Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
27.04.2018

Цитата

Я угрожала вам письмом из какого-нибудь азиатского селения, теперь исполняю свое слово, теперь я в Азии. В здешнем городе находится двадцать различных народов, которые совершенно несходны между собою.

Письмо Вольтеру Екатерина II,
г. Казань

Погода в Казани
+7° / +14°
Ночь / День
.
<< < Апрель 2018 > >>
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30            
  • 1924 – В Казани национализирован кинотеатр «Грингри», который назвали «Унион». В 1938 кинотеатр был реконструирован по проекту архитектора П.Борисова и переименован в «Родину».

    Подробнее...

История сада «Эрмитаж»: правда и вымысел

В самом центре Казани, в укромном уголке рядом с улицей Щапова, между двумя холмами и оврагами, есть сад, более ста двадцати лет именуемый «Эрмитажем».

Я знаю в этом саду каждый уголок: шесть лет жила напротив «Эрмитажки» (так зовут сад в народе): улица Щапова, двухэтажный дом №23, ныне снесенный. Здесь центр большого города, но почти не слышно шума автотранспорта. Это и понятно. По Кочетовскому переулку, который соединяет улицу Щапова с нижней частью города, ходит не так много машин, а с других сторон – улица Маяковского и Некрасова, а они далеко.

У меня была маленькая дочь, и мы гуляли поочередно то в «Эрмитажке» то в Лядском саду. С коляской шли в Лядской, поскольку вход в «Эрмитаж» был далеко – там, где сейчас благоустроенная входная лестница.

Такой скромной была лестница

Чтобы попасть в «Эрмитажку», надо было подняться вверх по тропинке напротив соседнего дома. Она была довольно крутая, но кого же в молодости это остановит? Я умудрялась подниматься вверх даже с трехлетним ребенком на руках.

Густая растительность образует в «Эрмитажке» подобие крыши, мешающей летом проникновению яркого солнечного света. Здесь сохранились вековые деревья – липы, клены, березы, дубы и тополя. Есть и более молодые – дикие яблони, калина, рябина, бузина, много кустарников, боярышник, например.

Этот сад, в отличие от Лядского, привлекал своей первозданностью. Лядской вылизан до сантиметра, деревьев много, но все равно пространство открытое. А в «Эрмитажке» – трава, как в лесу; кустарник растет, как ему вздумается; деревьев столько, что летом их кроны, смыкаясь, образуют желанную тень.

Я встретила не только разные трактовки одних и тех же событий, но и разные фактические сведения. Приведу их все. Возможно, кто-то из краеведов или любителей старины, живущих в этой части Казани, захотят узнать о ее истории подробнее.

У меня довольно часто возникает желание самой покопаться в архивах и старых казанских газетах, что я изредка делаю. Но все-таки я журналист, и моя задача – рассказать о том, что я узнала из вторичных источников.

Сад был ограничен с западной стороны улицей Старо-Горшечной, с двух сторон была застройка Сабачьего переулка и Поперечно-Горшечной улицы, с четвертой стороны был переулок Кочетова, или Кочетовский. Свое название он получил 2 ноября 1927 года, когда Казань вылезала из своего прошлого, как змея из старой кожи. Этим же постановлением Собачий переулок стал улицей Некрасова, Поперечно-Горшечная – улицей Маяковского

Кочетовский переулок: вид снизу

Кочетовский переулок: вид снизу

Переулок, проложенный, скорее всего, по бывшему оврагу, между двух холмов, вел с улицы Старо-Горшечной на Рыбную площадь. На левом склоне был сад «Эрмитаж», напротив него – улица Старо-Горшечная, на правом – Профессорский переулок, где жили профессора Казанского университета (все старинные дома здесь сегодня снесены).

Холмы эти назывались Марусовским (на нем – начало улицы Щапова, за ней – Марусовка, известной которую сделал Максим Горький – Алеша Пешков жил в одном из домов Рыбнорядской улицы) и Бутлеровским (на нем – улица Бутлерова, названная в 1927 году в честь великого химика, нашего земляка, Александра Михайловича Бутлерова (1828-1886).

Как считают краеведы, в районе нынешней улицы Щапова в XVI веке жили горшечники, которые и создали Горшечную слободу (Ренат Бикбулатов). Когда в слободе появилась Горшечная улица, неизвестно. Точно известно, что 2 ноября 1927 год комиссия Казанского городского Совета депутатов трудящихся назвала ее именем профессора Казанского университета Афанасия Прокофьевича Щапова (1830-1876), русского историка демократического направления. Известно, что в начале XIX века в Казани появилась улица Ново-Горшечная. Поскольку одна Горшечная в Казани уже в то время была, в ее названии появилось уточнение. Улица стала Старо-Горшечной.

Разбиралась в этих исторических фактах не ради праздного любопытства. Хочется поточнее установить это место – во времени и пространстве. По улице Щапова и саду на ее правой стороне я нашла довольно много публикаций – в Интернете, книгах и газетах, но все они в основном перепевают одни и те же факты.

Сад расположен в историческом центре города, но центром эта местность, скорее всего не была. Она находилась рядом с центром, неподалёку от городской площади, которая в дореволюционной Казани была гораздо больше в размерах и называлась Рыбной.

Когда на карте города появился сад, который в самом начале XX века назовут «Эрмитаж», сказать трудно. Точную дату нашла в статье «Сад «Эрмитаж» Ильдара Алиева – 1848 год. Она была опубликована в журнале «Дворянское гнездо», напомнил о ней в сообществе Kazan.nostalgique.

Лев Жаржевский уже после смерти коллеги. Исследованиям Ильдара Абдулловича я доверяю, но его сведения опровергает Николай Загоскин. В путеводителе «Спутник по Казани», изданном в 1895 году, он пишет, что этот год известен только тем, что у сада поменялся хозяин.

В случае появления нового городского сада этот факт наверняка зафиксировал бы и автор другого путеводителя – Михаил Пинегин, в книге которого «Казань в ее прошлом и настоящем» (издана в 1890 году) я нашла хронику казанских событий с 1445 по 1889 год. Причем события XIX века описаны подробно. Есть даже даты ледоходов и начала навигации на Волге. Но у Пинегина в 1848 году вообще ничего примечательного не произошло. Интересно его свидетельство о рельефе местности Казани:

«На поверхности возвышенной части Казани имеется большая котловина, в центре которой в последнее время устроен Николаевский плац. Затем возвышенная часть Казани во многих местах прорезана оврагами, некоторые из них, однако, выровнены и заключают в себе целые улицы, каковы Кошачий и Собачий переулки, отчасти Рыбнорядская улица и др.»

На месте Николаевского плаца потом была оборудована Николаевская площадь, которая располагалась между университетским холмом, Первой Театральной улицей (с 1899 – улица Пушкина), Державинским садом (ныне территория Татарского театра оперы и балета на площади Свободы) и Почтамтской улицей (с 1893 – улица Лобачевского), перед парком Чёрное озеро.

Прочитала: сад «Эрмитаж» имеет территорию около 4 гектаров. Скорее всего, это было в прошлом. Сегодня это сад очень скромных размеров. Видимо, уменьшение территории произошло в сторону улицы Маяковского, где сегодня стоят несколько многоэтажных домов. Интересно знать, когда это произошло?

Когда я поселилась на улице Щапова, все современные дома здесь уже стояли. Это точно советские постройки. А до них, судя по старинным снимкам, были одноэтажные деревянные дома.

Как свидетельствует Ильдар Алиев, вход в сад был с улицы Поперечно-Горшечной.

В моем огромном фотоархиве есть снимок, позаимствованный в сетевом сообществе Kazan.nostalgique. На нем мостик с людьми на фоне густых деревьев. Мостик, по всему видно, не декоративный. Если бы не указание на место съемки, я бы точно сказала – парк имени Горького, там и сегодня есть овраги, точнее то, что от них осталось. По одежде людей видно, что фото – дореволюционных лет. Значит – парк «Русская Швейцария».

Но друзья по группе Kazan.nostalgique, представившие это фото, утверждают, что снимок сделан в саду «Эрмитаж». В одной из публикаций прочитала, что сад был весь изрезан оврагами, которые впоследствии были засыпаны. По сведениям Ильдара Алиева, территория сада рассекалась большим, заросшим оврагом почти посередине.

Может, кто из знатоков Казани подскажет, где конкретно сделано это фото?

Есть еще один факт, который никак не могу осмыслить. В Интернете я прочитала, что «Эрмитаж» располагался рядом с Панаевским садом, имел с ним общий забор с калиткой. Трудно представить, где была эта калитка, ведь Панаевский сад располагался с другой стороны улицы Старо-Горшечной. Сейчас на этой территории стадион «Динамо».

Сад осенью 2017 года

Есть и другие нестыковки в найденной мной информации.

Сад имени…

Точно известно, что Панаевский сад основал Лиодор Панаев (читайте Панаевы: два века истории страны. Публикация 1 ).

Кто был первым хозяином сада, названного в XX веке «Эрмитажем» и когда он возник на карте города, мне не известно. Скорее всего, сад вырос из зеленой зоны вокруг какого-нибудь дома на правой стороне улицы Старо-Горшечной. Как пишет Николай Загоскин, автор книги «Спутник по Казани», адрес сада: Старо-Горшечная, дом №22.

Сад всегда был частный, и потому на протяжении своей истории имел несколько названий, чаще всего по имени хозяина. В 1895 году сад принадлежал Рудольфу Николаи (ударение на последней букве),его называли в это время садом Николаи. Загоскин называет два предыдущих названия – Александровский и Износковский. Именно в такой последовательности.

Однако в упоминавшейся статье Ильдара Алиева сообщается, что сад был сначала Износковским, а потом – Александровским. Вот цитата из нее:

«История сада началась с 1848 года, когда землю купил у своего шурина известный в Казани дворянин Износков. Тогда-то и появилось название – Износковский сад. Владелец не занимался садом, а отдавал его в аренду.

В начале 60-х годов некий предприниматель под фамилией Аверино (его настоящая фамилия И.А. Аверин) возвел в саду летнее здание цирка и давал в нем представления дрессированных лошадей. Но дела шли плохо, поэтому через 2 года Износковский сад перешел к новому предпринимателю Ожигову, который на входе в сад повесил табличку с его новым названием – Александровский сад. Предприимчивый делец буквально преобразил сад. По мостикам через овраг посредине отдыхающие направлялись к первому летнему театру в Казани, в различных местах появились беседки, галереи и эстрадные площадки. Играли два оркестра. Вечером зажигалась иллюминация.

С территории сада открывался чудесный вид на город и Волгу. Сад быстро завоевал популярность у горожан. До 6 вечера вход был бесплатный, а вечером взималась плата «пять алтын или четвертак».

Вспомнив о существовании Износковского сада, стоит сказать несколько слов о дворянском роде Износковых. По преданиям и фамильным бумагам, он ведется от известного в XII столетии боярина Степана Ивановича Кучки (Кучко), чьи владения находились на том месте, где сейчас стоит Москва. После убийства Степана Юрием Долгоруким сын князя Андрей, позднее прозванный Боголюбским, завладел землями Кучки, и Кучковичи вынуждены были удалиться из родных мест. Этих выходцев из Москвы стали звать Измосковыми. Позднее буква «м» перешла в букву «н», и под фамилией Износковы потомки Степана Кучки встречаются уже в эпоху Ивана Грозного.

Износковы являлись потомственными дворянами Казанской губернии с 1785 года. В XVIII веке они владели имениями в Центральном Черноземном регионе, в частности, в Курской губернии. Есть следы Износковых в Калужской губернии.

В Казанской губернии жил Иллиодор Александрович Износков, чиновник особых поручений при обер-прокуроре Священного Синода в 1896-1909 годах. В старинных документах сообщается, что городская Дума избрала его директором реального училища (в этом здании сейчас один из корпусов КФУ, в прошлом – пединститута). Он был также известен в Казани как историк-краевед Казанского края.

Кстати, на Арском кладбище я встречала современное семейное захоронение Износковых. Возможно, это потомки древнего рода.

Н. Загоскин сообщает в своем путеводителе, что ад перешел в собственность дворянина г. Николаи в 1889 году.

Действительный статский советник Рудольф Федорович (Фридрихович) Николаи (родился 4 октября 1842 года, дата смерти неизвестна), по вероисповеданию лютеранин, закончил первую мужскую гимназию в Казани, в 1874 году медицинский факультет Императорского Казанского университета (лекарь). После завершения учебы до октября 1874 года был ординатором факультетской медицинской клиники университета. Информация о том, что он был доктором медицины, справочной литературой университета не подтверждается.

Он заведовал Александровской лечебницей для приходящих больниц (до 1897 года), ряд лет был врачом окружного женского духовного училища, занимался частной практикой. В 90-е годы, после избрания председателем Казанского городского съезда мировых судей, отходит от работы по специальности. Его избирают почетным председателем. Кроме того, он возглавляет съезд мировых судей Казанско-Царевококшайского округа. Занимается общественной деятельностью как член ревизионной комиссии казны самопомощи казанского Дворянского собрания, председатель попечительского совета коммерческого училища, Казанского общества взаимного кредита, совета Общества земледельческих колоний и ремесленных приютов.

5 декабря 1903 года Рудольф Федорович был утвержден в должности городского головы, от которой по неизвестным нам причинам отказался раньше срока – 27 сентября 1905 года (голова избирался на 4 года). Господин Николаи был награжден орденами Св. Станислава I и II степени, Св. Анны II степени, Св. Владимира III и IV степени.

Став хозяином сада в 1889 году, он снес некоторые строения, в том числе одну из его сцен.

В одной из публикаций я узнала, что название «Эрмитаж» сад получил в 1906 году, когда тут открылся кафешантан с таким названием.

Кафешантан – увеселительное заведение, кафе с эстрадой для исполнения песен и танцев, часто не вполне пристойного или двусмысленного характера.

Интересно, кто был хозяином в это время?

Интересная подробность: в газете за 1913 году в объявлении встречается старое название сада. Зовем же мы «Кольцом» площадь, которая несколько раз поменяла свое название – Кузнечная, Кооперативная, сейчас имени Габдуллы Тукая. Вот это объявление:

«Сад Износкова площадью в 8000 квадратных сажен куплен у нынешних владельцев и распродается по участкам. Цена – по 30 рублей за сажень. Покупателей много» – такое объявление появилось в газете «Камско-Волжская речь» в феврале 1913 года.

Цитата из публикации от 8 марта (23 февраля) 1913 года:

«Как стало известно, в недалеком будущем в Казани должен исчезнуть хорошо известный всем казанцам сад Износкова на Старо-Горшечной улице. Вся площадь сада, купленная у владельцев, уже разбивается на участки для застройки и будет продаваться порознь. Предполагается сохранить только чудную липовую аллею, которая послужит проездом».

О судьбе этой территории с 1913 по 1917 год ничего не известно. Ильдар Алиев пишет, что спасла сад революция, когда вся земля перешла в государственную собственность. И новая власть стала приглашать казанцев в «Эрмитаж» на городские праздники. Есть сведения, что в 20-30-е годы это была единственная в городе функционирующая зеленая зона.  

По одним данным, с 1917 по 1940 год сад известен как Детский парк, и старожилы из соседних домов до сих пор помнят фонтан в виде слоника. По другим данным, сначала был Сад строителей, а уже потом – Детский парк.

По свидетельству авторитетного казанского краеведа Рустема Ахунова, в 1930-е годы место отдыха на холме называлось Сад строителей. Здесь был летний кинотеатр, в котором проводились и концерты. В Саду строителей звучала не только эстрадная, но и симфоническая музыка: здесь выступал объединённый симфонический оркестр под управлением заслуженного артиста Татарской республики А.Литвинова. Выступали здесь и артисты Московского театра русской оперетты в музыкальном сопровождении того же симфонического оркестра под управлением маэстро Литвинова.

Во второй половине 1930-х года Саду строителей придали статус детского парка. Однако к этому времени некогда роскошный сад потерял свою популярность. Тем не менее, там были павильоны для игр и чтения. Работал фонтан.

В годы Великой Отечественной войны сад, естественно, пришёл в запустение, потом был восстановлен, но без излишеств. В 1950-е годы тут были построены просуществовавшие недолгое время летний кинотеатр и детская площадка. В 1961 году был разработан проект капитальной реконструкции «Эрмитажки», но он не был реализован, хотя некоторое благоустройство было проведено.

В публикациях я встречала и другие названия сада: «Аквариум», Сад Святого Николая (это, конечно, чья-то ошибка, слышали звон…), Сад Русского соединенного собрания… Как выяснилось, у клуба с таким названием, работавшим во второй половине XIX века, было свое постоянное помещение в саду, при клубе был свой театр с небольшой сценой, где шли оперетты, здесь была сцена местного общества любителей сценического искусства.

Я приехала в Казань в 1965 году, и увидела «Эрмитажку» просто как зеленую зону. Насколько помню, здесь долгое время не было даже скамеек. До какого года в парке стояли фигурка слоненка (вроде бы в центре фонтана, который не работал) и бюсты Ленина и Кирова на деревянных постаментах, не знаю. Слоненка я не помню, каким он был, могу судить только по сохранившимся снимкам.

А вот бюсты в постсоветское время были установлены в соседнем дворе. Но не потому, что обветшали, как я прочитала в одной публикации. Просто в то время началось яростное разрушение всего советского, тем более революционного. Так что Ленин и Киров попали под раздачу, и жители соседнего дома взяли бюсты под свою охрану. Они и сейчас там стоят, где их в 90-е установили.

Незавидная участь постигла массивные скамейки с фонарными столбами – их наверняка сдали в пункты приёма металла. Такие хищения в то трудное время случались часто.

Позднее, уже в наше время, предпринимались попытки задействовать сад под элитную застройку, как это было сделано на улице Щапова, где остались считанные дома от старой застройки. На месте моего дома, например, жилой дом от фирмы «ТАИФ». Чуть далее – здание ее главного офиса. К счастью, удалось пресечь такие попытки.

В 2001 году Казань стала терять древние постройки бывшей Рыбной площади.

Было снесено всё, что находилось у подножья двух холмов: кинотеатр «Вузовец», добротные каменные склады, некогда принадлежавшие купцу Ворожцову, в которых снова шла торговля от фирмы «Заман», а также дома в начале улицы Пушкина. Исчез весь угол, с которого расходились две улицы центра Казани – Пушкина и Некрасова.

Снесли и дома Ворожцова по улице Некрасова. Один долгое время стоял укрытый традиционным для Казани тех лет баннером с изображением этого дома.

Говорят, его хотели сохранить. По снимку видно, что дом был не рядовой застройки. А потом дом неожиданно исчез с лица города…

Позднее мы узнали, для чего всё это было уничтожено. Сегодня тут десятиэтажное здание Пенсионного фонда, которое, кстати сказать, не всем нравится. Как и торговый центр «Кольцо», радио которого тоже много чего снесли, в том числе бывшие «Музуровские номера».

Сад немного привели в порядок в 2005 году, к тысячелетию города. Именно тогда появилась его парадная лестница. Помню, что тогда возникли опасения: как бы не срубили старые деревья? Эта мода держится до сегодняшнего дня, например, видоизменили свой ландшафт сквер Лобачевского у Национальной библиотеки РТ и сквер возле Молодежного центра.

Кое-что было сделано в «Эрмитажке» в 2012 году, в ходе выполнения городской программы «100 скверов». В 2013 году здесь начали работать точки беспроводного доступа к Интернету. На прилегающей к саду улице Некрасова появилось кафе.

25 апреля 2015 года в саду «Эрмитаж» прошел субботник с необычным названием «Вместе грабим Эрмитаж!». Грабим – от слова ГРАБЛИ. Арт-субботник организовали редакция журнала «Собака» и администрация свободного пространства «Циферблат».

Внучка известного татарского писателя Абдурахмана Абсалямова, член Союза писателей РТ Альбина Абсалямова еще помнит старую «Эрмитажку»: здесь росли и плодоносили яблони и груши, цвела сирень и жасмин. Цитата из материла сетевого ресурса Татцентр.ру:

– Тут прошло мое детство – наш двор на улице Маяковского окнами выходит в сад «Эрмитаж». Когда-то здесь на каждой аллее стояли лавочки, в центре сада бил фонтан в виде веселого слоненка.

У слоненка - Валерий Павлов, известный казанский фотограф

Вечерами на лавках собирались картежники, профессиональные игроки. Сейчас в «Эрмитаже» нет ни одной лавочки, фонтан разрушен, остался лишь металлический каркас. Несколько лет назад я обнаружила, что в парке пусто и тихо, что зимой нет больше лыжни, что летом не видно родителей, прогуливающихся с детьми. А потом я поняла, что гулять здесь особо некому. Старые дома в округе снесли, жителей переселили в спальные микрорайоны.

Постепенно парк со всех сторон обступили элитные новостройки. В овраге, где сейчас стоит один из новых домов, когда-то проступала старинная каменная кладка, возможно, сохранившаяся со времен Ворожцова. Овраг был большой, весной его затапливало водой. Однажды мы с подружкой решили измерить глубину растаявшего снега, я об этом писала. В итоге я не удержала равновесия и угодила в лужу с головой: воды в овраге было с мой десятилетний рост.

В 2004 году газета «Республика Татарстан» писала о том, что местные жители ведут борьбу за сохранение уникального сада в центре города. В 1999 году была организована инициативная группа по спасению сада «Эрмитаж», собрано 500 подписей под требованием прекратить уничтожение заповедного уголка старой Казани.

Альбина Абсалямова интересовалась вопросом сохранения сада «Эрмитаж»:

– В управлении по охране памятников мне рассказывали, что в «Эрмитаже» создадут сад семи татарских поэтов, установят статуи. Однако дальше проекта дело не продвинулось. Я считаю, что никаких особых новшеств тут и не требуется. Достаточно облагородить сад, установить лавочки, разбить клумбы. Окрестности «Эрмитажа» стремительно меняются. Мне безумно жалко те деревянные домики, которыми была застроена улица Щапова. Возможно, многие из них не представляли архитектурной и исторической ценности. Вероятно, и людям в них жилось некомфортно – в таких домах не было горячей воды, отопления. Мне кажется, эти старинные постройки придавали Казани особый колорит, город опустел без них. Сейчас в улицу Щапова постепенно вписываются новые дома, скоро эта улица станет родной для новых жителей. И кто знает, может быть, здесь еще будет новая детская площадка, и новые песочницы, и новые лыжники? Может быть, в парке снова будут звучать голоса, и слоненка вылепят заново?

Прогулки по Казани: улица Щапова, 2006 год

  Ресторан «Альгамбра» в Саду фонарей

Сад был свободен для посещения до 6 часов вечера, потом надо было покупать входной билет. Судя по всему, он был недорогой, а потому публика была демократичной. Много было студентов, ведь с улицы Старо-Горшечной начиналась Марусовка, где снимали квартиры студенты Императорского Казанского университета.

«Эрмитаж» мало чем уступал Панаевскому саду, который был совсем рядом. Там тоже был театр, работал ресторан. В «Эрмитаже» были те же развлечения, что и в Панаевке, та же публика. И наверняка хозяева садов конкурировали между собой.

Несколько фактов из истории «Эрмитажки».

Летом в саду был свой театр. Утверждается, что это был первый театр в Казани, что вряд ли соответствует истине. Первым считается частный театр крепостных актеров П.П. Есипова, который с 1802 года работал в деревянном здании на каменном фундаменте на месте здания КНИТУ-КАИ на площади Свободы. Есипов построил здание на собственные деньги. После его смерти оно было разобрано и продано с торгов.

С летним театром в саду Износкова связано имя известного казанского антрепренера Петра Михайловича Медведева, работавшего в Казани с 1867 по 1890 год. Он сознательно выбрал Казань для своей антрепризы, но стационарного театра в ту пору в городе не было. Точнее, театр был – не было здания, в котором шел ремонт после большого пожара (первое каменное здание городского театра было построено в 1852 году, в 1860-м сгорело). Медведев заранее, в 1866 году, познакомился с городом, заключил договор с В.И. Ожеговым, который в то время арендовал не только театр, но и весь сад. В первый же сезон познакомится с казанским губернатором Н.Я. Скарятиным, которому труппа понравилась, и он подписал с Медведевым договор на 5 лет. Труппа продолжала работать на сцене летнего театра и тогда, когда открылся стационарный театр. Публике предлагались как драматические, так и оперные постановки.

Летом 1886 года размеры сцены в летнем театре довели до 4 сажен в ширину, 4,5 в вышину и 2 – в глубину.

Об одной интересной странице жизни сада рассказал известный казанский краевед Борис Ерунов:

Точную дату появления первого «бицикла» в нашем городе мы не знаем. Однако точно известно, что в июне 1889 года существовал «Кружок велосипедистов-любителей» – объединение владельцев экстравагантных и притом очень дорогих машин. В 1893 году это было уже «Общество», имевшее свой отпечатанный в типографии Устав и 60 полноправных членов. Каждый платил годовые взносы в 10 рублей, в сарае «Общества» стояло 5 мужских и 2 дамских велосипеда для общего пользования.

Через год было арендовано место в саду «Эрмитаж», это обошлось в 150 рублей; здесь расчистили гоночную дорожку в 140 сажен и немедленно же провели серию из пяти состязаний на скорость гонки, победитель затратил на полверсты всего минуту и три секунды, неплохо, право же, для садовой дорожки».

С 1898 года на аренах летних театров Казани можно было видеть цирковое семейство: Альберт, Марта, Ольга и Отто Сур – и их «чудеса дрессуры лошадей». Скопив начальный капитал, в конце 1900 года господин Сур испросил в Думе разрешение на устройство в саду Николаи манежа – школы для обучения верховой езде, фехтованию и гимнастике. Разрешение дали. Манеж получился большим – 13 сажен 1 аршин на 12 сажен (сажень – чуть более 2 метров), высоким. Пол манежа был земляным, отопление – скромные «унтенмарковские печи» (патом их стали звать буржуйками) числом 6, причем в самом зале – лишь 2. По вечерам включали электричество. Дела пошли хорошо. Уже в феврале 1901 года верховой ездой здесь занималось более 30 человек.

Читаем объявление 1906 года в «Волжском курьере», 2 июля:

«При манеже – школа верховой езды и прокат верховых лошадей, при абонементе проката большая скидка. Для дам и детей имеются проводники, специально для малышей – спокойные доппель-пони.

Постоянно большой выбор продажных лошадей, верховых и упряжных. ВХОД В МАНЕЖ БЕСПЛАТНЫЙ».

Семейство Сур организовало в саду цирк, где гастролировали цирковые труппы России.

Сад пользовался у горожан популярностью за то, что здесь были развлечения на разный вкус. В саду Николаи, например, был шахматный клуб. Правда, работал он недолго – не вынес конкуренции с аналогичным клубом Панаевского сада. Клуб был переоборудован в концертный зал, где сцена была размещена в зале ресторана. «Концертное зало с рестораном «Альгамбра» с эксклюзивными кулинарными изысками открылось в начале декабря 1909 года. Вот реклама первого дня работы этого заведения:

«Англо-немецкая субретка м-ль Понпани, тирольско-венская субретка, модно-американский танцевальный дуэт м-ль Мери и г.Болей, изящная танцовщица Баяр, русская субретка м-ль Шадурская. Кавказская кухня под управлением и личным наблюдением знаменитого кавказца Серго (шефа ресторана на Воробьевых горах в Москве). Зал роскошно декорирован и иллюминирован электрическими лампочками. Дорога в «Альгамбру» ярко освещена калильными фонарями. Все ново! Все небывало! Директор М.Якубович».

За эту иллюминацию сад стали называть «Садом фонарей».

На этой сцене выступали танцовщицы из многих стран мира. Исчезло зало с карты городских услад к 1913 году.

С 1911 года в программе представлений сада был подлинно душераздирающий номер. На площадочку в 24 аршинах от земли (аршин – сколе 70 см) поднимался один из «племени» Цириллов – то ли Саша, то ли Фред, то ли кто еще (их много было на Руси, во многих садах, и все почему-то именно Цириллы). И под треск всех барабанов 70-трубного оркестра, сопровождавшего «рельефное и праздничное гулянье в ночи чудес и привидений», он летел вниз, в малюсенький бассейн. Дамы визжали от ужаса.

Среди достоинств сада было наличие двух пожарных машин, многочисленных кадок с водой для противопожарных целей, в уборных стояли тазы с водой для бросания окурков и пол обит клеенкой.

На снимках видим еще одно сооружение сада на горе. Очень красивое сооружение.

Есть версия, что сюда был перенесен павильон «Пиво» с международной выставки, которая работала в Казани летом 1909 года.

Рядом с павильоном завод Оскара Петцольда воздвиг гигантскую пивную бутылку

Действительно, похоже. В этом здании работала читальня. Рядом была летняя эстрада.

Сад с привидениями

Так называют «Эрмитажку» казанские экскурсоводы. Как известно, всё, что окутано тайной, хорошо продается туристам. Откуда такое название, можно узнать из многочисленных публикаций Интернета. Вот цитата из одной из них:

«Очутившись здесь один, чувствуешь мертвую тишину. Словно попал не в сад, а на кладбище. А когда знаешь историю этого места, становится жутковато.

В давние времена сад принадлежал дворянской семье Ворожцовых, главой семейства был Николай Якимович – горный инженер и казанский домовладелец. Надворный советник родился около 1793 года, умер 27 августа 1857 года.

У Ворожцова был ужасный характер, не вполне нормальная психика – таким знали его жители Казани. Славу он сыскал как мучитель своих крепостных людей и близких родственников. Любимым занятием его была порка крестьян, часто приводившая к печальному исходу – смерти. Барин собственноручно проводил захоронения в своем саду. Свирепость и жестокость его не знала границ. Однажды в порыве гнева он на смерть засёк своего родного сына, тело которого тоже закопано в саду.

Жизнь двух его дочерей не сложилась: младшая дочь, не выдержав тирании отца, покинула дом, а старшая умерла в 27-летнем возрасте. После смерти Ворожцова вдова – Мария Егоровна Износкова – удалилась в монастырь молиться за души убиенных.

Видимо, само небо покарало злосчастный дом, если в 1848 году, уже после смерти хозяина, он сгорел дотла».

28 сентября 2011 на сайте Inkazan.ru появился материал о том, что редакция совместно с научно-исследовательским объединением «Космопоиск» отыскала самые зловещие места столицы Татарстана, и одно из них – сад Эрмитаж. В качестве доказательства на сайте приведен снимок дерева с искореженным стволом. Таких стволов в «Эрмитажке», действительно, много, и наверняка биологи и экологи могут сказать, какими природными факторами это объясняется.

Каждое лыко в строку...

Приведение в век фотошопа - создать не проблема

Начитавшись публикаций о привидениях «Эрмитажки», я попросила прокомментировать ситуацию известного казанского краеведа Ильдара Алиева – и сразу была обескуражена.

– В этой истории баек больше, чем точных фактов, отметил он. Начнем с того, что сада как места гуляния в то время, когда между улицей Старо-Горшечной и Собачьим переулком была усадьба Ворожцова, не было. Он появился позднее.

Дом Ворожцова, которого звали Николаем Прокофьевичем, не стоял на территории сада. Его поместье было ниже, у подножья двух холмов. На территории сада, точнее, у входа с улицы Поперечно-Горшечной, стоял дом крупного казанского рыботорговца Вшивцева. Там когда-то были два деревянных дома. Я их помню отлично. Это были дома Износковых и Вшивцевых.

У деспотичного хозяина усадьбы путают не только имя, его называют то Ворожцовым, то Воронцовым. Одни пишут, что он был дворянином, другие – что купцом. В начале ХIХ века (именно это время указывают авторы многочисленных публикаций о привидениях в саду «Эрмитаж») крепостных у «потомственного дворянина Ворожцова» быть не могло. Как известно, крепостное право в России было отменено в 1861 году. Да и до этого формально помещики не имели права лишать жизни своих крепостных даже после отмены Юрьева дня. Но имели право подвергнуть суровому наказанию своих беглых крестьян в случае их поимки.

Дворянин по фамилии Ворожцов в Казани был. Его фамилию можно найти в Родословной книге дворянства Казанской губернии.

Ильдар Алиев подтвердил, что в 1848 году место, где стоял сгоревший дом Ворожцова, купил его шурин (муж его сестры) А. Износков, который продал часть сада Г.Аристову, а на своем участке выстроил 2 деревянных дома. Известно, что один принадлежал Рудольфу Николаи.

Как оказалось, байке о саде с привидениями много-много лет. Кто-то из любопытных журналистов (или краеведов – узнать первоисточник не представляется возможным) невнимательно прочитал книгу известного знатока казанской истории Н.Агафонова (некоторое время он был редактором «Камско-Волжской газеты») «Казань и казанцы» 1906 года издания и перепутал фамилии. Процитирую ее:

«Мария Егоровна – старшая и единственная сестра Александра Егоровича Износкова была замужем за горным инженером, дворянином и казанским землевладельцем Н.Воронцовым, умершим 14 августа 1857 года. Он засекал своих крепостных и зарывал в обширном саду своего дома на Старо-Горшечной. Засек он даже родного сына. После смерти Воронцова его вдова удалилась в Свияжский монастырь, но без пострижения».

Помещика Воронцова звали Николаем Яковлевичем. По свидетельству Н. Агафонова, до 1857 года, то есть до его смерти, Ворожцову принадлежали и сад, и дом на Старо-Горшечной улице. «Высокий забор окружал старое, мрачное здание, где обитал Воронцов, а сад стоял густой и темный, как бор, с оврагами и пригорками».

 Как видим, у Агафонова речь идет не о Ворожцове, а о Воронцове. Купца с такой фамилией Ильдар Абдуллович в Казани не знал. Приведу фрагмент нашего с ним разговора:

Когда я заинтересовалась историей «Эрмитажки», невольно возник вопрос – где там размещались строения, о которых пишется в краеведческой литературе? Ведь там такое маленькое пространство!

– Это сегодня. Но до революции сад был намного больше. Входили в него со стороны улицы Поперечно-Грузинской. От входа шла главная аллея с фонтаном в виде слоника в конце. Вдоль аллеи были бильярдная, библиотека, буфет. Это были хоть и деревянные, но капитальные строения.

Кстати, чтобы капитально строить, надо было хоть какой-то фундамент подложить. Дерево – оно сгнило бы в момент. Значит, был каменный фундамент. А для него землю копали. А если копали, но нашли бы хотя бы одну кость. Этот факт мимо журналистов точно бы не прошел.

Все строения в саду сгорели в 1943 году, во время войны. Я там до пожара гулял с отцом, он ходил в бильярдную.

Получается история, похожая на то, как Иван Грозный сына убил или Сальери отравил Моцарта.

Получается.

И так же, как в случае с Сальери, Ворожцов так и будет считаться кровожадным убийцей.

А вы напишите о саде с привидениями. Может, и получится защитить память невинного человека.

 

Читайте о Николае Прокофьевиче Воронцове в «Казанских историях»   Усадьба купца Николая Ворожцова.

 Большинство снимков найдено на странице сетевого сообщества в Фейсбуке  https://www.facebook.com/groups/Kazan.nostalgique/

 

 

ПОСТСКРИПТУМ:

Я попросила помощи в сборе информации у друзей из фейсбучного сообщества – и получила несколько откликов. Вот они:

Павел Густов Слонёнок был почти до конца 90-х. Сад в то время выглядел диковато и заброшенно... Однажды студенты театрального училища, художники-бутафоры, выкрасили слонёнка в чёрный цвет. Так он и стоял: чёрный, одинокий, разрушающийся, пока совсем не изчез...

Вероника Домрачева Я хорошо помню слоненка в 60-70-х годах. Позднее он, действительно, исчез...И нашу «Эрмитажку» я застала не удручающей, там кипела жизнь, прекрасные были клумбы с анютиными глазками, вокруг лавочки, акации, мамашки с колясками, старики газеты читают, дети резвятся...Там проводились соревнования, замечательные выставки собак, победителям вручали призы и т.д. К сожалению, теперь это только воспоминания да пугающие легенды о привидениях...Домой ходили через сад, а лестница – заслуга дедушки Чемоданова, который жил в доме из красного кирпича с бюстами... Если не ошибаюсь, то и слоник тоже...Слоник, по-моему появлялся еще...Давно там не была, надо проверить, знаю, что его хотели восстановить...

Айсылу Камалова

Сейчас там большая детская площадка. Детишек летом много с родителями гуляют, приятно смотреть

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов