Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
27.04.2018

Цитата

Я угрожала вам письмом из какого-нибудь азиатского селения, теперь исполняю свое слово, теперь я в Азии. В здешнем городе находится двадцать различных народов, которые совершенно несходны между собою.

Письмо Вольтеру Екатерина II,
г. Казань

Погода в Казани
+7° / +14°
Ночь / День
.
<< < Апрель 2018 > >>
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30            
  • 1924 – В Казани национализирован кинотеатр «Грингри», который назвали «Унион». В 1938 кинотеатр был реконструирован по проекту архитектора П.Борисова и переименован в «Родину».

    Подробнее...

Кладбище – это портрет живущих

Провожая близкого человека в последний путь, мы стараемся быть щедрыми, не скупимся на дорогой гроб, организуем пышные поминки, ставим такой памятник, чтобы все завидовали. Несмотря на то, что усопшему уже все равно, в каком гробу он будет лежать и какой памятник у него будет на могиле.

Но мы и стараемся не столько для него, сколько для себя. Как бы демонстрируем желаемый уровень заботы о близких в их последний час на этой земле, удивляя других своей щедростью... Возможно, вы, дорогие читатели, со мной не согласитесь, но это так.

Я бы не бросила камень в тех, у кого в семейном бюджете нет больших денег на скорбные дела. Но ведь главное - не дорогой гроб и гранитный монумент на могиле. Меня тронуло одно семейное захоронение на Арском кладбище. Очень скромные кресты, традиционная ограда. И свежее полотенце на одном из крестов. Обычное полотенце. То ли по случаю появилось, на поминки, то ли полотенца время от времени меняют.

Какой простой знак любви. Но какая любовь настоящая!

Еще два приметных захоронения. Это оно из самых заметных старинных семейных захоронений, выходящих на Центральную аллею. На трех гранитных крестах надпись – «При семъ крестъ погребены Романовы».

 Даты захоронений разные: Анастасия Дмитриевна Романова умерла в 1878 году, Серафима Семеновна Романова – 12.01.1890, Мария Поликарповна Калугина – 1.11.1895, Анна Гавриловна Романова – в 1903 году, Валентина Павловна Радыгина – 4.04.1937. Последнее захоронение сделано уже в наши дни: Евгений Германович Ушаков умер 12 июня 2001 года. На вершине его гранитного креста – белый голубок. Время от времени рядом появляются цветы. Видимо, тот, кто их приносит, мог бы уточнить, кто здесь похоронен. Судя по всему одна семья, и довольно не бедная.

Если кому-то известны сведения об этом захоронении, прошу со мной связаться. Мой телефон на сайте в рубрике "Будем знакомы".

Еще несколько захоронений, сделанных с большой любовью.

Как нам сказали, хозяин этого захоронения потерял трех любимых женщин - жену и двух дочерей. У  белоснежных  памятников всегда живые цветы.

Сын перед смертью успел поменять надгробные памятники своим родственникам. А потом оказался с ними рядом.

Проходя по Первой, ее еще зовут Академической или Церковной, аллее, нельзя не обратить внимания на левой стороне на большое захоронение. Вроде семейное, а вроде - нет. Надгробные памятники все разные, есть дорогие гранитные кресты на высоких постаментах, есть памятники поскромнее. Общее захоронение как будто приподнято над соседними участками. Долго не могла узнать, чьи это захоронения, поскольку, кроме имен и фамилий, на памятниках ничего нет: Геваргиз, Геворгиз, Тома.

Знающие люди подсказали – это ассирийские захоронения. В Интернете узнала, что ассирийцы появились в Казани в 1918 году. Они спасались от армяно-ассирийского геноцида со стороны турок и курдов. Сегодня в нашем городе живет пятое поколение ассирийцев России. По переписи населения 2010 года это 123 человека. Есть семьи, которые занимаются традиционным национальным ремеслом – они сапожники. Но есть и представители интеллигенции, бизнесмены. Семьи на Арском погосте – скорее всего именно из этой части ассирийцев.

Есть на кладбище старинные склепы, металлические балдахины, часовни, которые представляют ценность как культурные и архитектурные объекты. К сожалению, большинство производят удручающее впечатление. Они используются в основном как места для хранения кладбищенского имущества.

Но есть и современные склепы, как правило, с металлической сеткой. Как этот. Он находится на католическом участке.

Подробнее - Не просто могилы: склепы, балдахины, часовни

В XIX – начале XX века бедные казанцы устанавливали на могилах своих родных самодельные сосновые кресты, купленные прямо на погосте. Дубовый стоил недешево, но мог простоять многие десятки лет. Более дорогим памятником был ажурный чугунный крест. Таких на кладбище довольно много. На некоторых уже нет фамилии усопшего, но кладбищенские работники следят за их сохранностью.

Дворяне, купцы и интеллигенция ставили на могилах своих родственников мраморные или гранитные кресты на постаментах, литые чугунные памятники. В начале XX века на погосте появились недорогие памятники из мраморной крошки.

Подробнее о художественных достоинствах надгробных памятников – в отдельной публикации (Когда памятник на могиле – произведение искусства)

Советская эпоха установила новые правила жизни. Смерти тоже. Новое время стерло национальные и религиозные различия, и сегодня на Арском православном кладбище можно найти мусульманские захоронения, а на Татарском – могилы православных.

Как свидетельствуют казанские краеведы, в пору безверия люди не боялись ставить на свежие захоронения памятники с древних могил. Только убирали чужие таблички и кресты. С надгробных памятников исчезали кресты. Случалось, их снимала сама семья. Говорят, были такие официальные требования. В апреле 1936 года местные власти по директиве из Москвы снесли немалое количество старых надгробных памятников купцов, дворян, священников. К счастью, распоряжение было исполнено плохо, и до наших дней некоторые памятники дошли в их первоначальном виде. Так что классовая борьба в довоенное время была и на кладбище.

Повезло тем, кто упокоился на сельском кладбище, как многие купцы, у которых были усадьбы недалеко от Казани, или в дворянском родовом имении. Если в пылу революционного отрицания их могилы не уничтожили.

А вот родственники казанской профессуры выбирали между городскими некрополями. Самых именитых хоронили обычно на монастырских кладбищах. Как мы знаем, не все старинные погосты при монастырях сохранились. А вот на Арском кладбище многие захоронения профессоров университета, в том числе медицинского факультета, духовной академии, ветеринарного института сохранились.

Зато утеряно большинство могил представителей казанского дворянства и купечества. От некогда знаменитой дворянской семьи Манасеиных, что на Первой аллее с правой стороны, осталось три надгробных памятника. До сих пор сохраняются остатки фундамента, и по ним видно, что это был довольно большой семейный склеп. Могила запущена, судя по всему, Манасеиных в Казани уже не осталось...

В плачевном состоянии находятся надгробные памятники на двух могилах казанских представителей дворянского рода Римских-Корсаковых. На Второй поперечной аллее, которая начинается с Первой аллеи, с правой стороны – два железных креста. Один на постаменте, второй согнулся. Говорят, во время грозы в него попала молния. На постаментах плохо читаемые надписи: Михаил Михайлович Римский-Корсаков (1871-1887) и Владимир Михайлович Римский-Корсаков (1872-1894) (?). Последняя цифра плохо читается.

Известны лишь отдельные факты о связи знаменитого композитора с Казанью. Семья Владимира Николаевича, его сына, тоже музыканта (1882-1970), во время Великой Отечественной войны была эвакуирована в Казань, и однажды к нему на две недели приезжал брат, знаменитый этнолог Михаил Николаевич (1873-1951). В Интернете прочитала, что на Арском кладбище также захоронены Василий Михайлович (1872-1874), Михаил Михайлович (1871-1887), губернский секретарь и Петр Михайлович (1845-1913). Судя по всему – братья. Их могил мы не нашли.

В 2005 году настоятель церкви Ярославских Чудотворцев, протоиерей Алексий (Чубаков) и председатель приходского совета З. Ануфриева стали инициаторами возведения справа от церкви Голгофы. На кресте написано:

«Помяни, Господи, всех православных христиан коих захоронения были осквернены и разорены в дни безбожной власти, их же имена Ты веси. Ненавидящих и обидевших нас прости, Господи, не ведят бо, что творят...».

В советское время памятников с крестами практически не ставили. Разве что старикам. Распространенным надгробным сооружением была железная пирамида со звездой на вершине.

Родственники постепенно заменяют такие пирамиды на современные памятники. Фирма «Ритуал» может предложить несколько разных вариантов, по разному бюджету. Можно заказать типовой вариант, можно предпочесть авторскую работу. На современных памятниках есть и кресты, и иудейские звезды, и мусульманский полумесяц. И даже знак куар-кода для соединения с Интернетом.

Есть и оригинальные надгробья, на которые, конечно, деньги найдутся не у всех. И некоторые представляют интерес не столько из-за их высокой стоимости, сколько по другим характеристикам. Авторы проектов – точно люди со вкусом. К таким я бы отнесла памятники на семейном захоронении генерального директора объединения «Казаньоргсинтез» Наиля Юсупова и на могиле Александра Дябилкина, директора регионального представительства одного из крупнейших в России операторов наружной рекламы – компании Russ Outdoor.

Захоронение семьи Юсусовых. О покое сына и жены заранее позаботился Наиль Хабибуллович, а теперь и он с ними

Захоронение Александра Дябилкина

Особый интерес представляют семейные захоронения. Есть такие, где надгробья несколько исторических эпох. В последнее время все чаще встречается один надгробный памятник с общим списком. А на еврейских могилах я видела в этих списках и тех, кого в данном захоронении нет, но кто в памяти живущих. Например, на семейной могиле родителей Носон-Бера Векслина, ректора КГУ в 1931-1935 годах, стоят поминальные камни трех сыновей. Двое были репрессированы, третий погиб на фронте. 

Поразил надмогильный памятник трех профессоров Казанского государственного университета – семьи Широковых: лингвист Наталия Александровна и два математика – отец Петр Алексеевич и сын Александр Петрович. На всех – одна конструкция в виде вазона.

Работники кладбищенской службы рассказали мне две грустные истории. Про то, как одна женщина продала свою квартиру, чтобы построить на семейном захоронении металлический балдахин; как родители потеряли в одночасье двух своих дочерей и не пожалели денег на красивый памятник.

Между  девятой и десятой аллеями я встретила оригинальное захоронение, сделанное с огромной любовью. К сожалению, узнать что-либо об адвокате Нестеренко, захороненной здесь, не удалось.

Арское кладбище в последние советские годы стало местом захоронения людей, которых сегодня зовут вип-персонами. Это руководители крупного ранга, деятели науки и культуры, известные спортсмены. Раньше их хоронили, тесня другие могилы, по обеим сторонам Центральной  аллеи, а также на 11-й аллее, на которую попадаешь с остановки Абжалилова. На участке возле южных ворот между такими захоронениями встречаются уцелевшие солдатские могилки.

Сегодня вип-персон хоронят на двух новых участках Первой аллеи. Говорят, стоит это больших денег, не зря участки зовут коммерческими. Здесь большинство памятников – дорогие. Многие скорее всего сделаны не на деньги семьи. Первый секретарь Татарского обкома КПСС Рашид Мусин, председатель Казанского горисполкома Александр Бондаренко, Председатель Президиума Верховного Совета ТАССР Анвар Багаутдинов, ученый в области физико-технических проблем двигателей летательных аппаратов и теплоэнергетики Вячеслав Алемасов, министр культуры Ильтазар Алеев,  заслуженный деятель искусств ТАССР, народный художник РСФСР и СССР, действительный член Российской академии художеств Харис Якупов, президент Академии наук РТ Мансур Хасанов, в прошлом первый заместитель Председателя правительства республики… Правда, последнему пришлось долго ждать, когда времянку заменят скульптурным портретом (Что останется после нас…).

Красивый памятник со временем появился на могиле экс-председателя Кабинета министров РТ, народного депутата Республики Татарстан Мухаммата Сабирова. У нас есть несколько съемок этого захоронения.

Мухаммат Галлямович всегда был единомышленником М.Ш. Шаймиева, первого Президента суверенного Татарстана, однако в последние годы его жизни их позиции не всегда совпадали. Я не удивлюсь, если узнаю, что памятник сделан на средства семьи М. Сабирова.

Как правило, памятники вип-персон содержатся образцово. Хотя не всегда. Есть на Центральной аллее захоронение Галея Динмухаметова, Председателя Президиума Верховного Совета ТАССР. Видно, на могиле уже давно никого не было, хотя в прошлом году у него был юбилей – 125 лет со дня рождения. Фотографии и Галея Афзалетдиновича, и его сына нуждаются в замене.

На католическом участке похоронен видный советский ученый, который попал в Казань в годы Великой Отечественной войны. Довольно скромный надмогильный памятник (а каким он мог быть во время войны?) Глеба Анатольевича Бонч-Осмоловского (1890-1943), антрополога, археолога (специалист по раннему палеолиту), этнографа, исследовавшего народы Крыма и Кавказа, геолога, доктора исторических наук, завалился на бок. Как оказалось, его некому выправить.

Арское кладбище в Казани самое старое, и на нем много бесхозных могил. Родственники уезжают из Казани, уходят в мир иной. Однажды я забрела в конец Четвертой аллеи и увидела печальное зрелище – много-много заброшенных старинных надгробий на еврейском участке. Еще крепкие камни начала прошлого века, раскрошившиеся – из века XIX.

На кладбище теперь цивилизованный сервис. Житель любого города может заказать регулярную уборку конкретного захоронения. Объявления об этой услуге – на видных местах на кладбище, а также на сайте муниципального предприятия «Ритуал».

Вызывает недоумение, когда родственники, меняя надгробный памятник, бросают рядом старый крест. Делать это категорически нельзя! Не по-божески это… В церкви подскажут, куда деть старый крест.

Но более всего вызывают недобрые чувства многочисленные ограждения, которые сделали некоторые части кладбища просто недоступными. Испытала это на себе, когда хоронили моего мужа. Гроб пришлось передавать на вытянутых руках, поскольку прямого прохода к могиле нет. Есть узкая тропочка, по которой полный человек уже не пройдет.

Я спросила у руководителей похоронной службы города, нет ли у них желания снести все старые ограждения? Мне ответили: желание есть, но нет возможности. Это можно сделать только при согласии родственников, которое получить практически невозможно. На новое надгробие деньги есть не у всех, а старое – какая-никакая гарантия, что могилу никто чужой не тронет.

Теперь у нас в Казани есть кладбища с европейской планировкой – Самосыровские, новое Татарское, Царицынское. Да и на Арском появились два таких участка. Предприятие «Ритуал» предлагает родственникам усопших аккуратные надгробные сооружения, включающие памятную стелу и невысокую ограду. Таких надгробий на кладбище уже много. Не предусматривают ограждений и новые мемориальные комплексы из гранита и мрамора.

Горько, когда люди ходят по безымянным  захоронениям, складывают на них мусор. Тема болезненная, я писала об этом (Мертвые сраму не имут. А живые?). Еще больше сожаления вызывают заброшенные могилы известных людей. Их если и посещают, то в юбилейные даты. А некоторые забыты совсем.

По счастью, Арское кладбище не так часто посещают вандалы. Хотя и такое случается. Обратите внимание на тщательно заделанную трещину на памятнике профессора КАИ Георгия Жирицкого (1893-1966) в конце Центральной аллеи, на правой стороне. Скорее всего этот след оставил человек без совести.  А у того (или тех), кто спилил буквы с постамента и унес бронзовый бюст с захоронения знаменитого авиаконструктора Владимира Петлякова, и души нет.

Захоронение 2006 года

Охрана территории кладбища – большая проблема. Когда-то здесь был милицейский пост. Может, его восстановить?

 Неспешное путешествие по аллеям Арского кладбища многое можно узнать о том, кто жил в Казани до нас. Но любой некрополь красноречиво расскажет и о нас, живущих. Есть ли у нас, как писал Пушкин, «любовь к отеческим гробам» или она только на словах? Знаем ли мы свою историю или мы «Иваны, не помнящие родства»?

Как мне кажется, многие беды нашей страны проистекают как раз из-за этого. Мы – большие патриоты, но больше на словах. И кладбище для многих – не место памяти и поклонения, а просто земля со старыми костями.

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов