Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
18.11.2018

Цитата

Лучше молчать и быть заподозренным в глупости, чем отрыть рот и сразу рассеять все сомнения на этот счёт.

Ларри Кинг, тележурналист, США

Погода в Казани
-2° / +1°
Ночь / День
.
<< < Ноябрь 2018 > >>
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    
  • 1955 – Совет министров ТАССР вынес постановление о придании государственного статуса любительскому телецентру. В январе 1956 оборудование Казанского телевизионного центра было смонтировано в помещении радиоклуба ДОСААФ

    Подробнее...

Алексей Семин: Без элиты общество будут жить одним днем. Публикация 2

 Журналист Любовь Агеева предлагает вторую часть своей беседы с Алексеем Семиным, одной из самых заметных медийных персон последнего времени.

Разговор шел на разные темы, но в основном по двум направлениям. Чтобы не утяжелять чтение беседы, мы решили разбить интервью на две части. Во второй части в основном речь пойдет о проекте «500 дней».

 В рамках подготовки к Универсиаде-2013 инвестиционная группа компаний ASG реализует ряд перспективных инвестиционных проектов в сфере гостиничной, торговой и жилой недвижимости общей площадью 200 000 кв.м. с общим объемом инвестиций более 6 млрд. рублей.

16 февраля 2012 года между Мэрией Казани и Инвестиционной группой компаний ASG было подписано соглашение о государственно-частном партнерстве для совместной деятельности по развитию казанской агломерации и участии ASG в работе по восстановлению и реконструкции исторического центра города.

По соглашению, которое подписали мэр Казани Ильсур Метшин и глава ASG Алексей Семин, группа передала городу в муниципальную собственность 300 га земель в Высокогорском районе РТ под индивидуальное строительство в рамках Программы Президента РФ по государственной поддержке многодетных семей в Российской Федерации на 2008-2015 годы. Соглашение было поддержано Президентом РТ Рустамом Миннихановым.

 Миллиард как всеобщий раздражитель

– Прочитав практически все, что о вас за эти годы написано, проштудировав комментарии к публикациям газеты «БИЗНЕС Online», я вижу, что сегодня главным раздражителем против вас является ваш миллиард. В Казани есть состояния, легитимность которых может вызывать вопросы, но их владельцы интереса не вызывают. А вы – вызываете. Довольно много людей искренне полагают, что вы нажили свое состояние нечестным путем.

Лишь немногие пытаются разобраться, что же на самом деле произошло в 90-е годы, Например, есть такой отзыв:

25.12.2011 22:56 | Рустем. Молодец он! Мы всегда ругаем богатых, успешных людей. Такова уж психология человеческая, банальная зависть. По идее, у таких людей учиться надо. Он же, как многие в 90-е, которые смогли сделать деньги, не сбежал с ними за границу, а вложил...

Многие бизнесмены говорят, что могут отчитаться по каждому своему миллиону, кроме первого. А вы как первый заработали?

– Я уже кому-то отвечал на этот вопрос. В начале 1990-х годов по всей стране продавались акции «Газпрома». И их цена в каждом регионе была разной. В Татарстане на один ваучер приходилось фантастическое количество акций. В Москве этот показатель был в десятки раз ниже. Тогда я и купил на чековом аукционе пакет акций за несколько тысяч долларов. Это была тогда более чем скромная сумма. А через некоторое время мой пакет стоил уже около 5 миллионов долларов.

Я всегда исходил совсем не из того, где в текущих условиях легче всего заработать деньги. Стремился просчитывать перспективу. Изучал, кто, что и как делает в цивилизованном мире, и был уверен, что рано или поздно то же самое повторится у нас.

Упрощённое, примитивное представление думать: если человек не может своими руками заработать богатство, значит, оно нажито нечестно. Все зависит от того, как человек зарабатывает деньги.

— А почему вы не купили акции «Газпрома» на приватчеки? Глядишь, ваши акционеры тоже побогаче были бы?

— Мы работали в строгом соответствии с законодательством. Купить на эти чеки акции «Газпрома» или провести операции с недвижимостью мы не могли, поскольку для чековых фондов были ограничения.

Надо уметь считать

– Это поразительно, но люди обвиняют вас даже в делах, когда надо бы сказать спасибо. Ваша корпорация пошла навстречу органам власти республики и отказалась от земли в пригородных районах Казани в пользу многодетных семей. Взамен вам дали разрушенные памятники старины, которые ASG приводит в порядок. Я не бизнесмен и не могу оценить эффективность этой сделки, но мне кажется, я бы на нее не пошла. Земля – за развалюхи. Это уж слишком.

И вдруг читаю:

17.02.2012 23:12 | Аноним. Чем самому тащить инженерные коммуникации до своих 10000 га и тратить миллиарды, проще отдать 300 га городу, который сам проведет все эти сети через семинские земли, а он к ним присоединит свои участки. Без этих сетей земля Семина ничего не стоила. Теперь она приобретает ту цену, по которой была оценена раньше.

– Мне уже несколько лет назад было понятно, что города-миллионники будут развиваться, им потребуется дополнительная территория. И наступит момент, когда появится понятие частной собственности – не только на словах – и она будет реально защищена. Вкладывая достаточно большие средства в покупку земли, когда никто этого не делал, я просчитывал эту тенденцию.

И в значительной степени мне помогло изучение опыта Кипра. Маленькое островное государство, не имеющее ни нефти, ни газа, сумело выжить после ухода британцев, став свободным, за счет туризма. А для того чтобы туристов привлечь, необходимо было освоение территорий. Цены на землю там выросли за 10 лет – буквально у меня на глазах – в десятки раз.

– В ходе интернет-конференции газете «БИЗНЕС Online» вы сказали, что приняли решение передать 300 гектаров земли в Высокогорском районе многодетным семьям, руководствуясь прагматизмом, а также под воздействием «дружеских объятий Президента Минниханова.

Говоря о коммерческой целесообразности участия в восстановлении исторического центра Казани, сказали, что при восстановлении старинных зданий вас удовлетворит прибыль на уровне 3-4 процентов. Вы не продешевите?

– С учетом всего блока коммерческой недвижимости, которая появится у ASG в центре – я имею в виду строящиеся гостинично-торговые проекты на улицах Московской, Худякова, Нариманова и Петербургской, рентабельность ожидается в районе 10-12 процентов.

Надо же уметь считать! Кто-то из читателей газеты «БИЗНЕС Online» спросил меня: чем восстанавливать руины, не лучше ли построить новоделы?

Во-первых, есть понятие намоленности места. Согласитесь, находиться в доме, где прожили 10-15 поколений, и бетонном новоделе – это разные ощущения.

Во-вторых, экономически в 10 раз дороже воссоздать точную копию. Это подразумевает использование технологий и материалов того времени. Ни один город в мире не может себе позволить восстанавливать весь город по этому методу.

Есть в Казани «семинские» дома

– Почему-то в вашем последнем интервью читателям газеты «БИЗНЕС Online» я ощутила некую усталость. Вы так активно занимались восстановлением исторического центра… Не хотите больше бизнесом в Казани заниматься?

– Здесь еще не на один год работы. Вы видите только красивые фасады, а зайдите во дворы… К тому же надо понимать, что покрашенный фасад – это еще не восстановление. То, что просто покрашено, через год облетит. А мы занимается полноценной реставрацией.

Вне всякого сомнения, политическая воля руководства ослабла. Закончились прогулки президента по городу, нет обсуждений. Меня это очень беспокоит. С гражданской точки зрения беспокоит то, что наметилась негативная тенденция, а с коммерческой – беспокоит тот факт, что рядом с моим красивым зданием стоит облезлое, что, безусловно, резко снижает стоимость моего.

Это плохо и для Казани в целом, и, что самое главное, для будущей Казанской агломерации. Потому что исторический центр города – это ее визитная карточка.

Я надеюсь, что руководство республики и города отдохнет, придет в себя после Универсиады —  и процесс пойдет вновь.

Такими были дома в центре Казани, переданные группе компаний ASG

Я не хочу быть святее Папы Римского и в одиночку решать все проблемы  реконструкции исторического центра в мои планы не входит. Мы свои обязательства выполняем, но я не удовлетворен тем, что, на мой взгляд, как государственная политика частно-государственное партнерство в полной мере не оформлено и как система еще не работает.

Поэтому в центре города мы видим еще много заброшенных зданий, а у многих только фасады в порядок приведены. А самое главное – есть огромное количество полуразрушенных зданий внутри кварталов, руины которых за отремонтированными зданиями не видны. И этим тоже надо заниматься.

Государство должно определять правила игры, создавать условия для того, чтобы туда бизнес шел. Системно эту работу проводить. Вначале в ручном режиме, как это делалось в последнее время, а вообще имея целью создание системы. Через преференции, через льготы и так далее.

На мой взгляд, на сегодняшний день это не делается. Поэтому я еще раз подчеркиваю – нужна система. Но я не считаю себя ответственным за создание этой системы. Я считаю себя ответственным за выполнение тех задач, которые мы на себя взяли. И здесь нам даже враги ничего предъявить не могут.

– В последнее время все больше слышишь о вашей корпорации уважительных отзывов. Если вначале было много скептиков на ваш счет, то сейчас, когда люди увидели, ЧТО вы сделали, оценки переменились. Вас ставят в пример другим.

Ваши специалисты довольно подробно рассказали о том, что будет в зданиях, которые вы реставрируете. Давайте представим: вы завершили эти работы, завезли туда антикварную мебель, которую я видела в Международном институте антиквариата, украсили интерьеры картинами. Не получится ли так, что казанцы и гости не увидят всей этой красоты?

– Здесь на самом деле не надо изобретать велосипед. Есть соответственная мировая практика. Даже английская королева, уезжая из дворца в Лондоне, дает возможность пройти по парадным залам любым туристам.

– Вы открыли для туристов свой замок во Франции?

– Нет. У меня же не дворец королевы.

– Но, говорят, у вас очень красивый замок.

– Да. Я приобрел замок Leveville в 2006 году. Это памятник архитектуры Франции, входящий в список исторического наследия. Замком владел личный секретарь Людовика XIV, у которого при поездках в провинцию останавливался король. На восстановление интерьеров ушло три года. Привлекались архитекторы и реставраторы из Лувра. В соответствии с действующим законодательством в определенные дни памятники должны быть открыты для туристов.

 Привилегии для богатых

— Я читала, что в некоторых странах объекты культурного наследия не облагаются налогами. Это правда?

— Да. Во Франции владельцам, обеспечивающим экскурсии по своим владениям, предлагают существенные налоговые льготы. Английское законодательство стимулирует королеву открывать двери своего замка – в таком случае ее недвижимость не облагается налогом. И хотя королева официально не платит подоходного налога, она вносит его добровольно, однако уменьшает его на сумму расходов на содержание резиденции.

Мы говорим о королеве, но еще есть много загородных замков, городских домов в Лондоне, в Париже, владельцы которых, чтобы уйти от высоких налогов, делают публичными свои коллекции, приглашают туристов в свои дома.

 Поскольку я не являюсь резидентом Франции, не проживаю там постоянно и плачу налоги в Республике Татарстан, на меня эти преференции не распространяются.

Открыть свой замок для посещений я не могу и по чисто организационным причинам, например, у меня нет большого штата персонала.

Так мы подошли, уже с другой стороны, к налоговым льготам, которые мы предлагаем. Они могли бы стимулировать богатых людей и в России. Конечно, у нас это не будут достаточно эффективной мерой, ведь у нас подоходный налог – 13 процентов, а на Западе – 60 процентов. Но все равно государство это должно делать.

