Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
21.05.2018

Цитата

Если хочешь узнать человека, не слушай, что о нём говорят другие, послушай, что он говорит о других.

Вуди Аллен

Погода в Казани
+9° / +18°
Ночь / День
.
<< < Май 2018 > >>
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      
  • 1925 – Для борьбы с туберкулезом под туберкулезный диспансер отдали одно из красивейших зданий Казани – бывший особняк военного губернатора Сандецкого (ныне Музей изобразительных искусств РТ).

    Подробнее...

Город, которого нет на карте

Редакция «Казанских историй» подготовила цикл материалов о кладбищах Казани.  Со временем они будут размещаться в рубриках «Казанские некрополи» и «Любовь к отеческим гробам...».

Мы призываем казанцев помочь нам в сборе фактического материала. Нас прежде всего интересуют захоронения выдающихся личностей, но на сайте опубликуем любое сообщение, если оно представляет интерес для всех читателей нашего издания. Особо будем благодарны за снимки из семейных архивов, если на них изображены уже не существующие надгробные памятники.

А начинаем этот важный социальный проект с очерка об истории казанских погостов. Он написан на основе публикаций из открытых источников Интернета и книг казанских краеведов. Поскольку сбор фактического материала начался в 2009 году, до начала акции, сегодня не везде можем указать авторство и источник. Если обнаружите фактические ошибки, пожалуйста, сообщите, мы перепроверим и внесем исправления.

Много ценной информации мы взяли из книг Анатолия Елдашева, книги и Е.В. Липакова и Е.В. Афониной «История казанских кладбищ», изданной в 2005 году. Это было специальное издание к 1000-летию Казани, выходу которого поспособствовало  муниципальное унитарное предприятие «Ритуал».

Понадобилось много времени для сбора фактического материала, разбросанного по самым разным источникам. И этот процесс еще не завершился.

Древние кладбища Казани

Выражение «Казань стоит на людских костях», увы, имеет под собой основания. Впрочем, как и любой древний город.

Старых кладбищ в городе было много, все они были небольших размеров, и когда город по мере своего развития наступал на погост, захоронениями жертвовали. Так было и во времена Казанского ханства, и во времена Казанской губернии.

Об истории древних захоронений рассказали в книге «История казанских кладбищ» Е. Липаков и Е. Афонина. В нашей газете опубликована статья Наиля хазрата Гарипова о татарских кладбищах.

С середины XV века Казань стала столицей ханства и уже скоро превратилась в один из крупнейших городов Восточной Европы. Старое кладбище оказалось внутри крепости (кремля), и его территория была застроена. Вблизи ханского дворца хоронили теперь только казанских ханов и высокопоставленных вельмож. Остатки двух ханских мавзолеев открыты в 1974 году. Имена ханов, захороненных в кремле, предположительно следующие: Махмуд (1445-1466) и Мухаммед-Амина (1484-1485, 1487-1496, 1502-1518).

На территории кремля, помимо отмеченных выше могил татарских ханов, зафиксировано кладбище XV века.

Главное кладбище города времен Казанского ханства находилось там, там где позже был построен Гостиный двор (ныне главное здание Национального музея РТ на улице Кремлевской). В 1778 году при рытье фундамента одного из зданий Гостиного двора, в районе пересечения улиц Воскресенской (Кремлевской) и Поперечно-Воскресенской (Чернышевского), был обнаружен надгробный камень, датированный 1530 годом. На боковых сторонах камня приведены традиционные стихи из Корана. На лицевой стороне надпись: «В году девятьсот тридцать шестом Шах-Мухаммеда-бика сын Мухаммед-Али-бик в (месяце) Зулькаде от руки неверного мучеником (стал)».

Эта дата по хиджре соответствует июлю 1530 года, когда произошла очередная война Казанского ханства с Российским государством. На обратной стороне: «Памятник этот поставил сын (убитого) Тенгри-Кулы-бик».

Камень хранился в Гостином дворе, позже по инициативе знаменитого татарского ученого и просветителя Шигабутдина Марджани был перенесен в мечеть, где находится и сейчас.

Остатки двух ханских мавзолеев были открыты в 1974 году, в одном из них был похоронен хан Мухаммед-Эмин. При строительстве пятиэтажного жилого дома в начале улицы Ленина (ныне Кремлевская, 2а) в конце 1950-х годов были обнаружены многочисленные захоронения. Память об этом кладбище сохранилась у жителей Татарской слободы. Шигабутдин Марджани писал, что кладбище занимало огромную площадь, начиная от того места, где сейчас Спасская башня и кремлевская стена, выходящая на площадь Первого Мая, до здания Казанской духовной семинарии (ныне Институт геологии и нефтегазовых технологий Казанского федерального университета).

«Почему же кладбище находилось в самом центре города, на месте удобном для застройки и торговли? Ведь не случайно в русской Казани на его месте уже в 1560-е годы расположился Гостиный двор с сотнями лавок, а ханская Казань тоже была крупнейшим торговым центром?», – задались вопросом авторы книги «История казанских кладбищ».

И ответили так: «Скорее всего, кладбище начало функционировать тогда, когда Казань была совсем маленьким городком».

В ханской Казани было еще одно мусульманское кладбище, располагавшееся на территории университетского двора и прилегающих частях улиц Кремлевской, Лобачевского и Университетской. Впоследствии, уже при русских, через это кладбище прошла деревянная стена укреплений Казанского Посада. В Писцовой книге 1565 года читаем: «на остроге же на старом татарском кладбище ворота малые на заразе, по обе стороны оврага к Бунаку, даны стрельцам для воды».

В верхнем посаде, на южном краю бывшего Гостиного двора, в 1798 году был обнаружен надгробный памятник казанского князя Мухаммед-Али-бека, погибшего 10 июля 1530 года «от руки неверного», то есть во время штурма Казани, когда был взят ее посад.

Более обширное кладбище располагалось значительно южнее, в районе скверика на углу улиц Кремлевской и Лобачевского, кладбище нижнего посада – за Булаком, в районе пересечения современных улиц Татарстан и Гражданской.

В татарской Казани жило немало русских людей. Это были пленные, приезжие торговцы и ремесленники. Естественно, имелось и русское кладбище. Об этом совершенно определенно говорит Житие мученика Иоанна Казанского. Уроженец Нижнего Новгорода, он был в 1505 году захвачен в плен, в Казани служил при дворе знатного вельможи. В 1520 году его стали принуждать принять ислам, причем, привели на русское кладбище, угрожая убить в случае отказа. Иоанн оказался тверд в вере, ему нанесли несколько ударов мечом и оставили на кладбище. Но Иоанн сумел перед смертью добраться до города и умер у русских Казанцев.

К сожалению, место, где находилось русское кладбище, точно не известно. По бытовавшим в Казани в XIX веке легендам, оно находилось на Зилантовой горе, но подтверждения этому нет.

При строительстве мечети Кул Шариф в Кремле были найдены захоронения Троицкого монастыря, упраздненного в 1764 году по указу императрицы Екатерины II, которая провела секуляризацию церковных земель. Тогда были закрыты сотни монастырей по всей России, в том числе в Казани.

Троице-Сергиев монастырь был основан в 1553 году иноками Троице-Сергиевой лавры и просуществовал до конца XVIII века. Монастырь располагался севернее Спасо-Преображенского монастыря, между Преображенской и Глухой четвероугольной башнями, на том месте, где впоследствии было построено здание юнкерского училища (1840). Археологи выявили Троицкий погост XVI – XVII веков площадью до 4500 кв.метров.

Часть захоронений, по-видимому, была перенесена в Успенский Зилантов монастырь и часовню Всемилостивого Спаса при церкви Ярославских Чудотворцев на Арском кладбище.

Как пишет А. Елдашев в книге «Утраченные монастырские некрополи Казани. XVI – начало XX вв.», на территории кремля с XVI века до 1920-х годов было три православных кладбища: Спасо-Преображенского монастыря, Троице-Сергиевской обители и Введенской церкви. В раскопе 2004-2005 годов было вскрыто около трехсот погребений.

Архангельское кладбище появилось в качестве слободского некрополя при Михайло-Архангельской церкви. На кладбище кроме жителей этого села хоронили и горожан из близлежащих районов – в основном из густонаселенной Суконной слободы. Как пишет краевед Лев Жаржевский в книге «Казань. Город мертвых», в 1864 году кладбище перевели в городское управление по просьбе служителей церкви, так как они не могли самостоятельно навести там порядок.

Об истории Арского кладбища мы расскажем в отдельной публикации, здесь коснемся только старообрядческих захоронений. Правовое положение старообрядцев в Российской империи было весьма сложным. С одной стороны, принадлежность к старообрядческим общинам не преследовалась, среди старообрядцев было много состоятельных предпринимателей, людей, пользующихся политическим влиянием. С другой, старообрядческие вероисповедания считались «вредными», общины не имели прав юридического лица. Считалось, что «раскольники» имеют право молиться в «своих домах», но не должны создавать узаконенных обществ.

В Казани было довольно много старообрядцев, принадлежащих к трем основным согласиям: одному поповскому (имеющему священников) – Белокриницкой иерархии и двум беспоповским – Старо-Поморскому и Поморско-Брачному.

Вплоть до 1905 года в России, за редким исключением, не было официальных старообрядческих церквей и молельных домов. Не было, соответственно, и кладбищ. Так было юридически, но на практике все обстояло иначе. На Арском кладбище Казани были два участка, на которых хоронили старообрядцев. На одном из них, который назывался Часовенным кладбищем, хоронили старообрядцев Белокриницкой иерархии, на другом – Поморском кладбище – старообрядцев беспоповских согласий. Самое известное из захоронений на Поморском кладбище – могила знаменитого благотворителя и одного из руководителей Старо-Поморской общины купца Якова Филипповича Шамова.

