Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Лучше молчать и быть заподозренным в глупости, чем отрыть рот и сразу рассеять все сомнения на этот счёт.

Ларри Кинг, тележурналист, США

Хронограф

<< < Ноябрь 2019 > >>
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  
Finversia-TV

Новости «100 в 1»

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Старинная Казань Алексея Клочкова с непарадной стороны

22 октября 2019 года в Казани состоялась презентация новой книги краеведа Алексея Клочкова под названием «Казань: логовища мокрых улиц».

Представляя ее, Алексей Клочков признался, что позаимствовал это определение у Максима Горького, точнее – у Алеши Пешкова, который знал об этой, прямо скажем, неприглядной части города по личным впечатлениям.

Сначала у А. Клочкова была книга «Казань из окна трамвая», о которой «Казанские истории» писали (Алексей Клочков приглашает в казанский трамвай, из которого видна вся история города). Новая книга продолжает цикл исторических очерков о старой Казани. На  этот раз автор обратил внимание на загадочную и запутанную историю «мокрых» улиц, будто бы оживших из казанской старины.

«Развивая повествование, ведя читателя от эпизода к эпизоду, автор рисует правдивую, хотя и не всегда радужную, картину жизни и быта казанского «зазеркалья» XVIII – ХХ веков.

В этом, почти художественном, произведении есть все: и остросюжетные истории в духе братьев Вайнеров, и философия жизни подобно Льву Толстому, и судьбы рядовых представителей городского «дна» в стиле Максима Горького, и описание быта прошлого подобно Ивану Забелину, и народная лирика, в которой уместились и русское простодушие, и татарское смирение», – написал историк, доцент КФУ Аскар Гатин в предисловии.

Примечательно место, где была назначена презентация. Во-первых, в этом доме А. Клочков родился. Правда, тогда это был другой дом, разрушенный до основания уже в наше время. Он уточнил, что нашел доказательства того, что казанский голова Платон  Суханов не был последним обитателем этого места. В 2013 году особняк, построенный по проекту Фомы Петонди, был воссоздан на средства известного казанского исследователя и мецената Валерия Сорокина.  Здание очень похоже на то, которое я фотографировала в 2004 году, когда  готовила очерк об улице Большой Красной. Дом еще стоял, но был уже в стадии полураспада.

Во-вторых, у нас была возможность увидеть, что получается, когда старинное здание приобретает вторую жизнь. А. Клочков рассказал, что недавно приводил сюда свою маму, и она кое-что узнала. Хотя, конечно же, интерьеры  внутри совсем другие. Теперь здесь Музей казанской иконы, в котором можно увидеть часть личной коллекции Валерия Сорокина. Мы расскажем о музее и его создателе в отдельной публикации.

В этот вечер в доме №10 на Большой Красной собрались многие известные краеведы, представители Татарстанского общества ВООПИИк, в том числе Олеся Балтусова и Фарида Забирова, и каждый получил книгу в подарок с автографом.

Презентацию начал хозяин дома В. Сорокин, пообещавший, что эта первая встреча здесь не будет последней. Музей еще только встает на ноги, и не все казанцы, тем более гости города, знают его адрес.

Увидев музейную экспозицию, могу сказать, что это стоит смотреть. Но лучше с экскурсоводом, поскольку у каждой иконы своя история. К тому же вам расскажут об иконописной мастерской Богородицкого монастыря. Списки икон этой мастерской расходились по всей России.

В. Сорокин предоставил слово автору книги, который сначала кратко рассказал историю ее создания, а потом поделился наиболее интересными, на его взгляд, сюжетами, нашедшими в ней отражение. А. Клочков вспомнил, что к «забулачной теме» подобрался еще в 2009 году.

«Написал что-то около двухсот страниц. И вот в один не очень прекрасный день компьютер умер – оказалось, был выжжен жесткий диск. Помню, я тогда здорово расстроился, но не так чтобы слишком: успокаивало то, что ничего из когда-то мною написанного я не забываю. И вот после выхода «Казани из окон трамвая» я начал воскрешать в памяти подзабытый сюжет. На сей раз все было разыграно как по нотам: книга писалась на одном дыхании, документальных материалов тоже было в избытке».

На презентации А. Клочков назвал имена тех, кто помогал ему в этом исследовании, и не только советами: Аскара Гатина, Владимира Герасимова, Илью Евлампиева, Льва Жаржевского, первого читателя и первого критика, Олега Ерегина, Александра Когана, Алексея Липовецкого, Людмилы Мещеряковой, Сергея Саначина, Романа Царевского, отца Александра. Они все были на презентации. Отдельные слова благодарности адресовал своим друзьям: Диляре Ермаковой и Андрею Останину, редактору Ирине Гуреевой, с которыми он работает уже на второй книгой. Не забыл сказать слова благодарности Андрею Шритту, хранителю архива группы «Kazan Nostalgique» в Фейсбуке, оказавшему неоценимую помощь в установлении авторства и датировке исторических фотографий. Нельзя не оценить качество старинных снимков. Это заслуга Георгия Цыпцына. Кстати, книга богато иллюстрирована. Как и в первом издании, много раритетных снимков старой Казани.

Поскольку каждый краевед предпочитает публиковать найденные находки под своей фамилией, я спросила А. Клочкова, как ему удается уговорить коллег поделиться интересными материалами. Он привел в пример Льва Жаржевского, который отдал то, что сам использовать не будет. По себе знаю, таких фактов у каждого исследователя много. Как сказал Анатолий Елдашев, не жалко. Но, пожалуй, ранее я не встречала краеведческих изданий, где была бы такая товарищеская «спайка». Случалось, узнавала о заимствованиях, а то и о чистом плагиате. В этом смысле А. Клочков безупречен. Любой факт у него имеет автора, это или он сам (личные воспоминания или архивные находки), или его родные и близкие (на презентации он вспомнил своего дела), или другие исследователи. Например, я нашла в книге воспоминания профессора Казанского ветеринарного института Нины Александровны Крыловой, начинавшую свою трудовую биографию на кетгутном заводе, которые Клочков нашел в «Казанских историях». И, естественно, сослался на источник.

Как оказалось, идея книги о Мокрой и Ямской Слободах возникла у А. Клочкова давно. Как он выразился, тема подкупала своей широтой и обилием «белых пятен», оставленных предыдущими поколениями. Этот туман необходимо было либо вовсе развеять, либо уж по меньшей мере не позволить мере читателю в нем заблудиться. В своем выступлении краевед обозначил несколько противоречий, связанных с этими местами. Будучи одной из промышленных территорий Казани (А. Клочков сообщил, что именно в Забулачье располагался кетгутный завод, который во время Великой Отечественной войны спас не одну тысячу жизней), эта часть города в течение длительного времени продолжала оставаться самой захудалой, имея дурную славу притонов и прочих злачных заведений. А. Клочков не удержался и во время своего выступления чуть-чуть приоткрыл завесу над тайнами казанских проституток, сославшись на исследование профессора КФУ Светланы Малышевой и собственные архивные материалы.

«Тема, словом, вырисовывалась богатая – ведь, согласитесь, теневые стороны жизни и отрицательные персонажи «цепляют» куда сильнее положительных, да и изображать мир в полутонах гораздо интереснее (и ближе к правде), нежели «упиваться одним только голым светом», как говорил один известный булгаковский персонаж. Что до меня, то я вообще не слишком жалую рафинированных «положительных героев» (причем как в книжках, так и в жизни) – от подобного рода публики как раз и жди какой-нибудь пакости» – это цитата из книги.

Кто-то назвал А. Клочкова бытописателем. И это довольно точное определение. Правда, сравнивать себя с Гиляровским он не хочет. Хотя их сочинения многое роднит. До сих пор казанское краеведение было сосредоточено в основном на парадной жизни старинной Казани, до казанского «дна» мало у кого руки доходили. Не расскажешь об этом гостям города, хотя терпкий запах захолустья уже много десятилетий как выветрился. Но до сих пор встречаются приметы прошлого в виде неприглядных строений.

Как рассказал краевед, в этой части города было и много красивых зданий и культовых сооружений. В своем выступлении он выделил Соболевские номера, которые выходили сразу на три улицы – ныне Саид-Галеева, Коротченко и Рустема Яхина. Сегодня сохранилась только часть доходного комплекса, ее можно видеть со стороны площади у ЦУМа. Дешевые номера, которые автор книги назвал «клоповником», принадлежали казанскому купцу первой гильдии Ивану Николаевичу Соболеву. Перед Универсиадой жители многочисленных коммуналок были отселены, и дом стал прибежищем местных бомжей. А. Клочков предположил, что здание за гостиницей «Кристалл» готовится к сносу, и попросил защитников старины не допустить этого. Сохранить не как памятник о «клоповнике», а как уцелевший пример творения архитектора П. Аникина.

После завершения презентации книги нам обещали экскурсию по музейной экспозиции, но дошли мы до икон нескоро, задержавшись возле панорамы-макета исторической территории Казанского Богородицкого монастыря. А. Клочков рассказал и об этой части города много интересного, показывая почти каждый дом.

Макет, кстати, впечатляет. Это довольно большая панорама, на которой есть и сам монастырь с собором, где хранилась Казанская икона Божией Матери (он сейчас воссоздается заново), с его колокольней, утраченной в годы борьбы с религией, а также множеством улиц поблизости, с домами, деревьями и даже поленницами дров.

Алексей Клочков будет презентовать свою новую книгу «Казань: логовища мокрых улиц»  23 и 24 октября  (в 17.30) и 26 октября (в 11.00). Там же, в доме №10 по Большой Красной. По окончании встречи с автором можно будет ее приобрести с авторским автографом.

Достигнута договоренность с автором о том, что «Казанские истории» позднее опубликуют фрагменты книги.

Фото Ильи Шалмана

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

  Издательский дом Маковского