Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
28.04.2017

Цитата

Лучше молчать и быть заподозренным в глупости, чем отрыть рот и сразу рассеять все сомнения на этот счёт.

Ларри Кинг, тележурналист, США

Погода в Казани
+7° / +18°
Ночь / День
.
<< < Апрель 2017 > >>
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
  • 1906 – Высочайшим указом заслуженный ординарный профессор Н.П. Загоскин с 7 марта утвержден после избрания ректором Казанского университета.

    Подробнее...

Храм всех религий Ильдара Ханова: символ единения всех со всеми или просто наследство?

Сообщение о пожаре во Вселенском храме в казанском поселке Старое Аракчино поступило в МЧС 10 апреля в 04:15 по системе «Глонасс 112» от очевидца.

Таким увидел Вселенский храм в 2013 году Владимир Зотов

На момент прибытия пожарных подразделений горел второй этаж многоуровневого здания. Горела кровля и чердачное помещение. На полную ликвидацию возгорания, охватившего около 200 квадратных метров, пожарным потребовалось чуть более двух часов. Ближе к 7 часам утра огонь был потушен. Причиной пожара мог стать поджог. Об этом журналистам сообщила пресс-служба главного управления МЧС России по Татарстану. По данным пресс-службы, обнаружено несколько очагов пожара, остались следы горючей жидкости.

Фото из Интернета

На втором этаже пожарные обнаружили тело мужчины. Погибшим оказался  63-летний Мансур Зиннатов, много лет помогавший основателю, автору и строителю Храма всех религий художнику и целителю Ильдару Ханову в возведении на берегу Волги этого удивительного сооружения – одной из безусловных достопримечательностей современной Казани.

Мансур после смерти Ильдара Ханова благодаря старым связям, своим и художника, продолжал строительство объектов храмового комплекса. Он занимался этим и при жизни художника. Как пошутил один наш общий знакомый, Ильдар абый не знал, что откуда что берется, в том числе деньги,  и чем кирпич отличается от цемента. Все это должен был знать, и знал Мансур. Так что сказать, что Храм всех религий во многом выстроен с его помощью, его руками, его огромным организаторским талантом, – не очень большое преувеличение.

После смерти Ильдара Мансавеевича Мансур стал также организатором культурных мероприятий на площадке храма, где проходили выставки и концерты. Он подружился со многими деятелями культуры. Артисты выступали в концертном зале храма бесплатно. Намеревался открыть здесь художественную школу для детей, а в дальнейшем   — гончарную мастерскую и класс по обучению техники создания витражей. Мансур был верен идее Мастера – сделать комплекс как оазис в нашем прагматичном мире, где дети получали бы все для своего развития бесплатно.

Я узнала, что в последнее время Мансур много заботился о больных детях, участвовал в благотворительных акциях помощи больным раком и ДЦП.   

Он уже давно жил в храме. По свидетельству жителей соседних домов, в последнее время Мансур говорил им, что его выгоняют из здания. Это нашло подтверждение после пожара в СМИ – как сказал Ильгиз Ханов, на сборы ему дали два дня.

По рассказам людей, знавшим события изнутри, мне было известно, что знаменитый, можно сказать, культовый Храм всех религий, пожалуй, Мансур один воспринимал как продолжение проекта, начатого Ильдаром Хановым, а его родные – просто как наследство. И дочь художника, живущая, по-моему, в Москве, которая раньше не поддерживала отношений с отцом, а после его смерти оценившая доставшееся ей наследство в 10 миллионов рублей, и его сестра – Флюра Мансавеевна Галеева, после смерти брата создавшая фонд его памяти, который вел сбор средств для продолжения строительства («Фонд нуждается в материальной поддержке на оплату коммунальных услуг (газ, вода, электричество), приобретения материалов для строительства» – цитата с сайта фонда). Она вела переговоры с племянницей, и та, как мне сказали знающие люди, продавать храм отказалась. При встрече в 2013 году с корреспондентом газеты «БИЗНЕС Online» Флюра Мансавеевна представила  Мансура так:

– Мансур – местный, аракчинский. Это очень достойный человек. В середине 90-х он начал помогать Ильдару, после того, как тот помог ему с больной ногой. Мансур взял на себя функции организатора строительства храма: набор рабочих, снабжение – доски, гвозди, цемент и т.д. Он очень помог Ильдару, освободив его время для творчества, лечения и медитации.

Мансур человек абсолютно непубличный, не любит о себе говорить. Это его право. Можно сказать, что он человек дела. Он лично подобрал высококлассных специалистов для строительства храма. Посмотрите, как качественно они делали кирпичную кладку!

Так получилось, что я долгое время не общалась с Мансуром и подробностей борьбы за наследство Ильдара Ханова не знала. Вчера мне сказали, что в последнее время предъявил свои права на наследство младший брат Ильдара Мансавеевича – Ильгиз Ханов, который в какой-то мере в самом начале строительства был причастен к этому проекту. Говорят, сегодня Ильгиз Мансавеевич стал единственным наследником брата.

Мансур, как я понимаю, у которого не было ни одного документа, который подтверждал бы его права на храм, был для родственников Ильдара Ханова человеком нон грата, как говорят дипломаты. Предложение Мансура продать ему часть храма, которое дочь Ханова сначала приняла, по какой-то причине реализовано не было, хотя тот уже нашел деньги.

Я познакомилась лично с Мансуром и Флюрой Мансавеевной  3 ноября 2013 года, на первом дне рождения Ильдара Ханова, который отмечался без него (художник умер 8 февраля). Не могла не почувствовать, что  отношения между ними напряженные. Ни она, ни Мансур говорить со мной о том, что будет с храмом дальше, не стали. Совместно принимая в тот день большое количество гостей, каждый из них остался как бы сам по себе. Поскольку большинство гостей пришло именно к Мансуру, я увидела, как остро реагировала на это  Флюра Мансавеевна.

В это время родственники уже выгнали из дома Раузу Султанову, гражданскую жену художника. А через какое-то время, как рассказывал мне по телефону сам Мансур, из  храма  стали выживать его. Когда я однажды позвонила в фонд, созданный сестрой художника, и спросила, как связаться с Мансуром, мне было сказано, что в фонде не знают, кто это такой.

Была еще одна группа заинтересованных лиц, которая намеревалась использовать храм как место для творческой деятельности архитекторов и художников. Они пытались через Министерство культуры РТ, на законных основаниях, получить на это право. Но поскольку я, как было обещано, в храм на первое мероприятие в храме в новом качестве приглашена не была, значит, решить этот вопрос не удалось.

Кстати, за все эти годы руководство Министерства культуры РТ ни разу официально не высказало своего мнения о дальнейшей судьбе Храма всех религий, хотя в министерстве знали, какие распри вызвало наследство Ильдара Ханова.

После смерти художника деятели культуры направляли письмо Президенту Татарстана Р. Минниханову с просьбой взять храм под охрану. Авторы просили включить Храм всех религий в республиканский реестр культурного наследия, решить проблемы с землей (Ханов арендовал участок, на котором сейчас стоит храм), помочь достроить объект, а также сохранить все то, что было при прежнем хозяине. Под письмом   подписались двести человек. Не слышала, какой была реакция на это письмо, хотя знаю, как четко работает президентская канцелярия.

Официальные органы власти охотно поддерживали использование Храма всех религий как одной из востребованных достопримечательностей Казани. Правда, в последнее время, как мне сказали знающие люди, организованных туристов туда не возили, поскольку у объекта (так на сухом канцелярском языке называется Храм всех религий в документах)  нет правового статуса, а значит производить оплату за посещение, что было бы разумно, поскольку на эти средства можно было бы содержать хотя бы сторожа и уборщицу, возможности не было. При нашем последним с ним телефонном разговоре Мансур  сердито комментировал переговоры с турфирмами, поскольку у него совсем не было времени на проведение экскурсий по храму. Тем более бесплатных.

Судя по всему Мансур стойко держал оборону. Его не мог устроить другой вариант дальнейшего существования храма, кроме как храма-символа, уже долгие годы существующего благодаря поддержке друзей и бывших больных Ильдара Ханова. Мансур регулярно приглашал меня на концерты и выставки. При нашем последнем разговоре обещал показать, что успел сделать. До этого мы вместе с Владимиром Зотовым лазили по строительным лесам второго корпуса, а он рассказывал нам, что здесь будет. И вот теперь можно было кое-что посмотреть.  Но так и не собралась...

Уже сегодня есть предположение, что это был поджог.  Флюра Мансавеевна уверенно сказала журналистам НТВ, что сделал это  Мансур, поскольку обещал это сделать, если его все-таки выставят, что называется, за дверь. Настроен против Мансура и Ильгиз Ханов, который, общаясь с журналистами, обвинил его в рейдерском захвате сооружения. Вообще в последнее время они с сестрой так много плохого сказали о Мансуре – Бог им судья. Но говорить о том, что он был аферистом, бросать ему обвинения в стяжательстве, в том, что он хочет открыть в храме казино… Это точно перебор! Кто не знал Мансура, те могут и поверить. Но те, кто был с ним знаком, могут сказать, что он не был способен взять чужого гвоздя. Амина Кашапова, благодаря которой я познакомилась с Мансуром, решительно отвергла подобные обвинения. Вместо того чтобы искать выход из положения, признав хоть какие-то права Мансура на здание, не на собственность, а хотя бы на право продолжать принимать участие в развитии комплекса, они выдавливали его из храма и с помощью суда, и тем, что отключили в нем свет…

В последнее время из-за обострения ситуации вокруг комплекса от участия в проекте отказались многие из тех, кто его долгие годы поддерживал. Зачем вкладывать деньги в то, что неизвестно как будет использоваться? А это еще больше должно было угнетать Мансура. 

 В такой ситуации любой мог сорваться…

Но есть и другая версия – в окно могли бросить бутылку с зажигательной смесью – и теперь нет проблем с Мансуром.

Будем надеяться, что следствие покажет и причину пожара, и причину гибели Мансура Зиннатова. В «Российской газете» я прочитала следующее:

«О поджоге говорят и жители находящихся вблизи храма домов. По их свидетельствам, некоторое время назад в здание неизвестные заносили какие-то бочки. Очевидцы указывают и на то, что за два дня до случившегося из собора были вывезены около полусотни скульптур».

К подобным фактам стоит относиться осторожнее. Меня в этом случае интересует только одно: не пострадали ли картины Ильдара Ханова при тушении пожара?

В храме хранилось практически все художественное наследие Ильдара Ханова: его картины, в том числе не завершенная, которую я видела на полу его мастерской, скульптурные изображения или их фрагменты (Ильдар Мансавеевич был мастером монументальной скульптуры, скульптур малых форм я в Храме всех религий не видела).   

Если пожар был на крыше и чердаке, можно предположить, что пожарные пролили здание до первого этажа. Потеря творческого наследия будет, пожалуй, большая потеря, чем пожар в самом храме. Слава Богу, он пострадал во время пожара не так сильно. Пока никто не знает, в каком виде находятся картины – в здание еще никого не пускают.  

Напомним, Ильдар Ханов, художник, архитектор, скульптор, автор проекта «Храм всех религий», начал его строительство в 1994 году на собственные средства и частные пожертвования при помощи друзей и просто неравнодушных граждан. Как рассказывал Ильдар Ханов, он планировал построить свой Вселенский храм в Набережных Челнах в районе бульвара Энтузиастов. В то время он по приглашению администрации города работал там над несколькими художественными проектами. На улицах города и сегодня можно видеть скульптуры Ильдара Ханова: «Родина-мать», «Древо жизни», «Пробуждение», «Эволюция» и «Ангел-хранитель».

День рождения Ильдара Ханова в 2011 году. Фото Владимира Зотова

Стройка вселенского храма велась под видом гостиницы, но кто-то проговорился, ЧТО  самом деле строится, и, естественно, стройку запретили. Ильдар Ханов вернулся в родное Старое Аракчино, чтобы реализовать свою идею здесь

Есть хорошо известное присловье – незаменимых людей нет. Порой мы имеем возможность убедиться в том, что оно верно не для всех случаев. Иногда вместе с человеком умирает и дело, которым он занимался, которому отдал многие годы своей жизни.

На моей памяти два таких человека – Булат Галеев и Ильдар Ханов. «Прометея» и концертов светомузыки в Казани уже нет. Возможно, не будет и Храма всех религий. А если и удастся Ильгизу Ханову вернуть его к жизни, духа его старшего брата там скорее всего уже не будет. Как это ни печально… Потому что, Ильгиз, судя по всему, в отличие от своего брата, – человек из НАШЕГО мира, от которого его старший брат укрывался за куполами и башенками своего Вселенского храма. Я с ним лично не знакома. Хотелось был ошибиться...

 Фото Олега Маковского

ВЕЧЕРНЕЕ ДОПОЛНЕНИЕ 

Сегодня тело Зиннатова Мансура Человековича (такое отчество он дал себе в день нашей первой встречи, настоящего я не знаю) предали земле. Теперь только Аллаху он расскажет о том, как прожил последний день своей жизни. Трудно поверить в то, что Мансур мог поднять руку на то, что столько лет создавал. То же самое говорили журналистам на пепелище те, кто его знал.

В любом случае сожалею, что так случилось. Храм всех религий при желании можно отремонтировать,  а вот человека не вернуть. 

Не могу предположить, что наследник с храмом сделает. На одном из мероприятий в храме кто-то из знакомых предположил – здесь можно открыть ресторан, и он будет популярен.  Я была знакома с Ильдаром Мансавеевичем, он вряд ли мог предположить такое. Тогда прозвучало и другое предположение – республика выкупит комплекс у наследников, и этим сохранит его как культурную ценность. При современном экономическом положении вряд ли это произойдет. 

Мне знакомы оптимистичные планы – Ильгиз Ханов готов вложиться в ремонт храма. И это разумно – он вполне может сдавать его помещения (а это гигантские площади) в аренду. Не обязательно под ресторан. Например, под какие-то художественные мастерские.

Но, по информации телеканала НТВ, Вселенский храм могут снести, так как он построен без официального разрешения. К тому же у земли под ним есть собственник. И это не наследник Ильдара Ханова.

Я только что узнала,  как похоронили Мансура Зиннатова. Как сказала Амина Кашапова, это были удивительные похороны. Народу собралось много. Не менее двухсот человек. Пришли  бывшие больные художника, те, кто помогал строить храм, артисты и художники, которые хорошо знали храм в Аракчино, да и не только они.  

Я, к великому сожалению, быть с ними не могла... Сначала гроб с телом покойного подвезли к Вселенскому храму, потом прощание было на кладбище...

Фото Олега Маковского

Амина Кашапова сказала мне много теплых слов о Мансуре. Он, как и Ильдар Ханов, умудрялся жить в нашем мире с идеями человека из другого мира, где отношения людей определяют не деньги и выгода. Мансур был не просто прорабом на этой долголетней стройке и смотрителем Вселенского храма. Он всей душой воспринял сам дух этого проекта, заложенный художником. Храм – как мечта о совершенном мире, где нет причин, разъединяющих людей.

Наша газета не раз писала об Ильдаре Ханове, как о самом художнике и целителе, так и о его уникальном архитектурном проекте. Не думала, что так скоро придется говорить слова прощания о его соратнике – Мансуре Зиннатове.

 

ПОСТСКРИПТУМ

Как рассказала в интервью «Татар-информ» дочь известного казанского скульптора Бориса Зыкова Евгения Чеснокова, на прошлой неделе Мансур Зиннатов сообщил ей, что его выселяют, и предложил вывезти работы ее отца в музей Константина Васильева. 

«Мансур мне позвонил в среду (5 апреля – прим. ред.), сказал, что его выселяют из храма и предложил мне вывезти работы моего отца, заверил, что обо всем уже договорился. В пятницу мы еще раз созвонились и обговорили время перевозки работ. Скульптуры мы вывезли в субботу утром. Как мне показалось, Мансур был вполне адекватным. Когда я спросила, что он собирается дальше делать, ответил – не знаю», – поделилась Евгения.

Таким образом, 53 скульптуры Бориса Зыкова были вывезены из Храма всех религий, а спустя сутки, в ночь с воскресенья на понедельник, здание заполыхало.

 

Читайте в «Казанских историях»:

Трудное прощание с Ильдаром Хановым

Ильдар Ханов - зодчий нашего завтра

Целитель душ, врачеватель тел Ильдар Ханов 

Храм всех религий в Старом Аракчино

Один Бог на всех, или Беседа с Ильдаром Хановым

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов