Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
22.10.2018

Цитата

Если хочешь узнать человека, не слушай, что о нём говорят другие, послушай, что он говорит о других.

Вуди Аллен

Погода в Казани
+3° / +9°
Ночь / День
.
<< < Октябрь 2018 > >>
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        
  • 1904В Казани состоялось торжественное открытие речного училища (ныне речной техникум). Начальником назначен М.В. Черепанов.

    Подробнее...

Смотрим в прошлое – думаем о сегодняшнем

Как рождалась опера «Сююмбике», как авторское творение композитора Резеды Ахияровой и поэта Рената Хариса стало спектаклем Татарского академического театра оперы и балета имени М. Джалиля, журналисты узнали на пресс-конференции в агентстве «Татар-информ».

О том, что оперная труппа работает над новым спектаклем, любители театра узнали два года назад. О том, как рождался новый национальный спектакль, на пресс-конференции рассказали автор либретто Ренат Харис, заслуженный деятель искусств РТ, народный поэт РТ, лауреат Государственной премии имени Г. Тукая и Государственной премии Российской Федерации; композитор Резеда Ахиярова, заслуженный деятель искусств РФ и РТ, народная артистка РТ, лауреат Государственной премии имени Г. Тукая; режиссер-постановщик Юрий Александров, народный артист РФ, лауреат Национальной премии «Золотая маска», художественный руководитель Государственного камерного музыкального театра «Санктъ-Петербургъ Опера»;  художник-постановщик Виктор Герасименко, заслуженный художник РФ.

Разговор получился таким интересным, что лимита времени традиционной пресс-конференции не хватило. Вопросы задавал и ведущий Арсений Маврин, и журналисты. Ответы их собеседников были полными и развернутыми. И разговор шел не только о будущей премьере. Так всегда бывает, когда аудитории предлагается исторический сюжет. А тут главная героиня оперы – без преувеличения сказать, самая известная личность в татарской истории.   

Первый вопрос модератор пресс-конференции задал режиссеру-постановщику нового спектакля Юрию Александрову, который уже много лет работает с театром имени Джалиля. Но прежде известный российский театральный деятель ставил классические постановки. На этот раз ему было предложено принять участие в процессе написания оперы. Вот что он сказал:

– Всегда интересно начинать с нуля. Когда ставишь известное сочинение, начало всегда остается за кадром. А первая постановка — это всегда очень увлекательно, правда, занимает много времени.

На моем столе, я посчитал, четыре или пять партитур «Сююмбике», потому что мы как-то меняли, объединяли… Поэтому я уже в теме два года. То, что мы покажем вам завтра — это плод кропотливого и тщательного труда. 

Резеда Закиевна призналась, что последний месяц ходила в театр, как на постоянное место работы. Репетиции, обсуждения, внесение изменений... И все продолжается вплоть до премьеры. В этом процессе  активно участвует дирижер-постановщик, заслуженный артист РФ, народный артист РТ Ренат Салаватов, у которого уже есть опыт работы с творческим дуэтом Ренат Харис – Резеда Ахиярова в других спектаклях. 

Идею создать спектакль о Сююмбике предложил авторам директор театра Рауфаль Мухаметзянов, заслуженный работник культуры РФ и РТ, лауреат Государственной премии РТ имени Г.Тукая, когда они обсуждали совместные планы на будущее. В интервью сетевому  ресурсу «Реальное время» Ренат Магсумович рассказал: «У Татарского академического театра оперы и балета им. М. Джалиля есть очень хорошая традиция, театр ориентируется на высокие темы и высокие образы. Балет «Сказание об Йусуфе», об Иосифе Прекрасном, — это мировой сюжет. Тукай, о нем опера «Любовь поэта», для татарского народа, да и не только — это абсолютная величина. Балет «Золотая орда» — о самом могущественном государстве средневековья. И когда было решено создавать для нашего театра новую оперу, стали искать и личность, и тему. Я предложил несколько сюжетов, и театр выбрал сюжет именно про Сююмбике».    

Ренат Харис заметил, что оперы и балеты создаются небыстро. Для этого нужно совпадение интересов и эстетических взглядов нескольких соавторов спектакля: театра, композитора, либреттиста, режиссёра-постановщика. Оперы нигде в мире не создаются без непосредственного участия театра ещё на первоначальной стадии.

Как оказалось, образ татарской царицы уже давно занимал Резеду Ахиярову. В интервью корреспонденту этого же издания она вспомнила, что Сююмбике всегда вдохновляла ее. У композитора даже есть песня, посвященная знаменитой царице: «Она уже давно звучит. Ее очень часто исполняла и исполняет Венера Ганеева, исполняет везде — вплоть до Москвы и Парижа. У меня еще есть симфонический триптих «Страницы истории», куда баллада о Сююмбике, о которой я говорила, вошла. Этот триптих очень любил Фуат Мансуров и с любовью исполнял».

– Вообще, меня волнуют исторические темы, они мне интересны больше, чем современные, – сказала Резеда Закиевна на пресс-конференции. – История – это то, что может разбудить нашу фантазию. Никто не знает, как всё было в XVI веке. Мы не знаем точно, где похоронена Сююмбике – на надгробном камне нет надписи.

Стоит напомнить, что  вместе с Ренатом Харисом они являются авторами оперы «Смерть поэта» – о Габдулле Тукае, 11 лет с успехом идущей на сцене театра имени Джалиля. В 2013 году на Нуриевском фестивале они впервые представили балет «Золотая Орда».

Мало кто сегодня помнит, что в истории татарской музыки уже была попытка сценического воплощения образа Сююмбике, музыку написал Бату Мулюков, автор либретто – Н.Ханзафаров. Но попытка была неудачной, и опера света рампы не увидела. Состоялось только концертное исполнение.

Создатели спектакля не скрывают, что их работа, хотя и посвящена историческим событиям, не может служить их зеркальным отражением. Во-первых, слишком мало фактов осталось от того времени, а о жизни Сююмбике – тем более. Правда, в последние 25 лет казанские историки приоткрыли завесу многих тайн. Но есть детали конкретных событий, которых, как мне кажется, они стараются не касаться. Если говорить о Сююмбике, нельзя не вспоминать ее последнего мужа Шаха-Али (в русских летописях - Шигалей)п, которого татары справедливо считают предателем. Трижды Москва безуспешно сажала его на казанский престол. Во время трагических событий 1552 года наверняка он подсказал завоевателям уязвимые места в обороне Казани.  

Автор либретто не стремился точно следовать реальным событиям, хотя общая историческая канва сохраняется. Как сказал Юрий Александров, у постановщика был выбор из трех вариантов: первый – имитация событий, второй – знаковое начало, третий – метафорическое начало. Он выбрал третий путь.

Как заметил Юрий Исакович, глуп тот, кто считает себя истиной в последней инстанции. К тому же при желании можно найти исторические параллели драмы Сююмбике – борьба за власть, тема предательства вечны. И надо было найти точный ракурс проекции этой темы в современность. Надо было сделать такую постановку, чтобы масштаб реальной драмы Сююмбике соответствовал постановочным идеям. По мнению режиссера-постановщика, немаловажно  при этом оторваться от общего мнения, представить что-то свое, созвучное ожиданиям публики. Он напомнил главный медицинский постулат – не навреди. Здесь тоже требовалось не менее филигранное  мастерство – никого не обидеть, не оскорбить. Общество и без того разхристано.

Образ Сююмбике в опере – прежде всего образ художественный. Об этом говорили все участники пресс-конференции. Как уточнил Юрий Александров, литературный персонаж — это определенная ориентальная система ценностей. Хотя создатели спектакля не забывали, что имеют дело с реальными людьми:

– Приятно и интересно говорить о жизни человека, который был в жизни великой Казани, – заметил на пресс-конференции Юрий Исакович.

 Как выяснилось, мы будем смотреть на Сююмбике и связанные с ней исторические события глазами, как минимум, трех человек. Хотя в общем результате их видение, конечно же, было согласовано. Вот как определила содержание спектакля композитор Резеда Ахиярова:

– Прежде всего, мой спектакль – о женщине, на которую навалилась куча огромных проблем: сначала она лишилась любимого мужа, затем она лишилась свободы, потом она лишилась ребенка...

Резеда Закиевна сообщила журналистам, что изучила множество исторических материалов, прежде чем приступить к масштабной работе.

– В этом образе мне хотелось передать лучшие черты женщин. Потому что они присущи и царице, и самой простой женщине, которая любит сына, мужа. Помимо бытовых вещей, Сююмбике еще и царица. Она жертвует собой, думая, что теперь Казанское ханство сохранится. Но этого не происходит. Это очередной обман, который ее подстерегает ее на жизненном пути. 

Кстати, в спектакле два женских образа: Сююмбике и жена царя Ивана Анастасия. У них разная жизнь и разная судьба, но обе, находясь рядом с властью, власти не имеют. Они — всего лишь фигуры на шахматной доске, ими манипулируют, несмотря на высокий статус. Схожесть судеб сблизило двух женщин. Кто знает, возможно, Анастасия в какой-то степени облегчала положение знатной пленницы.   

Коллеги Резеды Закиевной согласились с тем, что новый спектакль – прежде всего о женской судьбе. Но, как мужчины, увидели в ее личной драме отражение сложных общественных проблем. Юрий Исакович, помимо личной истории Сююмбике, выделил в спектакле политическую линию, удивив журналистов постановкой проблемы (по его мнению, оперы нет, если в ней нет проблемы, которая волнует людей).

– Возможно ли достичь баланса между желаниями, стремлениями народа и властных структур? Я ни русофоб, ни националист. Я просто говорю о том, что насилие и жестокость не имеют национальности: ни русской, ни татарской. Везде это боль и страдание человека. Об этом спектакль. А дальше уже каждый попытается найти в этом свою тему, — сказал он.

Режиссер-постановщик заявил, что его задача как художника – задавать вопросы, а не отвечать на них.

– Тема новой оперы абсолютно актуальна для нас сегодня. И вообще, мы внедряемся этим спектаклем в то, чем опера вообще не занимается – начало спектакля застает момент борьбы России за свой статус в мире. Это всегда кровь, проблемы, народная боль. Что-то подобное мы испытываем и сегодня. Опять Россия хочет закрепить свой статус в мире, происходит становление нового государства – рухнул великий Советский Союз, и Россия опять начинает собирать силы. Поэтому в сегодняшней сложной политической ситуации эта тема должна прозвучать особенно остро, – выразил уверенность Юрий Исакович.

Он отметил, что народ в опере вовсе не безмолвствует, как в опере «Борис Годунов», и посоветовал будущим зрителям обратить внимание на хоровые  сцены, которые имеют большое значение для развития событий, ведь эмоция хора, состоящая из десятков эмоций отдельных людей, куда сильнее. Юрий Александров вспомнил оперу «Хованщина» Модеста Мусоргского, тоже основанную на исторических событиях 1682 года, в которой много разнообразных хоров. Он поблагодарил хор и хормейстера, заслуженного деятеля искусств РТ Любовь Дразнину.

На пресс-конференции вообще звучало много слов благодарности в адрес театра, конкретно – директора Рауфаля Мухаметзянова, актеров и музыкантов. И было видно, что это не дипломатические комплименты, а искренняя оценка заслуг всех и каждого.

– В начале было слов, и от этого слова всё пошло…

Так начал свое выступление на пресс-конференции  Ренат Харис. Он подчеркнул важность литературной основы в оперном и балетном спектакле. У Татарского театра оперы и балета были творческие неудачи, но чаще всего как раз по причине неудачного либретто. Он шутливо заметил, что у его коллег – композитора, режиссера и дирижера – было много вариантов, а у него всего один: как он написал, так спектакль и поставили. Изменения были только в связи с сокращениями.

Ренат Магсумович подчеркнул, что образ Сююмбике весьма сложный.

– Это человек, который о себе говорит, к судьбе обращается: «Почему ты, судьба, степную девушку, рожденную для счастья, мучила, посадив на трон?». Вся Сююмбике в этом… 

Он отметил, что это был самый сложный период и в истории татарского народа, и в судьбе Сююмбике.

– Я взял период с 1551 по 1552 годы, до взятия Казани. Взятие Казани — это батальные сцены, это другая история. И для того, чтобы найти в этом сложном времени нечто гуманистическое, надо было пройти по острию ножа, между Сциллой и Харибдой. У нас есть такое понятие — перейти через мост Сират: под ним огонь, адское пламя, если пройдешь, останешься жив, не пройдешь — сгоришь.

Период, который я взял, он характерен тем, что часть правителей думала о сохранении государства, часть — о своих личных интересах. Интересно проанализировать это на фоне событий сегодняшнего дня.

По его мнению, Сююмбике и Шах-Али антиподы: она – патриотка, ради благополучия своей страны и народа отдает себя с сыном в полон Московскому царству, а потом становится женой ненавистного касимовского хана, он пользуется силами Москвы, чтобы взойти на трон.

– Меня всегда в истории интересовала одна вещь. Для того чтобы осчастливить свой народ и страну, некоторые правители прибегали к помощи других государств, чужеземцев. В Золотой Орде, например, Едигей для того, чтобы взойти на трон и, как он полагает, осчастливить свою страну, он приглашает войска Тамерлана. Тамерлан приходит, якобы, помогает, а по сути завоевывает и разрушает всю Золотую Орду. Здесь то же самое. Шах-Али пользуется помощью войск Ивана Грозного, тот завоевывает Казань, и начинается разрушение Казанского ханства.

Ренат Харис уточнил, что он намеренно оставил за кадром взятие Казани. Это другой сюжет и другие темы.

Один из журналистов спросил, нашла ли в спектакле отражение идея борьбы за государственность татарского народа. Ответил Ренат Харис, заметив, что в опере есть всё. Важно только это увидеть и почувствовать. Кроме слов, есть ассоциации, а они у каждого зрителя будут свои.   

Юрий Александров сказал, что спектакль «Сююмбике» можно представить как три самостоятельные оперы, поскольку в нем три места действия и три сюжета. Это Казань, где кипят нешуточные страсти – с кем дружить, чтобы сохранить государство – с Москвой или крымским ханом? Это Москва, где татарская царица понимает, что она лишь игрушка в руках набирающего силу царя Ивана, будущего Грозного. Именно в это время была предопределена судьба Казанского ханства. Это Касимов, куда пришлось переехать Сююмбике, чтобы остаться с сыном.

Возможно, кому-то не понравится образ русского правителя, с которым татары связывают гибель Казанского ханства. Он, действительно, слишком миролюбивый в отношениях с Сююмбике... Но в этом спектакле ему всего 21 год, новый русский правитель только начинает свой путь к расширению территории государства, он еще не Грозный.

– Очень интересная актерская задача – сыграть молодого Ивана, а не трафаретного оперного. Но тут масса сложностей.

Зрители оценят...

Постановочная группа пошла на довольно рискованный шаг, сделав два антракта. Как правило, современному зрителю достаточно двух действий, третье смотрят уже не все. Юрий Александров заметил, что такое наблюдается даже в таком грандиозном спектакле, как «Борис Годунов» в Мариинке, где самое главное – как раз в конце.  Посмотрим, как будет в Казани. Как подчеркнула Резеда Ахиярова, судьба любого спектакля зависит от первой постановки, и оценивает его прежде всего зритель:

– Мне очень интересно, как будет это принято, когда будет полный зал. Реакцию зала я бы хотела ощутить… 

Композитор убеждена, что музыкальный язык ее оперы будет доступен для всех зрителей.

– Эта работа не отходит от мотивов и интонаций, свойственных моей музыке. Слушатель знает мой стиль и готов к такому слышанию. Не думаю, что будут какие-то моменты, которые будут выбиваться из моей стилистики.

Это абсолютно оригинальный материал. Я никогда не использую фольклор, тем более, какие-то известные вещи. Единственное –  в начале третьей картины, по желанию режиссера, прозвучит русская народная песня «Ноченька».

В процесс создания спектакля были вовлечены четыре состава артистов. 26 сентября зрители увидят один состав, 27 сентября – другой. Создатели спектакля уверены, что успех будет не меньше, чем в первый день.   

В постановочную группу входили петербургский балетмейстер Давид Авдыш (в опере две сцены с балетными вставками) и московский художник по костюмам Виктория Хархалуп, у которой, как оказалось, есть татарские корни. Ей  пришлось изучить историю татарского средневекового костюма, и зрителям обещали интересные авторские работы.

В качестве актеров мы увидим  как звезд казанской труппы Гульнору Гатину и  Артура Исламова, так и  приглашенных артистов, в основном татар по национальности. В роли Сююмбике мы также увидим заслуженную артистку Кубани Гюльнару Низамову (Краснодарский музыкальный театр). Филюс Кагиров и Ильгам Валиев, солист Башкирского театра, выступят в роли Шах-Али. 

В спектакле звучит татарская и русская речь – как было в жизни. По-татарски поют в Казани и Касимове, по-русски – в Москве. Певцам, не владеющим татарским языком, пришлось его учить, и, по мнению постановщиков у них это получилось. Естественно, для зрителей есть перевод с татарского на русский. Есть титры и во втором действии, что весьма полезно при первом знакомстве с новой оперой. На двух языках выпущен премьерный буклет. В нем зрители найдет подробности выставки, организованной в фойе театра, где демонстрируются некоторые портреты Сююмбике.

Знакомство с тремя романами казанской писательницы Ольги Ивановой, которые были представлены в «Казанских историях» в 2003 году, позволяет судить о том, что Сююмбике не была единственной правительницей Казанского ханства. Найдены доказательства успешного правления царицы Ковгоршад и ее матери Нурсолтан.

Читайте в «Казанских историях»:

История глазами литератора – интервью с Ольгой Ивановой

Серия ее романов «Рожденные повелевать»:

Три казанских правительницы: Нурсолтан

Три казанских правительницы: Ковгоршад

Три казанских правительницы: Сююмбике

Сююмбике осталась в памяти людей не только потому, что успешно исполняла обязанности регентши при своем малолетнем сыне, да и слишком мало ей было отпущено для этого времени: ее муж хан Сафа-Гирей скоропостижно скончался в марте 1549 года. Но на ее долю выпал трудный период в истории татарского народа, и она, как могла, лавировала между разными политическими силами, и в государственных делах, и в личной жизни ставя на первое место интересы народа, государства. А потому стала для людей символом любви к Родине. Не зря из поколения в поколение передается красивая легенда о башне Сююмбике. И хотя уже давно доказано, что башня строилась совсем в другие времена, что царица из XVI века не имеет к ней никакого отношения, что умерла она не в Казани, легенда до сих пор живет. А после спектакля «Сююмбике» она наверняка получит второе дыхание. Поскольку режиссер Юрий Александров и художник Виктор Герасименко закрепили эту легенду визуально. Многое в жизни Ханбике овеяно легендами, поэтому спектакль о ней не мог не быть метафорическим по стилистике.

Вот как рассказал о поиске сценического решения Виктор Герасименко:

– Мне нужно было создать безвыходное пространство, поскольку Сююмбике все время  находится в замкнутой клетке. Пусть она золотая, красивая, но это человек, который не может из этой клетки выбраться. 

Художественное решение спектакля оригинально. Это весьма необычный взгляд на хорошо известный всем силуэт кремлевской башни Сююмбике. Она перевернута на бок, и в поле нашего зрения внутреннее пространство башни. Размеры современной сцены театра имени Джалиля это позволяют. В разных картинах открывается разная перспектива башни, а в финале мы видим вдали облака. По обе стороны сцены – реальные окна с решетками, которые по ходу действия не раз воспринимаются как символы неволи. 

Возникла единственная трудность – как сценически представить смерть царицы, используя всем известную легенду? Подробности поиска рассказали на пресс-конференции Юрий Александров и Виктор Герасименко.

– Степень ужаса, который ее окружал, потребовала в финале какого-то небесного исхода. Я просил либреттиста и композитора, чтобы мы закончили спектакль очень тихо и светло. Потому что это память о женщине, которая пожертвовала собой ради своего народа.

К режиссеру прислушались, и финал спектакля наверняка впечатлит публику – уход Сююмбике из жизни необычен,  она уходит в вечность. И это не только метафора, если Сююмбике помнят до сих пор.

Можно было сделать лоджию и поставить на какое-то здание, чтобы Сююмбике прыгнула… Но поскольку это все-таки легенда, решили создать тоннель, по которому в финальной сцене казанская царица уходит в вечность, туда, где облака.

В начале пресс-конференции Юрий Александров заметил, что готов отвечать на все вопросы журналистов, кроме одного: сколько стоит спектакль?

– Это абсолютно не мое дело, – сказал он.

Но, тем не менее, какие-то подробности мы уже знаем. Для спектакля было пошито более 500 костюмов. Только у Сююмбике 7 нарядов. По словам режиссера, чтобы привезти декорации из Москвы, понадобилось 5 фур. 

– Я много работаю за границей, такое по силам только театрам-великанам. Я счастлив и горд, что сотрудничаю с казанским театром, –  заключил Юрий Александров.

Добавим, что театром-великаном можно быть только при постоянной поддержке Президента Рустама Минниханова и Министерства культуры республики.

***

Мы продолжим рассказывать о спектакле после просмотра премьерного спектакля.

 Фото Аяза Хасанова

Постскриптум:

Рецензию о новом спектакле  хотела написать позднее, поскольку для полноты впечатлений стоит увидеть несколько составов. Но придется ограничиться тем, что видела 27 сентября, поскольку после премьерных показов опера "Сююмбике" появится в афише театра только в апреле будущего года. У театра, работающего по принципу антрепризы, масса достоинств (на пресс-конференции об этом много говорил Юрий Александров), однако есть и существенные минусы. Не так-то просто согласовать графики театральных трупп - оперной и балетной, а также солистов из других театров.   

Есть еще один немаловажный аспект. К сожалению, в оперном театре отношение к казанским журналистам оставляет желать лучшего. Несмотря на то, что именно этот театр во многом обязан местным СМИ своим коммерческим успехом, популярностью оперного фестиваля имени Ф. Шаляпина и балетного фестиваля имени Р. Нуриева. 

Но никогда прежде нам не предлагались такие плохие места. 27 сентября у меня было место, на котором я не видела часть сцены, не могла читать подстрочник. Естественно, с 4-го ряда первого яруса видела лишь силуэты артистов. Как можно при этом оценить их работу?

Так что полноценной рецензии не получится... Выходит, она театру не нужна?! 

27 сентября 2018 года

 

Читайте в «Казанских историях»:

Память о Сююмбике

Древний символ Казани

Башня Сююмбике – одна из трех сестер

Прошлое, настоящее и будущее башни Сююмбике

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов