Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Если хочешь узнать человека, не слушай, что о нём говорят другие, послушай, что он говорит о других.

Вуди Аллен

Хронограф

<< < Август 2022 > >>
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        
  • 1930 – Опубликовано постановление ВЦИК и Совнаркома РСФСР от 30 июля 1930 о передаче клиник высших медицинских учебных заведений и медицинских факультетов университетов в ведение местных органов здравоохранения

    Подробнее...
Finversia-TV

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

«Казанские истории»: 20 лет истории»: 20 лет истории. Публикация вторая

С января 2002 года газета «Казанские истории» начала выходить регулярно, раз или два раза в месяц. О том, кто автор ее концепции, кто писал и читал новую газету, рассказывает Любовь Агеева.

Юбилей этого издания был в 2021 году («Казанские истории»: 20 лет истории. Публикация первая). Начинала газету не я, а Зумарра Халитова с одним из сыновей – Ринатом, который выступил учредителем. Зумарра Рахимовна была редактором. Она выпустила четыре номера. Пятый был мой. Пятый-шестой по счету. Поскольку Халитовы зарегистрировали газету объемом в 8 полос, мы чаще всего выпускали сдвоенный номер. Тогда с соблюдением регистрационных данных было строго.

Мы использовали оба формата – в зависимости от необходимости.  А когда ситуация на газетном рынке сильно изменилась и уже никто не интересовался объемом газет, у нас выходили номера, похожие на журналы. Таким был, например, номер, посвященный 1000-летию Казани. Всего с 2001 по 2008 год вышло 115 номеров.  

Главным редактором газеты «Казанские истории» я стала только 1 октября 2003 года. После того, как уволилась из аппарата Государственного Совета РТ. Появилась возможность привести наши с Зумаррой Халитовой официальные отношения в соответствие с фактическими. Она стала руководителем редакционного совета.

Умные люди спрашивали меня, зачем я выбрала проект, который точно не принесет  большой славы, тем более денег. Для этого лучше подойдет глянцевый журнал. Кстати, нечто подобное вскоре появилось – журнал с названием «Светский».

Но я для себя решила так – на пенсии буду заниматься только тем, что мне нравится. К тому же была  уверена, что задача воспитать достойное поколение понятна всем, в том числе тем, кто определяет погоду на информационном пространстве республики и города. Думала, что поддержат, ведь я человек известный в Казани, лично знакома с обитателями многих официальных кабинетов. Ошибалась…

 Я тогда еще не знала, что предстоит бороться практически за каждого читателя. Пессимистический прогноз, которым я однажды поделилась с Зилей Валеевой, коллегой по «Вечерней Казани», тогда министром печати, увы, начал сбываться. Я ей сказала тогда, что скоро придется детям деньги платить, чтобы они читали газеты и книги. Культурно-просветительные издания, тем более. Изучая информационные потребности своих студентов в КАИ, я видела, как с каждым годом все явственнее проступают в них следы новой информационной эпохи. Они хотели читать только то, что им интересно. Главное, чем их привлекали печатные издания – это картинки и маленький размер текстов. Но это тема отдельного разговора (Любовь Агеева. «Легкий читатель»: спрос на новую журналистику?).

Редакция «Казанских историй» до сих пор является местом моей работы. Если можно назвать работой деятельность, за которую нет зарплаты. Так что это не столько работа, сколько мое хобби.

Смена учредителя газеты

2003 год стал в истории «Казанских историй» этапным. И не только потому, что газета выходила уже регулярно, раз или два раза в месяц. У издания поменялся учредитель. Газета была зарегистрирована некоммерческим фондом «Редакция газеты «Казанские истории». Фонд учредили четыре физических лица: З.Р. Халитова, Р.Х. Халитов, Л.В. Агеева  и И.Г. Ахметзянов, директор ПИК «Идел-Пресс». Обновленное свидетельство о регистрации газеты было выдано Поволжским территориальным управлением Министерства РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций 3 апреля 2003 года.

Это не был фонд в привычном значении этого слова. В данном случае фонд – юридический термин, одна из форм существования некоммерческой организации. Юридический статус редакции позволял нам вести хозяйственную деятельность – заключать договора о рекламе, продавать газету в розницу и оптом, оказывать информационные услуги.

Согласно федеральному закону о некоммерческих организациях были созданы правление фонда, редакционный совет, который я возглавила как руководитель пресс-центра Государственного Совета РТ, и попечительский совет. Новой газете нужна была поддержка, и мы пригласили в органы управления фондом не свадебных генералов, а людей с большим авторитетом в культурном и историческом сообществе города. Все были мне знакомы еще по работе в «Вечерней Казани» и «Казанским ведомостям». Жаль, не могу назвать всех поименно – их было очень много.

Правление фонда возглавили: президент – Нияз Халитов, еще один сын Зумарры Рахимовны, профессор, доктор архитектуры, заместитель директора Государственного историко-архитектурного заповедника «Казанский Кремль», и вице-президент – Булат Султанбеков, заведующий кафедрой Института повышения квалификации работников образования РТ, председатель правления Татарстанского отделения Общества историков-архивистов России. Среди членов попечительского совета были Геннадий Муханов, генеральный директор Национального музея РТ; Мирза Махмутов, академик Российской Академии образования, РафаэльХакимов, государственный советник при Президенте РТ, директор Института истории Академии наук РТ.

Редакционные советы были во всех советских газетах и журналах. Перекочевали они и в постперестроечные времена. Но в большинстве редакций советы существовали номинально. В лучшем случае это была площадка для обсуждения отдельных критических публикаций и нахождения консенсуса между редакцией и учредителем (учредителями). Я не люблю в жизни ничего формального, и редсовет «Казанских историй»  был, действительно, работающий.

Первое заседание  совета состоялось сразу после новогодних праздников, 4 января 2002 года. В него вошли представители архивов и музеев, культурных и образовательных учреждений, ученые-историки и краеведы, журналисты, пишущие на темы истории, а также работники органов власти, на попечении которых были вопросы сохранения культурного наследия. Членами совета были также театровед Ильтани Исхакова, искусствовед Розалина Шагеева, музыковед Юлдуз Бурнашева. Совет состоял из двух групп – экспертов и консультантов. Позднее в нем появилась секция из школьных учителей истории.

Историческая миссия редакционного совета «Казанских историй» заключалась в том, что он помог учредителям издания сформировать его концепцию. Она появилась не сразу. Были двусторонние встречи с отдельными членами совета, несколько раз собирались вместе, чаще всего в Национальном музее РТ. Потом на основе концепции был определен круг тем, которые могли заинтересовать наших читателей.

Газета для всех, но не для каждого

Презентация новой газеты проходила 4 марта в Национальном культурном центре «Казань», где собрались ученые и краеведы, которые присматривались к новому изданию, а также педагоги, работники учреждений культуры, заинтересованные в нем, прежде всего архивисты и музейщики (Пишите, читайте о городе древнем и юном).Выступающие отметили, что появление «Казанских историй» в преддверии 1000-летия Казани очень своевременно – газета поможет жителям города лучше узнать его историю. Поэт Ренат Харис, народный депутат РТ, заметил, что время летит так быстро, что события пяти-десятилетней давности уже стали нашей историей, и выразил надежду, что «Казанские истории» смогут интересно рассказать и о новейшей истории республики. Нияз Халитов сказал, что всю жизнь занимается раскрытием тайн казанской истории, и рад, что появилась газета, где он может об этих тайнах написать.

Я тогда напомнила, что темы истории и краеведения в 1979-1990 годах активно освещались на страницах газет «Вечерняя Казань» и «Казанские ведомости», где я  работала, подчеркнула, что в концепции «Казанских историй» будет заложено всё лучшее из этого опыта. Напомнила собравшимся, что впереди две важные даты – 450-летие взятия Казани войсками Ивана Грозного и 85-летие Октябрьской революции, а отношение к этим событиям у людей разное. Задача новой газеты – если не примирить оппонентов, то хотя бы помочь им понять друг друга, привнести в общество мир и согласие.

Из того, что говорили на презентации,можно выделить два суждения, которые позднее определили концепцию издания: во-первых, «Казанские истории» практически не будут «стареть», поскольку большинство материалов раздела «Казань вчера, сегодня, завтра» полезно читать в любое время (отсюда девиз редакции – «Пишем о том, что полезно вам будет и через месяц, и через год»), во-вторых, газета должна стать изданием общественным. И не только потому, что это  издание негосударственное, а значит, редакция может рассчитывать только на свои силы. Это был принципиальный выбор. В постсоветскую эпоху стало много газет и журналов, главными, а порой и единственными авторами которых являлись штатные журналисты. Мы же ставили амбициозную задачу – делать газету руками внештатных авторов, как тех, кто знает об истории Казани почти всё, так и тех, кто еще только начинает постигать ее тайны.

Программа газеты «Казанские истории» и соответствующая тематическая модель были утверждены на заседании редакционного совета 30 июля 2002 года. Она начиналась так:

«В основу концепции новой газеты легли результаты социологического исследования, проведенного в 1996 и 2000 годах и описанного в газете «Век» доктором философских наук Еленой Шестопал. Она сделала такой неутешительный вывод: «За 10 лет реформ ткани общества распались, мы перестали чувствовать себя не только гражданами единой страны, но и просто жильцами одного дома или работниками одного предприятия». Елена Шестопал писала о «нравственном рахите» современного общества, о том, что более всего им поражены молодые люди, дети. По ее мнению, это заболевание необходимо лечить всем вместе, пока не поздно. Особую роль в этом она отводила государству.

Однако не менее значимой может быть и роль общественных формирований, в частности, средств массовой информации, которые не ставят своей задачей извлечение прибыли из издательской деятельности, не хотят обслуживать интересы каких-либо политических партий.

Газета «Казанские истории» – именно такое издание».

Обращение к публикации Елены Шестопал было далеко не случайным фактом. Министерство образования Российской Федерации объявило тогда грантовый конкурс участников федеральной целевой программы «Формирование установок толерантного сознания и профилактика экстремизма» в России (2001-2005)», и мы решили попробовать в нем свои силы. Грант мы не получили, но серьезная задача помогла нам четче определиться с базовыми целями.

«Ни одно существующее СМИ не представляет концептуальные темы «Казанских историй» целенаправленно и последовательно. Отдельные публикации есть в разных СМИ, однако многие события в данном тематическом диапазоне оказываются вне поля зрения журналистов, а значит – читателей. Газета «Казанские истории» все годы своего существования соответствует выбранной в 2001 году концепции культурно-просветительного проекта.

Несмотря на всю политическую нейтральность публикаций на темы истории и краеведения, культуры и искусства, «Казанские истории» могут играть роль стабилизующего фактора в обществе. До сих пор существует немало исторических событий, которые являются темой для серьезных дебатов и поводом для политического размежевания. Газета не может не касаться таких «болезненных» тем, как уроки Октябрьской революции, конфликтные взаимоотношения между Москвой и Казанью. «Казанские истории» пишут о таких темах с позиций бесстрастного историка, не политизируя факты, избегая радикальных высказываний.

Газета борется не ПРОТИВ, а ЗА – за взаимопонимание, за возвращение лучших традиций прежних лет, в том числе в общении людей разных национальностей. Это газета не столько об истории, сколько об исторических уроках. Ведь хорошее знание истории – это лучшее средство познать себя и мир, в котором ты живешь.

«Казанские истории» – необходимое издание для ученых гуманитарного профиля, краеведов, преподавателей истории, архивных и музейных работников, экскурсоводов. Газета не только дает им полезную информацию, но и может служить трибуной для профессионального общения.

Газета рассказывает об истории города, стараясь даже в известные страницы вписывать новые факты. Археология и архитектура, этнография и демография, народные промыслы и народные обычаи, религия, природа и экология, литература и живопись, театр и кино – и рядом с этим история водопровода, транспорта...

