Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Сей город, бесспорно, первый в России после Москвы, а Тверь – лучший после Петербурга; во всем видно, что Казань столица большого царства. По всей дороге прием мне был весьма ласковый и одинаковый, только здесь еще кажется градусом выше, по причине редкости для них видеть. Однако же с Ярославом, Нижним и Казанью да сбудется французская пословица, что от господского взгляду лошади разжиреют: вы уже узнаете в сенате, что я для сих городов сделала распоряжение

Письмо А. В. Олсуфьеву
ЕКАТЕРИНА II И КАЗАНЬ

Хронограф

<< < Декабрь 2019 > >>
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          
  • 1918Совет Казанского университета с 1 января 1919 отчислил 96 профессоров и преподавателей, ушедших в сентябре с Белой Армией и не возвратившихся из отпуска

    Подробнее...
Finversia-TV

Новости «100 в 1»

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

«Золотые вещи» из фронтового чемодана Абдурахмана Абсалямова

Альбина могла стать известной просто как внучка писателя Абдурахмана Абсалямова, написавшая замечательную книгу о нем. Но она имеет отношение ко многим другим проектам в сфере культуры.

С ней встретилась Любовь Агеева.

Альбина Абсалямова – поэт, прозаик, общественный деятель, член Союза писателей РТ и Союза российских писателей, лауреат премии «Триумф». Главный редактор журнала «Идель».

Автор сборников стихов «Осколки снов», «Я люблю писать курсивом», «Живая вода», «Разве есть на свете забвение?», биографических книг «Никогда не угаснет. История жизни и творчества писателя Абдурахмана Абсалямова, рассказанная его внучкой» и «Вечные люди».

Организатор и куратор выставочного проекта «Вечный человек» Музея-заповедника «Казанский Кремль» (посвящен татарстанским деятелям культуры – фронтовикам), продолжением которого являются «Встречи у Вечного человека», в ходе которых потомки героев делятся историями жизни, творчества и фронтового пути своих знаменитых родителей и дедов.

 – Альбина, что было основным побудительным мотивом для вашей деятельности по пропаганде творческого наследия деда? Возможно, конкретный случай или ситуация или же это было осознанное желание с давних времен?

– Не было такого, что в один прекрасный день я проснулась и подумала – а не начать ли мне пропаганду дедушкиного наследия? К сожалению, я не застала его живым – мы разминулись на два с половиной года, но я росла в доме, где все хранило память об Абдурахмане Абсалямове. Много рассказывали о дедушке мои папа, тетя, бабушка – Магина Измайловна Чумарина-Абсалямова и, конечно же, замечательные дедушкины современники – писатели и другие деятели культуры, многих из которых я знала с раннего детства.

Первую статью о дедушке – для журнала «Казань» – я написала в год его девяностолетия. Это была первая, тогда еще робкая и несмелая попытка осмысления его места в моей жизни. Потом, через несколько лет, мне позвонил главный редактор газеты «Татарский мир» и попросил сделать биографический обзор Абдурахмана Абсалямова, проанализировав редкие материалы из дедушкиного архива.

Тогда газета выходила форматом А2, мне дали разворот, и, готовя публикацию, я, пожалуй, впервые глубоко погрузилась в те богатейшие архивные документы, что хранились у нас дома. Бабушки в живых уже не было, и я осталась с архивом «один на один»…

Именно тогда я впервые узнала, что дедушкин отец – видный московский меховщик Сафа Умерович Абсалямов – был репрессирован и сгинул в 37-м году. Об этом не писалось в «официальной» дедушкиной биографии (там он скромно указывал, что «родился в семье крестьянина»), не говорилось об этом и у нас дома…

Впрочем, тогда о многом умалчивалось: так, о том, что дядя моей бабушки Гиниятулла Селихмет построил и возглавил первую Харбинскую мечеть, мы тоже узнали только во время первого Конгресса татар. Бабушка очень боялась рассказывать о том, кем были ее предки…

Та статья в «Татарском мире», вышедшая десять лет назад, имела большой успех, и тогда я поняла, что обязательно нужно продолжать.

Мы с семьей съездили на дедушкину родину – в маленькое село Старое Аллагулово в мордовской глубинке. Подняли кадры кинохроники. Отретушировали фотографии. Познакомились со множеством замечательных людей, знавших его лично...

Все эти переживания, весь этот огромный опыт вылились на страницы книги «Никогда не угаснет. История жизни и творчества писателя Абдурахмана Абсалямова, рассказанная его внучкой», которая вышла в Татарском книжном издательстве к столетию писателя (2011). На ее страницах – выдержки из неопубликованных дневников, переписки, документов, множество фотографий, большинство из которых читатели увидели впервые. Я пропустила все это через призму своего личного восприятия, получился такой разговор с дедом, мой ему подарок на день рождения.

Презентация книги и большие юбилейные торжества прошли в Москве, где писатель учился и в Мордовии, где он родился.

Но до сих пор не могу забыть реплику, брошенную в Союзе писателей РТ накануне столетия писателя – мол, зачем проводить мероприятие в большом зале, ведь Абсалямов – не поэт, песен на его стихи практически нет, петь будет нечего, зачем нужен концерт?

Эти слова меня поразили. Услышать такое от других писателей… Впрочем, не стоит удивляться – и при жизни многие относились к дедушке очень ревностно…

К счастью, в Министерстве культуры РТ думали иначе – и прекрасный вечер в Большом концертном зале состоялся. Сценарий для него мы написали в соавторстве с Ильгизом Зайниевым.

– Расскажите подробнее об архиве Абдурахмана Абсалямова. Что представлено в вашем домашнем музее?

– Архив берег и сам дедушка, а после его смерти – моя дорогая бабушка. Сохранились дедушкины рукописи, личные вещи (очки, руки, шляпы, макинтош и т.д.), обширная переписка с писателями со всего Союза (в Литинституте он учился на одном курсе с Сергеем Смирновым, Львом Ошаниным и многими другими знаменитыми литераторами; связь со своими однокашниками поддерживал до самой смерти), письма читателей (их приходило так много, что даже почтовый ящик для него сделали особенным, вмещающем гораздо больше корреспонденции, чем стандартные ящики; он до сих пор выполняет свои функции), книги с автографами...

Особое место занимают «золотые вещи» из фронтового чемодана писателя. Друг писателя, хирург Ахмед Айдаров вспоминал:

«В июне 1945 года наша встреча с Абдурахманом состоялась в Москве. Сидя за чаем, я невольно обратил внимание на упакованные чемоданы, которые лежали на полу. Я в шутку сказал, что молодцы, не с пустыми руками возвращаетесь – богатый трофей. Абдурахман и его друзья улыбнулись и тоже в шутку сказали: «У нас не обычный трофей, а «золотые вещи». Из любопытства мне захотелось проверить тяжесть одного чемодана – он был тяжелым. Абдурахман встал и открыл чемоданы. Они были набиты блокнотами, газетами, вырезками из фронтовых газет и статьями. Когда я спросил об их дальнейших планах, они сказали, что «наши планы решены – отправляемся на Дальний Восток».

Все эти «золотые вещи» тоже сохранились. В этом году мы планируем сделать передвижную выставку и провести чемодан с его «золотым содержимым» по местам боев, в которых участвовал дедушка.

Тимур Абсалямов

Несколько лет назад на семейном совете было принято решение создать в нашей квартире Музей Абдурахмана Абсалямова и его эпохи. Это первый частный музей-квартира в республике. Мама с братишкой Тимуром (он возглавил музей) живут в этой квартире, поэтому вход в музей осуществляется только по предварительной договоренности.

– Как рождался образ деда в вашем воображении – из знакомства с его архивом или из рассказов родителей, друзей деда?

– Прежде всего, по рассказам бабушки, папы, тети, дедушкиных друзей... Глубокое погружение в архив произошло уже потом.

А вообще мне казалось, что он – всегда рядом. Все мое детство прошло в его кабинете, там я читала (он собрал огромную библиотеку), разглядывала открытки, присланные ему со всей страны (они мне очень нравились), мечтала, сама впервые пробовала перо...

Повсюду стояли его портреты, он смотрел на меня со стола, со всех книжных полок, иногда я вела с ним воображаемый диалог – и до сих пор веду, конечно. Порой было обидно – у некоторых моих подруг были настоящие, живые дедушки; они ходили с ними на прогулки, в кино, играли... Мой же дедушка тоже был рядом, но обнять его было нельзя...

Судя по книге «Никогда не угаснет…» и всей вашей просветительской деятельности, вами движет не только чисто семейное желание – сохранить память о дедушке в молодом поколении.

Что конкретно подтолкнуло вас к решению выйти за пределы семейного круга и заняться пропагандой творчества всех писателей, теперь уже – всех деятелей культуры? Расскажите подробнее о клубе «Династия».

– В домашних архивах потомков деятелей культуры (и не только их, но я занимаюсь ими) хранится столько бесценного материала – все эти фотографии, рукописи, дневниковые записи, издания, которые уже давно стали библиографической редкостью... Я росла в этой среде и с детства бывала в гостях в этих семьях. Во время работы над книгой о дедушке много думала о том, что нельзя держать все эти сокровища «взаперти», их нужно обязательно показывать людям.

Однажды мы разговорились обо всех этих семейных «артефактах» с генеральным директором Национального музея РТ Гульчачак Назиповой. Видимо, блеск в моих глазах настолько ее воодушевил, что она тут же предложила мне возглавить создающийся музей истории татарской литературы, а я сразу согласилась. Мы написали концепцию, обсудили ее с научной и творческой общественностью города, но всё уперлось в финансирование… Тем не менее, мы продолжаем заниматься этой деятельностью. Уверена, что рано или поздно результат будет, не может не быть!

За последние несколько лет мы провели (и продолжаем проводить) множество замечательных мероприятий, посвященных нашим выдающимся землякам, уже ушедшим из жизни. Юбилейные вечера Шарифа Камала, Карима Тинчурина, Ризы Ишмурата, Аделя Кутуя и многие, многие другие!

Особенно любимы посетителями вечера из цикла «Писатель и его Муза», посвященные истории любви наших классиков. Мы рассказали о вдохновительницах Гарифа Ахунова, Туфана Миннуллина, Фатиха Карима, Мирсая Амира, Афзала Шамова… Со временем эти истории будут собраны в книгу.

Мы объединили потомков деятелей культуры Татарстана в клуб «Династия» – для того, чтобы действовать сообща.

– Как родилась идея выставки «Вечный человек» и что (или кто?) подсказало вам ее необычную форму?

– Во время туристической поездки в Берлин я видела нечто подобное там, на центральном бульваре. Выставка под открытым небом рассказывала о жертвах Холокоста. Мне очень захотелось сделать подобное и у нас, разместить выставку именно на улице – чтобы с ней смогли познакомиться как можно больше посетителей.

Выступление на церемонии открытия выставки

Я очень рада, что идея нашла отклик в сердце Зили Рахимьяновны Валеевой, директора Музея-заповедника «Казанский Кремль». Впервые мы заговорили с ней о выставке в феврале 2014 года – а в конце апреля она была уже готова. Для такого проекта это фантастические сроки!

На переднем плане Абдурахман Абсалямов

Я очень благодарна Зиле Рахимьяновне и всем, кто помог со сбором материала – это руководство творческих союзов республики и, конечно же, потомки героев.

У проекта есть продолжение – «Встречи у Вечного человека», в ходе которых потомки героев выставки рассказывают о своих замечательных предках. Встречи проходят каждую третью пятницу месяца в Кремле, в выставочном зале «Манеж».

Их объединил клуб «Династия»

Не так давно я закончила работу над книгой «Вечные люди», куда вошли истории с выставки – и не только; она выйдет в Таткнигоиздате к 70-летию Победы.

В нынешнем году выставка «Вечный человек» отправится «в путешествие» по районам РТ.

– Как складываются ваши отношения с теми, к кому вы обращаетесь со своими идеями – издать книгу, организовать выставку, создать сквер писателей на улице Абсалямова? Во всем ли получаете поддержку? Какие еще у вас планы?

– Еще несколько лет я боялась общаться с чиновниками! (улыбается) Мне казалось, что ничего не получится, что никого не заинтересуют никакие проекты. Но выяснилось, что это не так. И Министерство культуры РТ, и мэрия Казани, и администрация Ново-Савиновского района РТ, и руководители музеев, и представители бизнеса охотно идут навстречу. За последние годы сделано немало, и, я надеюсь, будет сделано еще больше.

В 2015 году отмечается пятидесятилетие со дня выхода в свет первого издания романа «Белые цветы», в связи с чем планируется переиздание книг на татарском и русском языках, проведение тематических мероприятий. Я очень рада, что в настоящее время компания ТНВ снимает по книге телесериал, съемки которого планируется завершить уже весной.

В сквере «Белые цветы» на пересечении улиц Абсалямова и Ямашева в Ново-Савиновском районе Казани появится одноименный фонтан.

В апреле в Музее-заповеднике «Казанский Кремль» откроется выставка, посвященная как истории создания романа, так и фронтовому пути его автора. На эту же тему будет создана передвижная фотовыставка, которая сначала пройдет в Москве, а потом – в районах Татарстана. 30 января мероприятием «Абдурахман Абсалямов – богатырь татарской литературы» откроет Год литературы Некрасовская библиотека города Москвы...

– Какой урок из творческого наследия Абдурахмана Абсалямова вы бы дали молодым?

– Осмелюсь утверждать – Абдурахман Абсалямов пережил свое время. Не всем его современникам это удалось, но творчество Абсалямова актуально и сейчас. До сих пор нашей семье звонят и пишут читатели, интересуясь, где можно найти его книги. Спрашивают их и в библиотеках, и в магазинах.

Не так давно я выложила на своем сайте в Интернете (www.absalyamova.ru) роман «Белые цветы», и только за одну неделю его скачали двадцать человек! Это же здорово, что и сегодня в Интернете молодые люди (молодые люди, а не их бабушки и дедушки!) со всех уголков мира тепло отзываются о «Белых цветах» (и других произведениях Абсалямова), которые не издавались уже почти двадцать лет, и настоятельно рекомендуют их к прочтению! Помечают их в качестве любимой книги на страничках в социальных сетях, скачивают, читают в электронном виде.

Стоит ввести в поисковых системах запрос «Абдурахман Абсалямов Белые цветы», как тут же открываются сотни ссылок, пройдя по которым, можно прочесть немало теплых слов о романе. Значит, он до сих пор живёт, до сих пор нужен! Не это ли высшее писательское счастье?..

– Альбина, вы тоже писатель. Каково ваше писательское отношение к писателю Абсалямову?

– В первую очередь, меня поражает его колоссальное трудолюбие. Абдурахман Абсалямов – автор почти десятка романов (рекорд среди писателей его времени!), каждый из которых издавался огромным тиражом и имел большую популярность. Не отвлекаясь от литературной деятельности, он работал в республиканском комитете Защиты мира, был членом пленума Казанского горкома СССР, делегатом XXII съезда КПСС, депутатом Верховного Совета СССР шестого созыва. А ведь при этом последние пятнадцать лет жизни он тяжело болел, пережил инфаркты, паралич! Долгое время печатал одной рукой! Трудно представить, как ему удавалось быть таким работоспособным в докомпьютерный век, ведь только на то, чтобы перепечатать роман из бумажных черновиков, уходило огромное количество времени.

Еще меня восхищает его скрупулезная работа над созданием литературных образов своих героев. Вот что говорил об этом он сам:

«самое трудное в творчестве – дорога от прообраза к образу. Это сложный путь, ухабистый и настолько изменчивый, что иногда от прообразов ничего не остаётся. Чтобы пояснить свою мысль, приведу один пример. На землю упали капли дождя. Затем они испарились, воздушные потоки собрали эти частицы вместе, изменили их температуру, качество, ветры отнесли их куда-то. А потом снова проливается дождь.

В творчестве происходит что-то похожее на это. Творчество даже более сложно и таинственно. Ты нашёл прообраз своего героя, но это ещё не образ. Чтобы он стал образом, нужны особенности и качества десятков, сотен прообразов. Будто тебе для создания образа дали в руки кусок мрамора. Чтобы передать облик конкретного прообраза, от этого куска достаточно отсечь всё лишнее.

Но для создания образа необходим огромный труд, так как он обладает уже несколько другими качествами, в нём появляются другие, новые черты. Как это делается? Это можно узнать, только внимательно изучив бесконечные и многочисленные черновики писателя. У нас же, к сожалению, наброски не сохраняются, мы их рвём и бросаем в корзину. Таким образом, тайна рождения многих образов навеки оказывается потерянной (повторяю, писатель позже не может рассказать обо всех тонкостях, так как в процессе творчества он их не записывает). Тайны теряются среди зачеркнутых слов и фраз, среди вставленных и вновь вычеркнутых мест.

При раскрытии тайны рождения образа нужно восстановить все эти зачеркнутые слова и строки, подробно их изучить, сопоставить, выбросить случайное и только после этого тяжёлого труда можно увидеть, как рождался тот или иной образ».

Создать такой образ, который запомнится читателю и изменит его мировоззрение к лучшему – непросто. Мне очень хочется научиться этому у дедушки.

– Остались ли у Абсалямова неопубликованные произведения?

– На русский язык не были переведены и не выходили романы «Плывут облака» о Мусе Джалиле и исторический «Грянет гром». Перевод последнего (вчерне) я уже сделала сама, но пока не хватает времени заняться редактурой. Очень хотелось бы, чтобы со временем они увидели свет.

О неопубликованных произведениях на татарском языке мне ничего неизвестно. Насколько я знаю, их нет. Существуют, правда, его замечательные дневники, военного и мирного времени, каждый из которых заслуживает отдельной публикации. Небольшие выдержки из них вошли в мою книгу, но целиком они еще ждут своего часа. Я постараюсь сделать все возможное, чтобы они дошли до читателей.

– Осенью 2014 года вы возглавили журнал «Идель». Что сделано за это время?

– Вышло уже четыре номера журнала, подготовленных мной и Аленой Каримовой, замечательным поэтом, переводчиком, заместителем главного редактора журнала «Идель». У журнала изменился макет, он стал более современным, структурированным; появились новые рубрики, в том числе, посвященные памяти ушедших классиков: «Воспоминание», «Вечный человек», «Им тоже было двадцать» (здесь публикуются рассказы маститых писателей, написанные ими в юные годы).

«Идель» – журнал для молодежи, и мы стараемся знакомить молодых ребят и с творческим наследием классиков, и с тем, что делают их современники. Уже прошли творческие встречи с авторами и редакцией журнала в Деревне Универсиады, Торгово-промышленной палате РТ, несколько встреч в Москве и районах Татарстана...

19 февраля в Национальном музее РТ состоится первое заседание дискуссионного клуба журнала. Будем рады сотрудничеству и интересным предложениям. Приходите!

– А лично у вас какие планы?

– Вот-вот должна выйти в свет моя книга стихов «Разве есть на свете забвение?», куда вошли как лирические стихотворения, написанные за последний год, так и стихи, посвященные теме Дома, семьи, предков. Помимо поэзии, в книгу вошли и избранные главы романа «Ася смотрит в небо», работу над которым я заканчиваю в настоящее время. Кроме этого, готовлю к изданию книгу «Долгий век Кати Толченовой», посвященную удивительной судьбе одной из наших соотечественниц, прожившей ровно сто лет и пережившей все горькие события, выпавшие на долю нашей страны в ХХ веке.

В Год литературы состоятся новые литературно-музыкальные вечера, где я буду читать стихи – и обязательно будет звучать музыка. Так, мы провели совместный вечер с народным артистом РТ Рэмом Урасиным, он назывался «Двое в зале Эрмитаж: сентиментальный разговор тет-а-тет».

Были и другие вечера – с аккордеонистом Андреем Сидоровым, струнным квартетом Казанской консерватории, пианистом Ильдаром Арслановым.

Эта традиция будет продолжена. Так что до новых встреч!

