Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Я угрожала вам письмом из какого-нибудь азиатского селения, теперь исполняю свое слово, теперь я в Азии. В здешнем городе находится двадцать различных народов, которые совершенно несходны между собою.

Письмо Вольтеру Екатерина II,
г. Казань

Хронограф

<< < Декабрь 2020 > >>
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      
  • 1893 – В семье крестьянина-удмурта в селе Ново-Волково Глазовского уезда Вятской губернии родился революционер Иван Николаевич Волков, именем которого названа улица в Казани.

    Подробнее...

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Позади была Москва. В прямом и переносном смыслах

23 февраля 2020 года скончался Кафиль Фахразеевич Амиров. Среди моих добрых знакомых стало на одного человека меньше.

Прощание проходило на другой день  в здании Татарской государственной филармонии имени Г. Тукая. По снимкам в сетевых СМИ видно, как много людей захотели с ним проститься. Официальные лица, среди которых было два президента – Р. Минниханов и М. Шаймиев, много прокурорских работников, просто люди, которые его знали. А круг общения у него был  очень широким.

Новость для меня была неожиданной, хотя я знала о его болезни.

Где-то в январе, когда мы с командой Олега Маковского завершали четвертый том книги «Республика Татарстан: новейшая история», он позвонил мне. До этого я безуспешно пыталась найти его по телефону, поскольку хотела узнать, согласен ли он с сокращениями своего текста в этом томе. Он был отправлен ему в середине декабря.

Сначала у нас было согласовано его интервью в рубрике «Так делалась история», частично он уже отвечал на мои вопросы, и это была прекрасная возможность узнать то, что другим способом не получилось. Но когда Кафиль Фахразеевич подарил мне книгу «Пережитое. Записки о жизни прокурора республики», я предложила ему опубликовать отрывки из нее. Естественно, выбрала события, связанные с приведением республиканских законов в соответствие.

Кафиль Фахразеевич с сокращениями согласился. Сообщил, что раньше позвонить не мог, поскольку лежал в больнице. На эту тему мы не говорили, но по его словам я почувствовала, что повод был серьезный.

И вот когда я сама попала в больницу, узнала, что его не стало…

29 июня 2000 года сессия Государственного Совета РТ поддержала предложение Президента М. Шаймиева о назначении Прокурором республики Кафиля Амирова. На снимке: Президент представляет его в новой должности коллегам

Мы были знакомы давно. Встречались и в Госсовете (он по должности присутствовал на всех сессиях), и на открытиях фотовыставок (Кафиля Фахразеевича очень уважали в среде профессиональных фотографов). Несколько раз я брала у него интервью, которые можно найти на сайте «Казанских историй». Одной из моих настольных книг была его книга «Казанских улиц имена», у меня есть два ее издания. Довольно часто приходится использовать ее при написании материалов об истории Казани.

Не однажды мы разговаривали о журналистике. Я знала, что Кафиль Фахразеевич трепетно относится к своему журналистскому прошлому, хотя работал в редакции всего ничего. Но у него сохранялось чувство важности этой профессии, которое было крайне полезно для Амирова-прокурора. Закон накладывает на журналистов определенные ограничения при работе над темами правосудия, и он не раз выручал меня в трудные минуты, давая советы, как получить информацию, закон не нарушая.

Я хорошо помню один эпизод, связанный с журналистикой. Было это в 2003 году, когда я после долгого перерыва вернулась на кафедру журналистики КГУ. Во-первых, дело шло к 200-летию вуза,  и мне напомнили, что я в нем когда-то училась, во-вторых, у декана факультета Флорида Ахметовича Агзамова появилась возможность сформировать какое-то подобие творческих мастерских по примеру вузов, где готовят артистов. Мы часто беседовали с ним о необходимости штучной подготовки журналистов, но, к сожалению, ранее (а я преподавала на кафедре журналистики с 1971 по 1992 год) учебный план такого не позволял.

И вот я получила группу студентов – и оказалась не готова общаться с новым поколением будущих коллег. Они не скрывали, что в журналистике работать не хотят. На занятия многие не ходили.

А я строила грандиозные планы. И были в этих планах встречи с интересными людьми. Начинающие журналисты часто не умеют общаться со своими собеседниками. Первой была встреча с Прокурором республики Амировым. Я знала, что он не очень часто дает интервью, поскольку не терпит непрофессионализма в нашей профессии. И была удивлена, когда он согласился без особых уговоров.

В назначенный срок мы с коллегой по кафедре Юрием Ивановичем Фроловым были в здании Прокуратуры на улице Кремлевской. Тот не мог упустить такой возможности… Студенты запаздывали, и мы терпеливо ждали в приемной. К моему удивлению, Кафиль Фахразеевич отнесся к опозданию добродушно – на занятия опаздывают, а тут просто встреча… Впрочем, может он просто сделал вид, что не огорчен.

Когда стало понятно, что это не просто опоздание (пришла одна студентка, но не из моей группы), Кафиль Фахразеевич стал меня утешать. Он понимал, что мне крайне неудобно за студентов.

Мы уже намеревались уходить, когда он пригласил нас пройти в свою комнату отдыха. Там мы увидели накрытый к чаю стол. Хозяин кабинета задумал беседовать вот так, в неформальной обстановке. И его, как мне показалось, не смутило, что большая часть стульев за столом остались пустыми. А, может, тоже просто сделал вид…

Как я и планировала, задала Кафилю Фахразеевичу много вопросов о его журналистском прошлом, мы обсудили проблемы нашей профессии, и он не скрыл, что относится к  журналистским ляпам с особой строгостью.

Я с большим трудом доработала до сессии, поставила зачеты – и уволилась с кафедры. Не с такими студентами я работала в КГУ раньше. С этими  – не хотелось. Помню, перемены, которые я наблюдала в студенческой среде, меня потрясли. Думаю, что потрясение Кафиля Фахразеевича было сильнее. Прокурор республики, занятой человек, наверняка с большим трудом нашел в своем плотном графике окно для встречи со студентами. Может, из уважения ко мне, но скорее всего наша встреча могла напомнить ему годы юности, когда он мечтал стать журналистом и уже начал приближаться к этой цели.     

Ни разу потом Кафиль Фахразеевич не напомнил мне о той злополучной встрече.

Местом наших встреч чаще всего бывал Госсовет. Там мы особо не общались, но многие годы я регулярно видела его на парламентской трибуне. Чаще всего это случалось, когда он был заместителем Прокурора – Сайфихан Хабибуллович Нафиев доверял ему эту непростую миссию в самых трудных случаях.

Общение прокурорских работников с депутатами складывалось непросто. Некоторые народные избранники в своих выступлениях выражений не выбирали. И чем далее развивались события по выстраиванию в России «вертикали власти», тем напряженнее складывался этот диалог. Читая воспоминания  Амирова об этом в книге мемуаров, понимаешь, как сильно переживал он обвинения в свой адрес. «Несмотря на косые взгляды, я понимал, что отступать некуда – позади Москва. В прямом и переносном смыслах», - цитата из этой книги. Большой фрагмент из нее, который вошел в четвертый том, можете прочитать в «Казанских историях».  

Его положению в такие моменты – не позавидуешь. Один в двух лицах – представитель федеральной власти и гражданин своей республики одновременно.  

Прокурор Амиров ни разу не поддался на провокации депутатов, всегда был спокоен и убедителен. Не терял духа, когда круг желающих пообщаться с ним в кулуарах сессии стал сужаться. Можно предположить, какие чувства он при этом испытывал.

При наших беседах Кафиль Фахразеевич многое рассказывал мне, естественно, только то, что мог. Но была и какая-то информация, что называется, не для печати. Вот расшифровка одной из диктофонных записей:

 «Однажды я прихожу к Шаймиеву, я ему раз в квартал, а если надо – раз в месяц, докладываю, какие-то дела, согласия его спрашиваю и так далее. Я первый раз к нему пришел 30 июня, сразу как меня назначили (Прокурором РТ – Ред.). Мне Нафиев советовал: «Никогда не докладывай через подчиненных, извратят до невозможности в своих интересах, добивайся приема сам». И вот я звоню и говорю: «Мне нужно посоветоваться по нескольким очень важным вопросам». Он календарь свой посмотрел: давай вот такого-то, во столько-то. Я пришел…

Уже привык к руководству ходить, записывал на небольших листочках вопросы – первый, второй, третий, чтобы не упустить. И в папочках у меня лежали документы, что нужно под этот разговор. И я докладываю ему – один, два, три. Он внимательно слушал. Я поднял взгляд на него – а у него серое лицо стало, такое скучное.

Я следователем десятки лет работал. И я себе сказал: ты что докладываешь все время отрицательное, человеку это неприятно!

Он на меня смотрит, а я на него смотрю. И я ему сказал (напомню, это первая наша встреча была): «Минтимер Шарипович, я радостные вести не могу вам докладывать, они не по моему ведомству идут». Я это и в книжке, кстати, написал. «У меня, – говорю, – только отрицательное. Неприятное я вам говорю, как руководителю. Но имейте в виду: если я не доложу, вам никто об этом не доложит. А я докладываю, чтобы вы были в курсе. А он мне говорит: «Всегда докладывай правду». Сколько мы лет работали, я всегда ему докладывал правду, без всякого смягчения.

Я придумал такой афоризм: хорошо работаешь, как прокурор, Минтимер Шарипович тебя ругает (потому что протестов много) – плохо работаешь, Москва тебя ругает… И надо выбирать какую-то середину». 

В четвертом томе опубликованы фрагменты двух интервью Амирова, которые он дал Шамилю Мулаянову и Льву Овруцкому в 2000 году. В «Казанских историях» вы можете прочитать их в полном объеме. 

Его порядочность, которая подкупала всех, кто его знал, он ни с кем не испортил отношений, глубокие знания, и не только в юриспруденции, помогали ему жить последние 7 лет, когда он ушел с поста Прокурора республики. Он преподавал в Казанском федеральном университете, на кафедре теории и истории государства и права. В 2001 году стал профессором. Работал советником председателя совета директоров АО «Связьинвестнефтехим». Мы часто встречались в выставочных залах. Чаще всего на фотовыставках.  Его называли лучшим фотографом среди прокуроров и лучшим прокурором среди фотографов.

Одно из интервью Амиров дал мне у себя дома. Невольно я стала свидетелем его диалога с какой-то женщиной, прервавшей наше общение. Потом он пояснил, что консультирует соседей по правовым вопросам. Как я поняла, он входил в общественный совет своего дома.

Не секрет, у нас почитают человека, пока он при должности. Можно было ожидать, что ему не забудут, как при его содействии республиканское законодательство сокращалось, как шагреневая кожа. Но этого не случилось. Во всяком случае, я этого не наблюдала.

Уход «со сцены» Кафиль Фахразеевич переносил с большим достоинством. Что называется, «ролей» не просил, но и от возможности чем-то быть полезным, не отказывался. Например, поддержал защитников казанской старины, дав несколько комментариев в СМИ на эту тему.

 Очень жаль, что придется удалять из телефона еще один номер...

Читайте в «Казанских историях»:

Кафиль АМИРОВ: Нет ничего легче и нет ничего труднее, чем исполнять закон

http://history-kazan.ru/v-kurse-sobytij/chitalnyj-zal/17577-kafil-amirov-net-nichego-legche-i-net-nichego-trudnee-chem-ispolnyat-zakon

Кафиль Амиров: «Поступаю так, как я понимаю свои полномочия и свою ответственность за интересы России и Татарстана»

«Это не история татарстанской прокуратуры, это – моя личная история»

 

В роли гида – Прокурор Кафиль Амиров

16 мая 2004 года

В мае 2004 года отмечает очередной юбилей Прокурор Республики Татарстан Кафиль Амиров. Незадолго до 55-го дня рождения Кафиль Фахразеевич нашел в своем плотном графике время, чтобы встретиться с нашим корреспондентом.

Кафиль Амиров: «Бороться нужно с ветхим жильем, а не с историей»

18 сентября 2004 года

Интервью профессора К.Ф.Амирова, Прокурора республики, началось с воспоминаний о событиях, которые привели к тому, что прокурорский работник, крупный руководитель стал известным краеведом, автором книги, которая для многих является настольной.

Я знаю точно, невозможное возможно

06 мая 2010 года

В школе №113 Казани решили создать музей военно-патриотического направления «Генералы и адмиралы Республики Татарстан». Идея была одобрена руководством Республиканского комитета ветеранов войны и военной службы. К этой работе подключили студентов Среди консультантов будущего музея был Прокурор Республики Татарстан Кафиль Фахразеевич АМИРОВ. С ним встретилась студентка второго курса Института социальных технологий Казанского государственного технического университета имени А.Н. Туполева Ольга ПРОКОФЬЕВА.

И справочник можно считать литературой

16 августа 2015 года

В 2010 году в издательстве «Kazan-Казань» вышла книга-справочник «Казанских улиц имена», третье подобное издание.

«Не прикасайтесь к старым идолам»

12 февраля 2015 года

С Кафилем Фахразеевичем Амировым можно беседовать как с профессионалом на разные темы: о законах, о памятниках старины, о журналистике, о фотографии. На этот раз Любовь Агеева разговаривала с ним как с автором книг об улицах Казани.

Наша справка

Кафиль Фахразеевич Амиров родился 24 мая 1949 года в деревне Нариман Верхнеуслонского района ТАССР.

Работал корреспондентом районной газеты в Удмуртии. Образование получил в Харьковском юридическом институте в 1972 году. Работал следователем прокуратуры в Сарманоском районе (1972-1973), старшим следователем Прокуратуры ТАССР (1973-1980), прокурором Вахитовского района (1980-1989), первым заместителем прокурора Казани (1989-1992).

В 1992 году занял должность заместителя Прокурора РТ — начальника следственного управления. В 1997-м стал первым заместителем Прокурора Татарстана. С 2000 года – Прокурор РТ.

В сентябре 2013 года сообщил, что покидает свой пост в связи с уходом на пенсию.

В 1997 году ему был присвоен классный чин государственного советника юстиции III класса, в 2004 года он стал государственным советником юстиции II класса (приравнивается к званию генерал).

Почетный работник Прокуратуры Российской Федерации, заслуженный юрист Республики Татарстан. Кандидат философских наук. С 2001 года профессор.   

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

  Издательский дом Маковского