Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Я угрожала вам письмом из какого-нибудь азиатского селения, теперь исполняю свое слово, теперь я в Азии. В здешнем городе находится двадцать различных народов, которые совершенно несходны между собою.

Письмо Вольтеру Екатерина II,
г. Казань

Хронограф

<< < Май 2020 > >>
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
  • 1995 – В селе Кичучатово открылся дом-музей известного татарского просветителя, ученого, журналиста, общественного деятеля Ризатдина Фахретдинова

    Подробнее...
Finversia-TV

Новости «100 в 1»

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

«Отдайте нам сокровища хана Кубрата...»

Самоизоляция по поводу коронавируса, ограничив внешние контакты, помогла сделать то, до чего руки раньше просто не доходили. Например, я смогла навести порядок в личном архиве и нашла любопытный сюжет из истории Государственного Совета РТ.

Разбирая документы Государственного Совета РТ, которые во многом случайно остались в «агеевых конюшнях» (так называет мой архив Сергей Рухов, напоминая известный фразеологизм – авгиевы конюшни), я увидела сюжет, который в 1998 году сильно позабавил народных депутатов.

Их коллега Ильсур Хуснутдинов, депутат от Сафиуллинского территориального избирательного округа №78, член Комиссии по бюджетно-финансовым вопросам, выступая на XIII пленарной сессии 13 ноября 1997 года, предложил рассмотреть вопрос о возвращении Правительством Российской Федерации исторических и культурных ценностей татарского народа (сокровищ Кубрат хана и др.).

Предложение было вызвано важным для Казани событием - открытием выставки сокровищ хана Кубрата, первой экспозиции Государственного Эрмитажа в Казани. Открывать ее приехал генеральный директор Михаил Покровский, которого принимали не только как главу крупнейшего музея, но и как знатока восточной культуры.

Несмотря на очевидную абсурдность этого предложения (по-моему, даже сам Ильсур Гайнутдинович понимал это), предложению, согласно регламенту республиканскому парламента, как говорят в определенных кругах по этому поводу, был дан ход. И вот уже 19 ноября заместитель Председателя Госсовета Зиля Валеева пишет председателю Комиссии по культуре и национальным вопросам Роберту  Миннуллину:

«В соответствии с достигнутой на сессии договоренностью прошу рассмотреть этот вопрос на заседании Комиссии и проинформировать о результатах Президиум Государственного Совета и народного депутата Республики Татарстан».

20 января комиссия обсуждает предложение Ильсура Хуснутдинова на своем заседании с участием представителя Министерства культуры РТ. Заместитель министра культуры Рафаэль Валеев дает депутатам подробную справку о принятых мерах.

В моем архиве есть официальный ответ председателю комиссии Роберту Миннуллину, подписанный Р. Валеевым, и это освобождает меня от необходимости цитировать выступление заместителя министра, записанное в парламентской хронике, которую пресс-центр Госсовета вел (в 1998 году я работала в нем одна).

Вопрос обсуждался серьезно, несмотря на бесперспективность депутатского предложения, и это натолкнуло специалистов на, действительно, важные выводы.   Р. Валеев подчеркнул, что предложение депутата, безусловно, заслуживает внимания и детального изучения. По его мнению, первым шагом может стать работа над каталогом памятников истории и культуры татарского народа, находящихся за пределами республики. Она уже начата и ведется Академией наук РТ при содействии Министерства культуры РФ и соответствующих органов российских регионов. За три года научные сотрудники отдела Свода памятников истории и культуры ИЯЛИ им. Г.Ибрагимова выявили около 300 объектов культуры татарского народа за пределами республики. К 2005 году планировалось издать «Свод памятников истории и культуры татарского народа».

Далее цитирую документ:

«В целях сохранения и пропаганды недвижимых культурных и исторических ценностей татарского народа в местах его компактного проживания с глубокой древности до настоящего времени Министерством культуры Республики Татарстан с 1993 г. начата работа по их выявлению и изучению. Большую помощь и содействие в этой работе оказали Министерство культуры Российской Федерации и органы культуры субъектов Федерации. От них были получены сведения о недвижимых памятниках истории и культуры татарского народа, состоящих на государственной охране по Российской Федерации (Мордовская и Чувашская Республики, Астраханская, Иркутская, Омская, Оренбургская, Рязанская, Свердловская, Тюменская, Тверская области, Краснодарский и Красноярский края, г. Москва, Северная Осетия и др.).

С 1995 г. эта работа была поручена отделу Свода памятников истории и культуры ИЯЛИ им. Г. Ибрагимова АНТ. На эти цели по линии Министерства культуры из средств республиканского бюджета предусмотрены денежные ассигнования. За три года сотрудники отдела Свода памятников провели обследование территорий Чувашской республики, Марий Эл, Ульяновской, Кировской, Нижегородской областей. В результате было выявлено около 300 объектов (жилые дома, мечети, медресе, здания гражданской архитектуры, мемориальные дома, связанные с жизнью и деятельностью выдающихся представителей татарского народа).

 Полученные данные создали представление о том, каким историко-культурным наследием обладает татарский народ за пределами республики, показывает наличие нескольких пластов в истории формирования недвижимых памятников истории и культуры.

В 1997 г. Кабинетом Министров Республики Татарстан принято решение о проведении работы по выявлению, изучению и паспортизации памятников истории и культуры татарского народа. Институту истории АНТ и Министерству культуры Республики Татарстан поручено в 1997-2003 гг. провести выявление, изучение и паспортизацию культурных и исторических ценностей, связанных с историей формирования и развития татарского народа в местах его компактного проживания с глубокой древности до настоящего времени (Российская Федерация, страны ближнего и дальнего зарубежья), издать к 2005 г. «Свод памятников истории и культуры татарского народа».

По, собственно, сокровищам хана Курбата было сказано следующее:

«В соответствии со статьей 37 Закона Республики Татарстан «Об охране и использовании культурных и исторических ценностей» «Вывоз и ввоз культурных и исторических ценностей осуществляется в порядке, определяемом законодательством, действующим на территории Республики Татарстан. Незаконно вывезенные за пределы территории Республики Татарстан культурные и исторические ценности подлежат возвращению».

Однако порядок возвращения незаконно вывезенных за пределы территории Республики Татарстан культурных и исторических ценностей, а также критерии (государственные, временные, этно-культурные и другие) для их выделения законодательно не определены. Именно, после составления каталога движимых культурных и исторических ценностей татарского народа, находящихся вне пределов Республики Татарстан, Академия наук совместно с Министерством юстиции Республики Татарстан должны, на наш взгляд, представить свое заключение о возможности возвращения тех или иных ценностей.

Эта проблема характерна не только для Татарстана, но и для других стран (Греция, Турция, Египет и другие) и не разрешена до настоящего времени. Правительства этих стран не одно десятилетие пытаются возвратить культурные и исторические ценности, вывезенные с их территорий дипломатами, учеными, коллекционерами и в настоящее время хранящиеся в музеях Лондона, Парижа, Берлина.

В связи с изложенным считаем, что проблема возвращения культурных и исторических ценностей татарского народа требует тщательного изучения с учетом международного опыта и должна быть подкреплена законодательно.

И последнее. В рамках культурного обмена планируется широкий выставочный показ культурных и исторических ценностей о татарском народе, представленных в федеральных и региональных музеях Российской Федерации».

В письме Р. Валеева давалась и краткая информация о сокровищах хана Кубрата, уточнялось, что они были найдены случайно у села Малое Перещепино под Полтавой в 1912 году. Перещепинский клад насчитывал более 800 предметов, более 25 кг золота и 50 кг серебра, и все это хранится в Эрмитаже.

Исследователи придерживаются разных мнений о происхождении сокровищ. Однако, самой популярной является версия профессора Вернера, который считал эту находку захоронением хана Великой Болгарии Кубрата, жившего в 7 веке. Как известно, из расположенной в Приазовье Великой Болгарии, болгарские племена откочевали в 7 веке на Дунай, несколько позднее и на Волгу. Поэтому, по этой версии, возглавлявший Великую Болгарию хан Кубрат может считаться предком и волжских татар, и болгар.

Таким образом, в настоящее время вопрос принадлежности данной коллекции к конкретному этно-культурному образованию в исторической науке является дискуссионным и, следовательно, приоритетом ученых – археологов, историков, искусствоведов. Кроме того, здесь необходимо учитывать, что коллекция была найдена до революции, на частных землях, куплена Эрмитажем у помещика.

По мнению заместителя министра культуры, сначала необходимо определить, принадлежат ли сокровища хана Кубрата к историческому наследию прямых предков современного татарского народа. Комиссия поручила Академии наук Татарстана дать научное заключение на этот счет.

Комиссия по культуре и национальным вопросам приняла решение из трех пунктов:

«1. Принять к сведению информацию Миннуллина P.M. и Министерства культуры Республики Татарстан.

2. Академии наук Республики Татарстан разработать научное заключение о степени принадлежности сокровищ Кубрат хана к историческому наследию прямых предков современного татарского народа.

3. Президиуму Государственного Совета Республики Татарстан просить продлить контроль данного вопроса до разработки научного заключения Академии наук Республики Татарстан».

Не приходилось встречать каких-либо решений по сокровищам хана Кубрата. Правда, после декабря 1999 года, когда в парламент пришел второй состав, сокровищами уже никто не интересовался. А Государственный Эрмитаж за это время показал в Казани еще несколько выставок искусства ислама, расширяя познания татар, да и не только татар, в области, ранее мало знакомой. Последняя такая выставка работала в 2019 году в выставочном центре «Эрмитаж-Казань», открытом в Кремле в 2005 году. «Казанские истории» рассказывали о некоторых таких выставках» (2005 - «Золотая Орда. История и культура»; Роскошь и изысканность Востока, 2008 - «От Китая до Европы. Искусство исламского мира», 2019 – Путешествие во времена Золотой Орды; Сокровища Золотой Орды – три выставки из Эрмитажа).

Работа по изучению памятников культуры татарского народа идет до сих пор. Это одна из постоянных тем Института истории имени Ш. Марджани. Думается, она шла бы и без выступления на сессии парламента Ильсура Хуснутдинова, но очевиден факт широты интересов татарстанских парламентариев, который нельзя не отметить в год 25-летия Государственного Совета РТ.

И последнее. Разборку «агеевых конюшен» я затеяла не случайно. Архив у меня большой, и это очень помогло мне в работе над книгой «Республика Татарстан: новейшая история» (вышло уже 4 тома). Многие документы, фотографии, вырезки из газет и журналов, книжные источники, иногда раритетные, поскольку выходили малыми тиражами, сохранились, хотя занимают много места – и давно пора с этим разобраться. Было бы жалко все это просто выбросить.

И вот в прошлом году появилась прекрасная перспектива – сотрудники Государственного архива РТ предложили мне открыть индивидуальную коллекцию, которая вполне может быть востребована исследователями новейшей истории Татарстана. Эта работа уже началась, напоминая мне о событиях, в которых мне удалось быть участником.

 

  Издательский дом Маковского