 

 Альбина АБСАЛЯМОВА

Далеко за пределами Татарстана знают и любят романы Абдурахмана Абсалямова «Белые цветы» и «Газинур», «Вечный человек» и «Огонь неугасимый», «Орлята» и «Зеленый берег». Писатель перевел на татарский язык «Молодую гвардию» А.Фадеева, «Весну на Одере» Э.Казакевича, повести А.Гайдара, Н.Лескова, рассказы Джека Лондона и многие другие произведения.

НЕСОСТОЯВШАЯСЯ ВСТРЕЧА

Нам так и не довелось встретиться – я родилась через два года после смерти дедушки. Я никогда не забиралась к нему на колени, не держала его за руку, не играла с ним в детские игры... Но всегда, везде я ощущала его присутствие. Он жил в воспоминаниях родных, жил в каждой комнате нашей квартиры на улице Маяковского, жил в вещах, во всех этих блокнотах, тетрадках, книжках с закладками, журналах, газетах, значках, орденах, очках, ручках, конвертах, открытках… Бабушка никогда не прятала от меня эти сокровища, их можно было трогать, разглядывать, впитывать в себя; бесконечно расспрашивать бабушку, папу, тетю, частых гостей – и думать, думать, думать...

А потом я выросла, и мне захотелось знать больше. Мы с семьей съездили на его родину – в маленькое село Старое Аллагулово в мордовской глубинке. Разобрали архив. Подняли киноархивы. Отретушировали фотографии. Познакомились со множеством замечательных людей, знавших его лично...

Все эти переживания вылились на страницы книги «Никогда не угаснет. История жизни и творчества писателя Абдурахмана Абсалямова, рассказанная его внучкой», которая вышла в Татарском книжном издательстве к столетию писателя.

РОДИЛСЯ В СЕМЬЕ КРЕСТЬЯНИНА

«О себе. Родился в 1911 году в селе Старо-Аллагулово Рыбкинского района Мордовской АССР в семье крестьянина. В 1923 году переехал в Москву к отцу. До 1929 года учился в средней школе. В 1930 году поступил в заводскую школу учеником слесаря. С этого момента по 1937 год работал на заводах Москвы слесарем. Занимался в вечернем техникуме, который не окончил. В 1936 году поступил в вечерний Литературный институт. Со второго курса институт стал дневным, и мне пришлось оставить работу. В 1940 году я окончил институт и был направлен на работу в Казань. С 1941 года – в рядах действующей Красной Армии…»

В этой автобиографии, в том или ином виде обошедшей все библиографические справочники, долгие годы было пропущено одно звено:

«С 1929 года отец, Сафа Абсалямов, работал сортировщиком на меховой фабрике в Москве. В 1933 году он был в первый раз арестован и отправлен на вольные выселки на север. Отбыв свой срок, он снова приступил к работе на той же должности. В 1937 году был вторично арестован и осужден по 58-й статье на 10 лет без права переписки… Реабилитирован посмертно».

Об этом не принято было говорить. Моя бабушка, Магина Измайловна Чумарина– Абсалямова, тоже никогда не рассказывала подробностей о родителях дедушки. Шепотом, словно боясь, что кто– то подслушает, вспоминала о том, как выгнали ее собственную семью из небольшого деревенского дома, обвинив в «кулачестве». Родителей сослали на Дальний Восток. Отец погиб в ссылке… Юная Магина с 14 лет одна скиталась по необъятным просторам советской родины, зарабатывая себе на хлеб и овладевая сначала рабочей профессией, позже – профессией учительницы.

Отрывок из так и не опубликованной дедушкиной автобиографии я, спустя четверть века после его смерти, нашла в ящике его письменного стола.

«С ДЕТСТВА В ДУШУ ЗАПАЛ ТУКАЙ...»

Двенадцать детских лет до переезда в Москву провел юный Абдурахман в родной деревне. Заслушивался народными песнями, засматривался свадебными обрядами.

«С детства в мою душу глубоко запал Тукай. Его стихотворение «Родной язык», наверное, раз сто прочитал вслух. Благодаря Тукаю впитал множество сказок, песен, баитов своего края. В выборе моего жизненного пути влияние Тукая бесспорно…» – писал Абсалямов.

Обучаясь в четвертом классе московской школы №27 имени Нариманова, Абдурахман начал писать стихи. Это немудрено – многие прозаики начинают пробовать себя в литературе с рифмования строк. Первое опубликованное стихотворение Абсалямова появилось в журнале «Октябрь баласы» («Октябренок»), который редактировал Муса Джалиль.

Вообще, с Мусой Джалилем у юного Абдурахмана сложились теплые, дружеские отношения – после рабочего заводского дня Абсалямов посещал литературный кружок при татарской библиотеке, созданный Джалилем. И он же рекомендовал Абдурахмана Абсалямова к поступлению в Литературный институт.

Любопытен документ, адресованный студентом IV курса Абсалямовым в дирекцию Литинститута:

«Летом этого года я был в Татарии, откуда Союзом писателей был послан на Большой Ферганский канал. Там, в связи со сбором необходимых мне материалов, я задержался и опоздал (на три дня). Прошу причину опоздания считать уважительной. Студент Абсалямов».

Именно во время этой поездки студент Абсалямов познакомился со своей будущей супругой – моей бабушкой Магиной, которая в то время преподавала русский язык в узбекской школе.

Впоследствии ее сестра Роза выйдет замуж за писателя Асхада Мухтара, который возглавит Союз писателей Узбекистана.

По окончании Литинститута дедушка был направлен на работу в Казань. Однако война спутала все карты. В августе 1941 года, не успев проработать и года в должности ответственного секретаря журнала «Совет эдибияты», Абсалямов был призван на фронт.

«НЕ ВРЕМЯ ДЛЯ ЛИТЕРАТУРЫ»

В годы войны дедушка служил командиром минометного расчета, потом – разведчиком, военным корреспондентом. Воевал в Финляндии, Карелии, на Дальневосточном фронте.

Поначалу суровые реалии войны заставили писателя забыть о литературе. О каком писательстве могла идти речь, когда главной задачей каждого бойца было бить врага?

Видимо, такими раздумьями, не раз терзавшими молодого литератора, и поделился дедушка с Ильей Эренбургом. В потрепанном военном дневнике нахожу старательно переписанный карандашом ответ Эренбурга от 10 ноября 1942 года:

 «Дорогой товарищ Абсалямов! Большое спасибо за Ваше хорошее дружеское письмо. Я рад, что моя статья о героических татарах понравилась Вам – татарину и писателю (судья с двойной компетенцией). Вы правильно пишете: придет время и для литературы. Будет победа – будет народ, а будет народ, будет и литература. Сейчас самое важное – уничтожить фрицев.

Посылаю Вам на память сборник моих статей, передайте сердечный привет вашим боевым друзьям. От души желаю сил и удачи. Илья Эренбург».

Однако вскоре Абдурахман Абсалямов был назначен военным корреспондентом – с 1942 года согласно решению Главного политического управления Красной Армии фронтовые газеты стали издаваться и на национальных языках. В годы войны дедушка работал в редакциях газет «Слово бойца», «Сталинский воин», «В бой за Родину». Приходилось быть и переводчиком, и редактором, и ответственным секретарем...

«В лесах Карелии, – писал Абсалямов позже, – в огне боев я, кажется, нашел то, чего недоставало моему творчеству. Правда, война еще не окончилась. Но я уже на свое творческое будущее смотрю более уверенно, знаю, о чем нужно писать. Трудный, тернистый путь писателя меня не пугает, несмотря ни на что, я встану на этот путь. В действительности же я давно встал на этот путь, для обретения крыльев мне недоставало знания жизни и людей. Если так можно выразиться, в лесах Карелии я прошел школу жизни, держал испытание на профессию писателя».

В апреле 1946 года дедушка был демобилизован. Вернулся в Казань, привез с собой Магину, дожидавшуюся любимого в узбекском тылу. Вскоре у счастливой пары появились ребятишки – сын Булат (мой отец) и дочь Ляля.

ДНЕВНИК ДЕПУТАТА

Не отвлекаясь от литературной деятельности, Абдурахман Абсалямов работал в республиканском комитете Защиты Мира, был делегатом XXII съезда КПСС, депутатом Верховного Совета СССР шестого созыва.

Поражает воображение «Дневник депутатской работы», начатый дедушкой 27 марта 1962 года. Как свидетельствует запись на первой странице, именно в этот день он получил мандат.

В дневнике дедушка отмечал, кто и с каким вопросом обратился к нему за депутатской поддержкой. Многие просьбы были приняты к рассмотрению еще до выборов.

В графе «результат» читаю: «Просьба удовлетворена, выдана комната… для ремонта сельского клуба выдано шесть тысяч рублей… выделена машина для детского дома…»

Всего в блокноте – более сотни записей. Каждое дело рассмотрено подробно – тут и наказ избирателей совхоза «Корноуховский» с просьбой провести в село электричество, и просьба учительницы-пенсионерки о трудоустройстве… Именно благодаря деятельности депутата Абсалямова улучшили свои жилищные условия многие молодые татарстанские писатели.

В дневник вложен номер газеты «Советская Татария» от 13 декабря 1963 года, на первой полосе которой опубликован обширный репортаж с пленума Центрального Комитета КПСС…

Вообще, эпоха давала о себе знать – тема партии и ее влияния на жизнь советского человека красной линией сквозила в большинстве произведений Абсалямова. Однако, на мой взгляд, несмотря на то что идеология полностью поменялась, произведения Абсалямова не утратили актуальности и по сей день – стержневыми темами его писательского творчества были вопросы человеческой нравственности.

«ОН, КАК СКАЗОЧНЫЙ БОГАТЫРЬ…»

В конце 1970-х годов казанская журналистка Саима Ибрагимова, в то время – ответственный секретарь газеты «Яшь ленинчы», обратилась с просьбой к писателю Кузьме Горбунову, переводившему на русский язык «Белые цветы» и «Зеленый берег», рассказать юным читателям газеты о жизни и творчестве Абдурахмана Абсалямова. Увы, материалу было не суждено выйти – тяжело заболел Кузьма Яковлевич, а дедушки вскоре не стало. Саима Ибрагимова много лет бережно хранила письма Кузьмы Яковлевича, а не так давно преподнесла мне этот поистине бесценный дар. Вот фрагмент одного из писем Горбунова:

«Выдающийся талант Абдурахмана не подлежит сомнению – примечательно, что дарование его прежде всего человеческое и пропагандирует художественным словом передовые, гуманистические идеи нашего времени. Не подлежит также сомнению, что он – подвижник. Но и это не все. Разумеется, всякий целенаправленный труд требует усилий, затраты энергии, преодолений косности, которая еще содержится в человеке.

А вот Абсалямов ведет уже многолетнюю борьбу со своим тяжким недугом, с болью, изнуряющими страданиями. И при этом не перестает вдохновенно работать. На такой подвиг способен истинный богатырь духа.

И при всем том – необыкновенная скромность украшает этого выдающегося человека.

…Мы уже давненько не встречались. Но помню отлично – при встречах меня всегда тянуло смотреть в глаза ему, излучающие особый свет, неяркий, но притягивающий и обогревающий собеседника. Оговорюсь – есть писатели более сильного, более глубокого, объемного таланта. Талант Абдурахмана способен проявить себя в преодолении величайших страданий. И в этом смысле он редкостный, подвижнический, героический талант».

Богатырь... Такое сравнение пришло в голову не только Кузьме Яковлевичу Горбунову.

«Абсалямов, как некий сказочный богатырь, в те годы, когда татарский роман в целом как-то захирел и стушевался, один сумел быть в поле воином, один удержал возле своих книг татарского читателя, не дал ему отвыкнуть от чтения больших мощных многоплановых произведений на родном языке», – сказал о дедушке его друг Хасан Туфан.

…Я сижу и в сотый раз нажимаю на кнопку «повторить». На экране ноутбука – дедушка, жизнерадостный и полный сил. Это кинокадры, каким– то чудом найденные в архивах. Прошло так много лет, но я верю – огонь, зажженный им, никогда не угаснет.

  

Читайте в «Казанских историях»:

«Среди пауз и многоточий» вместе с Альбиной Абсалямовой

«Вечный человек»

Быть или не быть музею истории татарской литературы?

Мы помним «Белые цветы» Абдурахмана Абсалямова

 

 

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

  Издательский дом Маковского