Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

<...> Казань по странной фантазии ее строителей – не на Волге, а в 7 верстах от нее. Может быть разливы великой реки и низменность волжского берега заставили былую столицу татарского ханства уйти так далеко от Волги. Впрочем, все большие города татарской Азии, как убедились мы во время своих поездок по Туркестану, – Бухара, Самарканд, Ташкент, – выстроены в нескольких верстах от берега своих рек, по-видимому, из той же осторожности.

Е.Марков. Столица казанского царства. 1902 год

Хронограф

<< < Январь 2020 > >>
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    
  • 1928 – В Казани прошел первый съезд яналифистов. Так называли сторонников перехода татарского языка с арабской графики на латинскую

    Подробнее...
Finversia-TV

Новости «100 в 1»

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

«Жизнь нас заставляет становиться культурным центром»

Сегодня наш собеседник – директор Государственного музея изобразительных искусств Татарстана Розалия Нургалеева, заслуженный архитектор РТ. Руководит музеем с 2006 года.

В Год культуры мы решили дать слово и музейщикам, ведь музеи – значительная часть российской культуры.

Руководителям республики и города очень хочется, чтобы Казань называли столицей. Столица спорта, столица тюркского мира… Культурной столицей России нам точно не быть. Но стать известным культурным центром – почему бы нет? У нас есть для этого и традиции, и современный опыт. Например, Музей изобразительных искусств Республики Татарстан в последнее время дает фору многим музеям России.

Разговор нашего корреспондента с Розалией Миргалимовной Нургалеевой касался самых разных вопросов и проблем. Несмотря на большое число публикаций об этом музее, в том числе и в нашей газете, многие стороны музейной жизни находятся вне поля зрения широкой общественности.

 

– Розалия Миргалимовна, вопросов у меня много. Я задумала серию интервью с деятелями куьтуры, но не о событиях – в вашем музее их столько, что одной беседы не хватит, к тому же они всем известны. Хотела бы поговорить о культурных тенденциям. Но начну с личного вопроса.

Вы пришли в изомузей в 2006 году. С чего начали? У вас ведь не было опыта музейной работы…

– Музейного опыта не было. Я архитектор, дизайнер. В последние месяцы курировала в Министерстве культуры РТ охрану и использование памятников культуры и истории.

Но что значит – музейный опыт?

Вспоминаю предыдущую работу, когда я возглавляла Управление городского дизайна администрации Казани. И мы занимались… Чем только не занимались?! Изучали историю развития города, изменение его облика за столетия, изучали гравюры Турина, Турнерелли, Дюрана, рисунки Кафтырева, старые фотографии, карты, исторические чертежи зданий, архитектурную историю университета.

Многие темы, идеи, начатые в те годы, реализуются сегодня: сохранение и восстановление зданий суконной мануфактуры и вынос из них военного ведомства, вывод из храма Скорбящих радости кукольного театра… Все осуществилось позже, уже без нас, но архивные поиски и проект-идею осуществили мы. Реконструкция улицы Баумана, организация новой пешеходной улицы Петербургской, реконструкция скверов, реконструкция здания университета и территории… Организовали совместно с Российской академией художеств три симпозиума скульпторов, несколько конкурсов на создание памятников в Казани, в том числе и памятник Федору Шаляпину, который был установлен на улице Баумана.

Уже в те годы становилось очевидным, что городская среда требует такого компонента, как скульптура, малая форма. Так был задуман проект парка, посвященный Тысячелетию Казани, где предполагался парк скульптур… И, конечно, метро, новая архитектура для Казани, новый формат интерьера, возврат монументального искусства в город. Этот опыт для меня был очень интересен.

Мой приход в музей многим казался странным, но я знала, что это «моя ниша». В истории музея было несколько директоров: Галина Аркадьевна Могильникова, Юрий Иванович Петров, Анатолий Алексеевич Сластунин – все они были разные, но, бесспорно, каждый из них внес свой огромный вклад в развитие музея.

Мне очень хотелось сохранить научный коллектив и, зная  потенциал фондов музея, важно было его использовать, дать развиться, заставить фонды работать. Сокровища музея могли активнее вливаться во все культурные события республики, быть более востребованными.

– Почему-то многие воспринимают Год культуры как череду событий, чаще всего праздников. Каково ваше представление о Годе культуры? Какие надежды вы связывали с этой акцией?

– Может быть, я скажу не то, что вы хотели услышать. Я никаких надежд не возлагала, потому что у нас каждый год – Год культуры.

Год культуры с точки зрения ожиданий – ЧТО нам дадут дополнительно – я не рассматривала. Наоборот, для нас это хорошая возможность показать деятельность нашего музея – власти и нашему зрителю.

Конечно, хотелось бы какие-то дополнительные деньги все-таки получить. Не потому что год – культуры. Хочется завершить какие-то проекты, например, оборудовать до конца Выставочный зал, который передали нашему музею, зарезервировать территорию под развитие музея и создание «музейного квартала».

– Вообще-то руководство республики и города в последние годы заметно повернулось в сторону культуры.

– Ну как же по-другому можно?! Президент – глава государства, и он отвечает не только за экономику, но и за образование, и за культуру.

– Отвечать-то отвечает. Но раньше на эти вопросы по-другому смотрели.

– Я человек очень прикладной и вижу, что делается все-таки много. Мы – часть экономики, только исчисляется доход от нашей деятельности не в рублях. Мы каждый день формируем человека новой формации, и от нас тоже зависит устойчивое развитие общества. Культура не позволит образованному человеку поднять ружье.

– К сожалению, среди тех, кто принимает решения, много людей, которые этого не понимают. И в этом – большая трагедия. Нельзя думать: культура – отдельно, экономика – отдельно, миграция – отдельно, война на Украине – отдельно… Оказывается, в жизни всё это в таком тесном клубке…

– Конечно! Потому мы всегда у себя на выставках говорим о дружбе народов, вспоминаем Советский Союз – когда мы спокойно могли поехать в Самарканд, Ташкент, Алма-Ату, и оттуда к нам гости приезжали… А сейчас это не гости, а мигранты… Что с людьми сделали, если они уезжают из родных мест?

В нынешнем году у нас появилась совершенно уникальная возможность – показать работы узбекского художника Чингиза Ахмарова. Это был истинно восточный человек,  художник, который в совершенстве владел как искусством монументалиста, так и техникой восточной миниатюры.

Сегодня мало кто помнит, что он работал и в Казани. У него были три настенные росписи в Татарском театре оперы и балета имени Мусы Джалиля: аллегорические композиции «Танец», «Музыка», «Живопись», которые, к сожалению, после реконструкции утрачены. Совершенно потрясающая майолика в речном порту, если вы помните – тоже работы Ахмарова.

На его выставке была представлена яркая самобытная узбекская керамика, другие предметы декоративно-прикладного искусства. У этого народа великолепная культура, он не утратил такого понятия, как традиция. Узбеки сохраняют традиции ковроткачества, вышивания, ювелирного искусства, нам есть чему поучиться у них.

– Серьезная проблема современных учреждений культуры – низкая посещаемость. На какие только ухищрения не идут музейщики, чтобы привлечь казанцев на выставки! У вас есть такая проблема?

– Почему люди редко ходят в музей? К сожалению, во многом мы сами в этом виноваты.

Нам нужны выставки, интересные посетителю. Молодежь сейчас много видит, читает, путешествует, живет уже в другом мире, и мир они познают совершенно по-другому. Сейчас существуют новые технологии получения информации в музеях, мы стремимся разнообразить посещение интерактивными формами. Мы серьезно изучаем потребности зрителя. Жизнь нас заставляет становиться культурным центром, иногда – клубом по интересам.

Современный человек живет не тихой, размеренной жизнью, жизнь у него очень активная, даже интенсивная. Постоянно действующие экспозиции музея уже никого не устраивают. Посетитель требует постоянного обновления информации.

Мы оказались одними из первых, кто повысил информативность своего сайта. У нас это не просто визитка. Не все могут купить каталог выставки – к сожалению, издания по искусству стоят очень дорого. А на сайте можно и почитать, и посмотреть, можно взять «электронный каталог» себе в архив.

Частое обновления постоянных экспозиций, сменные выставки – это не только требование посетителей. Для нас это возможность проводить ротацию фондов, реставрацию к выставкам, изучать свои коллекции, создавать новые проекты.

В год мы создаем от 80 до 120 выставочных проектов. В последние годы активно участвуем в зарубежных выставках: в 2014 году были 2 выставки в Австрии (авангард), 1 – в Италии (авангард), 3 – в Китае (Фешин), 5  – в России (Шишкин, иконы, Головин, Гончарова). Наши произведения очень востребованы и за рубежом, и в России!

Мы издаем каталоги, приглашаем к сотрудничеству ученых, реставраторов.

– О, каталоги у вас прекрасные! Спасибо вам за бесценный дар для редакции. Мы еще расскажем о ваших каталогах отдельно.

А у вас в штате есть реставраторы? Или приглашаете коллег из других музеев?

– Реставраторы есть. Одна из задач, которую музей ставит перед собой, – создать реставрационный центр. За последние годы у нас появились реставраторы по многим направлениям искусства. Создание своей базы решает не только задачи сохранения произведений, но и экономические задачи – в десятки раз сокращаются затраты, есть возможность и самим заработать. Но это только пока планы. Для реализации необходимо оборудование и обучение кадров.

Одна из важных наших задач – популяризация наших художников в других регионах, участие их в российских выставках. В Казань с большим желанием приезжают художники из Петербурга, Москвы, Саратова, Брянска, из Чувашии и Мордовии – наши художники должны видеть, как работают другие. Наши показывают свои работы за пределами Татарстана.

Вообще надо сказать, 2013 год всколыхнул наш котел, какая-то пошла информационная волна. Казань притягивает художников, музыкантов… Творчество во всех его проявлениях… Благодаря руководству республики, такие информационные поводы в последнее время бывают у нас с достаточно маленьким разрывом: 2005 год – тысячелетие, 2013 год – Универсиада, далее 2015-й, 2018-й…

Мы совершенно неожиданно для себя собрали потрясающую выставку, посвященную спорту, – «О, спорт, ты – мир». Наши художники встрепенулись. Ни у кого нет работ – начали создавать. Оказалось, что Россия-то работает в этом направлении более динамично.

Около 600 работ из 20 городов экспонировалось на выставке: декоративно-прикладное искусство, скульптура, майолика, керамика, рельефы, батик, ковроткачество, металл, ну и, конечно, живопись и графика. В организации выставки нам помогали руководители Союза художников России (председатель Андрей Николаевич Ковальчук) и Творческого Союза художников России (президент, председатель Поволжского отделения Российской академии художеств Константин Худяков). Произведения на спортивную тему экспонировались на трех этажах Галереи современного искусства.

В рамках этой выставки была совершенно потрясающая выставка советского плаката из коллекции Государственной Третьяковской галереи на спортивную тему, которая была создана для экспонирования в Лондоне. Советский плакат делал свое дело: призывал сдавать нормы ГТО, бегать быстрее, прыгать выше, учил навыкам катания на лыжах!

Второй проект – выставка «Спорт. Здоровье. Красота» из собраний трех музеев (Государственная Третьяковская галерея, Государственный Русский музей, московский Музей спорта) оказался также очень востребованным. Выставка познакомила зрителей с работами выдающихся живописцев, графиков, скульпторов ХХ века: Александра Самохвалова, Александра Дейнеки, Ивана Шадра, Александра Родченко и многих других.

– Спорт был одним из символов Советского Союза, наряду с балетом.

– Да, поэтому и у Русского музея, и у Третьяковской галереи за XX век сформировалась совершенно потрясающая коллекция произведений, связанных со спортом.

– У вас с большой регулярностью открываются сменные экспозиции. Сужу по пресс-релизам, которые редакция получает из музея. Видимо, у вас есть мобильная группа, которая этим занимается. Ведь организация любой выставки – это очень большая организационная работа.

– В этом году у нас 90 выставок. Да, коллектив работает напряженно и творчески. Когда открывается выставки, надо понимать, что это результат команды – от службы безопасности, водителей, рабочих до научных сотрудников, хранителей, кураторов, экскурсоводов и смотрителей.

– Выставкой изобретений Леонардо да Винчи вы так широко о себе заявили, что к вам пришли даже те, кто его не знал как художника.

В декабре прошлого года вы, можно сказать, убили наповал казанских любителей изобразительного искусства и всех, кто приходил в музей, сразу несколькими выставками, открытыми благодаря федеральному гранту. Наверняка большинство ваших посетителей не предполагало, какие сокровища имеет Музей изобразительных искусств Татарстана.

Как странно сошлись в экспозициях гонимый в советское время авангард и произведения социалистического реализма, отвергаемые современными эстетами живописи.

Меня особенно поразила выставка древнерусского искусства. Вы не только увеличили число экспонатов, но и по-другому выстроили экспозицию. Я сразу подумала, что она будет постоянной. Так и получилось.

– Да, это был в своем роде уникальный проект: федеральное финансирование, кратчайшие сроки, огромные задачи! Но наш коллектив, вдохновившись вниманием к нашей коллекции Министерства культуры России, создал проект, который позволил зрителю увидеть коллекцию в «развитии». Удалось провести небольшую, но очень нужную реконструкцию экспозиции, реставрировать произведения, издать серию каталогов.

– За последние два года музей показал столько выставок, что если мы будем рассказывать о каждой, интервью сведется к репортерскому перечислению. К тому же почти обо всех выставках наша газета старается рассказать.

 Читайте в «Казанских историях»:

«ТАСМА. Казанская фотогруппа» - не только история фотографии

Николай Рерих – охранитель и продолжатель традиции сближения России с Востоком

«Художественные сокровища Татарстана»

«Советские хлебы» — как мечта о новой жизни

Гордость казанской коллекции — русский авангард

Благородная страсть к собирательству

Изобразительное искусство нашего края — из поколения в поколение

«Золотой фонд» Казанской художественной школы

«Всадник» – наш гость из 20-х годов прошлого века

Поистине драгоценная коллекция

Выставка «Искусство крымских татар»

Давайте поговорим о другом. Вы хозяйка очень большого хозяйства – это огромные фонды, несколько зданий, а не только особняк Сандецкого. Расскажите о том, ЧТО посетители у этого айсберга не видят.

– Во-первых, все здания у нас – в оперативном управлении. Их хозяин – государство в лице Минземимущества РТ. При Анатолии Сластунине было построено хранилище, которое находится в парке. Там реставрационная мастерская, три экспозиционных зала. Сейчас здание модернизировано и в нем открыт Ресурсный центр. Мы –  единственные в республике, кто обладает таким центром.

– А почему вы его так назвали? Ресурсный центр – простому человеку это название мало что говорит.

– Это место для работы с детьми, подростками, студентами. Как бы дополнительный ресурс для раскрытия подрастающему поколению нашего музейного пространства. Работаем и со взрослыми.

Благодаря Русскому музею, с которым мы очень долго сотрудничаем, создали виртуальный музей. Русский музей постоянно передает нам свои методические материалы, и мы по ним работаем не только с посетителями, но и с учителями, преподающими изобразительное искусство в школах.

– Выходит, Русский музей пошел по следам Эрмитажа?

– Да, и это веяние времени. Сегодня государство поставило задачи перед крупнейшими музеями России – сделать собрания более доступными для регионов. А наша дружба с ГРМ и создание центра – естественный процесс, когда дружба перетекает в нечто большее… 9 декабря наши музеи подписывают долгосрочный договор о создании КВЦ и совместной деятельности. Сформированы планы на 2015 год, они порадуют нашего посетителя!

– Какие возможности вы получили с созданием Национальной галереи «Хазинэ»?

– Галерея была открыта в 2005 году, благодаря нашему первому Президенту Минтимеру Шариповичу Шаймиеву. С момента открытия галереи там постоянно работает экспозиция Хариса Якупова, а сегодня – еще и Николая Фешина, Баки Урманче. Недавно открылась постоянная галерея Ильдара Зарипова  – к 85-летию со дня рождения этого талантливого художника.

Кроме того в «Хазинэ» показывается много временных выставок. Там несколько экспозиционных залов, и мы их очень активно используем. Только за последние два месяца экспонировались произведения Рафикова, Самакаева, Сиразиева, искусство Туркмении. Через несколько дней открывается выставка Озада Хабибуллина, будет выставка одной картины из собрания ГМИИ имени Пушкина.

– Когда вашему музею отдали помещение в Богоявленской колокольне, многим это не понравилось. Прежде всего верующим, ведь местная община добивалась возвращения колокольни Богоявленскому собору.

Как работает Шаляпинский центр сегодня?

– Да, очень много верующих выступили против, но сама Казанская епархия колокольню содержать не могла. В это время городские власти задумали организовать в этой части улицы Баумана историко-культурный центр, посвященный великому земляку. Появилась идея – использовать зал в колокольне церкви Богоявления, где Федор Иванович был крещен, с высокими потолками, с прекрасной акустикой, для камерных концертов и постоянной музейной экспозиции, посвященной Шаляпину. Думаю, что решение открыть здесь зал древнерусского искусства было верным.

В прошлом году музей подписал договор с Митрополитом Анастасием о совместном использовании колокольни. В субботу и воскресенье идут службы, в остальные дни работает галерея. Открываем выставки теперь с прихожанами. Это дополнительный ресурс для них, потому что они видят редкие иконы из нашей коллекции.

У нас заботы – не только о выставках. Необходимо провести обследование подвала колокольни. Если вы помните, в 1996 году, когда делалась реконструкция улицы Баумана, вход в подвал закатали в асфальт. Сейчас допуска туда нет, а поскольку есть окна, идет подпитка влаги. Необходимо вернуть возможность спуска в подвал для наблюдения за фундаментом и своевременного принятия решений для сохранения колокольни.

Читайте в «Казанских историях»:

«Дивен Бог во святых своих»

 – Музею изобразительных искусств передали Выставочный зал Союза художников РТ и здание Худфонда с мастерскими художников. И опять взрыв возмущения. Теперь со стороны художников. Я читала в СМИ отголоски большого скандала вокруг этих зданий. Вы, как писали, узурпировали права казанских художников на мастерские, не даете им возможности работать…

– Замечу, здания нам передали в очень плохом состоянии, с очень большими проблемами.

В 2012 году эти здания были по сути бесхозные, оборудование распродано для погашения долгов  Художественного фонда. И  все проблемы были решены только после вмешательства нашего Президента.

Созданы для художников льготные условия: безвозмездная аренда, оплата только коммунальных расходов. Определен оперативный управляющий – наш музей, который закрывает расходы по содержанию зданий, гарантированные государством, а также за счет собственных ресурсов.

Если вы помните, в Выставочном центре работали магазины и ярмарки. И нам в наследство досталось несколько магазинов. Мы все-таки добились, чтобы через несколько лет из здания ушел последний магазин – мебели. Сегодня все пространство работает только для тех, кто создает искусство.

Мы долго ждали средств на ремонт кровли, которая протекала на протяжении 30 лет, но сегодня ремонт кровли сделан, залы просушены и продолжают работать. Теперь просим продолжить реконструкцию здания, надеюсь – продолжение будет.

– Насколько я помню, вам очень помогла выставка «Гений да Винчи», открытая в 2012 году. Вы получили с нее доход?

– Да. Прибыль была, но важнее другое, мы совместно с ее организаторами провели небольшую модернизацию здания: был отремонтирован пол, покрашены стены, разобраны старые перегородки, зашиты оконные проемы для защиты от ветров, проведен ремонт подвесных потолков, заменены и установлены новые светильники, стал больше гардероб. В туалетах сделали вытяжку – ее не было. Музей сам не смог бы осилить эту работу.

Теперь следующий этап – замена всех оконных блоков. Хорошо бы  установить окна современной конструкции, чтобы они как энергосберегающие работали; новую отопительную систему (зимой у нас + 5), новую электрическую сеть, пожароохранную сигнализацию. Дальше больше…

Конечно, вы понимаете, что такое современная галерея. Это мобильное оборудование, современный свет…

Читайте в «Казанских историях»:

У нас в гостях Леонардо да Винчи

«Гений да Винчи» в Казани

– Помнится, в 2011 году вы рассказывали журналистам об идее «музейного квартала». Или вы от нее отказались?

– Презентация этого проекта прошла успешно, думаю, поэтому нам и отдали два здания Союза художников. Хотя изначально мы рассчитывала на территории, прилегающие к усадьбе Сандецкого между улицами Горького и Карла Маркса. Но любая концепция со временем меняется, и нам отдали совсем другие здания. Завидуем ГМИИ имени Пушкина – их концепция не осталась на бумаге.

– Самое время – спросить про ваши планы. Чем порадуете?

– Планы у нас хорошие. Очень большой интерес к нам проявляет Академия художеств России, ее Поволжское отделение. В нынешнем году в Москве, в Лаврушенском переулке, открылся небольшой выставочный зал Академии художеств России, на сто квадратных метров, и мы мгновенно вписались в его планы. Открылись три выставки современных художников Татарстана, две ожидаются. Музей был соорганизатором от РТ выставки на Поклонной горе, посвященной Великой Отечественной войне, выставки «Красные ворота. Против течения», которая прошла в Казани. Российская академия художеств взяла под патронат ежегодный проект «Идел-Арт», проект «Биеннале печатной графики».

– А в каких отношениях вы с другими музеями республики вашего профиля, например, с Музеем Ивана Шишкина в Елабуге, который создавался с помощью Музея изобразительных искусств? Одно время, если не ошибаюсь, у вас был филиал в Свияжске…

– Альметьевская и Набержночелнинская галереи, музей Шишкина, Свияжск сейчас существуют как самостоятельные музеи республиканского подчинения. А вот живопись и графика, которые в них экспонируются, остаются в нашей коллекции. Мы можем передать произведения только на временное экспонирование. В Свияжск мы передали небольшую коллекцию изразцов, в Елабугу – коллекцию мебели и предметов быта. Даем свои экспонаты на выставки, которые проводятся там регулярно.

– А с другими музеями какие у вас отношения?

– Наш музей благодарен всем музеям, которые постоянно сотрудничают с нами, и у нас –взаимный интерес. С недавнего времени активно в наших проектах экспонируем экспонаты из этнографического музея КФУ. Мы давние партнеры с Национальным музеем РТ и НКЦ «Казань». Совместно было создано несколько выставок проекта «Искусство народов, проживающих в Татарстане» – чувашей, кряшен, мордвы, крымских татар, русского народа. Изданы научные каталоги – это совместный труд наших творческих и научных коллективов!

– Разговор у нас получился большой. Зато поговорили обо всем. Разговоры на ходу, во время конкретных событий, не позволяют представить целостную картину работы музея. Теперь она у меня сложилась…

Большое спасибо за то, что нашли время для такого общения.

 Фото Владимира ЗОТОВА

Дополнительная информация

Розалия Миргалимовна Нургалеева родилась 7 августа 1953 года.

Окончила Казанский инженерно-строительный институт (1976).

Заслуженный архитектор РТ. Член Союза художников РФ с 1989 г., Союза архитекторов РТ с 1994 г.

1990-1999 – главный художник города Казани.

2000-2005 – начальник Управления городского дизайна городской администрации (Казань).

С 2006 года – директор ГМИИ РТ.

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

  Издательский дом Маковского