– Кстати, общество уже ищет выход из ситуации – как стимулировать богатых? Ведь частных коллекций у нас уже много. В прошлом году я впервые прочитала о московском опыте. В какой-то день – то ли День архитектуры, то ли День музеев – были открыты частные дома, куда мог прийти на экскурсию любой желающий.

– Это опять западная практика. Мое глубокое убеждение – однозначно частная коллекция должна быть открыта для публичных посещений. Другое дело, что не в режиме государственных посещений. Как у нас в Международном институте антиквариата — любой может прийти в выставочный центр, достаточно для этого предъявить паспорт. В целях безопасности.

Музей может себе позволить себе более дорогостоящую систему безопасности, у нас это сложнее сделать. Так что предъявите паспорт – и пожалуйста.

Та же схема будет работать везде, где будут представлены наши коллекции. Это совершенно нормальное явление, и оно, я еще раз подчеркиваю, соответствует международной практике.

Первое новоселье в "семинских особняках" будет в 2014 году здесь, в доме Банарцева на улице Карла Маркса

Кстати, немаловажный момент – это работает на имидж компании. Мое глубокое убеждение – бизнес, не на словах, а на деле, должен быть социально ответственным. Он должен занимать ту или иную социально значимую нишу, чтобы снять то естественное раздражение против богатых, которое соответствует человеческой натуре. Особенно русской душе. Человек хочет не того, чтобы  у него свинья была, а чтобы у соседа померла.

– Вы член общественного совета при Министерстве культуры России. Там обсуждались вопросы поощрения тех, кто инвестирует в проекты по сохранению культурного наследия?

– Дело в том, что общественный совет, задуманный как глас народа, не обладает никакими полномочиями. Это исключительно возможность выступить. Я там выступал, всем заинтересованным лицам наши предложения изложил. Все – за. Отраслевое министерство за – двумя руками. Но для того, чтобы этот механизм заработал по всей России, нужно законодательное решение. А это процесс длительный.

Этот дом на улице Баумана реставрирует ASG

Рассуждения о том, что мне лично такие льготы чрезвычайно выгодно, они чрезвычайно наивные. Потому что проект «500 дней» – некоммерческий. Для малого бизнеса такие льготы будут ощутимы, но для масштабов корпорации налоги по налогу на имущество – это несколько процентов. Приятно, но не более того. 

– Прошло уже достаточно много времени, как вы внесли эти предложения. Провели в Казани конференцию, приняли рекомендации, адресованные федеральному законодателю. Что-то изменилось с тех пор?

– На сегодняшний день, я считаю, наши предложения реально не услышаны. Сегодня, на мой взгляд, Россия еще не достигла того уровня развития общества, как в Татарстане. Ведь и у нас буквально два года назад не было такой общественной потребности — и памятники массово разрушались. Конечно, сработал и субъективный фактор, связанный с Универсиадой и политической волей Президента Минниханова.

Но наивно полагать, что ход истории определяется только волей правителей. На самом деле нужны объективные предпосылки. Вот они-то в Татарстане сформировались. Это достаточно богатый регион, и во время подготовки к Универсиаде для многого нашлись деньги – реконструкцией центра занялись, дороги начали строить… А в других регионах много других проблем. И там говорят о сохранности культурного наследия, но никто этим серьезно не занимается.

– Так же с ветхим жильем было. Мучились все, а Татарстан нашел решение в виде специального платежа — и проблему решили.

– Я думаю, что нужно какое-то время, чтобы эта потребность сформировалась, назрела в целом по России, вот тогда наши предложения будут приняты. А наш опыт к тому времени будет иметь законченный вид, и его можно будет взять на вооружение.

Миллиардер без коллекции не бывает

– О том, что вы серьезно увлекаетесь искусством, я знаю уже давно. С того времени, когда первый раз пришла к вам на раут в офис «Образования» и увидела на стенах картины. Сейчас видно, во что вылился этот интерес: и своя художественная галерея, и Международный институт антиквариата с искусствоведами и реставраторами, и интересный специализированный журнал, и большой информационный портал «Мир искусств», который скоро появился в Интернете.

Где истоки такого интереса к изобразительному искусству, к антиквариату, который вполне можно рассматривать как отдельный вид искусства?

Желание иметь картины появилось, когда у вас уже были деньги на их покупку, или раньше?

– Это случилось гораздо раньше. Можно сказать, что интерес был еще со школьной скамьи. У нас дома  было несколько семейных реликвий:  огромное фарфоровое блюдо, супница из того же сервиза. В начале 1990-х появилась возможность для покупки таких вещей. Конечно, я не предполагал, что сумею сформировать такую коллекцию. Но желание было. А потом появились возможности.

Я стал интересоваться историей красивых вещей, но покупать актиквариат поначалу опасался. У нас в России антикварный рынок всегда «серый»,  сделки полукриминальные. И экспертам верить нельзя: кто больше заплатит, того они и поддержат. А я человек очень осторожный.

Сначала дело было даже не в деньгах, а в недоступности произведений искусства. Они не выходили особо на рынок. А если выходили, то это были астрономические цифры. Все изменилось в условиях кризиса 2008 года. Мы-то этот кризис почти не заметили, но заметил средний класс в Европе. Наблюдая рынок старых мастеров с 2005 года, я увидел фантастические тенденции —  на рынок хлынуло огромное количество коллекций. В связи с этим и цены снизились.

Лет 10 назад в Англии за одну поездку я посетил множество салонов и приобрел много вещей. Понял, что цивилизованный рынок все-таки есть. А когда стал обставлять свой замок во Франции, начал покупать системно, поскольку уже знал места, были установлены контакты…

Покупать русский антиквариат на Западе смысла немного. Во-первых, вероятность получить подделку очень высока. Во-вторых, безумные цены, которые совершенно не соответствуют качеству вещей. Я выбрал для себя европейских мастеров XVII–XVIII веков, которые во все времени имели в России весьма ограниченное хождение. Сегодня моя коллекция может на равных конкурировать с музейными собраниями, имеющимися в России.

Я и здесь остаюсь бизнесменом —  за имена не переплачиваю: покупаю вещи исходя из их качества. Предложение огромное, есть из чего выбирать.

Кстати, если коллекции правильно оформлены, структурированы, зарегистрированы и так далее, то это замечательный резервный фонд, который, на мой взгляд, гораздо лучше золота. Если говорить высокими словами – это инвестирование в вечные ценности.

Наши бизнесмены в массе своей этого недопонимают. А на Западе очень трудно найти участника рейтинга миллиардеров без коллекции. Одни собирают автомобили, другие – поезда, третьи – самолеты.

– Открывая свои коллекции людям, вы получаете личное удовлетворение, признание власти и людей? Ведь всю эту красоту можно иметь, любоваться и даже изучать, как вы делаете, но не показывать людям.

– На сегодняшний день повода говорить о том, что это адекватно оценивают, однозначно нет. Ментальность у нас еще такова. В этом и есть серьезная проблема, и объяснение того, почему сегодня многие коллекции закрыты.

Рашид Галямов, например, считает, что показ антиквариата вызывает раздражение и дает мне бесплатный совет — не фотографироваться на фоне картин и антиквариата. По его мнению, блеск золота формирует мой негативный имидж.

Считаю, что он однозначно не прав с точки зрения долгосрочной  имиджевой политики нашей компании. Может, он прав с точки зрения сегодняшнего дня, но совершенно не прав с точки зрения перспективы.

Такая ситуация в моей жизни уже была, когда депутатов и чиновников заставили декларировать свои доходы. И я стал это делать честно, реальную декларацию оформлял. Потому что это были заработанные доходы. Сегодня могу показать законность всех своих расходов, поскольку уже 12 лет показываю, откуда мои доходы. Естественно, деньги делают деньги. Доходы капитализируются, соответственно увеличиваются. И я всё это могу подтвердить документально.

Не бывает же так, чтобы сразу появились миллиарды! Сначала миллионы должны быть.

То же с моими коллекциями. У меня на все есть декларации – откуда и за сколько куплено, у кого приобретено. Всё прозрачно.

Те, кто накапливает коллекции и никому их не показывает… Как они их потом откроют?

Богатых не любят во всем мире, но в России особенно

– Интересно, а как вы относитесь к попыткам государства ввести особое налогообложение для богатых? Налог на роскошь, например.

– У этого налога не экономическое, а исключительно политическое содержание. Это посыл к тому, что нужно достойно вести себя людям, имеющим большие капиталы. Естественно, человек – хозяин своего капитала, но государство должно задавать правила игры. Не «доктора» присылать, чтобы «вылечить» в нужный момент, если кто-то что-то не так сделал, а создавать правила игры.

Человеку нельзя запретить купить дорогую яхту. Но он должен знать: если можешь отдать за нее несколько миллионов, имей в виду, что ещё миллион заплатишь государству. Мало кто в России знает, что на Западе подоходный налог – 60 процентов, а у нас, как вы знаете 13 процентов.

Проблема в том, как этот налог собирать. Потому что яхты никто в России не оформляет. Во всем мире их оформляют в третьих странах, где платишь небольшую сумму — и никаких налогов нет. Большие дома можно будет оформлять на юрлицо… То есть способов обойти эти слабые попытки государства, причём совершенно легально, множество. Но сам факт, что об этом заявлено, считаю, положительный. Это первый, очень робкий шаг к тому, чтобы формировать культуру элиты, которой у нас на сегодня нет. Быть богатым или быть во власти – не значит ещё быть в элите…

Богатых не любят во всём мире. Потому что их меньше, чем небогатых. Другое дело, что только в России нелюбовь перерастает в ненависть, в антагонизм. Почему? Потому что никто искусственно не нагнетал такого отношения. Это мнение определенной части населения, политиков и партий, но это не политика всего государства, как было у нас.

Нас к этому приучали на протяжении нескольких десятилетий, когда богатый был синоним плохой. Даже сказки у нас — о том, какие плохие богатые, какие хорошие бедные. И это на самом деле дало свои результаты. Все убеждены, что богатый – он и злой, и жадный, ненавидящий всех и вся.

Во-вторых, на Западе очень много механизмов, которые снимают недовольство богатыми. Мы уже говорили об открытии замков и личных коллекций, еще есть благотворительная деятельность, участие в реализации социальных проектов.

На мой взгляд, виноваты в антагонизме сами богатые. Дурной тон выставлять свое богатство в столь кричащей форме, как покупка третьей или четвёртой мега-яхты. Например, я бы мог купить личный самолет. Но зачем, если я могу  быть обычным пассажиром?

Я считаю, мы обязаны, если не хотим, чтобы произошла очередная революция, прилагать усилия к тому, чтобы снять это напряжение между богатыми и бедными. Или по крайней мере сделать в этом направлении определенный шаг.

Социальная ответственность бизнеса выражается и в том, что, не будучи обязанным, бизнес может, кроме налогов, что-то сделать для общества, для людей. Кто-то поддерживает спорт… Там, как говорится, сейчас очередь стоит. Надо стимулировать вкладывать средства в культуру, создать такие условия, чтобы и здесь очередь появилась.

– Вы своим поведением резко выделяетесь из других российских бизнесменов. Мало того, что они прячут деньги в оффшорах. Многие в любой момент готовы уехать из России. А у вас есть бизнес на Западе, а вы ввязываетесь в долгосрочные рискованные проекты. Чем объяснить?

— Если бы я не был уверен в позитивном развитии России, то еще в начале 2000-х получил бы за свои активы как минимум 50 миллионов долларов — и уехал. Но я считаю, что потенциал развития у России колоссальный. И вероятность реализации именно позитивного сценария на порядок выше, чем негативного.

Есть бизнес и за рубежом. Должна быть гарантия, что не возникнет проблем в бытовом плане.

Вложения за рубежом меня совершенно не прельщают – и доходность низкая, и налоги безумные. А отчисления с фонда заработной платы…

Все мое хорошее настроение от тихой размеренной жизни и приятной обстановки пропадает, как только я начинаю считать, во сколько там обходится самый простой шаг. Делать ту же реставрацию во Франции намного дороже, чем в России. Не потому, что люди получают больше, здесь мы уже сблизились, а из-за всевозможных отчислений.

– Вы как-то на пресс-конференции сказали, что журналисты Казани вашу персону демонизировали. У меня, может, неожиданный вопрос, но я бы хотела уточнить – это правда, что инвестиционная компания ASG в лице руководителя проекта «500 дней» Владимира Синицына получила возможность иметь блог в коммерческой газете «БИЗНЕС Online» на бесплатной основе? Ведь больше всех критических материалов о вас написали в прошлом Рашид Галлямов и Света Бессчетнова, теперь супруги и коллеги.

– Правда. За блог мы денег не платим. Как и за интервью. Я думаю, что объяснение  предельно простое: тема интересная. Ведь можно поставить вопрос и по-другому: редакция получает бесплатные журналистские публикации. Мы же даем эксклюзивные материалы, по лепке, например, по кованым изделиям. Так что кто от этого выиграл – еще вопрос, на мой взгляд.

– Света и Рашид – мои друзья, может, не стоит говорить о ваших отношениях?

– Почему же? Галлямову надо отдать должное – это достаточно сильный и грамотный журналист. Мне кажется, что в его взглядах произошла определенная эволюция с того времени, когда мы познакомились. Он отказался от экстремизма в экономике, а в 90-е годы «мочил» меня, исходя именно из таких представлений.

Вообще, их помимо прочего объединяет одно - они журналисты от Бога  и, будучи талантливыми людьми, часто увлекаются и допускают преобладание чувств и эмоций над трезвым анализом в блестяще написанных материалах. Особенно в прошлом, когда они сами писали много, и иногда теперь, редактируя тексты своих сотрудников.

Но что простительно творческим людям - может быть губительно для принадлежащего им  делового издания.  Поэтому сегодня в их материалах объективный анализ начинает преобладать.

Время - это лучший критерий истины. Дело в том, что весь дайджест негатива о себе в любом издании последние пятнадцать лет я не только собираю, но и периодически публикую в сборниках со ссылкой на авторов и издания. И когда я коварно не упускаю случая поддеть Рашида Замировича цитатами из их совместных с Ринатом Билаловым многочисленных статей десятилетней давности о демоническом образе Семина в канувшем в лету «Восточном экспрессе», он либо, улыбаясь, отмалчивается, либо говорит что «время изменилось, да и я теперь стал другим». И это меня радует - если с ходом времени то, что подвергалось во мне жесткой критике и неприятию, теперь становится общепризнанной нормой.

Так что любой прогноз должен быть объективым и не зависеть от чьих-то пристрастий. Я не раз Рашиду Замировичу говорил: «Ваше издание тогда будет авторитетным, когда ваши прогнозы будут сбываться». Вот «БИЗНЕС Online» дала прогноз о том, кто будет очередным прокурором республики — и он сбылся. Это уважение вызывает. Другое дело – когда газета распространила слух о том, что Семин свою землю не обрабатывает. Я им сразу документы предъявил, что это не так.

И еще — я вижу, что в Галлямове все меньше становится нигилизма, все больше – буржуазности. Он же сегодня буржуа. Генеральный директор ООО «Парадигма», владелец издательского дома, популярной сетевой газеты не может себе позволить роскоши быть нигилистом.

Нигилист – это тот, у кого ничего нет, и он может себе позволить всё. Это, так сказать, пролетарий умственного труда, и ему нечего терять. Вспомните классику.

А когда человек обуржуазился – хороший кабинет, хорошая машина, когда он не думает о хлебе насущном, он уже становится консерватором.

Я уверен, что Рашид Замирович может сделать «БИЗНЕС Online» действительно изданием для деловых людей. Время для этого нужно. Прежде всего, я думаю, стоит более четко определиться с аудиторией. Судя по комментариям, самая разная публика их читает…

Надо сказать, что мы честно опубликовали все, что о нас писали — положительно ли, критически ли. Газеты умерли, а наши издания живут. И мы продолжаем ссылки на них давать. Журналист, заботящийся о своем имени, должен думать о том, как это оценят через много лет.

Элита — это образ жизни

– Последний вопрос, который может показаться простым, а может – сложным, даже философским. Помните, вы первым в Казани начали проводить светские рауты, на которые приглашали коллег по парламенту, крупных чиновников, представителей интеллигенции, журналистов. Я в одной из своих статей по этикету об этом написала.

Рауты ушли из нашей жизни вместе с дворянами. Но вы решили возродить эту традицию. Как вы считаете, почему она не прижилась?

– Дело в том, что это была продуманная политика. Я и сегодня считаю это важной задачей. Это задача формирования современной элиты, создание такого культурного пространства города, чтобы элита могла развиваться как элита.

Казанское общество к этому оказалось не готовым. Пришли – посмотрели… Это интересно, но насыщенная культурная жизнь не стала образом жизни.

Считаю, то, что поощрение инвестирования возрождения памятников старины – это шаг в этом же направлении. Как это не парадоксально звучит, материальная культура должна стать образом жизни людей, претендующих на то, чтобы войти в элиту.

Надо понимать, что пока богатые люди не станут настоящей элитой, мы не сможем создать цивилизованное государство в России. Если определенная часть общества и материально, и духовно, и по уровню культуры, и статусно не будет выделяться среди других, не будет думать о завтрашнем дне всего населения, до тех пор, пока не возьмет на себя ответственность отвечать за эффективность решений, которую можно  оценить только лет через 50, когда нас уже не будет, до тех пор общество будут жить одним днем. Мы реально не сможем преодолеть коррупцию, мы будем бороться только с ее следствиями.

– Я не сомневалась, что мы выйдем на философский вывод. Спасибо за разговор.

 Беседовала Любовь АГЕЕВА

Снимки представлены пресс-службой Международного института актиквариата.

Использованы фото из газеты «БИЗНЕС-Online» - спасибо коллегам

 Читайте в «Казанских историях»:

Алексей Семин: Все сели за игорный стол и бесплатно получили фишки

Л. Агеева. Алексей Семин не вступает в бой, который можно проиграть. Часть 1

Л. Агеева. «Формула финансового здоровья» Алексея Семина. Часть 2

Алексей Сёмин: «Это наше лицо. Оно нам нравится!» – заметки с пресс-конференции по итогам реализации программы «500 дней»

Эффективный способ развития культуры – частная инициатива

28 марта 2013 года в музее Международного института антиквариата Инвестиционной группы компаний ASG собрались члены редакционного совета нового журнала «Мир искусств: Вестник Международного института антиквариата» и представители музейного сообщества Казани, чтобы обсудить дальнейшее развитие нового научного издания.

Журнал «Мир искусств: Вестник МИА ASG» – уже второй номер

Третий номер журнала «Мир искусств»

Второй день рождения Международного института антиквариата  (репортаж о празднике и знакомство с коллекцией)

Homo legens: человек читающий – выставка в Выставочном центре Международного института антиквариата

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов