Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Если хочешь узнать человека, не слушай, что о нём говорят другие, послушай, что он говорит о других.

Вуди Аллен

Хронограф

<< < Май 2024 > >>
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    
  • 1972 – Решением Совета Министров ТАССР имя Героя Советского Союза Магубы Хусановны Сыртлановой присвоено улице в микрорайоне Горки-1 

    Подробнее...

Новости от Издательского дома Маковского

Finversia-TV

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Что-то с людьми неладно, если они считают героями тех, кто не хочет жить по закону

С 15 апреля на телеканале НТВ начинается показ сериала «Слово пацана. Кровь на асфальте». На онлайн-платформе Start, где состоялась его премьера, фильм посмотрела Любовь Агеева.

Сериал побил все рекорды популярности, в том числе по запросам в интернете. Остались позади даже суперпопулярные зарубежные боевики. Мемы в соцсетях, флешмобы на музыкальные темы фильма, тысячи комментариев, лексика казанских подростков где надо и не надо… Не приходилось видеть, чтобы фильм вызвал такой интерес. И по форме, и по содержанию. Он спровоцировал огромный интерес к «казанскому феномену». Актуализировались в сети фильмы прошлых лет, а их довольно много. Появились сотни новых источников, как видео, так и текстовые материалы. Их посмотрели и прочитали сотни тысяч людей. И Казань уже во второй раз (первый был в 80-х годах прошлого столетия) оказалась в центре внимания всей страны.

Два московских издательства захотели выпустить книги о «казанском феномене». Они обратились ко мне с предложением переиздать мою книгу «Казанский феномен: миф и реальность». Я предложила издательству АСТ выпустить ее новый, более расширенный вариант («Стенка на стенку. Казанский феномен подростковых группировок»), и в настоящий момент идет верстка книги. Мой коллега по «Вечерней Казани» Артур Гафаров написал книгу для издательства ЭКСМО («Пацаны в городе. Война казанских улиц»).  Оба издания должны выйти в мае.

В моей книге есть интервью Артура, который был первым журналистом, рассказавшим о вражде подростковых группировок (Первое слово о пацанах. Неоднозначный юбилей одного риторического вопроса). Вот что он сказал в нем о своей книге:

«Спустя 40 лет я как бы пытаюсь снова войти в «одну и ту же воду». Надеюсь, что книга в жанре журналистского расследования, замешанного с мемуарами и авторскими воспоминаниями, понравится читателю.

Большая часть материалов книги нигде и никогда не публиковалась — она не повторяет по жанру всё написанное на эту тему. Кроме того, интересно, что в ее оформлении будет использована живопись моего сына — Тимура Гафарова, выпускника филиала Суриковского института живописи, а также легендарная графика Олега Соломатина 80-х годов, которая прославила материалы «Комсомольца Татарии». Выход книги запланирован на апрель — для меня это первый подобный опыт. Даст Бог — не последний!».

В своей первой книге я сделала большой обзор публикаций о казанских подростках. Во второй книге источниковая база о «казанском феномене» значительно расширена. Конечно, я не могла пройти мимо художественного сериала. Приведу фрагмент шестой главы своей новой книги.

 Уроки «пугающей страны»

Не буду оценивать всё, что увидела и прочитала. Ограничусь общими суждениями. Во-первых, авторы многочисленных комментов подтверждают, что подростковые группировки в 80-х годах были во многих городах СССР. Во-вторых, события прошлого даже молодые люди воспринимают так, как будто пережили их лично.

Впечатления от новых текстов и видеоконтента в основном одни и те же вместо анализа смакование шокирующих подробностей, зачастую далеких от реальности, повторение одних и тех же многочисленных фактических ошибок. Правда, были полезны некоторые интерпретации знакомых событий очевидцами, особенно бывшими группировщиками. Что-то учла, когда писала статьи для новой книги.

Самый примечательный новый источник о «казанском феномене» сегодня — художественный фильм в восьми сериях «Слово пацана. Кровь на асфальте» (режиссер Жора Крыжовников, авторы сценария Жора Крыжовников и Андрей Золотарев,  производство компаний Toomuch Production, «НМГ Студия» и НТВ, при поддержке Института развития интернета). Его популярность не может не удивлять. Кинознатоки гадают: в чем причина – в таланте Жоры Крыжовникова или в документальном сюжете, возвращающем нас в то время, которое многие стараются забыть?

Премьера сериала в Москве

Но прежде несколько слов о полнометражном документальном фильме «Конец эпохи пацанов», в съемках которого я участвовала (режиссер Александра Чухненко). Его премьера в онлайн-кинотеатре START состоялась 21 декабря 2023 года. В концепции, с которой меня познакомили, он рассматривался как одно из средств продвижения сериала. Линейный продюсер компании по производству кино и рекламы Spotlight, приглашая меня в октябре 2023 года на съемку, пояснила, что в завершение показа художественного сериала зрители узнают, как все было в Казани на самом деле.

Интервью съемочной группе давали, кроме меня, Асгат Сафаров, в прошлом министр внутренних дел республики, работники милиции 80-х годов Михаил Основ и Борис Сагадеев, ныне полковники милиции, педагог Ирина Афанасьева, работавшая заместителем директора СПТУ-19, другие казанцы. Интересно было послушать режиссера Андрея Першина (Жора Крыжовников ― это его псевдоним), актеров Сергея Бурунова и Никиту Кологривого, занятых в сериале. Например, Сергей Бурунов, который вырос в Орехово-Борисово Южном, рассказал, что был свидетелем похожих событий. По его мнению, с подобными явлениями, можно было столкнуться в любом городе.

Как мне показалось, это была попытка объективного анализа событий прошлого, все еще сохраняющих свою актуальность.  Очень жаль, что фильм «Конец эпохи пацанов» можно посмотреть только в онлайн-кинотеатре.

Идея сделать такое послесловие к сериалу, скорее всего, возникла после напряженной реакции, которую вызвало в нашем городе сообщение о начале съемок. Как известно, даже после встречи Федора Бондарчука, одного из его продюсеров, с главой Татарстана Рустамом Миннихановым съемки в Казани не состоялись. Картина снималась в Ярославле. Премьера первой серии на онлайн-платформах Wink и Start состоялась 9 ноября 2023 года и вызвала огромный интерес. Уже несколько месяцев фильм продолжает находиться в топовых новостях.

Думаю, что успех сериала был просчитан заранее. Не исключаю, что обращение к теме «казанского феномена» связано с чисто коммерческими соображениями. Зрители не могли не обратить внимание на знакомое понятие. Гарантировал успех и жанр криминальной драмы — зрелищно, динамично, держит в напряжении, вызывает острые эмоции… Современный зритель это любит. Кинематографисты всего мира, в том числе и российские, подсадили людей на криминал. Однако и криминальная драма может заставить думать и сопереживать героям. Если в ней есть что-то более важное, чем «кровь на асфальте».  И в фильме Жоры Крыжовникова это есть.

Сериал «Слово пацана. Кровь на асфальте» в данном случае не объект для рецензии, хотя не могу не отметить, что это большая удача и режиссера, и актеров, в основном молодых, и всего творческого коллектива.

Меня интересовал не столько сам сериал как художественное явление, сколько мнения о нем. Интересно было наблюдать по отзывам и комментам, каким стало восприятие «казанского феномена» через 35 лет, что думают о казанских группировщиках молодые зрители, которые увидят их впервые. Сделала немало любопытных наблюдений, которые заново осмыслила после диалога с психологом Рамилем Гарифуллиным, интервью которого читатель найдет в книге.

Он говорил мне о том, что восприятие кино зависит от индивидуальной психологии зрителя, который сам выбирает, какому герою симпатизировать, а какому нет. Выходит, если даже допустить, что сериал «Слово пацана. Кровь на асфальте» вызывает ощущение романтизации преступности, как утверждали те, кто возражал против его съемок и показа, то это не вопрос к его создателям, а сигнал для тех, кто изучает массовое сознание.

Конечно, могли быть среди зрителей молодые люди, которым показалась прикольной «подвальная» жизнь «универсамовских», но, как мне кажется, даже они после пятой серии понимали, что добром такая «романтика» не кончится. И не ошиблись, посмотрев последнюю, восьмую серию.

Как говорил в одном из интервью режиссер сериала Жора Крыжовников, прежде всего его занимала художественная задача. История казанских подростков дала ему возможность проследить, как человек может под воздействием обстоятельств переродиться. Хороший мальчик Андрей Васильев, примерный ученик музыкальной школы, не захотел быть чушпаном и «пришился» к компании «универсамовских», стал гопником по кличке Пальто (актер Леон Кемстач).

А убежденный гопник Марат, потеряв любимую девушку, наоборот, простился с уголовной романтикой (актер Рузиль Минекаев).  

Фильм воссоздает реальную историю через вымышленные сценаристами сюжетные линии: Андрей и его мама, братья Суворовы и их отец, Марат и Айгуль, Вова Адидас и Наташа… Надо понимать, что в таком случае реальная история для режиссера была чем-то вроде театральных декораций. Но она неумолимо требовала почти документальности киноповествования.  

Для тех, кто впервые встретился с «казанским феноменом» так близко, имеющиеся нестыковки с реальными событиями не будут иметь никакого значения. Кино ведь художественное, значит, вымысел возможен. И не было бы у него границ, если бы вымышленную группировку нам не представили в реальных временных рамках.

Сериал я принципиально смотрела уже после того, как написала практически всю книгу. А отзывы зрителей изучала параллельно показам отдельных серий. И меня сильно удивляло то, что значительная часть взрослой аудитории (а отзывы оставляли в основном взрослые), глядя на экран, воспроизводила в памяти совсем другой период истории нашей страны 90-е годы. Кто-то написал, что фильм снова вверг в состояние ужаса, которое было тогда, кто-то добавил черных красок из личного опыта, вспомнив задержки зарплат, пустые полки в магазинах, стрельбу на улицах и полную безнадегу. Кому-то фильм дал еще один аргумент для критики Советского Союза, а кому-то захотелось призвать режиссера к ответственности за клевету на советский строй.    

 «Погибающая страна» так определил увиденное на экране один из рецензентов. Но в 1989 году еще не было погибающей страны, при всех недостатках того времени. Еще существовал огромный Советский Союз, и власть была крепка, хотя и прогибалась под напором общественного мнения, разбуженного «прорабами перестройки». Все мы были устремлены в новое светлое будущее, куда нас звали сторонники рыночных реформ. И не сразу заметили, что идем к нему одни, без детей…

В многочисленных интервью перед премьерой говорилось, что сериал будет рассказывать о событиях 1989 года. Год был выбран не случайно группировки в то время осознали, какую выгоду они имеют от новых экономических отношений. И это позволило режиссеру создать еще одну сюжетную линию, сравнивая двух вожаков одной группировки – Вову Адидаса и Кащея.

Только в 1989-м массовой драки во дворе, красочно воспроизведенной на экране, уже быть не могло.  В 1988-м были убиты 7 подростков, и милиция с группировками не церемонилась. В отделение можно было попасть и за гораздо меньшую провинность.

Но уберите сцену с дракой, ссору вожаков двух группировок в кафе и пропадает узнаваемость казанских группировок, да и драматизма становится меньше.

Следуя избранному жанру, сценаристы поставили в центр внимания две дворовые компании: «Универсамовские» и «Дом быта». Исследователи преступности несовершеннолетних называют такие группировки криминогенными. Для меня такой выбор не был неожиданностью, поскольку сценаристы во многом полагались на книгу «Слово пацана». Известно, что ее автор Роберт Гараев выступал консультантом проекта.  

Здесь уместно сказать несколько слов об этой книге. В ней 38 глав, которые охватывают самые разные стороны жизни казанских гопников, от того, как в группировку попадали, до того, как от нее «отшивали».

Представляя каждого собеседника, автор указывает, в какие годы тот мотался. Это имеет принципиальное значение, поскольку воспоминания позволяют проследить, как дворовые группировки развивались. Но большинство читателей этим не заморачивается, и в конечном итоге под понятием «казанский феномен» они начинают воспринимать разнородные сообщества, существовавшие в Казани в течение тридцати лет. Поскольку у них есть одна общая характеристика все группировки жили вне социума, «по понятиям» криминального мира.  Но рассматривать криминальные группировки типа банды «Тяп-ляп» 70-х годов, «конторы» 80-х и ОПГ 90-х вне связи с социально-экономическими условиями, их породившими, нельзя.

Нетрудно заметить, что и в очень популярном паблике «Казанский феномен», и в книге Гараева свое детство и юность вспоминают в основном мотальщики криминогенных группировок. Они сегодня снова в центре внимания у них берут интервью, про них снимают фильмы, кому-то интересны их фотографии из личных альбомов. Вышли из тени первый лидер группировки «Тяп-ляп» Сергей Антипов, бывший киллер «Жилки» Алексей Снежинский (Снежок).  Его Гараев представляет так: «Отсидел, принял ислам, занимается строительным бизнесом». Естественно, Снежок в книге вспоминает не жестокие расправы с неугодными по заданию вожака группировки Хайдера, а, так сказать, школьные годы в дворовой компании.

В немалой степени такая большая востребованность «авторитетов» прошлого (тут я возьму это слово в кавычки) объясняется умелым пиаром книги «Слово пацана». Гараев давал многочисленные интервью, встречался со зрителями сериала Жоры Крыжовникова. В интернете можно найти несколько интервью, которые он взял сам в процессе работы над книгой. Могу назвать его беседы с генерал-лейтенантом милиции Савелием Тесисом и «дядей Жорой» Сауленко, бывшим «тяп-ляповцем». В итоге книга была раскуплена полностью.  Недавно он выпустил уже второе ее переиздание.

При встрече с Робертом мы обменялись мнениями о том, как воспринимать «казанский феномен» сегодня. Хотя и без этого было понятно, что мы смотрим на этот период истории Казани по-разному. Мы из разных поколений, с разным социальным бек-граундом. К тому же для меня это тема для бесстрастного исследования, хотя я и была очевидцем многих событий, для него личный жизненный опыт. Вот как Роберт объясняет в книге желание вспомнить Казань своего детства:

«Решение написать книгу, в которой я пытаюсь понять, чем же была казанская группировка на самом деле, и разложить подростковый опыт по полочкам, оказалось в некоторой степени психотерапевтическим: я пытался вытащить на поверхность вещи, которые не принято вспоминать».

 Он верно замечает, что все казанские подростки того времени были «травмированы» повседневным насилием. Но кто-то воспринимал его как нечто необходимое на этапе человеческого становления, а на кого-то, как на автора книги, участие в группировке повлияло обратным образом: «Я жил вопреки этому миру, протестуя против мускулинного образа жизни, не разбираясь толком, враг он мне или нет».

Отсюда пристальный интерес автора книги к опыту такой жизни. Ему интересно прежде всего криминальное прошлое. А у меня с понятием «казанский феномен» связаны совсем другие представления. Я больше думала о сотнях нормальных мальчишек, далеких от мира преступности, вовлеченных во вражду дворовых группировок. И не только о чушпанах, но и о мотальщиках, похожих на баранов в одном большом стаде. Пусть простят они, теперь уже взрослые люди, за это сравнение, но оно хорошо передает то, что с ними тогда случилось. 

Книга «Слово пацана», несмотря на то, что в ней нет единого сюжетного повествования, а есть россыпь самых разных эпизодов, объединенных по тематическому принципу в отдельные главы, что называется, зашла режиссеру Жоре Крыжовникову и появился сериал, вызвавший огромные круги на воде.

Однако «казанский феномен» это история не про криминал. Это история о том, что бывает с мальчишками, когда у них нет ничего в жизни, кроме «улицы», «конторы», группировки. И она не только про мальчишек, но и про всех нас. Где бы мы не жили, в Казани или каком другом городе. Только, по-моему, не все зрители сериала это поняли.

Довелось заочно познакомиться с Виктором из Самарской области. Мы договорились, что, посмотрев сериал, он напишет о своих впечатлениях. Мне было интересно, как воспримет фильм человек, который знает о «казанском феномене» лишь понаслышке. Но, как оказалось, Виктор уже многое знает, многое читал. Познакомился с книгой Р. Гараева, заинтересовался моей: «Стало интересно разобраться, а так ли все было на самом деле или это просто сильное приукрашивание некоторых событий того времени». Процитирую его отзыв о сериале:

«Фильм заинтересовал сюжетом, достаточно красивой съёмкой и очень крутым подбором актёров. Стало интересно разобраться, а так ли всё было на самом деле или это просто сильное приукрашивание некоторых событий того времени. Я начал искать литературу, прочитал фрагмент книги Роберта Гараева. … Слово ОПГ, конечно, в 80-х годах не было, но преступность всегда процветала в группах. На примере Самарской области могу привести, допустим, «Горчичников», позже, в 1960-1970 годах, появились «Фураги», которым не нравилось, что коммунизма нет, бедные так и оставались бедными, а богатые становились ещё богаче. Это, конечно, не так массово, как было в Казани, где почти каждая улица была какой-то группировкой. Но всё же, они были». 

Своим отзывом Виктор подтвердил, что сериал для молодых зрителей сугубо криминальная история. И это удручает. Поскольку история казанских пацанов, она не для развлечения. Но настораживает даже не это.  Ведь в таком случае, посмотрев фильм, легко от него отмахнуться мол, это не про меня и меня не касается. Именно так мы реагирует на преступников, предпочитая встречаться с ними лишь на экране.

Для некоторых зрителей оказалось забавно смотреть на казанских подростков, о которых они, возможно раньше даже не слышали. Хотя они тоже переживали, сочувствовали... Меня сильно зацепил один коммент, но не к сериалу, а к документальному фильму «Конец эпохи пацанов». Процитирую его полностью, поскольку  автор не одинока:

«Здравствуйте, заглянувшие. Если вы, как и я прониклись сериалом «Слово пацана», мой отзыв для вас, так как вышел документальный фильм, освещающий некоторые моменты этот сериала, или во всяком случае ставивший такую цель.

Честно скажу, «Словом пацана» я прониклась не на шутку, хотя я взрослый и серьезный человек, и вообще на фильмах и сериалах не зацикливаюсь, есть более серьезные вещи в жизни. Тут, стыдно сказать, проползая с работы я заводила будильник на 7 утра, посмотреть новую серию.

И вот вышел этот документальный фильм. Доступен он на многих официальных сайтах, и так, как к сериалу осталось у меня много вопросов, я решила посмотреть этот документальный фильм.

Документальный фильм «Конец эпохи пацанов» освещает события тех лет, так как они были на самом деле. Это в основном интервью с лицами, жившими в то время, и о том, как боролись с молодежными преступными группировками, и какой ужас пережили люди, сталкиваясь с ними. Интервью довольно сухие и не очень интересные. … никаких неизвестных ранее, горячих фактов я из него не узнала.

Фильм «Конец эпохи пацанов» будет интересен тем, кто не знаком с этой темой, а тем, кто как я проникся сериалом и все на эту тему перечитал, он будет не интересен».

В фильме «Конец эпохи пацанов» есть и мое интервью немного сложно возражать анонимному автору. Скажу только, что даже я узнала много нового, интересного из этого фильма. Но автору коммента неинтересно. Нет «горячих фактов». И фильм, он вовсе не про сериал. Но автор комментария этого не поняла...

 «Казанский феномен», который Ксения Мяло назвала «социальной патологией», криминальной темой не исчерпывается. И сложность ситуации, в которой в 80-х годах оказалась не только Казань, но и многие города страны, ритуальными картинками, разбитыми в драках носами и даже убийствами передать сложно. Нужен широкий контекст, который мог бы вписать «универсамовских» в общую картину жизни большого города, четко обозначенную создателями как реально историческую, а это сделать даже в восьми сериях трудно.

Такой контекст может возникнуть при восприятии фильма, когда зритель додумывает, домысливает, дофантазирует то, что увидел на экране. Это то, что в литературе называется «между строк». Однако мало кого сериал сподвиг на серьезные размышления о том, что было тогда, в 80-х, и что может быть сегодня, если мы не выучили этот урок. Даже профессиональные рецензенты, кем бы они себя не представляли кинокритиками, писателями, журналистами, юристами, психологами, психотерапевтами, предпочли не анализировать увиденное, а с разной степенью добросовестности и эмоционального накала пересказать содержание фильма.  

Исключений немного. Назову программу на канале Sobolev (платформа YouTube) с подробным анализом фильма на фоне реальных событий того времени, которые были связаны с серьезными политико-экономическими проблемами, вызванными кризисом коммунистической идеологии.

Политический философ Павел Щелин, мнение которого приводится в программе Николая Соболева, объяснил огромную популярность сериала не только его художественными качествами, но прежде всего тем, что он вывел локальное, казанское, явление на уровень общечеловеческих проблем. Фильм затрагивает важный для каждого человека философский вопрос — в чем смысл жизни? По его мнению, мы наблюдаем болезненную реакцию подрастающего поколения на крушение больших смыслов. Попытки пацанов заполнить пустоту, образовавшуюся на их месте, другими смыслами, не всегда были успешными.

В случае с казанскими группировщиками они приводили к саморазрушению личности. Эта травма, как считает Павел Шелин, осталась в памяти всех людей, населявших большую страну.  Потому и смотрят его с большим интересом во всех бывших республиках СССР.

Программа Николая Соболева собрала огромную аудиторию ― более 1 300 тысяч зрителей, которые оставили 49 тысяч лайков и 4216 комментариев.

То, что в основе сериала документальная основа, для его создателей было одновременно и хорошо, и плохо. Хорошо потому, что книга Р. Гараева «Слово пацана» предоставила в их распоряжение много конкретных фактов из реальной жизни. Плохо потому, что среди зрителей много тех, кого подростковые группировки затронули лично.  А значит, происходящее на экране они будут разглядывать через лупу.

Надо ли говорить о том, что в Казани сериал ждали с особым нетерпением. Не было СМИ, где бы о нем не писали. Больше всего публикаций был в двух интернет-изданиях: в деловой газете «БИЗНЕС Online», которая развивает тему «казанского феномена» уже давно и сериал для ее журналистов лишь один из оперативных поводов, и на сетевом ресурсе «116.ru» (местное издание медиахолдинга Shkulev Media Holding), у которого в топ-меню «Тема дня» долгое время была рубрика «Казань и «Слово пацана».

Если авторы «БИЗНЕС Online», рассказывая о сериале, чаще ставили, так сказать, просветительские задачи, соотнося фильм с Казанью и казанцами, как в статьях о реальных прототипах киношных «универсамовских», то у «116.ru» было откровенно маркетинговое направление «клубничка» в стиле «пластиковой» журналистики. Темами для публикаций здесь были скандалы вокруг сериала, личная жизнь артистов, занятых в нем. Несколько заголовков для примера: «Первый поцелуй и изнасилование Айгуль: как 14-летняя Аня Пересильд так рано повзрослела. Дело в «Слове пацана»?»; «Здесь стрелял Вова Адидас, там — жила Айгуль: как выглядят реальные места из «Слова пацана»»; «Хочу усы как у Вовы Адидаса»; «Казанские барбершопы атаковали фанаты сериала «Слово пацана»; «Засветилась в «Слове пацана» и клипе Крида: как тренер по фитнесу уехала в Москву с 15 тысячами рублей и стала актрисой».

Естественно, реакция зрителей из Казани представляла для меня особый интерес. Один из них признался: «Ностальгия захлестнула». А мне казалось, что ностальгируют по чему-то светлому, радостному… Впрочем, мужчина вспоминал, скорее всего, не группировки, а свою молодость, а, может, и детство.

Среди комментов увидела сообщение одной женщины, которая писала, что жила в Казани в 80-е годы, но ничего про «казанский феномен» не знала. Возможно и такое значит, в ее дом не приходила ни одна казанская газета. Счастливый человек, не травмированный прошлым.

Это было серьезное испытание для всех жителей города, которое оставило отметины и в памяти, и в судьбах многих. Для кого-то  — это ужас  виртуальный — если не довелось познать его на личном опыте, для кого-то реальный — если такой опыт был. И он не проходит с годами. Это выяснилось, когда многие казанцы не смогли стать зрителями сериала «Слово пацана. Кровь на асфальте».

Мы говорили о сериале со слушателями Университета третьего возраста, где я веду занятия в группе «Журналистика». Студенты почтенного возраста поделились своими впечатлениями о том, что видели в 80-е годы, высказали сомнения в том, надо ли реанимировать труп «казанского феномена» сегодня. Некоторые после разговора представили свои выступления в письменной форме. Я расскажу об этом в другой публикации.

Говорили мы на занятии и о том, возможно ли повторение «казанского феномена». Естественно, никому этого не хочется, но опасения есть. И не потому, что сериал «Слово пацана. Кровь на асфальте» может оказаться заразительным. Группировки появились в определенных исторических условиях, и в случае их наличия в жизни сегодняшней можно ожидать такого же феномена вновь. В других обличиях, конечно.

Об этом разговор идет уже давно. Например, редакция газеты «БИЗНЕС Online» в январе 2018 года провела круглый стол, пригласив для разговора как раз на эту тему что делать с новым «бунтом школоты»? Нам было предложено проанализировать последние события в Перми, Челябинске и Улан-Удэ, когда ученики нападали на свои школы. Вроде единичные случаи, и один «стрелок» не сотня подростковых группировок. Но не может не тревожить всплеск молодежной агрессии, принимающей самые разнообразные формы.

«Социальные факторы говорят нам о том, что есть ряд причин, которые вызывают подобного рода агрессию в обществе. Естественно, ни для кого не секрет, это и социальная поляризация, и неравенство, и кризис духовности, о котором говорят наши социологи, и то, что наши институты не выполняют свои функции», это цитата из выступления Валентины Фурсовой,доцента кафедры общей и этнической социологии Института социально-философских наук и массовых коммуникаций КФУ.  Мы были едины в том, что гораздо легче было изолировать подростков, нарушавших закон, чем искоренить идеологию гопничества.

Думаем ли мы об этом, когда с нашими детьми случается нечто неординарное? А такое происходит с пугающей частотой. Достаточно назвать казанского «стрелка» Ильназа Галявиева, который в мае 2021 года застрелил 9 человек  — и напугал весь город. Но есть угрозы куда более существенные.

Работая над новой книгой, анализируя далекие события и сравнивая их с сегодняшним днем, я довольно часто видела, что история повторяется. Многие причины, которые привели к «социальной патологии», увы, встречаются и сегодня.

 * * *

Сериал побудил зрителей к творчеству. Мне понравилась ироничная пародия «Слово чабана. Кровь в колбасе», снятая в Бурятии, с саундтреком из сериала Жоры Крыжовникова. Ее герой легко находит общий язык и со своими баранами (чушпанами»), и с пришлыми «гостями».

Собрал много лайков флэшмоб «Седая ночь», люди всех возрастов воспроизводили танец из сериала. Слова «чушпан», «шелуха», «супера» звучат сегодня в самых разных аудиториях. В Казани это нравится не всем — здесь не удается смотреть на экран отстраненно. 

Зато казанцы с большим воодушевлением воспринимают песню «Пыяла», звучащую в сериале, хотя ее мелодию трудно назвать татарской.  Песня сопровождает самые напряженные и драматические моменты. Как сказал мне один знакомый, это тоже феномен, только татарский. Впервые татарская песня стала федеральным музыкальным хитом. Впрочем, даже не федеральным — песня понравилась зрителям всего бывшего СССР, которые смотрели фильм.  Ее исполняет хип-хоп дуэт «Аигел» в составе вокалистки Айгель Гайсиной и питерского клавишника Ильи Барамии.  

Как рассказала в одном из интервью Айгель Гайсина, поэтесса и певица из Набережных Челнов, песня была написана для сериала «Топи» еще в 2020 году. Но ее не утвердили, и тогда музыканты выпустили отдельный трек, на который сняли клип. Он в интернете уже давно, но после сериала песня стала супер-популярной.

В переводе с татарского «пыяла» — значит «стекло, осколок». Можно перевести и как «чаша», «пиала».   Это трагическая песня о боли и разочаровании, которые испытывает молодая девушка. Однако большинство зрителей сериала этого не узнает, поскольку песня звучит на татарском языке.

Читайте в «Казанских историях»:

Убийства не было? Тогда что это было?

 80-е годы: милиция всё знала, но не всем об этом могла говорить

От «дрянных» мальчишек до героев сериала

От «казанского феномена» до «эпохи пацанов»

Книга Любови Агеевой «Казанский феномен: миф и реальность»

Обвиняются в убийстве

«Рыцарский полонез» на казанской танцплощадке

Казанский феномен: миф и реальность

Казанские подростки глазами зарубежных журналистов

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить