Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

<...> Казань по странной фантазии ее строителей – не на Волге, а в 7 верстах от нее. Может быть разливы великой реки и низменность волжского берега заставили былую столицу татарского ханства уйти так далеко от Волги. Впрочем, все большие города татарской Азии, как убедились мы во время своих поездок по Туркестану, – Бухара, Самарканд, Ташкент, – выстроены в нескольких верстах от берега своих рек, по-видимому, из той же осторожности.

Е.Марков. Столица казанского царства. 1902 год

Хронограф

<< < Октябрь 2021 > >>
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
  • 1876 – В Казани открылся Учительский институт, который должен был готовить учителей для городских училищ, пришедших на смену училищам уездным. Это был третий подобный вуз после Петербургского и Московского

    Подробнее...

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

«Казанские некрополи»: расчет на личный интерес и энтузиазм защитников старины не оправдался

В 2021 году исполняется 5 лет, как среди постоянных тем журналиста Любови Агеевой появилась тема казанских некрополей. Сегодня она размышляет о том, что удалось и что не удалось сделать.

В 2016 году грустные наблюдения за Арским кладбищем и личные впечатления о беспамятстве молодого поколения обострили желание сделать что-то конкретное, что могло бы повлиять на ситуацию. Так возникла идея социальной акции «Казанские некрополи». Акция получила название по одной из рубрик нашего издания. Сначала она была задумана как чисто просветительская. Задача популяризация истории Казани через биографии конкретных исторических фигур стала одной из главных для издания на длительный период. Публикации по этой теме можно найти в двух рубриках: информационные и проблемные материалы – «Любовь к отеческим гробам», очерки о знаменитых людях – «Казанские некрополи». Если кого интересует библиография темы – в рубрике первого раздела «На редакционной кухне» есть список публикаций (Акция «Казанские некрополи»: библиография).

Сегодня на сайте 80 историко-документальных публикаций. Это очерки, написанные по вторичным, а то и третичным первоисточникам – исследованиям казанских краеведов, мемуарной литературе, книгам о знаменитых казанцах, которых издается сейчас много. Например, музей КХТИ (ныне Национальный исследовательский технологический университет) подарил редакции несколько книг серии «Лидеры научных школ КХТИ – КГТУ – КНИТУ». После выпуска в 2004 году специального номера, посвященного 200-летию Казанского университета, благодаря проректору Риязу Гатаулловичу Минзарипову, с которым мы его готовили, в моей библиотеке появилось свыше 40 книг и книжек юбилейной серии, которые имеют большую ценность. Журналист работает в основном с открытыми источниками, чаще всего – с интернетом и публикациями в СМИ, не раз приходилось убеждаться в ненадежности этих источников. В этом смысле биографии, написанные детьми, учениками, коллегами знаменитых людей, трудно переоценить. За эти годы, сопоставив данные из разных источников, удалось снять много фактических ошибок.

Мы не претендуем на роль первоисточника. «Казанские истории» – издание культурно-просветительское. Наша задача – просвещать. Но меня увлекла и собственная исследовательская работа. В пятом номере печатного альманаха «Казанские истории», который вышел в 2018 году, опубликовано несколько моих очерков.

Мониторинг публикаций разных СМИ на скорбные темы, наблюдения за состоянием Арского кладбища подсказали еще одно направление – изучение проблем, связанных с состоянием казанских кладбищ, поиск путей их решения. Главной проблемой была разобщенность усилий заинтересованных сторон. Хорошие связи среди краеведов, в органах госвласти позволили ее решить. Во всяком случае, мне так казалось. Опыт консолидации усилий на моей памяти есть – без этого Казань вряд ли бы справилась с явлением, которое получило название «Казанский феномен».

Изучая проблемы сохранения исторической памяти, очень актуальные сегодня, мы с единомышленниками пришли к выводу о том, что на основе акции «Казанские некрополи» можно создать широкое общественное движение. И в апреле 2017 года акция «Казанские некрополи» стала одним из направлений деятельности Татарстанского республиканского отделения ВООПИиК. Появились планы создать волонтерский отряд из студентов – мы начали сотрудничать с Институтом истории, востоковедения и международных отношений КФУ, с кафедрой истории и связей с общественностью КНИТУ-КАИ.

Нам повезло – наша работа совпала с обсуждением судьбы исторических захоронений в аппарате Президента РТ, и Рустам Минниханов принял конкретные меры для организации исследовательской работы на кладбищах республики. 27 января 2017 года этот вопрос обсуждался на совещании в Кремле. В июне во исполнение его поручения при Институте истории имени Ш. Марджани были созданы две рабочие группы для выявления исторических захоронений на казанских кладбищах и составления реестра исторических захоронений. Одна группа приступила к исследованию Ново-Татарского кладбища (руководитель –Айдар Ногманов, заведующий отделом историко-культурного наследия народов РТ). Вторую группу, изучающую Арское кладбище, возглавила я. Научным руководителем группы стал Сергей Саначин, но со временем он перестал интересоваться мониторингом захоронений. Для серьезного исследователя истории Казани, каковым является Сергей Павлович, это, действительно, скучное занятие.

Каждый год в январе мы рассказывали о результатах работы на сайтах «Казанских историй» и Института истории, на пресс-конференциях в информационном агентстве «Татар-информ». Кого интересует подробная информация, советую прочитать в «Казанских историях»:

«Коренным образом улучшить охрану и пропаганду памятников культуры...»

Не уподобиться бы лебедю, раку и щуке...

«КультПросвет»: путешествие на казанские некрополи

Не забыть ни одного человека

Акция «Казанские некрополи»: итоги 2019 года

Что останется после меня…

Акция «Казанские некрополи»: итоги первого этапа

Трудно определить самых, самых... Пока 12 персон

«Казанские некрополи»: новости от «тимуровцев-гайдаровцев» – итоги 2018 года

«Казанские некрополи»: приглашение в прошлое

Защитники старины начинают, весь город подхватывает – 2017 год

Тайн на Арском кладбище станет меньше

В поле зрения – Арский некрополь

Наш опыт получил известность в России. С 18 по 20 июня 2019 года в Казани проходил 18-й региональный Форум похоронной отрасли, в рамках которого работали научно-практическая конференция «Актуальные вопросы развития похоронного дела» и выставка «Некрополь – Казань 2019» (Корпоративные проблемы, которые касаются всех). Меня попросили выступить на этом форуме, поскольку проблемы сохранности старинных могил есть на всех старинных кладбищах. Мне тогда многие гости позавидовали, поскольку в Казани удалось сделать то, чего не могли сделать в других городах. Пользуясь случаем, я говорила и об отсутствии необходимой правовой базы по защите объектов культурного наследия на кладбищах.

В апреле прошлого года до меня дошел отголосок той конференции – меня пригласили выступить в Екатеринбурге, на аналогичной конференции, с докладом «Кладбища – портрет живущих». Однако конференция из-за ковида не состоялась. Недавно мне пришло приглашение на апрель нынешнего года.

К сожалению, на этот раз в моем голосе не будет того оптимизма, который был в 2019 году. Именно этим и продиктовано мое желание прокомментировать объективную информацию об итогах работы в рамках акции «Казанские некрополи» в 2020 году («Казанские некрополи»: началась верстка каталога-справочника Ново-Татарского кладбища).

Нам многое удалось сделать, и в отчетной публикации об этом сказано. Есть примеры распространения опыта заботы о некрополях, например, Качаловский театр решил последовать примеру Камаловского театра и впервые вышел весной на субботник.

Однако приходится признать, что не удалось выполнить главную задачу, которую мы перед собой ставили, – социальная акция не переросла в массовое движение. Наш расчет на личный интерес и энтузиазм защитников старины не оправдался. Не удалось привлечь к акции даже студентов Высшей школы исторических наук и всемирного культурного наследия, которые должны интересоваться сохранением наследия профессионально. Обещанные руководством института с потенциальными волонтерами так и не состоялись.

Не сработали и предложенные Президентом общественные формирования, которые могли подключить к энтузиазму административный ресурс. Он поручил создать попечительское советы на двух старинных кладбищах Казани, общественный совет по проблемам некрополей при Мэрии города – советы не появились, хотя, возможно, формально, онр созданы. Я, например, была включена в совет Арского кладбища, но ни на одно из его заседаний не приглашалась.

Руководители многих предприятий, в частности, Казанского авиационного завода, некоторые вузы, например, Казанский аграрный институт, не сочли необходимым откликнуться на наш призыв – списка захоронений от них мы не получили. Как оказалось, военный комиссариат РТ не имел списка могил участников Великой Отечественной войны с особыми заслугами. Захоронениями военных лет занимается молодежная организация «Отечество», у которой все в порядке и с учетом, и с заботой.

Поубавилась активность некоторых инициативных групп, проявлявших поначалу интерес к акции. Казанские краеведы, которые поддержали акцию «Казанские некрополи» и помогли мне в поиске информации об Арском кладбище, потом предпочли окучивать свою грядку, и составлением реестра этого некрополя пришлось заниматься людям без опыта исследовательской работы и мощного личного архива. Не захотели делиться информацией и исследователи старообрядческого участка.

Руководство Управления по организации ритуальных услуг, сняв со своих плеч составление мартиролога, что им долгое время «вешали», сочло, что дело сделано, большая «галочка» в планах поставлена – и связи между ведомством и общественниками, с таким большим трудом установленные, снова были прерваны. Уже несколько месяцев не удается согласовать даже элементарный вопрос – о единообразных названиях городских кладбищ и аллей на них. Нужна согласованная работа по составлению новой структуры Арского и Ново-Татарского кладбищ, что актуально, поскольку процесс цифровизации кладбищ затягивается на неопределенное время. Мы встречаемся с большими трудностями, называя места захоронений в персональных статьях для сайта «Некрополи» и будущих каталогов-справочников исторических захоронений.

Не принимается наше предложение создать специальный контактный адрес электронной почты, чтобы горожане могли сообщать об ошибках в записях обшей базы данных портала «Мемориал», интересоваться, почему в ней нет их родственников. Только за последний месяц я не нашла в этой базе несколько человек, похороненных после 2000 года, когда внесение данных стало обязательным.

Я понимаю, не все вопросы может решить Марат Ишкин. Например, до сих пор не получил официального названия участок для захоронения выдающихся казанцев рядом с Арским кладбищем. Скорее всего, должно быть решение на уровне города, а не управления. Есть только рабочее название – мемориальный парк. В конце прошлого года на этом участке появилось первое захоронение – Героя Советского Союза Б.К. Кузнецова.

К сожалению, принимая решение о создании участка за оградой Арского кладбища без учета традиций православных верующих, его инициаторы, как говорил в таких случаях профессор Булат Султанбеков, не додумали. Может, стоит сделать это сегодня, например, перенести ограду ближе к Сибирскому тракту, оставив отдельный вход, как сделано на мемориальном кладбище в ЦПКО имени Горького? Ну, и конечно, дать официальное название этому участку.

Руководство городского Комитета по развитию туризма, предприняв ряд мер по организации экскурсий на казанских некрополях, почему-то решили, что могут работать без какой-либо связи с рабочими группами Института истории. Хотя самый полный архив сегодня у нас. Экскурсии организовать так и не удалось, не сделан даже первый шаг – не согласована туристическая навигация. Правда, за это время число неофициальных экскурсоводов увеличилось, и на такие экскурсии, действительно, есть спрос. Хотя мы предлагали сначала привести в порядок их маршруты. И органы власти города не беспокоит, что экскурсанты видят разрушенные памятники, встречаются с горами мусора в глубине аллей (Мертвые сраму не имут. А живые? ).

Думаю, пора совместно обсудить в Мэрии вопрос об утверждении реестра объектов исторического наследия муниципального значения. У нас до сих пор нет ни одного такого памятника. Не все мои коллеги по Совету ТРО ВООПИиК придают большое значение этому правовому статусу, поскольку это не всегда гарантия сохранности памятника. Мы убеждались в этом не раз. Тем не менее, я считаю, что это есть наглядное проявление заботы государства о нашем прошлом, без чего невозможно воспитать настоящих патриотов и граждан. Трудно объяснить нашим детям, что статуса объекта исторического наследия нет у захоронения Героя Советского Союза Михаила Девятаева, легендарного авиаконструктора Владимира Петлякова, выдающихся деятелей культуры, ученых, медиков… Их так много, что не рискую этот ряд выстроить.

Для меня непонятно, почему не поддержали акцию «Казанские некрополи» коллеги-журналисты, ранее много критиковавшие ситуацию на городских кладбищах. Даже издания, которые учреждены органами госвласти, остались в стороне, ограничившись заметками о наших пресс-конференциях. Нам не удалось пробиться к горожанам с информацией о том, что создан сайт «Некрополи», чтобы призвать родственников и коллег подключиться к сбору информации и проверке фактического материала.

Среди ссылок на публикации в Фейсбуке на моей личной странице и в аккаунте «Казанских историй» публикации о казанских некрополях и очерки о знаменитых казанцах чаще всего получают минимальное число просмотров.

Я, конечно, знала, что по нашей ментальности мы очень отличаемся от жителей других европейских стран, где кладбища являются местом отдыха. Была на таких кладбищах в Варшаве и Хельсинки. Но не думала, что этот фактор будет проявляться так явственно. Люди сторонятся публикаций на эти темы.

Что более всего поражает, так это рассогласованность действий Комитета РТ по охране объектов культурного наследия и руководства ТРО ВООПИиК. Вопрос даже не в том, что председатель Комитета Иван Гущин за это время не видел необходимости встретиться с руководителями рабочих групп Института истории, не приглашал нас на итоговые коллегии ведомства. Как мне стало известно, он не включил заместителя председателя ТРО Фариду Забирову в число выступавших на январской коллегии, явно опасаясь, что она будет критиковать работу ведомства. Признаюсь, давно не встречалась с таким фактом…

Допускаю, что есть личные симпатии и антипатии, но деловые отношения никоим образом не должны влиять на ДЕЛО, которое будет успешным только в том случае, если мы будем делать его вместе.

  Издательский дом Маковского