Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Сей город, бесспорно, первый в России после Москвы, а Тверь – лучший после Петербурга; во всем видно, что Казань столица большого царства. По всей дороге прием мне был весьма ласковый и одинаковый, только здесь еще кажется градусом выше, по причине редкости для них видеть. Однако же с Ярославом, Нижним и Казанью да сбудется французская пословица, что от господского взгляду лошади разжиреют: вы уже узнаете в сенате, что я для сих городов сделала распоряжение

Письмо А. В. Олсуфьеву
ЕКАТЕРИНА II И КАЗАНЬ

Хронограф

<< < Декабрь 2021 > >>
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    
  • 1985 – Скончался Салих Гилимхановч Батыев, Председатель Президиума Верховного Совета Татарской АССР с 1960 по 1983, заместитель Председателя Президиума Верховного Совета РСФСР

    Подробнее...

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Чернобыльская АЭС: урок, который забыть нельзя

26 апреля 2021 года в 10.00 в память о героически исполнивших свой долг участниках ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС начнется возложение цветов к памятнику в сквере, расположенном на пересечении проспектов Ямашева и Амирхана.

Ежегодно в этот день в России вспоминают участников ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. В 2003 году Организация Объединенных Наций провозгласила 26 апреля как Международный день памяти жертв радиационных аварий и катастроф.

Казанский памятник чернобыльцам появился 26 апреля 2008 года. Мемориальный комплекс спроектировал и воплотил в жизнь Камиль Науфальевич Сайдашев, внук известного татарского композитора Салиха Сайдашева.На памятной стеле увековечены более трех с половиной тысяч фамилий. В последние годы президент Татарстанской общественной организации инвалидов «Союз Чернобыль» Александр Барсков обнаружил ещё несколько сотен жителей республики, о которых никто не знал, потому что они умерли в первые пять лет после командировки на ЧАЭС.

В возложении цветов к памятнику ликвидаторам примут участие председатель Татарстанской общественной организации инвалидов «Союз Чернобыль» Александр Барсков, ветераны-ликвидаторы, члены семей погибших, а также заместитель руководителя Исполнительного комитета г.Казани Гузель Сагитова. По завершению церемонии администрациями районов будут организованы благотворительные обеды для ветеранов-ликвидаторов.

Поскольку в ликвидации последствий Чернобыльской катастрофы принимал участие мой брат – Александр Владимирович Вахрамеев, я уже многие годы внимательнейшим образом изучаю все источники информации, которые проливают свет на это страшное событие. Вот что мне известно на 26 апреля 2021 года.

Одна беда на всю страну

35 лет назад, 26 апреля 1986 года, разрушился реактор четвёртого энергоблока Чернобыльской атомной электростанции, расположенной около города Припять (Украинская ССР, ныне – Украина). Эта авария вошла в историю как Чернобыльская катастрофа. Облако, образовавшееся от горящего реактора, разнесло различные радиоактивные материалы, прежде всего радионуклиды йода и цезия, по большей части Европы. Наибольшие выпадения отмечались на территориях, относящихся к Белоруссии, Российской Федерации и Украине..

В атмосферу было выброшено около 190 тонн  изотопов урана, плутония, йода-131 (период полураспада – 8 дней), цезия-134 (период полураспада – 2 года), цезия-137 (период полураспада – 30 лет), стронция-90 (период полураспада – 28,8 лет).

Более 400 тысяч человек оказались в зоне экологического бедствия и подверглись облучению в 90 раз большему, чем население Хиросимы после взрыва атомной бомбы. Большие территории рядом с АЭС были признаны зонами, не пригодными для жилья. Их население эвакуировано. В результате аварии из сельскохозяйственного оборота было выведено около 5 млн га земли, вокруг создана 30-километровая зона отчуждения, уничтожены и захоронены (закопаны тяжёлой техникой) сотни мелких населённых пунктов, а также личный авто– и мототранспорт эвакуированных жителей, который тоже подвергся загрязнению, и людям не разрешили уехать на нём.

 

Памятник в Чернобыле

Высокие дозы облучения работников станции и ликвидаторов аварии послужили или могли послужить причиной четырёх тысяч смертей от отдалённых последствий облучения. Точно известно, что в течение первых трёх месяцев после аварии скончался 31 человек, ещё 19 смертей с 1987 по 2004 год предположительно можно отнести к прямым последствиям облучения. 134 человека из числа ликвидаторов перенесли острую лучевую болезнь той или иной степени тяжести. Эти цифры существенно меньше количества жертв, которое приписывается чернобыльской катастрофе общественным мнением. Однако подсчет жертв еще не завершен. Последствия лучевого облучения сказываются и через многие годы.

Число пострадавших от аварии можно определить лишь приблизительно. Кроме погибших работников АЭС и пожарных, к ним относят заболевших военнослужащих и гражданских лиц, привлекавшихся к ликвидации последствий аварии, и жителей районов, подвергшихся радиоактивному загрязнению. Определение того, какая часть заболеваний явилась следствием аварии – весьма сложная задача для медицины и статистики. Считается, что бо́льшая часть смертельных случаев, связанных с воздействием радиации, была или будет вызвана онкологическими заболеваниями.

Из Татарии в Чернобыль уехали 3500 тысяч человек. Среди них были 2700 призывников. Крупные предприятия республики послали на место аварии водителей, строителей и механиков. Среди ликвидаторов был 91 студент из стройотряда «Татарстан-86». В работах были заняты вертолётчики, химики, геологов и ветеринарные врачи из ТАССР.

Мемориал памяти участников ликвидации Чернобыльской катастрофы в Казани

Госнаграды за героический вклад в ликвидацию последствий чернобыльской катастрофы получили 502 наших земляка: 161 – орден Мужества, 120 – медаль «За спасение погибавших», 53 – медаль «За отвагу», 10 – орден Красной Звезды, 6 – орден Трудового Красного Знамени. В 2011 году в Татарстане издали «Книгу памяти участников ликвидации катастрофы на Чернобыльской АЭС». В нее включены имена тех, кто остался жив, и тех, кто умер от последствий той страшной командировки.

Что делали в Чернобыле ученые-ветеринары из Казани

О том, что делали в Чернобыле ветврачи, в интервью газете «Аргументы и Факты» рассказал президент Татарстанской общественной организации инвалидов «Союз Чернобыль» Александр Барсков. Он выпускник Казанского ветеринарного института (ныне Казанская государственная академия ветеринарной медицины), ветврач в третьем  поколении. Его отец – Анатолий Александрович Барсков – микробиолог, кандидат ветеринарных наук, всю жизнь проработал в КВИ, а дед был доктором сельскохозяйственных наук, специалистом в области кормления и также всю жизнь работал в ветеринарном институте.

Такой же представлялась жизнь Александру Барскову – педагог, ученый… Ему в 1986 году ещё не было 30-ти лет, он только что окончил аспирантуру, готовился к защите кандидатской диссертации. Но судьба сформировала для него другой сценарий.

Когда случилась страшная беда в Чернобыле, одними из первых были направлены на место аварии ветеринарные специалисты. В основном это были научные работники Научно-исследовательского ветеринарного института (НИВИ), созданного в 1984 году.

Барсков-младший, наверное, мог бы и не поехать в ту внезапную командировку, ведь он был секретарем комитета комсомола. Но именно поэтому он и поехал в числе первых. Он рассказал мне об этом, когда мы однажды случайно встретились в автобусе. Я знала его отца: он был секретарем парткома вуза, и я, как редактор, работала под его началом.

Александр рассказал, что в Чернобыль посылалось несколько групп ученых-ветеринаров из Казани. Удивительно, как я не могла об этом догадаться раньше. В свое время работала в КВИ и знала, что там занимались поиском средств для защиты от радиации.

Научные работники НИВИ не работали на территории станции, но каждый возвращался домой, зная, что получил солидную дозу радиации. И это для всех влекло серьезные перемены в их жизни.

Вот как Александр Анатольевич вспоминает в интервью «АиФ» то время:

«Я считал, что риск минимальный, ведь у меня уже было двое детей. Зона была интересна нам как научный полигон. Я знаю людей, которые набрали там материал для кандидатских, докторских диссертаций.

В Гомельской области открыли филиал института радиационной патологии. Задача была – понять, как бороться с радиацией, например, при ядерной войне, техногенных катастрофах. В Казани, например, разработали средства химической защиты, которые поставляли в 30-километровую зону ЧАЭС.

Более 60 научных сотрудников нашего ветеринарного института в июле 1986 года направили в Гомельскую и Брянскую области, куда в момент взрыва была направлена роза ветров. Под Гомелем прошёл радиактивный дождь, там был очень высокий уровень радиации. Но об этом мало кто знал.

С утра мы ездили по районам, в 30-километровую зону, где осталось поголовье крупного рогатого скота, лошадей, овец. Задача была – обследовать их, провести диспансеризацию стад. Возвращались на базу только под вечер.

Животные вместе с травой получали серьёзные дозы облучения – по 1,5 – 2 – 3 рентгена. Берёшь у них кровь на исследование – и сам получаешь дозу.

После вынужденного убоя скота брали органы на гистологические исследования – щитовидную и поджелудочную железы, лимфоузлы, селезёнку и другие. Весь материал передавали нашим радиобиологам.

Журналист спросил у собеседника, как радиация действовала на животных. Вот какой получил ответ:

– В первое время действия радиации животное будто расцветает, становится красивее. Смотришь, бычок, как картинка, стоит, бока блестят… А на самом деле отёк начался. На следующий день придёшь – он уже пал.

Я чувствовал, что радиация и на меня влияет. Помню, там, в Гомельской области, на рассвете у меня постоянно возникало чувство беспокойства, предчувствие нехорошего. В лесу жили птицы горлицы, от которых по утрам начинался гул. Просыпаешься, открываешь окно – и такой гул… Будто надвигается ураган. И так около ста дней. До сих пор в душе всё сжимается, как вспомню.

Мы мазали йодом шею и суставы, надевали респираторы и отправлялись на работу. Всю опасность мало кто представлял за исключением специалистов-атомщиков. Сначала были выбросы радиоактивного йода, из-за которого многие заработали рак щитовидной железы. Потом в результате реакций пошли другие элементы – стронций, цезий. Стронций, например, заменял кальций в организме человека, мог встроиться в кость и облучать организм изнутри.

Значительные дозы облучения получили наши водители и вертолётчики. Первые подвозили материалы для строительства саркофага, вторые зависали над реактором на вертолётах, чтобы сбросить в его жерло материалы, предназначенные для локализации источника смертоносных выбросов: многие тонны доломита, песка, мраморной крошки, карбида бора, тонн свинца и других материалов.

У нас были приборы для замера выбросов. С вертолётов сбрасывали дезактиваторы, которые вступали в реакцию с радиацией. Едешь по дороге, а за машиной красная пыль поднимается. Все это видели, но кто-то снимал респиратор, чтобы покурить, и вместе с дымом вдыхал эту пыль.

Сильно пострадали и местные жители. Доходило до того, что родители из центральной России присылали детей на лето к бабушкам в зону отчуждения. Я видел, как дети возились в пыли, просил бабушек забрать их, но те не понимали опасности…

Мы часто встречаемся со школьниками на уроках патриотического воспитания и всегда говорим, что в зоне радиационного поражения можно выжить, если предпринимать меры защиты, принимать протекторы. Погибали те, кто пренебрегал гигиеной, безопасностью, даже бравировали этим. Кто в озере купался, яблоки с дерева ел, на солнце загорал.

С нами был парень из Дербышек, который не был в зоне поражения, работал парикмахером, стриг и брил тех, кто приходил из зоны. Он работал без респиратора, думал, что ему ничего не грозит, и умер через год после командировки…

Некоторые думали, что алкоголь выводит радионуклиды, так и спились. До сих пор живы именно те, кто заботился о своей безопасности и здоровье».

Что же случилось на Чернобыльской атомной станции?

Существуют несколько точек зрения на причины чернобыльской аварии. Есть официальные и несколько альтернативных версий разной степени достоверности.

Государственная комиссия, сформированная в СССР для расследования причин катастрофы, возложила основную ответственность за неё на оперативный персонал и руководство станции. МАГАТЭ создало свою консультативную группу, известную как Консультативный комитет по вопросам ядерной безопасности (INSAG; International Nuclear Safety Advisory Group), который на основании материалов, предоставленных советской стороной, и устных высказываний специалистов в отчёте 1986 года в целом поддержал эту точку зрения. Группу консультировали А.К. Калугин А.К. и В.Ф. Дёмин, а делегацию советских специалистов возглавлял В.А. Легасов, первый заместитель директора ИАЭ имени И.В. Курчатова. Он был одним из первых, кто прибыл на место аварии, под его научным руководством осуществлялись мероприятия сначала по локализации аварии, а затем по ее ликвидации. Валерий Алексеевич написал воспоминания о своей работе на станции, которые он назвал «Мой долг рассказать об этом…». Фрагменты его записок опубликованы в книге «Фантом», изданной в 1989 году. Он ее не увидел, поскольку покончил жизнь самоубийством раньше, и причины этого обсуждаются до сих пор.

В официальном отчёте утверждалось, что авария явилась следствием маловероятного совпадения ряда нарушений правил и регламентов эксплуатационным персоналом, а катастрофические последствия приобрела из-за того, что реактор был приведён в нерегламентное состояние.

В 1990 году комиссия Госатомнадзора СССР заново рассмотрела этот вопрос и пришла к заключению, что «начавшаяся из-за действий оперативного персонала Чернобыльская авария приобрела неадекватные им катастрофические масштабы вследствие неудовлетворительной конструкции реактора».

Момент крушения вертолета над реактором

В 1993 году INSAG опубликовал дополнительный отчёт, в котором основное внимание было уделено серьёзным проблемам в конструкции реактора.

Единой версии причин аварии, с которой было бы согласно всё экспертное сообщество специалистов в области реакторной физики и техники, не существует. Обстоятельства расследования аварии были таковы, что и тогда, и теперь судить о её причинах и следствиях приходится специалистам, чьи организации прямо или косвенно несут часть ответственности за неё. В этой ситуации радикальное расхождение во мнениях вполне естественно. Также вполне естественно, что в этих условиях помимо признанных «авторитетных» версий появились другие. Например, существуют конспирологические версии аварии, которые намекают на умышленный факт действий, приведших к аварии. Наиболее популярная – признание взрыва на Чернобыльской АЭС диверсией или даже террористическим актом, факт которого сокрыли власти.

Широкую известность получила версия, выдвинутая сотрудником Института физики Земли РАН Евгением Барковским. Эта версия объясняет аварию локальным землетрясением. Она была выдвинута сразу же после катастрофы, но официальное развитие получило другое обоснование случившегося. Возможно, потому, что оно показалось более убедительным для Михаила Горбачева.

Доказательством для предположения Евгения Барскова является сейсмический толчок, зафиксированный в это время в районе расположения Чернобыльской АЭС. А там, как утверждают специалисты, стояли мощные приборы мониторинга земной коры. Как установили геофизики, 4-й энергоблок был построен на узле активного тектонического разлома земных плит, что делает версию землетрясения еще более вероятной.

Сторонники этой версии утверждают, что толчок был зарегистрирован еще 25 апреля, а не в момент взрыва, а сильная вибрация, предшествовавшая катастрофе, могла быть вызвана не процессами внутри реактора, а землетрясением. Они оспаривают факт взрыва ректора, полагая, что в этом случае последствия аварии были бы куда серьезнее. Его эхо докатилось бы до многих стран Европы.

Те, кому авария в Чернобыле знакома по личному опыту, утверждают, что перед катастрофой над четвертым блоком можно было видеть огромный столб света. Авария началась с разрушения плит перекрытия над четвертым блоком, а уже потом был выброс радиоактивных веществ. Кстати, этот факт подтверждает и официальный отчёт, в котором указывается, что разрушение реактора началось с отрывы верхней защитной плиты.

По мнению очевидцев, версия о неудачном испытании так называемого режима «выбега ротора турбогенератора», предложенного генеральным проектировщиком (московским институтом «Гидропроект») в качестве дополнительной системы аварийного электроснабжения, была придумана для обоснования виновности «человеческого фактора». Если испытания и были, то они просто совпали с землетрясением по времени.

Доказательством признания именно этой причины аварии можно считать тот факт, что осужденный начальник Чернобыльской АЭС Виктор Брюханов вышел на свободу по УДО в 1991 году.

Суд над руководителями Чернобыльской АЭС, допустившими самую страшную катастрофу в истории атомной энергетики, начался 7 июля 1987 года. Советское правосудие однозначно возложило вину за случившееся на персонал станции, допустивший ряд грубых ошибок. На скамье подсудимых оказалось шесть человек: директор станции Виктор Брюханов, его заместитель Анатолий Дятлов, главный инженер Николай Фомин, начальник смены Борис Рогожкин, начальник реакторного цеха №2 Александр Коваленко и инспектор Госатомэнергонадзора Юрий Лаушкин. Всем было предъявлено обвинение по трём статьям: «Халатность», «Злоупотребление служебным положением» и «Нарушение правил безопасности на взрывоопасных предприятиях». Дятлов, Фомин и Брюханов были приговорены к десяти годам заключения. Рогожкин получил пять, Коваленко – три, Лаушкин – два года лишения свободы.

Как чуть не повторился Чернобыль в Татарстане

Приблизительно на таком же активном тектоническом разломе, как в Чернобыле, предполагалось построить в свое время Татарскую атомную станцию недалеко от Нижнекамска. Как оказалось, под актом выбора площадки от 25 марта 1982 года не было подписей специалистов, которые могли знать о разломе -  геолога и гидрогеолога.

Пик строительных работ на Татарской АЭС пришелся на 1988 год. На тот момент было освоено 288 млн рублей капитальных вложений и выполнено строительно-монтажных работ на 96 млн рублей (в ценах 1988 года). Решение о строительстве станции недалеко от Нижнекамска вызвало протест жителей Татарской АССР. Основной довод противников строительства был такой: в случае аварии случится катастрофа, похожая на Чернобыльскую.

Газета «Вечерняя Казань» предоставляла слово специалистам, которые доказывали слабость проекта, в частности, отсутствие технического решения по повышению безопасности в соответствии с современными требованиями, требовали его профессиональной экспертизы. Был создан Временный комитет для информирования общественности о ходе экспертизы.

В 1989 году республиканская власть стала прислушиваться к доводам тех, кто возражал против строительства. Не без ее подачи Совет Министров СССР в марте того года поручил Академии наук СССР, Мингео СССР с участием Минатомэнерго СССР, Госатомэнергонадзора СССР, ученых Казанского государственного университета рассмотреть поставленные общественностью Татарии вопросы о необоснованности строительства Татарской атомной станции. Аргументы, предоставленные в Москву руководством республики, активная позиция депутатов республиканского и российского парламента сделали свое дело. Созданная комиссия АН СССР полностью подтвердила выводы ученых и специалистов ТАССР.

Постановление о прекращении строительства атомной станции в поселке Камские Поляны, принятое Советом Министров ТАССР 23 марта 1990 года, базировалось на доказательствах специальной группы анализа и прогнозирования ситуации вокруг проблем ТатАЭС, созданной в Казани. До объявления нового государственного суверенитета РТ в августе 1990 года оставалось еще несколько месяцев, а, стало быть, автономная республика еще находилась в прямом подчинении органов государственной власти СССР и РСФСР.

17 апреля 1990 года Верховный Совет республики принял окончательное постановление о запрете строительства ТатАЭС.

«Лучше быть активным сегодня, чем радиоактивным завтра» – так называлась публикация Е. Проскурина, депутата Казанского Совета, о том, как исполняются эти решения (21.08.1990). Депутат побывал в Камских Полянах и удостоверился, что стройка замерла. Жители республики вздохнули спокойно.

Строительная площадка Татарской АЭС сегодня

Однако время от времени у нас снова появляются основания для тревоги. То Кабинет Министров Республики Татарстан запросит республиканский парламент отменить постановление его предшественника - Верховного Совета, чтобы продолжить научные изыскания на стройплощадке ТатАЭС, как в начале 2000-х годов, то федеральная власть включит Татарскую станцию в список возможных новостроек энергосистемы страны, как в 2013-м.

Не помню точно, в 2001 или в 2002 году (я работала тогда в пресс-центре Государственного Совета РТ) в парламент поступила законодательная инициатива Правительства для рассмотрения на сессии. Это был проект постановления Государственного Совета. В пояснительной записке приводился ряд доводов в пользу возвращения к решению 1990 года. Самый главный был связан с обращением жителей поселка Камские Поляны, построенного специально для атомщиков, к Премьер-министру РТ. После 1990 года они остались без работы, а порой и без средств к существованию. Предпринимаемые попытки возродить жизнь поселка эффекта не давали. В пояснительной записке речь шла и о возможности получить более дешевую электрическую энергию, что снизит тарифы для ее потребителей.

В документе был приведен еще один важный довод:

«За 12 лет, прошедшие с момента остановки строительства, изменились экономические, научные и инженерно-технологические условия строительства и функционирования атомных электростанции. На ядерную энергию приходится 6% мирового топливно-энергетического баланса и 17% производимой электроэнергии. Уровень развития атомных технологий шагнул далеко вперед, проведены работы, поднявшие безопасность АЭС на качественно более высокий уровень. Безопасность нового поколения реакторов обеспечивается, главным образом, ужесточением требований к оборудованию и обслуживающему персоналу.

Проект АЭС нового поколения с реактором типа ВВЭР электрической мощностью 1000 МВт разработан в рамках Государственной программы «Экологически чистая энергетика» и соответствует современным российским и международным требованиям по безопасности, является конкурентоспособным на внешнем и внутреннем рынках как по техническим, так и по экономическим показателям».

Планы Правительства продолжить стройку были умело закомуфлированы под формулировкой «продолжить специальные дополнительные исследования»: постановление Верховного Совета Татарской АССР от 17 апреля 1990 года «О прекращении строительства объектов производственного назначения Татарской АЭС» препятствует их проведению.

Проектом постановления, внесенным в парламент Кабинетом Министров, предлагалось признать решение 1990 года утратившим силу, «провести тщательный анализ и комплексное изучение сейсмотектонических условий площадки строительства Татарской АЭС с привлечением ученых и специалистов Татарстана и России»; по результатам дополнительного изучения внести на рассмотрение Государственного Совета доклад о рациональном использовании объектов ТатАЭС.

Однако депутаты легко увидели основную цель – вернуть на стройку строителей. Ведь при желании можно было сделать такое предложение исследователям, чтобы они не отказались на этот раз написать положительное заключение. Кто знает, может, активный тектонический разлом, так испугавший специалистов в 1990 году, может разгладиться, если Правительство выступит в роли Кашпировского.

Пресс-центр отправил в редакции сообщение о начале рассмотрения вопроса, важного для каждого жителя республики (в моем личном архиве сохранились все документы, представленные Правительством). Мы не имели права что-либо оценивать и предлагать журналистам. Надеялись, что будет достаточно упоминания о Чернобыльской катастрофе и массовых протестах в республике в 90-х годах. Обратились к журналистам и некоторые депутаты.

Документы, согласно Регламенту, отдали в постоянные комиссии, для рассмотрения до сессии, но уже было ясно – Правительство ожидало мощное сопротивление. И исполнительная власть спорить с депутатами, с населением республики не стала – вопрос был снят с повестки дня, законодательная инициатива отозвана.

В 2013 году вышло распоряжение Правительства РФ от 11 ноября 2013 года «Об утверждении схемы территориального планирования Российской Федерации в области энергетики», согласно которому предполагалось строительство двух энергоблоков ВВЭР-1200 по новому проекту. 1 августа 2016 года вышло новое распоряжение, по которому количество планируемых энергоблоков было сокращено до одного, а срок ввода в эксплуатацию сдвигался до 2030 года. Предполагалось что энергоблок будет построен по новейшему проекту ВВЭР-1300/B-510. Однако в распоряжении Правительства РФ от 9 июня 2017 года «Об утверждении Генеральной схемы размещения объектов электроэнергетики до 2035 года» планы на ввод в эксплуатацию Татарской АЭС до 2035 года отсутствуют.

 Читайте в «Казанских историях»:

 Это было со мной, это было со страной моей...

 Погибшие цивилизации иногда возрождаются

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

  Издательский дом Маковского