Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Если хочешь узнать человека, не слушай, что о нём говорят другие, послушай, что он говорит о других.

Вуди Аллен

Хронограф

<< < Октябрь 2020 > >>
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31  
  • 1896 – На площади между церковью Воскресения и Ксенинской женской гимназией был торжественно открыт памятник Н.И. Лобачевского великого математика, ректора Императорского Казанского университета в 1827-1846 годах (скульптор Мария Диллон) 

    Подробнее...
Finversia-TV

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Наше прошлое – это прежде всего люди

Арское кладбище вполне можно назвать своеобразной казанской энциклопедией. Это место захоронения людей, живших в разные годы и даже в разные эпохи, которых объединяет одно – у них есть несомненные заслуги перед городом, республикой, страной. Это дворяне, купцы, промышленники и предприниматели, руководители разных рангов, военачальники и рядовые, деятели науки и культуры, известные спортсмены.

Списков захоронений на Арском кладбище в интернете много. Но в них встречается немало ошибок. Например, ошибочно называется режиссер Качаловского театра Э. Бейбутов, который погребен в Москве. Естественно, списки неполные.

Первый официальный реестр исторических захоронений появился в 1993 году, когда вышел справочник «Республика Татарстан: памятники истории и культуры». В нем 146 фамилий. Естественно, за 25 лет скорбный список значительно пополнился. Ушло в мир иной много известных людей.

В 1997-2001 годах была произведена последняя перерегистрация могил, и если хозяин захоронения не объявился, а надпись на надгробие не дает исчерпывающей информации, оно считается бесхозными, и в один прекрасный момент тут вполне может появиться другая могила. Хорошо, что порой можно восстановить хотя бы имена. Более всего в этом преуспел А. Елдашев, но, сожалению, чаще всего Анатолий Михайлович констатирует худшее – захоронение утеряно.

«Здесь лежат как минимум пятнадцать глав нашего города, но, к сожалению, мы не можем найти их могил, в том числе могилу Сергея Дьяченко, который был городским головой на протяжении семи лет», – пишет он в книге «Казанский некрополь (XVI – начало XX гг.).

И называет их фамилии: Докучаев Петр Иванович (1799?-1860), Жарков Иван Степанович (1742?-1813), Вараксин Дмитрий Иванович (1813?-1886), Крупеников Леонтий Филиппович (1754-1839), Крупеников Александр Леонтьевич (1791-1855), Лебедев Александр Александрович (1843-1910).

Одно захоронение он все-таки нашел. Это могила купца первой гильдии Осипа Семеновича Петрова, который был городским головой с 1797 по 1799 год и с сентября 1804 по 1805 год.

Есть на счету Анатолия Михайловича и неожиданные открытия. Например, он вместе с профессором Казанской консерватории В. Левановым и хормейстером В. Ульяновым 25 ноября 2008 года нашел могилу выпускника Казанского университета 1872 года Степана Васильевича Смоленского (1848-1909), выдающегося деятеля отечественной культуры, музыковеда, хорового дирижера, педагога. Не будучи уроженцем Казани (родился в Санкт-Петербурге), он жил в Казани с четырех лет. Могила была вновь освящена 23 апреля 2009 года.

Ценное исследование провел на Арском кладбище старший преподаватель кафедры новой и новейшей истории КФУ Валентин Семенович Королев. В перечень погребенных на Арском кладбище он включил более четырехсот профессоров и выпускников университета 1804-2007 годов. В его «Мартирологе....» у каждого – две даты: рождения и смерти, а главное – место захоронения.

Назвать всех ученых Казани, упокоившихся на Арском кладбище, не представляется возможным. Назовем хотя бы тех, кого по праву можно считать великими.

Могила Николая Лобачевского находится на Первой аллее, с правой стороны по движению от церкви. Это семейное захоронение. Кстати, одно из самых старых. Великого математика похоронили в 1856 году. Мы по праву считаем его своим земляком, хотя родился он в Нижегородской губернии. Ведь большая часть жизни Николая Ивановича прошла в Казани, на протяжении почти 20 лет он был ректором Императорского Казанского университета. «Строитель Казанского университета» – называли его современники. В период его работы был построен комплекс университетских зданий: библиотека, астрономическая и магнитная обсерватории, анатомический театр, физический кабинет и химическая лаборатория. Его идеи намного опередили современную ему науку, и его теорема долгое время была не востребована. Зато потом она поставила российскую математику на одно из первых мест в мире. Лобачевский был назван «Коперником геометрии».

Сегодня на приметной могиле три памятника. На большом постаменте – дворянский герб Николая Лобачевского, наверху – скромный металлический крест.

На низком постаменте справа – крест в память о его дочери Софьи (в замужестве Казина) и ее сына. По сведениям краеведов, под общим надгробием упокоились мать братьев Лобачевских – Прасковья Александровна, два брата и сын Николая Ивановича Алексей, а также еще несколько малолетних родственников.

Памятник, что слева, вызывает вопросы. Согласно надписи, здесь похоронен старший брат Александр Иванович, который родился в 1795 году и умер в 1870 году. 85 лет мог прожить только младший брат Лобачевского – Алексей. Это он родился в 1795 году. Александр же родился в 1792 году и умер молодым – утонул в реке Казанке. Об этом, кстати, написано здесь же, на большом постаменте, сбоку справа: «Здесь похоронен студент Александр Иванович Лобачевский, скончавшийся 17 лет в 1807 году июля 19 дня».

О путанице в именах профессор МГУ А. Тужилин сообщил на научно-исследовательском семинаре механико-математического факультета «Современные проблемы математики и механики» 30 ноября 2012 года. По сведениям А. Елдашева, на погосте Лобачевских есть более серьезный изъян. Трудно сказать, в какое время (не в наше точно), но крест Николая Ивановича был ошибочно установлен на постамент его дочери. Это видно и по размеру креста – он мал для ее постамента, и по его символике. Было бы справедливо исправить эту ошибку, поменяв кресты местами. Однако сегодня это не так просто сделать, поскольку захоронение Николая Лобачевского – объект культурного наследия федерального значения, и любые измнения можно сделать только с разрешения Министерства культуры России.

Захоронение известных химиков отца и сына Арбузовых:  Александра Ерминингельдовича, действительного члена АН СССР, основоположника советской научной школы фосфороргаников, и Бориса Александровича, академика АН СССР, заслуженного деятеля науки и техники ТАССР и РСФСР, находится на I аллее. Здесь погребена большая семья, почти все – химики. Их имена мы видим на двух гранитных стелах.

В историю российской науки вписаны имена Семена Альтшулера, физика-теоретика, члена-корреспондента АН СССР, заслуженного деятеля науки РСФСР; Вячеслава Алемасова, ученого в области физико-технических проблем двигателей летательных аппаратов и теплоэнергетики, действительного члена РАН, действительного члена Международной академии астронавтики, заслуженного деятеля науки и техники ТАССР и РСФСР; Бориса Козырева, члена-корреспондента АН СССР по Отделению общей физики и астрономии, одного из основоположников магнитной радиоспектроскопии; Аркадия Пудовика, химика, члена-корреспондента АН СССР и Российской Академии наук, лауреата Ленинской и Государственной премий. Этот список наверняка можно продолжить.

В реестре исторических захоронений, над которым работает исследовательская группа Института истории имени Марджани, уже более 800 фамилий. Говорить, что он полный, вряд ли возможно. Узнав про нашу работу, в редакцию стали обращаться казанцы, у которых есть ценная информация. Например, в реестр включены родственники журналистки Вероники Домрачевой, а также полковник Сергей Алексеевич Авдонин (информацию предоставила его дочь О. Куликова). Вместе с  педагогом Т. Хохловой (в девичестве Марусовой) мы нашли на IV аллее могилу Луппа Спиридоновича Марусова (кто из казанских старожилов не знает его «Марусовку, о которой писал Максим Горький?). Так назывался квартал в начале Рыбнорядской улицы (ныне ул. Пушкина), где в построенным им домах за дешевую плату жили студенты университета и другая небогатая публика.

Естественно, рассказать обо всех усопших знаменитых людях и даже назвать все фамилии невозможно. Это сделано (и еще будет делаться) в персональных публикациях, которые при желании можно найти на сайте «Казанских историй». Попробуем как-то систематизировать итоги нашего исследования. Не по степени известности или ценности заслуг погребенных. Мы не можем взять на себя эту функцию. В нашей базе данных фамилии располагаются строго по алфавиту. Сгруппируем захоронения по другим, более объективным критериям.

Начнем с того, что на Арском кладбище есть могилы, которые имеют официальный статус объектов культурного (исторического) наследия республиканского и федерального значения. Перечислим их:

Объекты, внесенные в реестр Республики Татарстан:

Могила Александра Ерминингельдовича Арбузова (1877-1968), ученого-химика – I аллея, справа;

Могила Назиба Гаязовича Жиганова (1911-1988), композитора – рядом с южными воротами (Абжалилова);

Могила Виктора Тихомирнова (1889-1919), профессионального революционера-большевика – Центральная аллея, слева;

Могила Николая Ивановича Фешина (1881-1955, умер в США, перезахоронен в Казани в 1977), художника и педагога – Немецкий участок;

Могила Василия Алексеевича Богородицкого (1857-1941), одного из основателей казанской лингвистической школы – II пешеходная аллея, справа;

Могила Михаила Михайловича Покровского (1868-1942), филолога, лингвиста и литературоведа, профессора Московского университета, академика Академии наук СССР – Католический участок, рядом с бывшей часовней, у забора.

Объекты, внесенные в федеральный реестр

Могила Николая Ивановича Лобачевского (1792-1856), математика, ректора Императорского Казанского университета – I аллея, справа;

Могила Михаила Петровича Коринфского (1786-1851), архитектора – IV аллея, недалеко от Центральной, слева;

Могила Глеба Анатольевича Бонч-Осмоловского (1890-1943), археолога – Католический участок, у бывшей католической часовни;

Могила Алексея Михайловича Васильева (1882-1956), химика – I аллея, слева;

Могила Викторина Сергеевича Груздева (1866-1938), врача – I аллея, справа;

Могила Георгия Сергеевича Жирицкого (1893-1966), физика – Центральная аллея, справа;

Могила Николая Дмитриевича Кашкина (1839-1920), музыкального критика – I пешеходная аллея, за офисом администрации кладбища;

Могила Александра Николаевича Миславского (1880-1958), врача – Немецкий участок.

Первое решение Совета Министров РСФСР о включении исторических захоронений нашей республики в реестр памятников истории и культуры было принято 30 августа 1960 года (постановление №1327 «О дальнейшем улучшении дела охраны памятников культуры в РСФСР»). Потом было еще несколько дополнений. Сегодня в этом реестре 38 объектов культурного наследия Татарстана, в том числе 28 на Арском кладбище.

Нельзя не заметить, что тех, кто готовил списки от Татарской АССР, сильно заботил только один вопрос – чтобы русских и татар было поровну. Можно только удивляться, почему в нем не оказалось многих крупных ученых и деятелей культуры, чьи имена вошли в историю отечественной науки и культуры. И что уж совсем понять невозможно, так это ошибки в именах. Алексея Васильева в постановлении назвали Сергеевичем, а он Михайлович, Александр Николаевич Миславский вдруг стал Анатолием.

Фамилия Миславских золотыми буквами вписана в летопись казанской медицинской школы. Три поколения ученых были выпускниками Императорского Казанского университета. Начало положил пермяк Александр Андреевич. Достойным продолжателем его дела стал сын – Николай Александрович Миславский (1880-1956) и внук Александр Николаевич Миславский.

Почему в список исторических захоронений включили именно Александра Николаевича, а не его отца Николая Александровича Миславского, члена-корреспондента Академии наук СССР, именем которого была названа одна из казанских улиц (теперь это улица Япеева), непонятно. Хотя и Александр Николаевич – персона примечательная. С 1937 по 1952 год он занимал должность заместителя директора по научно-учебной часта КГМИ, в 1939 году ему было присвоено звание заслуженного деятеля науки РСФСР. Было бы справедливо со временем включить в реестр объектов исторического наследия и Миславского-старшего.

Кстати, среди дореволюционных захоронений много выдающихся медиков. В базе данных исследовательской группы Института истории – их более 150 человек. Всех назвать практически невозможно. Сделаем исключение для нескольких.

Могилы медиков, как правило, сохраняются. Наверное, потому, что на их надгробиях всегда есть указание на род занятий, а к врачам мы на ментальном уровне испытываем уважение. Тем более к тем, чьими именами называют больницы. В Казани были Лепская, Клячкинская, Груздевская клиника. С 2004 года есть детская неврологическая клиника имени Александра Ратнера.

Груздев Викторин Сергеевич (1866-1938), гинеколог, доктор медицинских наук, профессор, заслуженный деятель науки ТАССР и РСФСР, основатель казанской школы акушеров-гинекологов. Заложил основы онкогинекологии. Как врач, выполнил более 3000 операций.

Клячкин Григорий Абрамович (1872-1946), невропатолог и физиотерапевт, доктор медицины, профессор, основатель Казанской школы фтизиатров. Принимал участие в организации Казанского ГИДУВа.

Лепский Ефим Моисеевич (1879-1955), врач-педиатр, доктор медицинских наук, профессор, заслуженный деятель науки РСФСР. После Октябрьской революции по его инициативе был организован Дом младенца, открыты женская и детская консультации и молочная кухня.

Гранитный памятник профессору Александру Фрезе (1826-1884) стоит уже 134 года и простоит еще не одно десятилетие. Он был одним из первых профессоров психиатрии в России. В 1866-1883 годах основал в Казани первую в России окружную психиатрическую больницу.

Мы не сумеем назвать даже основателей всех научных школ Казани. Так их много. Это говорит о том, что Казань всегда была крупным центром отечественной науки.

Казань славится медицинскими династиями. Например, у Александра Юрьевича Ратнера (1934-1994) медиками были родители: хирург Юрий Александрович (1895-1979) и невролог Ева Александровна (1907-1978). Эта династия отдала медицине более 200 лет (семейное захоронение на Католическом участке). Валентин Емилианович Адамюк (1877-1950) избрал профессию своего знаменитого отца – Емилиана Валентиновича Адамюка (1839-1906) и тоже стал известным офтальмологом. Оба похоронены на Центральной аллее, слева. Известна династия хирургов Медведевых – Николай Петрович (1916-1995) и его сын Вячеслав Николаевич (1940-1999). У них одно захоронение на двоих на Немецком участке.

В семье Домрачевых были известный хирург Иван Домрачев, заслуженный деятель науки РСФСР, хирург-стоматолог Евгения Домрачева, его жена, доктор ветеринарных наук Георгий Домрачев, его брат.

Памятник Ивану Домрачеву

Известные династии были не только среди медиков. На I аллее есть семейное захоронение математиков Григорьевых: Евгений Иванович, ученый в области математического анализа, Виктор Евгеньевич, кандидат физико-математических наук, Сергей Викторович, кандидат математических наук

Порой семейные захоронения дают представление о разных сторонах жизни города. Два ярких примера.

Забусов Ипполит Петрович – доктор зоологии, из потомственных дворян. Окончил Казанский университет (1894). Работал там же, профессор кафедры сравнительной анатомии и физиологии (1917). Одновременно, с 1898 года преподавал естественную историю в Казанском реальном училище. Его сын Георгий Ипполитович – доктор медицинских наук, гистолог, Лиля Васильевна, его жена – врач-невропатолог, долгие годы была главным невропатологом управления здравоохранения города. Кандидат медицинских наук Юрий Георгиевич Забусов стал известным патологоанатомом, с 1979 по 1981 год  заведовал судебно-гистологическим отделением Республиканского бюро судебно-медицинской экспертизы Министерства здравоохранения ТАССР. Писал стихи и прозу.

Из семей казанских немцев Бренинги – одна из самых известных. Владелец аптеки на Большой Проломной улице Йоханнес Бренинг в середине XIX века начинал свою жизнь в Казани младшим помощником провизора в аптеке Крахе. На Арском кладбище погребены он сам, его жена Берта Альбертовна, сын Артур, врач, дети Арнольда Ивановича: музыканты Рудольф и Ольга. Третий его сын, Арнольд, похоронен в Саратове, где жил и работал в консерватории. Сам Арнольд Иванович Бренинг сгинул в годину репрессий на чужбине. На Немецком участке его кенотаф – большой светлый крест.

А. Елдашев обратил наше внимание на два семейных захоронения. В начале III аллеи погребен двоюродный брат В.И. Ленина – Владимир Андреевич Залежский. Его отец Андрей Александрович Залежский, выпускник математического факультета Казанского университета, был женат на дочери Александра Дмитриевича Бланка Екатерине, сестре Марии Александровны Ульяновой. Род Залежских был внесен в 3-ю часть дворянской родословной книги Казанской губернии.

В семейном некрополе упокоилось 7 человек из трех казанских родов, среди них Борис Иванович Горизонтов, ученый-агроном, агрохимик, доктор сельскохозяйственных наук, заслуженный деятель науки ТАССР, женатый на Нине Залежской, их дочь Наталья, ее муж Николай Терпиловский, внук начальника отдела ручного оружия оружейно-артиллерийского склада Казанского военного округа И.В. Терпиловского.

Глава рода протодиакон Иоанн Горизонтов захоронен неподалеку от церкви. Его могила до недавнего времени считалась утраченной.

На II пешеходной аллее упокоилась большая семья из 12-ти человек: глава семейства – Гордий Семенович Саблуков, ординарный профессор Казанской духовной академии, его сын Всеволод, студент университета, дочери Ольга и Августа, их мужья, профессора Казанской духовной академии. Муж Ольги – Иван Петрович Гвоздев с 1865 года был ординарным профессором по кафедре древней всеобщей гражданской истории, со 2 июня по 28 июля 1870 года исполнял обязанности ректора академии. Муж Августы – исследователь истории русской словесности Иван Яковлевич Порфирьев, член-корреспондент Императорской Академии наук. Их сын Николай Иванович стал известным математиком. Другой сын, Сергей Иванович, был признанным историком-архивистом. Правнуки Гордия Саблукова: Васьян Сергеевич был геоботаником, доктором биологических наук, Глеб Сергеевич – зоологом и палеонтологом, кандидатом наук.

Напротив захоронения выдающих химиков Арбузовых, в глубине – могила философа и богослова, профессора академии и университета Виктора Ивановича Несмелова (1863-1937), автора знаменитого исследования «Наука о человеке», посвященного христианской антропологии.

Семейное захоронение Несмеловых

По судьбе этой семьи можно изучать непростую историю нашей страны. С сыном Валентином они оказались по разные стороны баррикад. Отец – доктор богословия, сын – чекист. Валентин с товарищами был убит крестьянами в Раифской обители и захоронен в братской могиле неподалеку, у Центрального парка.

«Родного» надгробия профессора не сохранилось. Его фамилия – на семейной стеле. Там же фамилия его внука – Олега Владимировича Несмелова (1930-2014), историка и политолога, действительного члена Российской академии политической науки, многие годы работавшего в Казанском ветеринарном институте. Рядом – отдельный памятник одному из  сыновей богослова – Владимиру Викторовичу Несмелову (1902-1970), известному инженеру-химику, заведующему кафедрой общей химической технологии КХТИ.

Поскольку церковь Ярославских Чудотворцев всегда была действующей, на захоронения вокруг нее никто никогда не покушался. В основном тут издавна хоронят священников, а также людей, имеющих заслуги перед Русской православной церковью.

Мало кто из казанцев знает, что за алтарем погребены 3 епископа: епископ Павел (Флеринский) – 1873-1940, архиепископ Сергий (Королев) – 1881-1952 и епископ Иустин (Мальцев) – 1881-1952. О них рассказано в отдельной публикации (Мир праху твоему, Служитель Господа).

Захоронение архиепископа Сергия

За алтарем кладбищенского храма с правой стороны – большой деревянный белый крест, под которым упокоился иеросхимонах Серафим (в миру Кошурин Василий Семенович), последний из числа братии Седмиозерной пустыни, разгромленной в 1928 году. Он вошел в историю православия в нашем крае как спаситель от поругания мощей преподобного старца Гавриила (Зырянова) и чудотворной Смоленско-Седмиозерной иконы Божией Матери, ныне находящейся в алтаре Петропавловского собора. Тогда его арестовали и сослали. После ссылки вернулся в Казань. В 1940 году был вновь арестован. Вновь вернулся в Казань, принял схиму с именем Серафим. К открытому церковному служению допущен не был. Утешался очисткой просфор в кладбищенской церкви. Умер 9 марта 1969 года.

Могила протоиерея Бориса Федоровича Филипповского (1885-1957) находится слева за алтарем храма. Выпускник Московской духовной академии, он 43 года служил священником в храмах Казани, в том числе в кладбищенской церкви. По благословению архиепископа Казанского и Татарстанского Анастасия Казанская духовная семинария издала записки Б.Ф. Филипповского.

У входа с правой стороны церкви захоронен Николай Ильминский, востоковед, педагог-миссионер, член-корреспондент Петербургской АН, ректор Казанской духовной семинарии в 1855-1864 годах, Казанской духовной академии в 1864-1867 годах. Переводил на татарский язык духовные и богослужебные книги. Его особенно почитают кряшены. У его надгробного памятника всегда цветы.

Первую аллею, на которой стоит церковь Ярославских Чудотворцев, называли еще церковной, поскольку на ней чаще всего хоронили почивших преподавателей Казанской духовной академии и Казанской духовной семинарии. Многие из них были известными учеными-богословами, преподавали и в Императорском Казанском университете.

Напротив церкви – захоронение профессора Императорского Казанского университета и Казанской духовной академии Николая Федоровича Катанова (1862-1922), тюрколога, этнографа, доктора сравнительного языкознания. Он был захоронен на погосте Спасо-Преображенского монастыря. Долгое время считалось, что на Арском кладбище кенотаф, но, по мнению краеведа А. Елдашева, могила настоящая, поскольку родственники перенесли прах на новое место. Судя по всему, надмогильная плита новая, ей не более 10 лет.

В конце I пешеходной аллеи упокоился видный церковно-общественный деятель Николай Иванович Ивановский (1840-1913). Сын священника Архангельской епархии, выпускник Санкт-Петербургской духовной академии, действительный статский советник, он прослужил в академии 45 лет. С 1869 года – профессор кафедры истории и обличения русского раскола Казанской духовной академии. В 1883 году удостоен степени доктора богословия. Известен как издатель памятников древнерусской письменности. С 1873 года – редактор журнала «Православный собеседник».

Он приложил много трудов и забот в устроении единоверческих храмов. Его миссионерская деятельность приобрела всероссийскую известность. Его дом на улице Ново-Горшечной (ныне Бутлерова) и дачу в Васильево в июле 1897 года посетил отец Иоанн Кронштадтский во время своего пребывания в Казани.

Между Центральной и I пешеходной аллеями похоронен Александр Александрович Некрасов (1837–1905), заслуженный профессор по кафедре греческого языка и словесности Казанской духовной академии.  Закончил курс Петербургской духовной академии магистром богословия. В Казанской академии прослужил 42 года. В 1895 году получил чин действительного статского советника, в 1904 году был награжден орденом св. Станислава I степени.

Несколько священников упокоились на II пешеходной аллее. Первый кряшенский священник Василий Тимофеевич Тимофеев (1836-1895) был выдающимся миссионером, просветителем, педагогом, заведовал Центральной крещено-татарской школой. С именем Тимофеева тесно связано основание и развитие его основного детища – центральной крещено-татарской школы.

Выпускник Казанского духовного училища протоиерей Гавриил Николаевич Спасский (1825-1906) был священником Сергиевской церкви при Доме призрения неимущих граждан, известном как Ложкинская богадельня. Это был неутомимый сборщик пожертвований в пользу бедных и инвалидов. Памятник на могиле Гавриила Николаевича в виде черного прямоугольника из гранита изготовлен в московской мастерской А.И. Богатова.

На II пешеходной аллее, у сосны, находится семейная усыпальница Маловых, где захоронено семь человек: протоиерей Е.А. Малов (1835-1918) и его близкие. С 1863 года Евфимий Александрович преподавал в Казанской духовной академии, заведовал кафедрой древнееврейского языка и библейской археологии. Его сын Сергей Ефимович Малов, член-корреспондент АН СССР, был известным востоковедом-тюркологом.

На этой же аллее справа – один памятник на двоих. Сначала здесь упокоился историк и богослов Яков Алексеевич Богородский (1841-1920), выпускник Казанской духовной академии, профессор кафедры библейской истории, Ветхого и Нового Заветов, доктор богословия.

В 1943 году здесь похоронили его сына – доктора химических наук, заслуженного деятеля науки и техники ТАССР Алексея Яковлевича Богородского, в 1898-1930 годах работавшего в Казанском университете (с 1917 года – заведующий кафедрой неорганической химии). После создания КХТИ заведовал там одноименной кафедрой (первое фото справа).


На II пешеходной аллее погребен историк и православный публицист Александр Федорович Гусев (1842-1904), автор сочинения «Основные религиозные начала графа Льва Толстого», за которое он получил степень доктора богословия. Преподавал в Казанской духовной семинарии, был профессором кафедры богословских наук Казанской духовной академии.

Выпускник Казанской духовной академии, протоиерей Андрей Поликарпович Яблоков (1855-1933) в 1892-1918 годах был настоятелем Благовещенского собора, хранителем богатейшей соборной ризницы. Он автор исследований по истории Благовещенского собора и храмов Свияжска. В сентябре 1918 года ушел из города с белогвардейцами, вернулся в Казань зимой 1919 года. Служил в кладбищенском храме.

Многолетние поиски его могилы успехом не увенчались. Семья нашла выход. Теперь на семейном захоронении его сына – Василия Яблокова (1892-1975), математика, заслуженного деятеля науки ТАССР, появился поминальный крест с именем Андрея Яблокова. Кстати, здесь же, на Немецком участке, захоронен его внук – Юрий Васильевич Яблоков (1933-2012), доктор физико-математических наук.

Могила протоиерея Александра Поликарповича Владимирского (1821-1906), выпускника Казанской духовной академии, в 1871-1895 годах  ее ректора, в 1850-1871 годах профессора Казанского университета, видного специалиста по логике и психологии, считалась утерянной. Может, потому, что ее искали у церкви, а он захоронен на Центральной аллее.

Историк, доктор церковной истории,   профессор Казанской духовной академии Иван Михайлович Покровский (1863-1941), захоронен между Центральной и I пешеходной аллеями, слева. После упразднения академии он посвятил свою жизнь архивному делу, в 1919-1928 годах работал в Центральном архиве ТАССР. Сохранил от уничтожения фонды Казанской духовной консистории, Казанской духовной академии, Казанской духовной семинарии, Казанской учительской семинарии, другие архивы. Подвергался репрессиям уже в 1920-е годы, в начале 30-х годов пережил высылку в Казахстан. Благодаря хлопотам семьи, ему удалось вернуться в Казань, где прошли последние годы его жизни.

То, что сохранилось много захоронений профессоров, ничего удивительного нет. На их надгробиях чаще всего есть информация о том, кто погребен. Памятник может быть запущен, надпись едва читается, но захоронения доктора ветеринарных наук Ивана Васильевича Смирнова (1878-1953) и доктора медицинских наук Михаила Семеновича Пильнова (1874-1930) на I аллее сохраняются.

На Арском кладбище похоронены три ректора Казанского ветеринарного института: Василий Мухин, возглавлявший вуз в 1938-1939 и 1943-1945 годах,  Евгений Павловский, ректор КВИ в 1947-1963 годах, Генрих Боль, основоположник ветеринарной патологоанатомии СССР. Кстати, на Немецком участке погребены несколько профессоров ветеринарного института.

Назовем директоров/ректоров других вузов, погребенных на Арском некрополе. Казанский университет в разные годы возглавляли, кроме уже названного Николая Лобачевского, Дмитрий Гольдгаммер (1917-1918), Андрей Луньяк (1926-1928), Кирилл Ситников (1937-1951), Михаил Нужин (1954-1979). Рядом с кенотафом Василия Сталина  захоронение Петра Кирпичникова, члена-корреспондента АН СССР и РАН, ректора Казанского химико-технологического института в 1964-1988 годах. Сергей Коньков руководил Казанским сельскохозяйственным институтом с 1945 по 1956 год. Юрий Назмеев, член-корреспондент РАН, был ректором Казанского энергетического института; Наиль Хайруллин – ректором Казанского финансово-экономического института.

С помощью работника администрации Арского кладбища Евгения Владимировича Рыбицкого нам удалось найти захоронения почти всех Героев Советского Союза. Всего их 17. Некоторые находятся на видном месте, некоторые скромно затерялись среди других захоронений. Приведем полный перечень и надеемся, что 9 мая на всех могилах всегда будут появляться цветы:

Аржанов Николай Николаевич (1913-1976), летчик-испытатель – вход с Абжалилова, слева;

Васильченко Александр Григорьевич (1911-1960), летчик-испытатель – «Уголок летчиков», на правой стороне 11-й аллеи;

Зевахин Михаил Степанович (1922-1944), летчик, капитан – вход с Абжалилова, справа, недалеко от западной стены

Кобяков Александр Григорьевич (1917-1993), генерал-майор, танкист, начальник КВККТУ – вход с Абжалилова, слева;

Машковцев Борис Вячеславович (1922-1973), летчик-испытатель – вход с Абжалилова, справа, недалеко от западной стены;

Мизинов Михаил Петрович (1918-1969), полковник, летчик – Центральная аллея, справа на пути с главного входа к воинскому кладбищу;

Полушкин Пётр Алексеевич (1924-2009), старшина, артиллерист – вход с Абжалилова, Центральная аллея, справа;

Родных Михаил Васильевич (1906-1970), подполковник, летчик – вход с Абжалилова, справа;

Сафиуллин Гани Бекинович (1905-1973), генерал-лейтенант, во время войны командир корпуса и стрелковой дивизии – вход с Абжалилова, справа;

Фильченков Сергей Яковлевич (1915-1965), штурман, младший лейтенант – XI аллея, вход с южных ворот, недалеко от памятника;

Шаповалов Александр Тимофеевич (1916-1976), майор, летчик;

Яшин Георгий Филиппович (1907-1957), гвардии старший лейтенант, парторг стрелковой роты 134-го гвардейского стрелкового полка Ленинградского фронта – I пешеходная аллея, слева.

Пока нами не найдены 3 могилы:

Иванов Николай Петрович (1904-1959), артиллерист, полковник;

Савельев Фёдор Петрович (1918-1970), артиллерист, подполковник;

Коновалов Семен Васильевич (1920-1989), подполковник, командир танка.

Всем известно захоронение Героя Советского Союза, боевого летчика Михаила Петровича Девятаева (1917-2002). 8 января 1945 года, в 14 часов 40 минут, в расположении 311-й стрелковой дивизии 61-й армии генерала Белова приземлился немецкий бомбардировщик Хейнкель-111. Подбежавшие к самолёту солдаты были крайне удивлены, увидев вместо немецких лётчиков наших бойцов. Их было 10 человек, в том числе Михаил Девятаев.

Непросто сложилась его жизнь после войны. Он вернулся к профессии, которой до войны учился в Казанском речном техникуме.

Е.В. Рыбицкий показал нам два захоронения полных кавалеров ордена Славы. Очень скромные захоронения в глубине аллей: Плотников Борис Николаевич (1915-1969) и Данилов Семен Степанович (1910-1971). Найти их непросто. Напомним, что такой орден получали рядовые бойцы за храбрость и мужество, проявленные в конкретном бою.

Особое место в общественной иерархии советского времени занимали Герои труда. Среди Героев труда первого десятилетия советской власти – Андрей Гордягин, член-корреспондент АН СССР, основатель казанской геоботанической научной школы, Николай Горяев, заведующий госпитальной терапевтической клиникой. Среди Героев Социалистического труда времен СССР можно назвать Николая Максимова (1911-1967), директора Казанского авиационного завода в 1960-1967 годах, Назиба Жиганова, первого ректора Казанской консерватории, композитора.

Деятелей культуры и искусства на Арском кладбище погребено много. Назвали народного артиста СССР Назиба Жиганова – как не назвать Василия Виноградова, одного из создателей первых татарских опер «Сания» и «Эшче»; Александра Ключарева, композитора, дирижёра, пианиста, заслуженного деятеля искусств РСФСР, народного артиста ТАССР? Творчество Ключарева охватывает широкий круг жанров – от обработок народных песен до балетов и симфоний. Особо популярной была песня Ключарева «Родной край мой – Татарстан», одна из её музыкальных фраз стала позывным татарского радио.

Нельзя назвать одного поэта или писателя – справедливо выстроить весь ряд из имен тех, кто уже включен в реестр исторических захоронений. Имена некоторых мало что скажут современным читателям – они жили в первой половине XX века: Иван Заботин, автор романа «Лобачевский»; Алексей Салмин, автор трилогии «Буря на Волге». Наших современников, поэтов Рустема Кутуя, Заки Нури, Виля Мустафина знают больше. Коллеги помнят известных журналистов: Бруно Зернита, Андрея Гаврилова, Евгения Лисина, Марину Медведеву, Владимира Шевчука, недавно ушедших Михаила Медведева и Феликса Феликсона.

В другом ряду – художники: Эрнст Гельмс, Виктор Игнатьев, Виктор Куделькин, Виктор Федоров,  Магдалина Мавровская, Кондрат Максимов, Ильдар Ханов, строитель Вселенского храма.

Особо можно отметить семью Спориусов. Их общая могила находится на Немецком участке. Спориус Эмилий Эрнстович был известен как пейзажист, жанрист, автор портретов и натюрмортов (1868-1933). Его сын Андрей Эмильевич (1904-1961) и внук Алексей Андреевич (1930-1999) были известными архитекторами.

Нельзя не сказать несколько слов о Николае Фешине, действительном члене Императорской Академии художеств. Его захоронение – памятник республиканского значения.

Он умер в США, куда уехал еще  в 1923 году. Там и скончался в 1955 году. В 1976 году дочь Ия по завещанию отца захоронила его прах в Казани, а в 2002 году упокоилась рядом с отцом сама. 

Еще один ряд – архитекторы, наши современники: Сайяр Айдаров, Ахмед Бикчентаев, Василий Егерев, Виталий Логинов, Геннадий Пичуев, Павел Саначин, Георгий Солдатов. К сожалению, могилы дореволюционных архитекторов в большинстве своем не сохранились, а какие были имена: Иннокентий Безсонов, Степан Бечко-Друзев, Павел Гесс, Фома Петонди, Генрих Руш, Лев Хрщонович, Христиан Крамп. Повезло только Михаилу Коринфскому, архитектору Казанского университета – его могилу удалось спасти.

Памятник на могиле Михаила Коринфского

Здесь уместно назвать одно имя, которое имеют отношение и к архитектуре, и к истории искусств, а самое главное – к сохранению культурного наследия, доставшегося нам от дореволюционной России. В пылу революционных преобразований, когда наша страна жила под лозунгом «Отречемся от старого мира, отряхнем его прах с наших ног...», к счастью, нашлись люди, которые, порой рискуя своей жизнью, спасали это самое наследие. Среди первых в этом ряду – Петр Дульский, художник, музейный работник, кандидат искусствоведения, автор книги «Памятники казанской старины», хранитель художественной галереи Казанского музея, педагог. В 1917-1920 годах Петр Максимилианович принимал активное участие в музейном строительстве, в организации учета, регистрации и охране памятников. Дульский нашел возможность с 1920 по 1924 год издавать журнал «Казанский музейный вестник». Было выпущено 17 номеров. Его заслуги были оценены при жизни – в 1940 году ему было присвоено звание заслуженного деятеля искусств ТАССР.

А вот имена всех актеров мы точно назвать не сумеем – так много их погребено на Арском погосте. Отметим лишь тех, кого хоронила в свое время вся Казань: директора Качаловского театра Григория Ригорина, актеров Николая Якушенко и Людмилу Милову. Они и захоронены рядом, на Центральной аллее.

На Арском кладбище упокоились в основном актеры Качаловского театра. В нашем списке их 21. Среди них 10 заслуженных артистов России: Григорий Ардаров, Петр Бетев, Александр Гусев, Федор Григорьев, Иван Загорский, Галина Ишкова, Борис Лохин, Дмитрий Любин, Иван Никулин и Валентина Павлова.

Здесь захоронены также театральные художники: супруги Сперанские – Петр и Любовь, Владимир Никитин, Эрнст Гельмс, режиссеры Евгений Простов, Лев Литвинов.

На Арском погребены солисты Татарского театра оперы и балета имени М. Джалиля Юрий Борисенко, Анна Гацулина, Владимир Лейбов, Нинель Юлтыева, музыканты Леонид Сонц, создатель клезмерского ансамбля «Симха», Николай Андреев, Леонид Усцов, Герман Крушельницкий.

В ряду выдающихся спортсменов – знаменитые в свое время борцы Николай Жеребцов (Верден) и Аполлон, а также Исаак Брен, создатель казанской школ фехтования; Шамиль Галеев, заслуженный работник физической культуры РСФСР; Юрий Красильников, заслуженный тренер РСФСР по легкой атлетике; Александр Курынов, всемирно известный тяжелоатлет, Олимпийский чемпион; Анатолий Муравьев, один из основателей первой казанской команды по хоккею с шайбой; Рашид Нежметдинов, великий шахматист.

Отдельно назовем всемирно известного тяжелоатлета Александра Курынова, заслуженного мастера спорта СССР, чемпиона Олимпийских игр 1960 года, чемпиона мира в 1961-1963, чемпиона Европы в 1960-1963 годах.

Крупных государственных и общественных деятелей, как правило, помнят многие, особенно если они занимали высокие посты, как Мухаммат Сабиров, Премьер-министр РТ;  Рашид Мусин, первый секретарь Татарского обкома КПСС;  Александр Котов и Мансур Хасанов,  заместители Председателя Совета министров ТАССР; Александр Бондаренко, многолетний председатель Казанского горисполкома; Ильтазар Нуреев, министр культуры республики; руководители Верховного Совета ТАССР на разных этапах его истории: Самат Мухаметов, Председатель Верховного Совета республики первого созыва, Галей Динмухаметов и Анвар Багаутдинов. Ряд можно продолжить.

Захоронение Мухаммата Сабирова

В 2007 году знаменитый писатель Василий Аксенов через много лет приехал в Казань на первый фестиваль «Аксенов-фест» и не мог не побывать на могиле своего отца Павла Васильевича Аксенова (1899-1991). Павел Васильевич  с 1930 по 1935 год был председателем Татарского совета профсоюзов, с 1935 по 1937 год – председателем Казанского городского Совета. Он был репрессирован, как и жена Евгения Гинзбург, потом вернулся в родной город.

Еще длиннее будет ряд крупных руководителей производства. Их имена, как правило, не так известны, но большинство вписало немало ярких страниц в историю республики: Григорий Бакшаев (1903-1960), с 1957 года начальник и главный конструктор ОКБ-387, затем начальник Казанского филиала Московского опытного завода №329 ОКБ М.Л. Миля; Ринат Галиев, генеральный директор АО «Нижнекамскнефтехим» и Всероссийского научно-исследовательского института по переработке нефти, Олег Горлик, заслуженный работник автомобильного транспорта РТ и РФ, о влиятельности которого ходили легенды; Сергей Князев, секретарь Татарского обкома ТАССР, вся жизнь которого была связана с нефтяной промышленностью; Владимир Кулагин, руководитель завода «Теплоконтроль»; Владимир Шнепп, начальник – главный конструктор НИИтурбокомпрессора, Владимир Лушников, первый директор завода «Оргсинтез» Герой Социалистического Труда, имя которого носит улица в Казани и нефтехимический колледж, а также Наиль Юсупов, руководивший ПО «Оргсинтез», ОАО «Казаньоргсинтез» в1986-2003 годах. В Казани есть и улица его имени.

Стоит изучить биографии управленцев довоенной Казани. Среди них наверняка много интересных личностей, но мы знаем о них мало.

На могиле Александра Николаевича Боратынского, предводителя дворянства Казанского и Царевококшайского уездов, депутата III Государственной думы – скромный крест, сделанный из обычных труб.

Его расстреляли осенью 1918 года. Внук поэта Е. Боратынского захоронен вместе с сестрой Екатериной. Чуть далее – могила их матери, Ольги Александровны, дочери знаменитого казанского ученого-востоковеда, члена-корреспондента Российской академии наук Александра Касимовича Казем-Бека. Чуть дальше, слева – старинный темный гранитный крест, на котором та же фамилия. Здесь похоронен ее дядя Николай Касимович Казем-Бек (1818-1888), который работал в университете и мужской гимназии. Он менее известен, чем его старший сводный брат.

За могилой ухаживают сотрудники Музея Боратынского.

В самом начале II пешеходной аллеи, слева, нельзя не обратить внимание на большой гранитный крест со словами «Ѳеодоръ Ниловичъ Казинъ родился 14 Iюля 1857 г. скончался 2 Марта 1915 г.» (Депутат Государственной Думы Федор Нилович Казин). Дворянин Федор Нилович Казани был депутатом дореволюционной Государственной думы четвертого созыва, представлял там землевладельцев Казанской губернии.

С фамилией КАЗИН на Арском кладбище можно встретиться дважды. Фамилия КАЗИН – и на постаменте Софьи Лобачевской, дочери Николая Лобачевского, похороненной рядом с отцом вместе с сыном – Нилом Ниловичем, четырех лет девяти месяцев от роду. Федор Казин имел опосредованное отношение к ректору Казанского университета. Софья Николаевна была второй женой его отца – Нила Дмитриевича (Димитриевича) Казина.

Время распорядилось так, что стали безвестными могилы тех, кого звали революционерами. Мало кто сегодня знает, что на Арском кладбище захоронены «старые большевики» (так написано на памятниках) Франц Михайлович Лучинский и Назар Яковлевич Ежов, а также эсерка Мария Августовна Аросева («Неистовая Мария» – Мария Августовна Аросева). Судьбе было угодно, чтобы в родном городе похоронили соратника Ленина, члена РСДРП(б) с 1905 года, члена коллегии НКВД, одного из организаторов советской милиции Виктора Тихомирнова (Революционер Виктор Тихомирнов, из купцов).  Он приехал в Казань из Москвы в марте 1919 года для участия в подготовки города к обороне против армии адмирала Колчака и умер на малой родине. Похоронили его на Центральной аллее Арского кладбища, а не в семейном захоронении. Виктор Тихомирнов был выходцем из известной купеческой семьи, но купцом не стал.

Надгробие Виктора Александровича нуждается в реставрации – у памятника повреждена верхняя часть.

Есть на Арском кладбище несколько символических могил. Это кенотафы, то есть надгробные памятники, под которыми нет захоронений. Например, на воинском участке это памятник адмиралу Льву Михайловичу Галлеру (1883-1950), участнику войны, в 1947-1948 годах – начальнику Военно-морской академии кораблестроения и вооружения имени А.Н. Крылова (Адмирал Лев Михайлович Галлер).

Он оказался в Казани не по своей воле и умер в психиатрической больнице.

 В самом начале Немецкого участка – памятник профессору Императорского Казанского университета Карлу Федоровичу Фуксу (1776-1846), врачу, ботанику, этнографу, археологу, краеведу, ректору Казанского университета в 1823-1927 годах, основателю Казанского ботанического сада. Говорят, его могила была где-то поблизости.

Теперь кенотаф и на могиле сына Сталина – Василия Джугашвили. Он умер в Казани, но по желанию семьи его прах был перевезен в Москву.

Нельзя не отметить среди захоронений Арского некрополя могилы тех, кто в Казани не жил, оказался здесь случайно, но остался навсегда. Их много, если считать участников Великой Отечественной войны, которые умерли от ран в казанских госпиталях и похоронены на Арском кладбище. Имена многих – на памятных стелах воинского участка и на скромных надгробных памятниках.

На воинском участке есть и одиночные захоронения. Прежде всего, назовем москвича Николая Алексеевича Рынина (1877-1942), советского учёного и популяризатора в области воздухоплавания, авиации и космонавтики. С его участием создана одна из первых в России аэродинамических лабораторий. В начале войны профессор Рынин вместе с родным институтом эвакуировался в Казань, где умер 28 июля 1942 года.

Мы уже называли двух московских ученых, оказавшихся в Казани в эвакуации: Глеба Анатольевича Бонч-Осмоловского (1890-1943) и Михаила Михайловича Покровского (1868-1842).

Захоронение академика Михаила Покровского

Умерли в Казани академик Академии наук СССР Дмитрий Моисеевич Петрушевский (1863-1942); Адольф Иосифович Рабинович (1893-1942), физикохимик, член-корреспондент Академии наук СССР; Михаил Людвигович Франк (1878-1942), советский математик, историк воздухоплавания (отец физика, лауреата Нобелевской премии Ильи Франка и биофизика, академика АН СССР Глеба Франка). Все они захоронены на Католическом участке.

Местом жизни и работы авиаконструктора, создателя бомбардировщиков Пе-2 и Пе-8 Владимира Петлякова  во время войны стала Казань. В 1937 году он был арестован по сфабрикованному обвинению в организации «Русско-фашистской партии», но, как и многие другие арестованные авиационные специалисты, находился в заключении в специальном закрытом КБ. Работал на Казанском авиационном заводе. 12 января 1942 года Петляков и его заместитель вылетели в Москву на двух новых самолётах Пе-2 для встречи с высшим руководством страны по поводу возвращения авиационных специалистов с фронта. В районе Арзамаса самолёт, в котором находился Петляков, упал и разбился. Экипаж и Петляков погибли.

Благодаря Ильдару Валееву мы знаем теперь членов экипажа: летчик Ф.А. Овечкин, штурман М.И. Гундоров, радист В.Д. Скребнев. Будет справедливо, если на надгробном сооружении появится памятная плита с их именами

Погребен на Арском кладбище еще один москвич, который попал в Казань не по своей воле – Дмитрий Фёдорович Егоров (1869-1931), математик, член-корреспондент АН СССР. В 1929 году он был подвергнут гонениям по религиозным убеждениям и в 1930 году арестован. Ещё до окончания судебного процесса был выслан на 5 лет в Казань. Умер 10 сентября 1931 года после голодовки, объявленной в тюрьме. Погребен на Первой аллее, слева.

Знакомясь с Арским кладбищем, мы сделали для себя много открытий. Во-первых, через биографии людей узнали много интересного об истории не только края, но и страны.

«Неистовая Мария» – так звали Марию Августовну Аросеву, бабушку известной артистки Ольги Аросевой. Она была, как раньше говорили, пламенной эсеркой. Ее надгробный памятник находится на бывшей нулевой аллее, которая теперь называется тропой Аросевой.

В пример можем привести и судьбу радиохимика, заслуженного деятеля науки и техники РСФСР Федора Торопова (1884-1953). В 1929 году он был репрессирован, с октября 1930 года отбывал наказание в Ухтинской экспедиции ОГПУ (ныне Республика Коми), которая занималась производством добычи радия из подземных минерализованных вод. С 1932 года возглавлял центральную химлабораторию радийного промысла, одновременно был главным технологом производства. Был досрочно освобожден 14 октября 1932 года, но остался работать на радийном промысле. «За разработку нового метода получения химического продукта» в 1946 году был удостоен звания заслуженного деятеля науки и техники РСФСР, в 1947-м стал лауреатом Сталинской (ныне Государственная) премии II степени.

В декабре 1953 года, находясь в отпуске в Казани, у дочери, Федор Александрович скоропостижно скончался. Кстати, его дочь Вера Федоровна Торопова, заслуженный деятель науки ТАССР и РСФСР (1915-2008), тоже стала химиком, работала в Казанском университете. Она вошла в историю науки как глава казанской электроаналитической школы.

В Казани захоронена Вера Вильковиская, выпускница Казанской художественной школы, мастер гравюры по дереву. Мы узнали о ней не так давно, когда Музей изобразительных искусств РТ начал знакомить любителей изобразительного искусства с творчеством казанских авангардистов.

Большой неожиданностью было повстречать на немецком участке захоронение известного российского актера, заслуженного артиста РФ Германа Качина, захороненного в Казани в июне 1996 года. В 1955-1956 годах он работал актёром в Казанском Большом драматическом театре имени В.И Качалова. Окончив ВГИК в 1961 году, сразу начал активно сниматься. Умер в Москве, практически безработным. Много пил. По настоянию матери тело актера кремировали, а урну с прахом захоронили в семейной могиле.

Дворянских и купеческих могил на Арском кладбище немного. Но остаются семейные захоронения, на которых хоронят уже несколько поколений потомков. Достигнута договоренность включить такие могилы в реестр исторических захоронений, поскольку это даст нам возможность рассказать о многих знатных купцах, прежде всего о тех, кто активно занимался благотворительностью. Старообрядческая община предложила почтить таким образом купцов Коровиных, Фоминых, Кузнецовых, Подуруевых, Лаптевых, Лисицыных, Крохиных, Кожевниковых и других. Можно найти семейные могилы купцов Щетинкина и Оконишникова.

Из дворян есть следы большой семьи Манасеиных, могила Вадима Молоствова, родственников композитора Римского-Корсакова.

Будет справедливо, если в завершение этого очерка мы назовем казанских «хранителей истории». На Арском погребено много профессоров истории, в том числе такие известные, как Николай Фирсов, который пережил и славу, и хулу, Григорий Вульфсон, в конце 1980-х годов выступившего с инициативой создания биоблиографического словаря воспитанников Казанского университета (трехтомник вышел уже после его смерти).    В этом ряду – Мария Елизарова, директор Литературного музея А.М. Горького, Галина Могильникова, создатель Музея изобразительных искусств РТ, а также наши современники – казанские краеведы, которые помогли нам узнать много нового о дореволюционной жизни Казани: Вячеслав Аристов, Евгений Липаков, Георгий Милашевский, Георгий Фролов.

По сведениям А. Елдашева, за более чем 240 лет на Арском кладбище похоронено не менее 250 тысяч человек. Кладбищенские работники утверждают, что захоронений гораздо больше. Могилы идут уже в 3-4 слоя. в книге «Казанский некрополь» он пишет:

«Прошлое – это прежде всего люди. И вспоминать интересных людей минувшего времени – живая пища ума и тихая радость сердцу. Ибо как сказано в Писании: «Я есмь воскресение и жизнь; верующий в Меня, если и умрет, оживет; И всякий живущий и верующий в Меня не умрет вовек».

Анатолий Михайлович так объясняет свой интерес к казанским некрополям:

«Люди бывают живые и мертвые, а еще есть мертвые живые и живые мертвые. Мне интереснее общаться с некоторыми мертвыми усопшими – они, как живые, многое могут рассказать, и не только о себе, но и о других, об истории нашего города и страны».

Фото Олега Маковского, Ильи Шалмана, Любови Агеевой и Эльвиры Камаловой

 

  Издательский дом Маковского