Но оба этих старообрядческих кладбища действовали неофициально. Формально это была часть православного кладбища.

В апреле 1905 года в России была объявлена свобода вероисповедания, старообрядцы получили возможность регистрировать свои общины, строить храмы и монастыри. Официальные общины всех трех согласий были зарегистрированы и в Казани. Но кладбища под свое управление они так до 1917 года и не приняли, во всяком случае, документов об этом Е. Липаков и Е. Афонина в архиве не нашли.

Около 1910 года поморцы построили на Арском кладбище небольшую, но очень пышную часовню для отпеваний. Она и сейчас стоит рядом со склепом Шамова, в настоящий момент находится в стадии реставрации. Работы по реставрации в склепе Шамова летом 2017 года завершены.

У старообрядцев Старо-Поморского согласия в Казани было еще одно кладбище, совершенно нелегальное по законам Российской империи. Это был так называемый Стекольный скит, здание и сейчас стоит на пляже «Локомотив». До середины XVII века на этом месте находился монастырь Дмитрия Прилуцкого, закрытый, якобы, за приверженность монахов старым обрядам. Старообрядцы-беспоповцы почитали это место, вероятно, уже во второй половине XVIII века, собирались здесь для служб и хоронили умерших.

В 1810-е или в 1820-е годы купец-старообрядец Василий Андреевич Савинов построил на этом месте стекольный завод, отсюда и название места. На самом деле завода здесь никогда не было – Савинов построил молельный дом, зарегистрировав его как завод, чтобы сохранить место за старообрядцами. До 1847 года этот дом был основным местом, где собирались старообрядцы Старо-Ломорского согласия.

В 1847 году молельный дом был закрыт властями как незаконный. С этого времени вплоть до начала XX века дом находился в запустении, но старообрядцы продолжали его эпизодически посещать и ремонтировать, а также хоронить рядом умерших.

В 1905 году старообрядцы вновь оборудовали здесь официально разрешенный молельный дом, просуществовавший до 1937 года. 6 марта «Стекольный скит» был реквизирован для размещения клуба железнодорожников «Локомотив», несколько десятков надгробных памятников были снесены.

Древнейшие известные захоронения в Казани – мусульманские, их называли магометанскими. Две надгробные плиты были найдены в середине XIX века при строительстве нового архиерейского дома. Это были захоронения «чтимого повелителя» Хасан-бека, сына Мир-Махмуда (вторая половина XIV столетия), и булгарской принцессы Алтын-Бэрте (Золотая Крупица), умершей в 1297 году. Эпитафия на ее каберташе (надмогильном камне) является древнейшей надписью, найденной на территории Казани. В настоящее время эти надгробия хранятся в Национальном музее Татарстана.

По мнению специалистов, это кладбище относится к XIII–XIV векам. О том, что на территории монастыря имеются следы мусульманского кладбища Болгарской эпохи, писал Константин Худяков в книге «Очерки по истории Казанского ханства». Цитата из этой известной книги:

«Болгарскую эпоху значительное поселение находилось на берегу озера Кабан, верстах в 6 от современной Казани. В настоящее время здесь расположен Воскресенский монастырь.

При постройке монастыря (1780 г.) часть каменных плит, уцелевших от кладбища, была положена в фундаменты зданий. Марджани писал по этому поводу:

«При начале озера (Кабана), в усадьбе, служащей местопребыванием архиерея, есть древние мусульманские могилы. Когда там производилась стройка, то рабочие положили многие камни под строение. Заметив это, Григорий, который был в то время казанским епископом, а впоследствии сделался митрополитом, остановил рабочих и таким образом небольшая часть остатков сохранилась в целости».

Когда-то на месте летней резиденции казанских архиепископов находилось Кабанское городище – деревня, огороженная частоколом и рвом. Теперь здесь территория Татарского НИИ сельского хозяйства. Рядом находятся строения возрожденного Казанского Новоиерусалимского (Воскресенского) монастыря. На его территории – два надгробных камня с арабскими надписями. Один камень находится при входе в монастырские ворота, направо, а другой – в палисаднике перед архиерейским домом, около колокольни. Здесь же лежит осколок третьей такой же плиты. Благочестивые мусульмане до сих пор посещают эти могилы.

При постройке монастыря часть каменных плит, уцелевших от кладбища, была положена в фундаменты зданий. Марджани писал по этому поводу: «При начале озера (Кабана), в усадьбе, служащей местопребыванием архиерея, есть древние мусульманские могилы. Когда там производилась стройка, то рабочие положили многие камни под строение. Заметив это, Григорий, который был в то время казанским епископом, а впоследствии сделался митрополитом, остановил рабочих и таким образом небольшая часть остатков сохранилась в целости».

На территории возрожденного Казанского Новоиерусалимского монастыря можно видеть два надгробных камня с арабскими надписями. Один камень находится при входе в монастырские ворота, направо, а другой – в палисаднике перед архиерейским домом, около колокольни. Благочестивые мусульмане до сих пор посещают эти могилы.

Во времена Казанского ханства городской мазар (магометанское кладбище) находился в Кураишевой слободе, в районе Сенного базара. После образования Татарской слободы ее жители продолжали хоронить умерших там. Кладбище начиналось от нынешней Сенной мечети и заканчивалось в районе сквера по улице Московской. По мере развития Татарской слободы эти земли использовали под жилую застройку, тесня кладбище.

После указа Екатерины II от 24 декабря 1771 года «О сношении Губернаторов и Воевод с Духовными Правительствами по отводу мест для кладбищ и построения церквей» магометанское кладбище было перенесено на территорию нынешней 5-й городской больницы (ул. Ш. Камала, 10). Этим указом запрещалось «хоронить умерших в городах при церквях» и предписывалось «отводить для этого особые кладбища за городом на выгонных землях с построением при кладбищах особых церквей».

В начале XX века при строительстве железной дороги магометанский зират (кладбище) был рассечен железнодорожной дамбой. Восточная его часть постепенно отмирала и застраивалась частными домами, а западная продолжала расширяться.

Древнее кладбище в Адмиралтейской слободе расположено на берегу Волги, на пересечении улиц Большой и Брюсова. Это кладбище – одно из самых древних в Казани, оно известно со времен Казанского ханства.

Впрочем, мнения о времени его появления разные. Есть точка зрения о том, что первая могила относится к 1321 году. Это расцвет Казанского ханства. Но некоторые ученые считают, что захоронения здесь начались много позже. Трудность в датировке объясняется тем, что могильных камней с хорошо читаемыми надписями не сохранилось.

Дважды судьба этого кладбища висела на волоске. В 1879 году за его упразднение высказалась санитарная комиссия городской Думы, поскольку ежегодно по весне заливалось водой. Такой же вывод был сделан в 1884 году. Попечитель татарских кладбищ Мухаметзян Галеев, гласный Думы, сумел предотвратить принятие этого решения.

Кладбище было частично затоплено при подъеме Куйбышевского водохранилища в 1960-х годах. До недавнего времени здесь не имелось ограждения, поэтому акты вандализма были частыми явлениями. Сейчас это кладбище находится под присмотром активистов Казанского отделения Всемирного форума татарской молодежи. Первый субботник здесь они провели еще в 2013 году.

Пороховая слобода в Казани стала формироваться в конце XVIII века, когда в 1788 году был основан Казанский пороховой завод. Среди ее жителей были люди всех национальностей. Поскольку Пороховая слобода находилась в отдалении от остальной части города, то при ней стало формироваться свое кладбище. До Великой Отечественной войны оно было чисто мусульманским погостом, однако на месте современной мечети «Рамазан» (ул. Окольная, 25-б) во время войны работал военный госпиталь, и умершие военнослужащие, независимо от вероисповедания, стали хорониться на этом кладбище.

К позднему периоду Казанского ханства относится самое старое христианское кладбище Казани – армянское. В это время в Казани жило много армянских купцов с семьями. У них была даже своя церковь, на ее месте позднее была построена Георгиевская церковь, ныне не существующая.

Первые армянские поселения появились в Поволжье в XI веке. Знаменитый арабский путешественник и ученый Ахмед ибн-Фадлан, путешествовавший по Волге в 922 году, писал, что юрта булгарского царя была устлана армянскими коврами.

Культурные и экономические связи Волжской Булгарии и Армении достигли расцвета в XIII–XIV веках. Чуть позже в Казани обосновалась большая колония армян. Здесь жили армянские купцы, проводившие большую торговлю с Казанью, а через нее – и с северными народами. Их дома находились в районе нынешней улицы Петербургской, между гостиницей «Татарстан» и старообрядческой церковью. В Научной библиотеке имени Н.И. Лобачевского КФУ хранится рукописное армянское Евангелие, переписанное в Казани в 1503 году.

В 1880 году профессор Казанского университета Николай Федорович Высоцкий нашел остатки армянского кладбища, расположенного на Третьей горе (ныне улица Калинина), над обрывом возвышенности недалеко от Духосошественской церкви. Это урочище имело название «Немецкая Куртина». Были произведены раскопки четырех одиночных и одной довольно большой общей могилы, обнаружены 4 надгробных камня с армянскими надписями. Тексты не содержат имен и дат, это фрагменты из Священного Писания, но специалисты по шрифту датируют эти камни XIV-XVI веками.

Еще об одном иноверческом кладбище Е.В. Липаков и Е.В. Афонина узнали совершенно случайно. В 1896 году католическая община, жалуясь на недостаток места, попросила выделить католикам еще один участок для захоронений «на Архангельском кладбище за караимским кладбищем». Таким образом, даже такая крохотная община, как караимы, имела в Казани свое кладбище, хотя по переписи 1897 года здесь жили всего 39 караимов обоего пола.

Караимы исповедуют нетрадиционный иудаизм (на бюрократическом языке Российской империи – «караимское вероисповедание»). Основным занятием караимской диаспоры всегда было производство табачных изделий. В Казани работали папиросные фабрики Саатчи и Мюфчи.

Когда усопших хоронили на церковных погостах возле церквей и на территории монастырей, управление кладбищами было сосредоточено в руках епархиального ведомства и попечительства о бедных духовного звания. В отличие от приходских погостов, принадлежавших религиозной общине, два общегородских кладбища – Арское и Магометанское, созданные по велению Екатерины Великой, считались уже учреждениями гражданскими.

Декретом Совнаркома от 7 декабря 1918 года «О кладбищах и похоронах» церковные власти и дореволюционные органы местного самоуправления были полностью отстранены от похоронного дела, а вся организация похорон была передана в ведение местных Советов депутатов трудящихся и их исполкомов. Кончина человека стала именоваться «актом гражданского состояния».

Монастырские погосты

Издавна на Руси покойников хоронили на территории монастырей или приходских церквей. Во второй половине XVI века в Казани и ее окрестностях появилось несколько монастырей с погостами, в том числе – Спасо-Преображенский (в кремле), Зилантов, Казанско-Богородицкий. Самыми значительными монастырскими кладбищами были Зилантово и Кизическое.

Историю монастырских погостов изучали Евгений Липаков и Анатолий Елдашев. В книге «Утраченные монастырские некрополи Казани (XVI – начало XX вв.)» А. Елдашев рассказал о семи монастырских кладбищах, а также о погостах Свияжской Макарьевской пустыни, Седмиозерной Богородичной пустыни и о некрополе кафедрального Благовещенского собора. Книга богато иллюстрирована старинными снимками, а также снимками автора, и некоторые из них – уже раритеты, поскольку какие-то объекты сегодня утрачены.

Здесь дадим краткую характеристику самых больших монастырских погостов. О некоторых «Казанские истории» уже рассказали, о других еще расскажем – получили от автора книги разрешение на перепечатку.

Аристократическим считалось Спасо-Преображенское кладбище в кремле. Самой первой на погосте была могила святого Гурия, первого епископа Казанской епархии, скончавшегося 4 декабря 1563 года и погребенного перед алтарем Преображенского собора. Над могилой его была сооружена боярином Иваном Елизаровичем Застолбским «каменная клеть». В 1576 году клеть эта приняла под свою сень нового великого подвижника веры – святого Варсонофия (умер 11 апреля 1576 года).

В 1596 году, при перестройке деревянного собора в каменный, клеть, устроенную Застолбским, пришлось сломать. При этом последовало открытие мощей святых Гурия и Варсонофия. Нетленные тела их были оставлены наверху, а для останков иноков Ионы и Нектария была сооружена перед алтарем «пещерка», которая изнутри имела каменный свод. Снаружи дневной свет проникал через пять узких продолговатых оконцев, забранных железными решетками. Вход в нее был углублен в землю на четыре ступени.

«Пещерка» не позже 1606 года приняла останки благочестивого архиепископа греческого Епифания. В 1614 году здесь же был погребен митрополит Казанский и Свияжский Ефрем (умер 26 декабря 1613 года), короновавший первого царя из дома Романовых – Михаила Федоровича. Здесь же упокоились настоятели святой обители архимандриты Сергий (1608-1613) и Еремей (1628-1629). В 1706 году в «пещерке» удостоился погребения греческий епископ Арсений, отлученный от служения в Иерусалиме и живший в Макарьевской пустыне.

В «пещерке» были погребены боярин Застолбский, нареченный в иночестве Ионою, и его сын Нестор. По левую сторону от «пещерки» в 1740 году в специально сооруженной часовне был похоронен ближайший родственник Кахетинского царя Теймураза князь И.Е Багратион-Давидов, который проживал в Казани по велению императрицы Анны Иоановны.

Над всеми погребенными были положены надгробные плиты с надписями, сделанными вязью.

К сожалению, монастырь вместе с кладбищем был утрачен еще до революции 1917 года. В сентябре-октябре 1995 года «пещерка» Спасо-Преображенского монастыря была вскрыта археологической экспедицией под руководством Ж. Алфеевой, и сохранившиеся останки (12 погребений) были перезахоронены в Петропавловском соборе и Иоанно-Предтеченском мужском монастыре.

В Петропавловский собор были перенесены мощи преподобных Ионы и Нектария, сподвижников святителя Гурия. Они находятся в верхнем храме (с северной стороны). В нижнем храме, на левом клиросе, почивают мощи митрополита Казанского Ефрема, а в алтаре – архиепископа Иерусалимского Епифания.

Мощи Святителя Гурия с начала 30-х годов XX века находятся в кладбищенском храме Ярославских Чудотворцев. Как пишет А. Елдашев, мощи святого Варсонофия, переданные в Государственный музей ТАССР, в 70-х годах XX века были утеряны.

А. Елдашев, хорошо осведомленный в истории Казанской епархии (он уже много лет преподает в Казанской духовной семинарии), по имеющимся источникам, в том числе по некрологам в старинных газетах, установил 84 захоронения за период с 1863 по 1922 год. Самые поздние захоронения этого монастырского некрополя, по его мнению, – профессоров Казанской духовной академии П.В. Знаменского (умер 2.05.1917 года) и Н.Ф. Катанова (9.03.1922).

Долгое время считалось, что на Арском кладбище, напротив церкви Ярославских Чудотворцев, находится кенотаф известного ученого-востоковеда Н. Катанова. А. Елдашев предполагает, что это настоящая могила. Просто ее надежно спрятали от посторонних глаз. Прах с кремлевского некрополя был перенесен сюда. Кстати, это могли тогда сделать все желающие.

В кафедральном Благовещенском соборе были погребены почти все архиереи, умершие в Казани. История некрополя собора начиналась около 300 лет назад. Захоронения производились в разных местах: в главном храме, в подвале под главным алтарем, в новом Борисоглебском приделе, построенном в 1841-1843 годах по проекту Фомы Петонди. Надгробные памятники в приделе стали устанавливаться только в 1840-е годы. А в главном храме захоронения находятся под каменными половыми плитами и никак не обозначены.

В книге Е. Липакова и Е. Афониной «История казанских кладбищ» названы все архиереи, погребенные в Благовещенском соборе.

Судя по воспоминаниям современников и редким фотографиям, кладбище Кизического Введенского монастыря напоминало некрополь Донского монастыря в Москве и поражало обилием высокохудожественных произведений мемориальной скульптуры. Поначалу возле монастыря хоронили иноков, а затем кладбище значительно разрослось и превратилось в одно из почитаемых в городе. Здесь хоронили монахов и монахинь казанских монастырей. Свое место имел, например, Казанско-Богородичный девичий монастырь. В книге епископа Никанора А. Елдашев насчитал до 137 захоронений насельниц этой обители. Упокоились здесь и насельники Спасо-Преображенского монастыря.

На монастырском кладбище погребали титулованную знать. Здесь нашли последнее упокоение многие известные люди города – губернаторы и градоначальники, профессора Казанского университета и ученые, просветители и духовенство, купцы, а также офицерство и лекари, богатые цеховые и крестьяне.

На кладбище было немало семейных захоронений дворянских и купеческих фамилий, среди которых – Котеловы, Мергасовы, Вениаминовы, Башарины, Апехтины, Осокины, Чертовы, Горталовы, Чемесовы, Поспеловы. Среди упокоившихся на погосте наместники: Казанского наместничества Семен Михайлович Баратаев (Бараташвили), Вятского наместничества Федор Федорович Желтухин; два гражданских губернатора – Борис Александрович Мансуров и Илья Андреевич Толстой; четыре городских головы: Иван Федорович Дряблов, Петр Григорьевич Каменев, Федор Иванович Хворов, Герасим Семенович Мельников.

Окончательное уничтожение кладбища Кизического монастыря произошло на наших глазах, в шестидесятых годах XX века. Последние старинные памятники исчезли, когда начали строить дворец культуры химиков. Сейчас кладбище восстановлено, конечно, не в полном виде.

Как утверждает А. Елдашев, кладбище Зилантова монастыря – самое древнее в Казани военное кладбище. На его территории еще в 1529 году был погребен святой мученик Иоанн. «И положено бысть честное его и многострадальное тело на старом русском кладбище», – как писал о мученике святой Гермоген в 1592 году.

В огромной братской могиле на территории монастыря упокоились воины, павшие в 1552 году при взятии Казани. Как известно, это были люди многих национальностей, прежде всего русские и татары. Более двухсот лет над могилой стояла простая часовенка, в которой священники Зилантова монастыря время от времени совершали панихиды.

Свято-Успенская поминальная обитель, созданная по велению Ивана Грозного, первые 7 лет находилась на том месте, где ныне расположен памятник русским воинам, окруженный водами Казанки. Чуть ли не каждый год деревянные постройки при весеннем паводке подмывались, и в 1560 году монастырь был переведен на гору напротив кремлевского холма. Возле его стен стало обновляться и старое православное кладбище. Кладбище было совсем небольших размеров, как и большинство русских монастырских некрополей, но при этом считалось одним из самых святых мест не только Казани, но и всей епархии.

Над братской могилой 30 августа 1823 года состоялось освящение памятника с храмом Нерукотворенного Образа Спасителя, который сохранился до наших дней. Он был передан в военное ведомство, хотя церковь регулярно проводила к памятнику крестные ходы. Это святое место посетил 20 августа 1836 года император Николай I, а 17 августа 1861 года – наследник престола цесаревич Николай Александрович, старший сын Александра II.

Как пишет А. Елдашев, в Зилантовой обители вели Синодик для поминовения всех усопших и убиенных. Многие жители Казани изъявляли желание быть погребенными на «святой горе при доме Пресвятой Богородицы» и еще при жизни составляли завещания в пользу Успенской обители.

Простолюдинов хоронили к юго-западу от обители (напротив железнодорожного полотна). Эта часть погоста была разрушена в 30-40-е годы XX века. Большая часть Зилантовой горы была срезана землеройной техникой, так как песок, грунт, щебенка были необходимы для строительных работ. Другая – элитная часть кладбища, где хоронили именитых горожан и лиц, сделавших вклады в монастырь, располагалась либо на территории обители, либо к северо-востоку от монастыря.

Там же, в фамильном склепе, был похоронен почетный потомственный гражданин Казани Иван Иванович Алафузов. На монастырском кладбище имелись семейные усыпальницы известных казанских купцов Александровых, Тихомирновых, Кондыриных, Крашенинниковых, Шмагиных, Моисеевых, маркизов де Траверсе. Тут же упокоилась известная казанская благотворительница Ольга Сергеевна Александрова-Гейнс, в советское время всеми забытая и умершая в нищете в 1927 году.

Как отмечал известный казанский исследователь П. Дульский, некрополь Зилантова монастыря имел немало деревянных резных памятников редкой красоты, что «свидетельствовало о большом чутье форм мастеров, которые с увлечением воплотили в своей работе частицу художественных заветов народного творчества».

Когда в советское время кладбище разорили и полностью сровняли с землёй, один крест XVIII века не был уничтожен именно потому, что его причислили к «произведениям искусства» и поместили в качестве экспоната в Государственный музей (ныне Национальный музей Республики Татарстан). Там он находится и поныне. Почти два с половиной столетия не разрушили деревянную резьбу. Четыре изящных столбика в форме миниатюрной башенки-часовенки держат на себе многоярусный витой столбик, увенчанный восьмиконечным православным крестом. Фотографии этого замечательного надгробия есть как в дореволюционных книжках, так и в советских путеводителях по Казани.

Захоронения близ Центрального парка культуры и отдыха носят особый характер. У этого кладбища официальный мемориальный характер. Это значит, здесь особый порядок посещения, новых захоронений быть не должно. В 2016 году мемориальная зона, украшенная стелой известного художника Ильдара Ханова, была приведена в порядок. Здесь похоронены деятели татарского искусства: драматург и первый татарский нарком культуры и образования Абдулла Зулкарнеев, один из первых татарских режиссеров и актеров Габдулла Камала, поэт Хади Такташ, драматург Галиасгар Камал.

Здесь есть «аллея чекистов», заложенная в первые годы советской власти, где похоронены чекисты, убитые крестьянами в лесу возле Раифского монастыря. Здесь похоронены лидер ваисовского движения Сардар Ваисов, революционер Абрам Комлев. Нашли последний покой руководители города и Казанской губернии, расстрелянные в 2018 году.

Работники администрации Арского кладбища нашли карту Казани 1867 года, на которой обозначено 10 кладбищ. Рядом с Камаловским театром было татарское кладбище, у Зилантовой горы, на повороте дороги, хоронили старообрядцем, и сейчас там очень часто бывают аварии. На улице Шарифа Камала, где наркологический диспансер (бывшая школа №13), тоже было кладбище. Сухорецкое кладбище изначально было между улицей Печерской, дом 7 и улицей Академика Павлова, дом 24а, где сегодня стоят девятиэтажки. Захоронения уничтожили в конце 50-х – начале 60-х годов.

В республике пять кладбищ, на которых хоронили военнопленных: Арское, Зеленодольское, Елабужское, два в Бугульме. Это госпитальные захоронения. В Зеленодольске, например, похоронено 666 воинов – это и венгры, и немцы. В Бугульме на одном – немцы, на другом – японцы. В районе улиц Айдарова и Павлова в Соцгороде до 1953 года были двухэтажные бараки, в которых жили немецкие пленные, работавшие на авиационном заводе. Тех, кто умирал, хоронили, скорее всего, на соседнем кладбище в районе улицы Печерской.

Кстати, на содержание иностранных воинских захоронений выделяются целевые средства.

12 сентября 2014 года «в целях достойного отношения к телам умерших или погибших, обеспечения санитарно-эпидемиологического и социального благополучия населения, регулирования отношений, связанных с погребением тел, останков, праха умерших или погибших» утвержден порядок деятельности кладбищ города Казани, разработанный в соответствии с федеральным законом от 6 октября 2003 года «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» и федеральным законом от 12 января 1996 года «О погребении и похоронном деле». Ответственность за его исполнение возложена на Управление по организации ритуальных услуг Исполнительного комитета Казани и МУП «Ритуал», специализированную службу похоронного дела.

В границах города Казани сегодня располагается 33 муниципальных кладбища, одно – на землях Высокогорского района (кладбище «Киндери»). Общая площадь мест захоронения на начало 2016 года составляла 319,6 га.

Самое маленькое кладбище в Казани – старообрядческое, расположенное на окраине города, южнее жилого массива Салмачи – оно имеет площадь 0,12 га. Самые крупные городские кладбища – Арское, Самосырово, «Сухая река», Ново-Татарское кладбище площадью порядка 40 га каждое. Практически на всех казанских кладбищах испытывается недостаток свободных площадей для захоронения. Строительство нового комплекса предполагается в районе деревни Званка вблизи дороги М-7 на землях Пестречинского муниципального района республики. Погребальный комплекс будет состоять из двух кладбищ – православного и мусульманского. Впервые планируется строительства крематория.

В Самосырово появилось мусульманское кладбище, на котором хоронят по законам шариата. Готовится к открытию вероисповедальное иудейское кладбище с территорией 10 га, которое будет расположено севернее мусульманского кладбища на Мамадышском тракте возле трассы М7.

Помнить всех и каждого

Благородная идея переписи русских некрополей на основании надгробных надписей и церковных книг в начале XX столетия принадлежала выдающемуся историку, издателю, просветителю и меценату, Великому князю Николаю Михайловичу Романову. В течение многих лет он был председателем Императорского Русского исторического и Русского географического обществ, а также Общества защиты и сохранности памятников истории и старины. Великий князь был членом Французской академии политических наук (1913), почетным доктором русской истории Императорского Московского университета (1915).

К сожалению, полный перечень исторических захоронений Арского кладбища отсутствует, многие могилы утеряны безвозвратно. Какие-то еще до революции 1917 года, какие-то уже в наше время. Казанские краеведы пытаются установить места захоронений горожан, имеющих несомненные заслуги перед обществом. Более всего в этом преуспел Анатолий Елдашев – в его личном мартирологе 343 фамилии, в основном священнослужители и профессора Казанской духовной академии.

Старший преподаватель Казанского федерального университета Валентин Королев в 2007 году издал «Университетский мартиролог. 1804-2007)», в котором зафиксированы имена преподавателей и выпускников вуза, всего их на Арском кладбище, по его мнению, от трех до пяти тысяч.

По данным А. Елдашева, самое древнее захоронение, которое имеется ныне на Арском кладбище, относится к 1820 году. Это могила купца первой гильдии, городского головы Осипа Семеновича Петрова. Не все согласны с этим утверждением. Во-первых, в центральной части кладбища довольно много добротных памятников, на которых нечитаемые надписи. Во-вторых, полной «переписи» кладбища нет, а потому утверждать с большой вероятностью, что более древних могил нет, трудно.

Роман Царевский нашел оригинальный деревянный крест с художественной резьбой. Наверняка древний. Он находится в самом начале Аросевской тропы. Лишь немного потрепан временем. На своем ли месте он находится или нет, вряд ли кто скажет.

Исследование А. Елдашева опиралось на книгу казанского краеведа Н.Я. Агафонова «Казань и казанцы», опубликованную в 1906 году. Тот привел 3207 фамилий казанцев (подсчеты А. Елдашева), усопших на городских погостах. Ученый обследовал кладбища Зилантова, Спасо-Преображенского и Кизического монастырей, а также православное Арское, старообрядческие Часовенное и Поморское, Католическое, Лютеранское, а также Архангельское, Адмиралтейское, православное Ягодинское, старообрядческое Стекольное (Прилуцкое). Сведения о похороненных там казанцах исследователь опубликовал как одну из глав своей книги под названием «Казань и казанцы».

Книгу Н.Я. Агафонова сегодня можно скачать в интернете. Рукопись «Казанский некрополь» хранится в фондах отдела редких рукописей и книг Научной библиотеки им. Н.И.Лобачевского Казанского федерального университета.

Сам Николай Яковлевич, скончавшись 7 июля 1908 года, был погребен на Арском кладбище. Где – неизвестно.

Гораздо меньше известны исследования по казанским кладбищам искусствоведа Петра Евгеньевича Корнилова, будущего заведующего отделом графики Русского музея, который описал типы и формы надгробий. Среди исследователей последнего десятилетия можно назвать Леонида Абрамова, Бориса Гришанина, Льва Жаржевского, Мансура Лисевича, Георгия Мюллера, Сергея Саначина.

К сожалению, имеющиеся материалы распылены по разным источникам, в том числе в интернете. И не всегда этим источникам можно доверять.

  Фото Олега Маковского и  Любови Агеевой

Читайте подробности в «Казанских историях»:

Некрополь Кизического Введенского мужского монастыря

История Кизического монастыря от епископа Никанора

Некрополь Зилантова монастыря

«Если мы этот пласт поднимем – значит, жизнь свою прожили не зря»

Наше прошлое – это прежде всего люди

Кладбище – это портрет живущих

Помним. Скорбим. Благодарим (воинское кладбище)

Лютеранский некрополь

Католический некрополь

Когда памятник на могиле – произведение искусства

Мертвые сраму не имут. А живые?

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов