Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
16.11.2018

Цитата

Я угрожала вам письмом из какого-нибудь азиатского селения, теперь исполняю свое слово, теперь я в Азии. В здешнем городе находится двадцать различных народов, которые совершенно несходны между собою.

Письмо Вольтеру Екатерина II,
г. Казань

Погода в Казани
-8° / -1°
Ночь / День
.
<< < Ноябрь 2018 > >>
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    
  • 1979 – В Казани зарегистрирован миллионный житель – Им случайно стал Ирек Мустафин. Он ничем себя не проявил, и о миллионном жителе никто сегодня не помнит.

    Подробнее...

Балет «Щелкунчик»: за дирижерским пультом Рудольф Нуриев

Фоторепортер Илья Шалман рассказывает неизвестные подробности о том, как знаменитый танцовщик Рудольф Нуриев в 1992 году дирижировал балетом «Щелкунчик» в Татарском театре оперы и балета имени Мусы Джалиля.

Профессиональных знаний дирижирования у него не было, так что оркестр, солистов и кордебалет ждали начала спектакля с большим опасением.

В далёком уже мае 1992 года я только начал работать в редакции городской газеты «Казанские ведомости». Работы хватало, но самая интересная в те дни была в театре оперы и балета имени Мусы Джалиля, где проходил фестиваль балетного искусства. Разумеется, гвоздём программы был спектакль «Щелкунчик», поскольку им дирижировал сам Маэстро Нуриев.

Наш театр не очень-то приспособлен для фотосъёмок, поэтому пришлось занять точку в техническом помещении на уровне сцены, в нише осветителей. Оттуда просматривалась часть сценического пространства и, к счастью, место дирижёра. Нуриев уже тогда был болен, поэтому дирижировал сидя.

Снимать можно было только тогда, когда на него был направлен свет перед началом каждого акта. Во время действия свет был на пределе технических возможностей. Тем не менее, несколько относительно удачных кадров Маэстро получились.

Находясь сбоку оркестровой ямы, я плохо слышал группу инструментов по левую руку дирижёра. Да и всё внимание пришлось сосредоточить на танцовщиках. Время от времени я выходил из ниши за кулисы и видел реакцию кордебалета после исполненной партии. Девушки рыдали в занавеси. Как выяснилось, Нуриев дал им слишком медленный темп, так что стоять на пуантах приходилось лишние доли секунды. Но публика ничего этого не видела и наслаждалась действием.

В первом же антракте я, выходя в фойе через лестничную площадку, увидел поднимающихся из ямы оркестрантов и услышал, как они на чём свет стоит кроют своего дирижёра. На мой вопрос, в чём дело, мне ответили, что Маэстро давал правой рукой один темп, а левой другой. Поэтому всем пришлось следить не столько за руками Нуриева, сколько за ногами танцовщиков.

Добрая казанская публика ничего этого не замечала и радостно аплодировала. «Щелкунчик», образно говоря, перекосился, но, благодаря профессионализму исполнителей, не рассыпался. Как бы то ни было, отзвучали знаменитое Адажио (Па-де-де), остальные номера, и спектакль благополучно завершился.

Овация была подобна урагану и торнадо одновременно. Маэстро вышел на авансцену и принял все почести с достоинством.

Мне же оставалось поспешить в лабораторию проявлять плёнки.

 

Илья Шалман

Читайте в «Казанских историях»:

«Рудольф Нуриев. Рудик»

Два фильма о Рудольфе Нуриеве

Рудольф Нуриев в Казани

Рудольф Нуриев: «Хорошо быть живым»

Рудольф Нуриев вне времени. Он – в вечности

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов