Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
25.09.2018

Цитата

Я угрожала вам письмом из какого-нибудь азиатского селения, теперь исполняю свое слово, теперь я в Азии. В здешнем городе находится двадцать различных народов, которые совершенно несходны между собою.

Письмо Вольтеру Екатерина II,
г. Казань

Погода в Казани
+8° / +14°
Ночь / День
.
<< < Сентябрь 2018 > >>
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
  • 1938 – Родился Евгений Андреевич Лисин, долгие годы возглавлявший редакцию газеты «Советская Татария» (ныне «Республика Татарстан»).

    Подробнее...

Мертвые сраму не имут. А живые?

«Народ – это не только ныне живущие, но и умершие люди». Эти слова принадлежат русскому философу Николаю Бердяеву. Видимо, в наше время они потеряли актуальность, поскольку погосты стали всего лишь одной из сфер коммунального хозяйства, потеряв некий сакральный смысл места встречи разных поколений.

Известный казанский краевед Анатолий Елдашев написал как-то:

«Некрополь – важнейшая и очень уязвимая часть культурного наследия. Упадок некрополей свидетельствует о духовной болезни общества. Постреволюционный вандализм, разрушение традиций, советский агрессивный атеизм, корысть и безразличие эксплуатационных служб – все это привело к гибели многих сотен памятников в исторических некрополях и ликвидации старых кладбищ».

О памяти и беспамятстве размышляет инициатор и главный организатор акции «Казанские некрополи» Любовь Агеева.

За лето прошлого года я обошла Арское кладбище несколько раз, и в моем фотоархиве десятки снимков, которые свидетельствуют о том, что связь поколений местами разорвана в клочья.

Впрочем, нельзя относить на наше беспамятство все разрушения на погосте. Арскому кладбищу слишком много лет, чтобы надгробные памятники не пострадали от времени, чтобы здесь не было брошенных могил – когда в городе не остается ни родственников, ни знакомых. В этом смысле выигрывают знаменитые казанцы, имена которых остались в истории города, а значит – и в памяти людской.

Как известно, первое большое захоронение появилось на Арском поле в июле 1774 года, после сражения за Казань с войсками Емельяна Пугачева. 12 и 13 июля здесь были погребены 300 человек, воины, защищавшие Казань, а также пугачевцы и мирные жители. Сколько поколений сменилось за это время?! И наверняка уже не однажды полностью обновлялись кладбищенские захоронения.

Памятники сохраняются в трех случаях. если они построены, что называется, на века, как на могиле Александра Фрезе, профессора Императорского Казанского университета, основателя и первого директора Казанского окружного дома умалишенных, которая находится с левой стороны Первой, церковной, аллеи (Александр Фрезе, психиатр). Он вошел в историю российской медицины как один из первых профессоров психиатрии в стране. Александр Устинович (Александр Юстус) Фрезе скончался 4 (16 февраля) 1884 года. Массивный крест из черного гранита укреплен на массивном гранитном подножии. Время не оставило на памятнике ни одной отметины.

Второй случай, когда памятник охраняет почтение потомков, как в случае с профессором математики, ректором Императорского Казанского университета Николаем Лобачевским (Великий математик Николай Лобачевский.

И, наконец, случай третий – когда не прерывается связь времен в истории одной семьи. На таких захоронениях обычно соседствуют старинные и новые памятники, а в последнее время появились поминальные плиты со многими именами – усопшие разных лет и даже веков.

Каждую родительскую субботу на кладбищенские погосты города приходят тысячи семей, и порой они ухаживают не только за своими захоронениями, но и за могилами одиноких родственников и друзей, иногда – соседними захоронениями.

Но сотни могил, а, может, даже тысячи остаются бесхозными. Помню, какое смятение посетило мое душу, когда однажды во время своего путешествия у стены, выходящей на Сибирский тракт, я увидела густые заросли, словно непроходимые джунгли. Точно здесь за лето не появилась ни одна душа.

Время от времени натыкаешься на обломки памятников, на старые скособоченные кресты без надписей. Со временем не поспоришь…

Правила поведения на кладбище сформулированы в специальном документе. Когда его читаешь, недоумеваешь: разве не ясно, что нельзя портить намогильные сооружения и кощунствовать на кладбище?

А когда встречаешься с откровенным вандализмом, понимаешь, что никакие слова не могут быть лишними.

6.3. На территории кладбища запрещается:
а) оскорблять чувства участников похорон и память умершего;
б) портить намогильные сооружения, мемориальные доски, оборудование кладбища, засорять территорию;
в) распивать спиртные напитки, курить, принимать психотропные средства и наркотики, находиться в состоянии алкогольного и иного опьянения;
г) водить собак, за исключением собак-поводырей, пасти домашних животных, ловить птиц;
д) захоронение животных и жертвоприношение;
е) разводить костры, производить копку ям для добывания грунта, песка или глины, резать дерн;
ж) высаживать на местах захоронения деревья и кусты;
и) присваивать чужое имущество, производить его перемещение и другие самоуправные действия;
к) оставлять собранный мусор на других могилах и аллеях.

Из постановления главы муниципального образования «Город Казань»

 Жаль, что чаще всего не найти людей, которые ни Бога, ни черта не боятся. Время от времени в СМИ сообщается об актах вандализма на городских кладбищах. Самое громкое беспамятство на Арском кладбище, которое я помню, - это разгром на могиле авиаконструктора Владимира Петлякова (Вот такая у нас вечная память). Когда вандалы срезали не только металлическую надпись, но и голову с памятника. Позарились на дорогой цветной металл. И довольно долго обезглавленный памятник стоял в таком виде.

Теперь подстраховались - никакого металла...

Охотники за цветным металлом уносят все, что можно унести: части надгробий, ограды, пропеллеры, которые устанавливают на могилах летчиков. По сведениям И. Валеева, выдрали сделанные из нержавейки памятники вертолетчикам Александру Куроптеву и Владимиру Стародубцеву, погибшим при испытании серийного вертолета Ми-4. Сейчас установлены современные надгробия, которые вандалов не заинтересуют. Унесли памятник погибшему испытателю казанского ОКБ «Сокол» Юрию Быкову. И где-то у них всё это принимают…

Есть еще вандалы-коллекционеры, которые украли самолетики на памятниках двух летных экипажей в «Уголке летчиков».

На Центральной аллее есть захоронение Павла Николаевича Тузова. Попытки что-то узнать о нем успехом не увенчались. Судя по всему, богатый был человек. На массивном камне высокий стержень, на конце которого портрет в траурном венке. Вокруг могилы невысокое ограждение, в которое по бокам напротив основного памятника вписаны два скульптурных элемента, в том числе женская фигура.

Когда я впервые увидела этот памятник, никак не могла подумать, что это именно фигура. Приглядевшись, увидела - действительно, женские очертания. Но вместо головы почему-то букет цветов. Еще подумалось - какими недобрыми руками это сделано.

А оказалось, кто-то просто бережет нервы людей, проходящих мимо, поскольку вместо головы у фигуры - железные прутья. Я увидела это во время последнего путешествия по кладбищу, в ноябре.

 

Жаль, что нет наказания за вандализм другого порядка. Когда люди, убирая свои захоронения, устраивают свалки на соседних могилах.

Правда, доказать вину здесь не так-то просто. Да и трудно обвинить человека, если он со своей совестью не в ладу, если не живет по законам человеческим. Он твердокожий, укор других ему не указ. Таких сограждан сегодня куда больше, чем прежде.

Стоит отметить, что люди сами постоянно призывают друг друга к порядку.

Этот снимок сделала на католическом участке у центрального входа на Арское кладбище.

А этот призыв увидела недалеко от стены, выходящей на Сибирский тракт.

А этот снимок сделан на нулевой аллее. Из кучи мусора торчат два памятника. Не смущают вандалов (а как их еще назвать?!) даже лица на старых фотографиях.

Видя людское непотребство на погосте, мы обычно бросаем гневные слова в адрес кладбищенских работников. Коллеги-журналисты пишут о них в основном по критическим поводам. Не убирают мусор, не обрезают деревья, разрушают старые могилы, делая на их месте новые захоронения…

После близкого знакомства с руководством Управления по организации ритуальных услуг Исполнительного комитета Казани и специализированной службы похоронных услуг на Арском кладбище оказалось, что нарисованные в общественном мнении образы не всегда соответствуют тому, что есть на самом деле.

Во-первых, в последние годы на кладбище стало намного чище. Правда, только на ближайших могилах к аллеям. Чем дальше от аллей, порядка меньше. Видимо, туда кладбищенские работники не доходят. Да и вряд ли поддержание порядка на конкретных могилах – их обязанность. Если нет на то договора об оплате.

Их задача – помочь в этом родственникам и друзьям усопших. Везде есть контейнеры с мусором. Они вовремя опорожняются. Во время родительских суббот для желающих на центральном входе – бесплатные мешки для мусора. По словам мастера кладбища Тимура Биктагирова, после родительских суббот мусор приходится вывозить большими грузовиками.

В разговоре со мной работники похоронной службы Арского кладбища не раз поминали  недобрым словом родственников усопших за то, что не доносят мусор до ближайших контейнеров, а бросают где попало. При механизированном способе сбора мусора до каждой могилы грузовичок не доедет.

Во-вторых, потому, что и на кладбище теперь цивилизованный сервис. Теперь даже житель другого города, как и казанцы, разумеется, может заказать регулярную уборку конкретного захоронения. Объявления об этой услуге – на видных местах на кладбище, а также на сайте муниципального предприятия «Ритуал».

К сожалению, мы не воспитываем культуру почтения к усопшим. Для некоторых наших сограждан кладбище – как общий подъезд в жилом доме, когда рачительная хозяйка вылизывает до блеска свое жилище, но без зазрения совести выбрасывает мусор мимо мусоропровода даже на своем этаже. Квартира – свое, а подъезд – чужое!

Вроде бы должен испытывать человек какое-то внутреннее неудобство. Ведь на погосте мы ближе всего к потустороннему миру. Даже если в него не верим.

Вызывает недоумение, когда родственники, меняя надгробный памятник, бросают рядом старый крест. И лежит он там месяцами. Такое отношение к одному из главных символов православия, по утверждению священнослужителей, – большой грех. Недавно видела несколько таких крестов в машине, которая собирала мусор из контейнеров. Почему священнослужители церкви Ярославских Чудотворцев допускают такое святотатство?

Даже к старому поврежденному кресту необходимо относиться с почтением.

Совет от «Казанских историй»

Что же делать с крестом, который подлежал замене? Если крест был выполнен из дерева, то его целесообразнее сжечь, развеяв пепел на надгробие. Если же он был выполнен из металла, или какого другого негорючего материала, его можно разобрать и закопать в надгробие могилы. На кладбище наверняка есть услуга по утилизации старых памятников.

Даже гипсовые распятия, какие бывают в домах и пришедшие в негодность выбрасывать нельзя, а когда пойдёте на кладбище, возьмите с собой и закопайте в надгробие.

Серьезная проблема на старых погостах – с поддержанием порядка на бесхозных могилах. Даже если это могилы исторического значения. Прошлым летом мне пришлось самой спилить кленовую поросль на могиле профессоров Кандаратских на Центральной аллее – она покрыла памятник полностью. Но не всегда можно исправить положение так просто. Например, поправить завалившийся крест на могиле академика Глеба Бонч-Осмоловского, умершего в Казани в эвакуации, не так-то просто. Не исключено, что на месте этого захоронения на Католическом участке образовалась яма. К тому же, как выяснилось, сделать это некому. Еще сложнее привести в порядок гранитное надгробие видного деятеля революционного движения Виктора Тихомирнова на Центральной аллее. Верхняя часть памятника деформирована. На изготовление нового навершия понадобятся средства. Кто их даст?

Много лет потихоньку разрушалась памятная плита на братской могиле жертв расстрела участников мирной демонстрации 1905 года. А ведь братская могила официально признана объектом исторического наследия. Как и захоронение Виктора Тихомирнова.

Знаю, что в некоторых городах на поддержание памятников культурного наследия выделяются целевые бюджетные средства. Как уточнила заместитель министра культуры РТ С. Персова, в Татарстане такой практики нет.

Но более всего вызывают недобрые чувства многочисленные ограждения, которые сделали некоторые части кладбища просто недоступными. Испытала это на себе, когда хоронили моего мужа. Гроб пришлось передавать на вытянутых руках, поскольку прямого прохода к могиле нет. Есть узкая тропочка, по которой полный человек уже не пройдет.

Вспоминаются варшавские кладбища, ухоженные, ровно расчерченные на небольшие семейные участки… Там приняты захоронения в одну могилу, ведь земле предаются урны с прахом. У православных с этим сложнее. В одну и ту же могилу хоронят только через 15 лет.

Зачем ездить в Варшаву? Теперь у нас в Казани есть такие кладбища – Самосыровские, новое Татарское, новое Царицынское. Да и на Арском появились два участка, которые спланированы по европейскому принципу.

Предприятие «Ритуал» предлагает родственникам усопших аккуратные надгробные сооружения, включающие памятную стелу и невысокую ограду. Таких надгробий на кладбище уже много. Не предусматривают ограждений и новые мемориальные комплексы из гранита и мрамора.

Я спросила у руководителей похоронной службы города, нет ли у них желания снести все старые ограждения? Мне ответили: желание есть, но нет возможности. Это можно сделать только при согласии родственников, которое получить практически невозможно. На новое надгробие деньги есть не у всех, а старое – какая-никакая гарантия, что могилу никто чужой не тронет.

Увы, специальная регистрация, проведенная в 1997-2001 годах, когда у большинства захоронений появились номера и конкретные уполномоченные лица, гарантией люди не считают. Не буду с ними спорить, поскольку о подзахоронениях слышала. Правда, начальник Управления по организации ритуальных услуг Исполнительного комитета Казани Марат Ишкин категорически отверг такие обвинения. А уже упоминавшийся администратор Арского кладбища заявил, что они не хоронят даже в бесхозные могилы. Иначе их на кладбище уже не было бы.

Сложные чувства рождает неспешное путешествие по кладбищу. Там людское несовершенство предстает как бы в обнаженном виде. Не уважая живых, как человек будет уважать мертвых?!

Как говорится, мертвые сраму не имут. Но живым-то должно быть стыдно!

Поневоле задумаешься – как сделать так, чтобы таких фактов не было? Может, Департаменту по работе с волонтерами Дирекции спортивных и социальных проектов стоит подумать о создании специального волонтерского отряда защитников исторического наследия? Волонтеры занимаются многими добрыми делами. Будет еще одно такое доброе дело. Можно сказать – богоугодное дело.

 

 Читайте в "Казанских историях":

Любовь к отеческим гробам...  общая рубрика об истории казанских погостов, о краеведческих исследованиях и проблемах.

Арское кладбище конкретные захоронения.

Город, которого нет на карте страны

Сберечь историческую часть Арского кладбища

Наше прошлое – это прежде всего люди

Лютеранский некрополь

Католический некрополь

Мир праху твоему, Служитель Господа

«Вы жертвою пали в борьбе роковой…»

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов