казань». А это были не только казанцы, но и гости города, приехавшие на праздник тысячелетия.

 Читайте в «Казанских историях»:

От артиллерийского двора до Эрмитажного центра

«Золотая Орда. История и культура»

Следующая выставка называлась «Полцарства за коня … Лошадь в мировой культуре». Она была такая разнообразная.

Впервые эта тема была представлена в таком объеме. И потом – в нашей республике коней очень любят. И не только первый Президент Минтимер Шарипович Шаймиев. Кстати, выставка была своего рода подарком к его юбилею. Естественно, он ее посмотрел вместе с директором Эрмитажа Михаилом Борисовичем Пиотровским и президентом Международного союза российских соотечественников графом Петром Шереметевым. Выставка работала в 2008 году.

Очень популярной была экспозиция «От Китая до Европы. Искусство исламского мира», работавшая в 2011 году. В ее организации принимал участие не только Эрмитаж, но и Лувр.

Выставка была нетрадиционной – не только предметы искусства, но и старинные стеклянные лампы XIII – XIV веков, другие предметы быта, образцы каллиграфии, архитектурные детали. Поэтому некоторые наиболее продвинутые в искусстве ислама посетители говорили о некоторых экспонатах, что это все-таки не искусство. Но у простых посетителей выставка вызвала большой интерес.

Следующая выставка, которая пользовалась большой популярностью, называлась «Художественное оружие из собрания Государственного Эрмитажа». Она была сделана в таком объеме впервые, специально для Казани. Многие ее экспонаты не показывали нигде и никогда. В экспозиции было самое разнообразное оружие, начиная от каменных топориков и завершая замечательным арсеналом Николая I, который был совершенно «повернут» на оружии и специально для него построил здание для этого.

Государственный Эрмитаж обладает одним из богатейших в мире собранием оружия. Вещи, конечно, потрясающие. Много турецкого, индийского, в целом восточного оружия.

Некоторые из экспонатов можно было видеть на выставках в России и за рубежом, но в основном оружие западных образцов. А на казанской выставке упор был сделан на восточное оружие. Большую часть его эрмитажной коллекции никогда не показывали зрителям. Так что посетители Казанского Кремля увидели ее первыми.

Надо сказать, что очень большой популярностью пользуются выставки живописи. Иногда люди поднимаются на третий этаж, заглядывают в наши двери и спрашивают: «Картины есть?»

Но картины есть не всегда. Например, не было их на очень умной, концептуально выстроенной выставке «Кочевники Евразии на пути к империи», которая работала в 2012 году. Это была одна из блестящих выставок.

На ней было представлено 2190 экспонатов из собрания Эрмитажа, охватывающих период от начала I тысячелетия до новой эры до образования Великой Монгольской империи в XIII веке. Экспозиция была построена по хронологическому принципу и знакомила посетителей с особенностями культуры кочевых народов Евразийского континента на материале археологических раскопок, а также собраний коллекционеров конца XIX – начала XX века. Ряд предметов экспонировался впервые, например, находки из могильников.

К Универсиаде в Казани Эрмитаж открыл выставку «Олимпия: победа над временем». Но она не стала популярной.

Не стала большим событием и выставка «Дети богов. Античные герои в древнем и новом искусстве», которая отрылась 22 сентября 2009 года. Экспозиция была посвящена образам героев древней Эллады в античном искусстве и их позднейшему преображению в искусстве Западной Европы.  

Может, в какой-то степени в таких случаях есть и наша вина: мы не смогли донести до людей своеобразие и уникальность античной культуры. Публика сейчас практически не знает древнегреческих богов и героев, их насыщенную подвигами и событиями жизнь. Раньше античность активнее изучали в школе, было престижно похвалиться знаниями мифов. Историки Казанского университета одно время интенсивно исследовали и популяризовали это время.

– Один Аркадий Семенович Шофман чего стоил. Ушел от нас, к сожалению. Его кружок «Античный понедельник» пользовался необыкновенной популярностью.

— Знание античных мифов позволяет заинтересованно рассматривать экспонаты выставки, сопоставлять своё представление с реалиями древнего мира. Наверное, настоящее восхищение и восторг выставка оставит тогда, когда ты видишь что-то знакомое. Особое удовольствие при этом получаешь.

– Могу по себе судить. На одной из картин я увидела Елисейские поля. Летом видела их в Париже, гуляла там. И на картине они мне такими близкими показались. Совершенно по-другому воспринимаешь в таком случае картину…

– Ваш коллега Дмитрий Пивоваров так же сказал, когда увидел пейзажи Камиля Коро и узнал ландшафты Барбизона: «Я там был и видел эти пейзажи, с этого же места смотрел…».

Казанский пейзаж из… мусора

— У вас ведь бывают не только большие выставки, в главных выставочных залах, но и маленькие экспозиции.

— Да, такие выставки открываются постоянно. Это могут быть вернисажи отдельных художников или тематические экспозиции.

Хочу особо сказать о выставках, которые мы открываем их в преддверии Рождества и Нового года.

Выставка «Шоколадное Рождество».

 

Выставка «Рождественские фантазии в стекле»

Выставка «Серебряное Рождество»

А в прошлом году была выставка «Рождественские сказки о войлоке». Мы там кукморские валенки показывали. 

Последняя экспозиция, которая открылась в декабре 2013 года, называлась «Рождественская радуга». На этот раз посетители могли увидеть работы выпускников Высшей школы народных искусств. Каждый из 350 экспонатов был уникален: он сделан вручную и представлен в единственном экземпляре. 

— Я была у вас на концерте Камерного оркестра «La Primavera». Народу собралось много, некоторым пришлось стоять. А как прекрасно звучала выставка в интерьерах картин импрессионистов!

У вас не возникло желания проводить такие концерты еще? Есть ведь примеры целых музыкальных фестивалей, Например, «Декабрьские вечера» в Государственном  музее изобразительных искусств имени  Пушкина, которые начал еще Святослав Рихтер.

—  А у нас концерты проводятся постоянно. Есть для этого «Эрмитажная гостиная». Состоялся, например, проект из шести концертов, который назывался «Музыка в Эрмитаже».

Проводим вечера вместе с Союзом композиторов Татарстана, у нас постоянно выступают учащиеся специальной музыкальной школы при Казанской консерватории.

Но для больших концертов наш зал все-таки мало приспособлен.

Замечу, что у нас часто звучат стихи и бывают замечательные встречи поэтов, музыкантов и художников.

— Вы проводите активную массовую работу. У вас постоянный лекторий, мероприятия для детей, концерты… Это помогает в увеличении числа посетителей, становится ли публика образованнее после этого?

—   Вы знаете, музей в какой-то степени способствует всеобщему образованию и воспитанию вкусов. А вот в работе с детьми, привлечению их в музей мы заинтересованы особо. Это наши будущие посетители.

 Для студентов и молодежи в Центре с 2009 года работает молодежный клуб, в котором мы представляем новые виды изобразительного искусства. Наши молодые посетители узнают, что такое перфомансы, инсталляции, произведения паблик-арта…

В свое время в клубе были три секции: поэты, киноманы и направление, которое сохранилось до сих пор. Клуб «20/21» — это лаборатория современного актуального искусства, которая представляет современных художников.

С 2009 года в рамках клубных занятий просматривались и обсуждались  видеокаталоги лаборатории визуальных коммуникаций Приволжского филиала Государственного центра современного искусства (Нижний Новгород). А осенью — зимой нынешнего года мы пригласили ведущих художников и критиков на выставку художника из Екатеринбурга Владимира Селезнёва «Метрополис».

Выставка  открылась 13 ноября 2013 года и работала до января. Впервые «Метрополис» увидели жители Перми в 2010 году в рамках фестиваля «Живая Пермь». Потом было много других выставок — в Киеве, Германии, Голландии, и везде в экспозиции было отражение города, в котором проходила выставка.

Это была выставка-инсталяция из мусора. При свете — просто куча мусора, бутылок, коробочек. А без света — Казань, ее знаковые объекты: мост «Миллениум», театр Камала, высотные здания университета, стадион, цирк, ансамбль Казанского кремля…

Это было завораживающее зрелище. Даже мы, сотрудники центра, с удовольствием и не раз смотрели экспозицию.

— Студенты каких вузов проявляют к вашему клубу наибольший интерес?

—  Как это ни странно, технари и архитекторы. Нет ни одного студента нашего Суриковского филиала.

— А вы могли бы привести примеры школьных педагогов, которые работают с вами постоянно?

— У нас есть договоры с такими школами. Это школы №75 и №140, гимназия №6, частная школа «Елена-сервис». Ребята оттуда приходят к нам постоянно. У них есть специальные бонусы. Для таких школ мы готовим специальные программы.

— В последнее время только ленивый не ругает публику. И не без оснований. Телевидение слегка, а, может, и не слегка, выравнивает вкусы людей, причем уровень этот вызывает тревогу.

— И Интернет тоже.

— Вы ощущаете особенность этой публики и уже говорили об этом. У нас сейчас как бы два мира. Это особенно ощущаешь, когда приходишь к вам или в Музей изобразительного искусства РТ. Как вы ощущаете себя, пребывая в этом раздвоенном мире постоянно?

— Нормально ощущаю. Прихожу сюда — и про всё забываю.

Не могу не отметить, что в последнее время в музей приходят люди, которые открыли для себя нишу нового досуга. Вероятно, раньше они довольствовались чем-то другим. Может, походами в кинотеатры, клубами… Но я уже сказала: хорошо, что они приходят. Музей – это особый мир.

— Но все равно этот второй мир не может вас не доставать. Когда, например, в музей приходят просто погреться. Вы можете привести пример?

— Одна дама предложила мне как-то: «Давай выйдем, поговорим». А диалог начался с того, что я предложила ей снять куртку и держать ее на руке, если она не оставила ее в гардеробе. Может, у нее плохое настроение было, а тут я, моралистка такая, ей на пути попалась... Кстати, она так и смотрела выставку в куртке.

А у нас ведь определенные условия и требования по температурно-влажностному режиму в залах. В музее есть правила - нельзя говорить по мобильному телефону, нельзя руками потрогать и многое что нельзя… С этим нужно смириться – ведь вокруг бесценные произведения, которые должны дойти и до наших потомков.

Особые условия хранения – для графики. Она может демонстрироваться не более трех-четырех месяцев, а потом многие годы должна «отдыхать» в своем хранилище.

К нам приезжали для чтения лекций специалисты из Эрмитажа и признавались, что они первый раз видели графику, которую мы показываем на выставке «Французские импрессионисты и их эпоха».

У музеев другая выгода

– А за эти годы другие города не пытались оспорить нашу монополию на демонстрацию эрмитажных коллекций?

–Они бесконечно оспаривают. Например, Смоленск очень хочет, Калининград готов принимать выставки из Петербурга. Но чтобы открыть Эрмитажный центр…

Михаил Борисович объяснил, почему Казань была первой. Во-первых, это интерес руководства республики и людей, от которых непосредственно зависит культура в регионе. Во-вторых, это интерес казанцев. Ведь до открытия нашего Центра прошло 5 выставок. Там же народ ходил огромными толпами. Это было внове, это были экспозиции шедевров и уникумов. И третье: всякий ли город или регион может потянуть такое проект? Это затратное дело. Культура вообще — удовольствие дорогое. Татарстан, единственный, на протяжении почти пятнадцати лет может организовать и провести   выставки такого уровня.

Еще отдельную выставку можно организовать, но создать такой центр, где лекционные циклы проходят ежегодно, где есть детские программы, где можно провести конференцию или круглый стол… Пока только в Казани.

В 2010 году Эрмитаж поселился и в Выборге. Там 4 небольших зала. В конце прошлого года в Петербурге было подписано соглашение об организации в 2016 году центра «Сибирь-Эрмитаж» в Омске. Он будет находиться под патронажем Омского художественного музея. Я знаю, что через несколько лет это может быть центр во Владивостоке, но для этого он должен доказать свою способность  создать специальные условия для сохранности и экспонирования подлинных предметов.

– Вернемся в 2004 год, когда подписывалось соглашение о создании вашего Центра. Сказалось ли на выборе города то обстоятельство, что Михаил Пиотровский очень интересуется восточной цивилизацией? Он признанный специалист в области Востока,  является автором многих научных трудов.

– Он, действительно, исследователь Востока, ученый-археолог.

Я уже говорила в каком-то интервью, что это был взаимный интерес и взаимное приятие двух умных людей: Минтимера Шариповича Шаймиева и Михаила Борисовича Пиотровского, которые дали толчок к продвижению Государственного Эрмитажа на Восток – в город Казань. Минтимер Шарипович показал свою заинтересованность в развитии культуры республики.

К тому же это было время  поиска своих корней, осознания собственной истории, поиска реликвий, которые говорили бы о материальной и духовной культуре булгар. Поэтому сначала была выставка «Сокровища хана Кубрата», потом «Золотая Орда…» и так далее.

— Хотелось бы задать вопрос совсем не об искусстве. Ваш центр — самоокупаемая организация?

— Выставка импрессионистов в какой-то степени, безусловно, себя окупит. На нее было специальное финансирование. Все, что потрачено на привоз экспонатов: упаковку, транспортировку, охрану в пути, на страховку, восполнено. Это, пожалуй, первая такая выставка. А так — нет.

По мнению Михаила Борисовича Пиотровского, здесь другая выгода. Приобщение к памятникам мировой культуры и искусства, образование и воспитание вкуса.

— Тогда откуда средства? У вас два хозяина – Эрмитаж и музей-заповедник «Казанский Кремль»?

— Ничего подобного! У нас хозяин один — музей-заповедник «Казанский Кремль». Мы его структурное подразделение. С Эрмитажем у нас другие отношения — методического характера.

— То есть если они присылают вам лекторов, то вы оплачиваете их проживание в Казани?

— Да, мы оплачиваем все расходы Государственного Эрмитажа по организации выставки. Мы — это музей-заповедник «Казанский Кремль», а точнее — бюджет республики. Государственный Эрмитаж не получает ничего от российских музеев за организацию выставок. Все вырученные средства остаются у нас.

Как это ни печально, скоро с выставкой импрессионистов придется расстаться.

Мы готовимся к выставке из Лондона, из Музея Виктории и Альберта.

Интервью взяла Любовь АГЕЕВА

Использованы снимки Владимира Зотова и сетевого ресурса art16.ru.

По ссылкам вы найдете репортажи Елены Сунгатовой

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

  Издательский дом Маковского