В советское время ученые и музейные работники, увлекаясь исследованием истории революционной мысли в крае, мало интересовались частной жизнью, а потому сведения о городском хозяйстве чрезвычайно скупы. Наши публикации могут восполнить этот пробел.

Газета последовательно анализирует состояние объектов культурного наследия Казани. Она поощряет изучение личной родословной. Результаты исследований на эту тему появляются в рубрике «Моя родословная», начавшейся с одноименного конкурса.

Многие современные средства массовой информации, сосредоточенные на политических темах, ориентированные не столько на образованных читателей, сколько на невзыскательную публику, а также рекламодателей и учредителей, вытолкнули из числа читателей представителей интеллигенции. Это тоже будущие читатели «Казанских историй».

Газета представляет интерес для тех, кто интересуется темами культуры. Публикации могут рассказывать как об истории культуры, так и о событиях современной культурной жизни.

«Казанские истории», ориентируясь на читателей одного города, рассказывают не только о Казани, и не только о Республике Татарстан.

В отличие от многих современных печатных изданий, «Казанские истории» делаются в основном руками внештатных авторов. Поэтому любой читатель может стать писателем».

Из Программы  газеты «Казанские истории»

С полным текстом программы можно познакомиться на сайте нашей газеты (http://history-kazan.ru/o-proekte).  

Зумарра и Ренат  Халитовы видели «Казанские истории» как общественно-культурное издание, «газету о прошлом, настоящем и будущем нашего города». В концепции редсовет уточнил статус газеты – это культурно-просветительное издание. Выбор из двух слов – просветительное и просветительское, мы сделали по принципиальным соображениям. Привычное значение слова «культурно-просветительский» – от глагола «просветить», то есть сообщить кому-либо знания. Мы выбрали понятие близкое, но другое по сути: «культурно-просветительный» – от глагола «просветиться», то есть получить знания самостоятельно.  Позже одна из студенток кафедры истории и связей с общественностью КГТУ-КАИ дала такое определение нашего издания – газета для всех, но не для каждого.

Газета «Казанские истории» – для всех, но не для каждого

Тираж «Казанских историй» колебался в разные годы от 2 до 20 тысяч. Газета имела постоянных подписчиков, а также продавалась в киосках «Горпечати» и «Экспресс-печати». Не так-то просто было привлечь читателей. Отсутствие средств на рекламные цели заставляло использовать для знакомства горожан с новым изданием любые возможности: я участвовала в программах на радио и телевидении, выступала перед учителями и  учеными, работниками архивов и музеев. Естественно, сильно помогли в организационный период своим авторитетом наши добровольные помощники – члены редакционного совета. Прежде всего, Булат Султанбеков, известный казанский историк и краевед, который опубликовал в газете много своих исторических очерков («Уходят свидетели великих свершений». И среди них – Булат Султанбеков). Вот что он написал однажды о газете «Казанские истории»:

«Многие могут не согласиться со мной, но я все-таки скажу, что самое значительное событие XXI века – это появление в Казани исторической газеты. Скажем скромнее – XXI век в Татарстане начался с создания «Казанских историй». Газета заполнила свободную нишу.

Пожелаем ей и ее авторам рассказывать об истории талантливо, правдиво и занимательно. Она вполне может стать самым интересным и полезным изданием для жителей Казани и республики».

Булат Файзрахманович был человеком с юмором, а потому, как и полагается на день рождения, слегка преувеличил факт появления «Казанских историй». Впрочем, он мог и в самом деле так считать, поскольку в это время уже обозначилась эрозия исторического знания, которая со временем завершилась серьезными изъянами массового исторического сознания.

В «Казанских историях» было опубликовано много исторических очерков Султанбекова. Он консультировал, предлагал новые темы, давал разрешение размещать очерки из своих книг на сайте нашей газеты. Довольно часто писал именно для «Казанских историй». Мы задумали с ним рубрику по случаю 30-летия распада СССР и 100-летия Советского Союза. Но этим планам не суждено было сбыться – Булат Файзрахманович умер в марте 2021 года.

Не могу не вспомнить с благодарностью Геннадия Степановича Муханова, генерального директора Национального музея РТ (такой статус музей получил 23 марта 2001 г.), который на первых порах опекал «Казанские истории», как заботливый отец. Музей представляли в редакционном совете, кроме первого руководителя, еще 4 человека: заместитель гендиректора Гульчачак Назипова, экс-директор Госмузея ТАССР Люция Валеева, научный сотрудник Елена Карташева и пресс-секретарь Людмила Гущина. Много было авторов из музея. Это было в традициях советской печати, когда просветительство считалось одной из служебных задач любого работника музея, архива, библиотеки. К сожалению, в постсоветской России таких профессиональных публикаций стало много меньше. Думаю, что причастны к этому и редакции СМИ, утратившие интерес к истории и краеведению. Как говорил мне в интервью известный знаток истории Казани Ильдар Алиев, «не хочу, чтобы из моей статьи делали заметку».  Потери чаще всего восполняют журналисты, а также авторы, пересказывающие книги дореволюционных авторов. Отсюда в информационном поле множество фактических ошибок и слухов под видом легенд, того, что известный казанский краевед Сергей Саначин называет вирусами.

Уже в первых номерах обозначилась еще одна важная задача новой газеты, кроме просветительской. При поддержке Национального музея и Института истории Академии наук РТ мы создали клуб любителей истории «Кирмэн». 14 ноября 2002 года прошло его первое заседание (Какую Казань оставим потомкам?).

Мало кто ожидал, что первая же встреча в новом клубе соберет большую аудиторию. Скорее всего, организаторам помогли  обстоятельства. Прежде всего, то, что встреча была назначена в только что отреставрированном крыле главного здания Национального музея с парадным входом со стороны улицы Кремлевской, и участники заседания имели возможность впервые увидеть помещения, восстановленные после пожара 1987 года. Второе обстоятельство было связано с тем, что, благодаря коллегам из журнала «Дизайн и новая архитектура», о предстоящем заседании узнали участники первого смотра-конкурса молодых архитекторов.

 А, возможно, главным мотивом для тех, кто решил прийти в новый клуб, была тема первого заседания. Учредители намеренно выбрали для открытия одну из самых острых проблем, которая активно обсуждалась и на официальных совещаниях, и в средствах массовой информации. Пользуясь тем, что в заседании принимали участие представители специализированных подразделений городской администрации и министерств, Алексей Демин, Лев Жаржевский и Ольга Юхновская обратили внимание на ряд конкретных объектов, судьба которых вызывала опасение, прежде всего, на  дом Горталовых по улице Япеева, где когда-то проживал будущий писатель Лев Толстой. Муханов сообщил, что дом не пропадет, поскольку уже начаты работы по созданию в нем музея. Не мог он знать, что работы по восстановлению здания затянутся на долгие годы, и музей Льва Толстого, открытый в нем в 2015 году, будет скорее школьным, чем государственным (По планам – музей Льва Толстого, по факту – образовательно-музейный центр). «Казанские истории» не раз возвращались к этой теме.

 «Какую Казань оставим потомкам?», – этот вопрос был задан всем присутствующим. В ходе бурной двухчасовой дискуссии ответ мы так и не нашли, договорившись посвятить этот теме и второе заседание. Так одной из постоянных тем «Казанских историй» стала защита культурного наследия. Она развивалась при активном содействии Фариды Забировой, тогда начальника Управления госконтроля охраны и использования памятников истории и культуры Министерства культуры РТ в г.Казани. Она входила в редакционный совет.На сайте нашей газеты можно найти материалы специального номера, выпущенного к XX  сессии Казанского городского Совета народных депутатов, которая проходила 30 сентября 2004 года (Охранять старую Казань будем согласно Концепции; Разрушать нельзя сохранить; Сохраним, пока еще есть что сохранять).  Депутаты утвердили концепцию градостроительной политики г.Казани по сохранению и развитию ее исторической части на 2004-2015 годы, разработанную Управлением архитектуры и градостроительства, а также план мероприятий по сохранности 108 объектов истории и культуры муниципального значения, включенных в государственный охранный реестр.

Управление, которое возглавляла Забирова, несколько раз меняло свое место в структуре органов власти: сначала было подразделением городской администрации, потом стало территориальным органом Министерства культуры, а потом оказалось в составе Министерства строительства, архитектуры и ЖКХ, что отражало непоследовательность власти в таком важном деле, как сохранение культурного наследия. Забирова ощутила это в полной мере, когда стала заместителем председателя республиканской организации ВООПИиК.

Фарида Забирова поддержала акцию «Казанские некрополи», начатую нашей редакцией. По ее инициативе она стала одним из проектов республиканского отделения ВООПИиК. Кого интересуют подробности, пройдите по ссылке http://history-kazan.ru/v-kurse-sobytij/na-redaktsionnoj-kukhne/17007-aktsiya-kazanskie-nekropoli-bibliografiya, где найдете библиографию этой темы.

К 50-летнему юбилею общества защитников старины я подготовила хронику тревог и достижений республиканской организации, включая два исторических этапа ее существования. Кому интересна эта тема, отсылаю к ее библиографии в рубрике «На редакционной кухне» (Рубрика «Хранители истории». Библиография).

На редакционной кухне

Газета требовала колоссального внимания, сильно отвлекала меня от основной работы, сначала в Государственном Совете РТ, потом в Казанском государственном техническом университете имени А.Н. Туполева (ныне КНИТУ-КАИ). Не раз порывалась уйти, но звонил Булат Файзрахманович Султанбеков и одной фразой менял мое настроение – если не ты, то кто?

Нетрудно было обеспечить выпуск газеты с точки зрения формирования контента номеров, но постоянно возникали огромные организационные проблемы, которые со временем, по мере роста цен на бумагу и типографские услуги, обострялись всё больше.Распространение газеты тоже было делом непростым. Мы сами развозили газету по школам. Работали с общественными распространителями.   Подписка с каждым годом становилась все более невыгодной, поскольку связисты забирали значительную часть денег подписчиков себе. Поэтому особую надежду возлагали на  выпуск специальных номеров – для конкретного заказчика.

В 2005 году  совместно с Институтом истории Академии наук РТ выпустили «Казанские истории» с подробным научным отчетом археологов, ученых других специальностей, с рассказом обо всех предыдущих исследованиях истории Казани. В номере были представлены и альтернативные точки зрения на 1000-летний юбилей города. Этот номер на 68 полосах формата А4, мало похожий на газету, получили почти все научные работники города, а также журналисты, аккредитованные на юбилейных мероприятиях. Он до сих пор пользуется большой популярностью у знатоков истории. Практически все публикации сегодня можно найти на нашем сайте.

Совместно с Мэрией Казани в 2006 году был выпущен номер, посвященный новому генеральному плану. В нем было рассказано также об истории градостроительства в нашем городе. Мы вспомнили Екатерину Великую,   которая утвердила первый генеральный план Казани, первого городского архитектора Кафтырева (Первый генеральный план – от Василия Кафтырева).

Редакция могла рассчитывать только на свои силы. И на своих читателей. Кстати, их было не так мало. В лучшие времена постоянный тираж составлял 5 тысяч экземпляров. Помню, одно время у республиканской газеты «Молодежь Татарстана» он был меньше.

Можно было предположить, что новая газета привлечет внимание научной и творческой интеллигенции Казани, но этого не случилось. По моим наблюдениям, в сложный период истории страны, когда рухнула устоявшаяся система распространения СМИ, эта категория читателей первой отказалась от периодической печати, в том числе от специализированных изданий. Это касалось не только «Казанских историй» – новичкам всегда тяжело завоевать место под солнцем, но и журнала «Казань», который к тому времени уже успел завоевать авторитет как интересное качественное издание. Это удивительно, но пенсионеры, рабочие и служащие, не имея достаточных средств на полноценное питание,  деньги на подписку находили.

Своей основной аудиторией с самого начала мы считали старшеклассников и студентов-гуманитариев. Время для привлечения этой аудитории было очень подходящее. Учебные заведения в преддверии 1000-летнего юбилея города принимали участие в многочисленных конкурсах, и школьники нуждались в краеведческих материалах, что делало необходимым такое издание, как «Казанские истории». Самым массовым был конкурс, который проводило городской отдел образования, – «Сказанием встает Казань». Мы не только освещали такие события как репортеры, но и публиковали в газете лучшие работы («Сказанием встает Казань...» – конкурс 2001 года; «Сказанием встает Казань…» – конкурс 2004 года год;  Казани уходящей милый лик: История Казанского университета глазами школьников).  Естественно, подобные публикации прибавляли нам читателей. И среди школьников и их родителей, и среди педагогов.

Мы разработали специальную программу для продвижения газеты среди учеников старших школ. В 2002 году несколько номеров были выпущены большим тиражом, которые распространялись в школах бесплатно. Конкретные организационные решения в поиске авторов и распространении газеты оказывали Татьяна Пономарева, член редсовета (на посту заместителя заведующего гороно и директора Дома детского творчества имени А. Алиша), Галина Тарасова, ведущий специалист по школам нового типа гороно, которая в период подготовки 1000-летия Казани отвечала за проведение краеведческого конкурса среди школьников города. В редакционный совет также входили методисты Республиканского научно-методического центра «Сэяхат» Министерства образования РТ Стелла Штейн и Людмила Биряльцева, которые помогали и с поиском авторов, и с расширением круга читателей среди юных краеведов.

Мы выпускали газету на то, что заработали, продавая газету и размещая рекламу, которой было не так уж много. По средствам и жили. За все 20 лет существования издания редакция только дважды имела довольно солидные поступления от спонсоров. В 2004 году банк «Ак барс» выделил нам 30 тысяч рублей, на которые мы оформили полугодовую подписку большой группе старшеклассников. В 2004 году редакция получила грант от агентства «Татмедиа» за рубрику «Я тебя понимаю» – о реализации республиканского закона о государственных языках Республики Татарстан. Вместе с ведущим рубрики – академиком Мирзой Махмутовым и радиожурналистом Эльвирой Кудрецкой мы разработала эту тему на два года, но когда через год подали заявку на грант, у нас ее не приняли. Честно сказали, что деньги выделяются по очереди. Больше я ни в каких грантовых конкурсах не участвовала.

В штате редакции иногда бывали три человека: я, бухгалтер Люция Сулейманова и корреспондент, в разные годы Елена Лыжина и Лиля Тухватуллина, но многие годы мы с Люцией оставались вдвоем. Верстальщикам платили по договору. В разные годы газету верстали Тимур Хафизов, Георгий Селектор, Сергей Рухов, Эдуард Ахмадеев и Гульнара Тулянкина. Редакции как коллектива у нас никогда не было, если не считать студенческой редакции, редактором которой в 2010-2012 годах была Ольга Прокофьева.

Однажды один из авторов, ждущий своей публикации в «Казанских историях», которого не устраивали отговорки о моей занятости, спросил раздраженно: «Почему вы нее поручите подготовить мой материал другому сотруднику редакции?». И с удивлением узнал, что такого сотрудника у меня в то время не было. «Как же вы тогда успеваете размещать на сайте такое количество публикаций?», – спросил он.

Понятия гонорар у нас не существовало. И всегда были люди, которые работали на газету без вознаграждения. Порой практически как штатные сотрудники. С благодарностью вспоминаю Вадима Пугача и Ирину Липец, которым нравилась профессия журналиста, и они прошли ее начальную школу в «Казанских историях». Практически без гонорара печатался в газете известный казанский фотомастер Владимир Зотов, мой друг и сокурсник по кафедре журналистики КГУ.

  Издательский дом Маковского